"
tell me the story bro

    Сем Винчестер: Боги, вы чего это глаза позакатывали?)
    Локи: А это у нас такое семейное приветствие — видеть друг друга за эту тыщу-с-небольшим лет уже не можем хд

    Стив: Сажусь писать пост. через час проверил всю почту, посмотрел все обновления на ютьюбе, прочитал все посты, настроил музыку, придумал лекарство от рака, слетал на луну, но ни единого слова в пост /рукалицо/

    Сигюн: Ох уж мне это ваше земное чувство юмора...
    Локи: Вообще-то мое чувство юмора имеет просто неземное происхождение... и отлично пробивает дно

    Зеркало: Хочу пейринг БРОК рамлоу и эдди БРОКА
    спасибо, я всё

    Локи: /погрозил пальчиком/
    Питер: остаточная реакция ахахах
    Локи: эрекция
    Питер: НУ ПАП ТЫ СМУЩАЕШЬ МЕНЯ ПЕРЕД ДРУЗЬЯМИ
    Локи: Погоди, я еще свои любимые анекдоты про Штирлица не начал рассказывать...

    Стив: Мои коллеги вчера открыли себе мир фанфиков.
    Локи: Даже не знаю, что хуже — открыть этот мир в сознательном возрасте или когда тебе двенадцать...

    Стив: Сокол пошел гулять. Сокол притащил этажерку для обуви. Сидит собирает. Глядишь, завтра притащит шкаф, квартиру, новую вселенную без Таноса

    Джеймс: Решил вести ежедневник, дабы систематизировать свои временные траты, четко структурировать дела по принципу "от важного к не самому важному" и вообще быть, как серьезный человек.
    Вместо заполнения первых же страниц ежедневника я сел смотреть, как мужик пытается танцевать стрип.

    Занзас: Нормально ли писать Мукуро пост под "Я тебе не верю" Аллегровой и Лепса гугл поиск

    Стив: Вернулся с работы, чтобы вставить. свои пять копеек. но лучше просто вставить. можно без копеек
    Локи: Правильно, чего на мелочь-то размениваться?
    Лэнс: Я чувствую себя комфортно в этой атмосфере: бондаж, вставить копейки, гнитальность. - всё как надо :" D

    Ичиго: Хочу убивать.
    Или обнимать.
    Дайте мне жертву для убийства или обнимашек.

    Кёя Хибари: Шел третий час ночи и седьмая серия Волейбола подряд...

    Кит: Обожаю этот режим "сделай во прям щас". Прям чувствую,что не зря родился блять

"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Вот и подходит к концу январь, самое время проверить, начали ли исполняться загаданные желания, и не осталось ли у вас долгов с прошлого года. На улице зима, но у нас в Зазеркалье тепло – нальём горячий чай каждому желающему, так что спешите заглянуть на огонек.
В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting
Вверх страницы

Вниз страницы

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Rock me, Amadeus [khr]


Rock me, Amadeus [khr]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Rock me, Amadeus</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Hibari Kyouya, Rokudo Mukuro </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

27 февраля 2011 // Палермо
Я никогда не понимал трех вещей: стремления толпиться, алкоголя и всеобщей суеты вокруг порнографии. Тецу говорит, что это весело, однако, пить я не могу, толпы, худо-бедно, научился выносить - осталось познакомиться лишь с последней частью меню. Это казалось очень простой задачей, найти себе девушку. Кто бы мог подумать, что он вмешается и здесь?

Отредактировано Hibari Kyouya (25 ноября, 2018г. 15:21:41)

+3

2

Когда тебе восемнадцать, кажется, что весь мир лежит у твоих ног. Не знаю, насколько правдиво это утверждение, но лично я всегда чувствовал себя всемогущим и не списывал это на юношеское бахвальство. Тецу всегда с улыбкой говорит, что мне действительно всё по плечу, но в его словах слишком много тепла, чтобы воспринимать это всерьез.
Задачка вот в чём: порнография. Знаете тот анекдот про «секс это скучно, я читала»? Секс, любовь, совокупление, трах – как не назови, эта вещь занимает в человеческой жизни очень важное место. Иногда кажется, что слишком важное, судя по тому, как травоядные носятся вокруг неё. Я смотрел, а не читал, но, к примеру, тоже не могу понять, что интересного в однообразных, неловких движениях. Раздеться и пыхтеть? Да, наверное могу. А смысл?
Я честно думал так до последнего времени, но, начиная с этой осени, мои ночи становятся всё более неловкими. Я никогда не думал, что это будет так: просыпаться с горящим лицом и мокрыми трусами просто потому что приснилась голая девчонка и это, чёрт побери, заводит. У них небольшие, но аккуратные груди, чистая кожа, светлые, завивающиеся волосы, каштановая прядь лежит на щеке, одежда всегда вызывающая ровно настолько, чтобы было о чём погадать – и не стало скучно её снимать, маленькие и нежные руки. Они всегда красивы, а главное – они молчат. Я почти смирился с их присутствием по ночам, однако, перестирывать белье каждый день только потому что тебе снятся девушки, неудобно.
Неудобно, неловко, надоедает. Смирение помогает не всегда, особенно когда твой враг – гормональная перестройка организма. Ну не смешно ли, что такая простая потребность, как потыкать в кого-то хреном, забирает столько времени? Будь моя воля – я вообще бы с ней не связывался.
Но член конечно же решил по-другому. В борьбе тяги к ебле со здравым смыслом первая победила с разгромным счётом аккурат к унылому зимнему сейчас.
Я уже говорил, что Италия напоминает мне Японию? Здесь такое же отвратительно унылое межсезонье. Только если у нас в эту пору постепенно начинают готовиться к цветению сакуры, в Италии сыро и ветрено. Ну или это мне так не повезло. Погода на улице такая собачья, что хочется запереться дома, а не тащиться сдавать семестровые зачёты. Ещё и на итальянском. Чёрт… Признаваться кому-то, что ты готов на что угодно, лишь бы не садиться за учебник – стыдно, но, кажется, я нашел отличный компромисс со своей совестью.
Компромисс называется: «А не сходить ли тебе, Хибари Кёя, в клуб?» и если вы скажете, что я сумасшедший, то я полностью с вами согласен – именно такой я и есть. Ночной клуб это скопление людей, громкая музыка и алкоголь – то есть, всё то, что я не переношу. Но после итальянского, поверьте, чертогами богов покажется и это!
Пронзительный вой сольной партии бьёт по ушам. Я уже говорил, как ненавижу, когда колонки выкручивают на максимум? Так вот, готов повторить: убил бы. К сожалению, жестокое убийство с разрезанием на мелкие куски не входит в сегодняшний план, а то я позабавился бы с местным ди-джеем. Приходится терпеть и стараться не зажимать уши. Я, вроде как, должен выглядеть дружелюбным. Итальянские девушки – размалёванные, полупьяные и на одно лицо. Одна из них смотрит с интересом. Заказываю ей коктейль на тонкой ножке, угощаю.
- А как же ты? – спрашивает она.
- Я не пью.
В тот момент она, кажется, даже удивлённо подняла брови. Пару бокалов и лёгкий, ненавязчивый разговор, это становится не важно. Мы обсуждаем погоду и последнее выступление какой-то группы. Не знаю, что это, но достаточно просто поддакивать с многозначительным видом. Это прокатывает. Главное – сделать вид, что тебе очень интересны её увлечения. Нет никакой разницы, о чём она говорит, потому что у неё пышная грудь (чуть больше, чем во сне), блестящие, пусть и размалёванные глаза, пухлые губы, ямочки на щеках, милая улыбка и приятный смех. Когда мы заканчиваем обсуждать последний альбом, моя рука уже лежит на её колене. Я наклоняюсь вперед.
- Вы очень красивая, сеньорита.
Скажем честно – подсмотрел из фильма. Хриплый голос (за басами вполне сойдет за негромкий), проникновенный взгляд – и она вся ваша. Простой рецепт мужской неотразимости, а?

Отредактировано Hibari Kyouya (25 ноября, 2018г. 16:41:27)

+3

3

Сначала я думал, мне померещилось. Нет, правда, ну каковы шансы? Каковы шансы, что одной прекрасной ночью, возвращаясь из деловой поездки и лениво провожая взглядом проплывающие мимо неоновые вывески клубов, ресторанов и круглосуточных тату-салонов, ты выхватишь в толпе у входа знакомую фигуру, уловишь знакомый жест, знакомый поворот головы - и узнаешь того самого человека? Которого, как ты был уверен, под дулом пистолета и угрозами страшных пыток в такие места не загнать. Но вот он тут, а парней с пистолетами что-то не видно.
Такого, конечно, быть не могло. Я скорее поверил бы, что меня все-таки сморил сон, что я видел двойника или иллюзию - вот оно, подходящее объяснение! - что я, в конце концов, слегка помешался кое на ком, и пора бы уже со всем этим к психотерапевту, узнать, как можно избавиться от этой одержимости. Может, начать рисовать? Или лепить горшки? Распечатать фото и метать в него дротики? Убить кого-нибудь похожего? Подстеречь его самого - и нарваться на драку? Последнее, между прочим, отличный вариант. Но не три же раза в неделю! Кея, конечно, в таких вещах сообразительностью не отличается, но тут даже он начнет что-то подозревать.
"Ничего, - успокоил я себя. - Ничего страшного. Этого не может быть, ты просто устал, просто не выспался, просто сейчас оставишь этот район позади вместе с его дурацкими галлюцинациями, и больше не будешь про это думать...."
И надо же было такому случиться, что именно в этот момент машина намертво встала в пробке. Какие вообще пробки ночью? Откуда? Кто-то труп на дорогу выбросил?! Судьба будто издевалась надо мной. Кто-то сверху, кто-то "над", кто-то с неплохим чувством юмора твердо решил довести меня до ручки и нашел способ. Нет, я не верю в бога. Просто всякий сонный бред лезет в голову. Да ну нахрен.
Я застонал и откинулся на спинку сиденья, прикрыв глаза, а когда снова их открыл, наткнулся на внимательный взгляд таксиста в зеркале заднего вида. Уже не впервые, между прочим. Мне уже доводилось такое видеть. Здесь, в Италии, если тебе нет двадцати, любой мужик за тридцатник смотрит на тебя так, будто лично тебя родил. Бесит. Бесит так, что с некоторых пор я научился читать у них в душе. Это не трудно и никаких мистических талантов не требует. Этот вот, например, гадал, куда смотрят мои родители, почему они позволяют ребеночку так одеваться и таскаться в такое позднее время по городу. Ничего он не спрашивал - просто смотрел. Но и этого хватило. Две минуты игры в гляделки - и я не выдержал:
- Vaffanculo!
Дополнив смачное ругательство интернациональным жестом свободолюбивой юности, швырнул на соседнее с водительским кресло купюру.
- Считай, приехали.
Осуждающий взгляд, которым таксист окинул мою руку с выставленным вперед средним пальцем, не изменился и не дрогнул, когда он молча прятал деньги. Выбираясь из машины, я краем глаза видел, как он хмурится, глядя мне вслед. Стало не по себе. Дурацкое ощущение.
Как-то похоже заставлял себя чувствовать Ланчия, мой старший приемный брат. Не знаю, как объяснить. Представьте: вы слишком долго отвечали за себя сами, давным-давно привыкли считать себя взрослым, самостоятельным, сильным. Да, вам всего семнадцать, но у вас уже свои дела, свой дом, семья и даже вроде как ребенок, за которого вы несете ответственность, а потом появляется какой-то условно "взрослый" и смотрит на вас добрым покровительственным взглядом или добрым осуждающим, нужное подчеркнуть. И вот вы уже не взрослая самодостаточная личность, а щенок, который нассал хозяину в любимые тапки. Важные какие-то тапки, тапки жизни и смерти. И вот весь мир стонет от вашей подлости, а он - этот самый взрослый - смотрит с жалостью и мировой скорбью во взгляде. И щенок, которого ты так долго держал в анабиозе, в самом темном, самом дальнем углу своего внутреннего подвала, уже поднимает голову и заискивающе бьет хвостом. Говно какое-то, одним словом. И мне правда нужно выпить.
Стоит ли говорить, что прямо к тому самому клубу я и повернул? Нет, я никогда не был завсегдатаем таких заведений, как-то не успел пристраститься: то тюрьма, то переезды, но когда-то же нужно начинать? Тем более, мне все равно нужно было отвлечься, а грохот музыки и крепкие алкогольные напитки знатно отвлекают. Я слышал. То, что в клубе мог оказаться Хибари, было не так уж важно. Если бы его там не было, я бы все равно не ушел...
Но он там был. Любому другому найти его в такой толпе было бы не так уж просто, но когда ты первый мастер иллюзий в мире, для тебя ничего не стоит проложить дорожку к одному конкретному человеку, которого ты так хорошо знаешь. Пусть и всего с одной стороны. Хибари, что примечательно, нашелся у стойки. Что еще более примечательно - с женщиной. Что он собрался с ней делать? В карты играть?
При ближайшем рассмотрении оказалось, что нет. Если только она не прятала колоду у себя под юбкой, куда так целеустремленно пробиралась рука моего старого знакомого. Да ладно, серьезно? Наш малыш подрос?
Можно было бы помедлить и понаблюдать со стороны, это обещало быть интересным, но похоже, мне в голову ударил алкоголь, который я только еще намеревался в себя влить. Ничем другим объяснить свое поведение я не смог бы - ни тогда, ни потом, когда все волнения того упоительного вечера были далеко позади.
- Кея, amore mio, неужели, это ты! Наконец-то решился?
Нужно много храбрости, если не сказать, безрассудства, чтобы влезать между Хибари Кеей и его намеченной добычей. Мне хватало и того и другого. И одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что игра стоит свеч. Обожаю его бесить. Простительная слабость при моих многочисленных достоинствах, не так ли?
- Я так долго ждал этого дня и чуть было все не пропустил. Правда, ужасно?
Трогательно обхватив обоих за плечи, я воткнулся у стойки строго между этими двоими, и ласково попросил бармена повторить даме и наплескать мне что-нибудь на свой вкус. Тот, окинув меня внимательным взглядом придвинул опустил на стойку бокал с мартини. Отлично, мне подошло.
- Итак, на чем мы остановились?

+2

4

Знаете, что значит «ебать»? Это означает, что что-то пошло не по плану, и вот сейчас в моей жизни наступило самое большое и прочное «ебать». Как иначе назвать Рокудо Мукуро, который оказался в клубе, который я выбрал на этот вечер, чтобы потрахаться, я не знаю. Понятия не имею, каким образом и зачем он меня нашел, но ничего хорошего можно не ждать. Об этом говорит его взгляд. Он смеется, вклинивается между нами, несет какую-то чушь. В любой другой ситуации я бы разбил ему голову, но… в центре Палермо это, наверное, плохая затея?
- Какие люди.
Лицо тянет от улыбки. Тецу говорит мне, что в такие моменты я выгляжу, как клоун из «Оно». От девчонки приходится отвернуться, чтобы она не видела выражения лица.
Рокудо, блядь, Мукуро, что ты здесь забыл и главное – как от тебя избавиться? Иногда мне кажется, что ты из ада восстанешь только для того, чтобы мне докучать. Будь моя воля – я бы давно убил этого человек, однако, к сожалению, он нужен Саваде. Желания Савады теперь необходимо учитывать. Часть моей работы, вот это всё – ведь это я согласился быть у него в команде.
Он несёт какую-то пошлую херню. Это раздражает. У меня что, всё написано на лице? Какого чёрта он вообще суёт нос в мою постель? Сам Мукуро полжизни провёл в бегах, ещё треть – в тюрьме и от него ничего хорошего можно не ждать. То есть – совсем. Мне кажется, что он срывает чужие планы нарочно, чтобы поглумиться; и из зависти – ничего своего у него нет. Даже имя – так, не имя, а дурацкое прозвище.
Приобнимаю его за плечи. Ты, Рокудо Мукуро, ублюдок и конечно думаешь, что подловил меня, но я уже далеко не такой наивный идиот, как в шестнадцать. Это я, конечно, сказал для красного словца. Дураком я не был и два года назад, а уж сейчас – тем более. Достаточно просто обнять, пройтись одной рукой по спине, другой – по колену, скользнуть в карман, сжимая пальцы на колене сильнее…
…Вот оно. Айди-карта. Наклоняюсь ещё ближе, чтобы перекрыть ему обзор, давлю ладонью на ногу, второй рукой – подношу к глазам, смотрю.
- Бармен, - хотел бы я сейчас видеть его глаза! – Ему ещё нет восемнадцати.
Попробуй оспорь, Мукуро! На ногу давлю ещё сильнее, потом останутся синяки. Попробуй соврать. Даже если ты применишь иллюзию – попробуй сосредоточиться и даже если у тебя выйдет – ты просто не знаешь, что у меня есть, чем ответить.

Отредактировано Hibari Kyouya (1 декабря, 2018г. 21:03:55)

+2

5

- О, Кея.
Сказать, что я немного обалдел от такого напора, значило бы ничего не сказать. Признаюсь, на долю секунды я лишился дара речи: и вот это, чтобы вы знали, уже серьезно. У меня была уважительная причина: Хибари Кея, недвусмысленно лапающий тебя именно в той манере, которую ты за ним подозревал - до тянущей боли, до кровоподтеков на коже - это что-то с чем-то. Именно так я ему и сказал - пришлось наклониться к самому уху, чтобы расслышал сквозь грохот музыки. Растерянная девчонка на соседнем стуле таращилась на нас во все глаза, я не удержался и заговорщицки ей подмигнул. Бедняжка, конечно, не виновата, что случайно угодила в жернова нашей страсти, но как же велик был соблазн!
"Не вешай нос, дорогая, шоу только начинается", усмехнулся я, сильнее развеселившись от ее непонимания, хотя, если честно, сам не отказался бы от программки. Кея что-то задумал, - это стало ясно в тот самый момент, когда он, вместо того чтобы съездить по зубам, гостеприимно принял меня в объятия - но что именно, оставалось только гадать.
К счастью, он вскрылся тут же. Я понял, что недооценил его - это было немного обидно, но еще будило азарт. Кое-кто тут времени даром не терял.
- А ты вырос, - прошептал я, почти касаясь губами его щеки, и ему не обязательно было видеть выражение моего лица, чтобы понять: вызов принят.
Хватка на колене стала сильнее. Я расценил это как сигнал к действию, ойкнул и отстранился, на ходу подгоняя мимику под свои нужды.

- Вот значит как!
Губы вздрагивают. Взгляд, обращенный к бармену, наполняется отчаянием, но я даю ему время рассмотреть проклятую карточку, прежде чем выхватить дрожащими пальцами из рук Кеи. Роли чувствительных и ранимых юношей всегда удавались мне лучше прочих.
- Когда мы вместе ходили по клубам, тебя это не волновало, - драматично всплескиваю руками, призывая в свидетели присутствующих. - А теперь бросаешь? После всего, что я для тебя  сделал?
Публика реагирует слабо - пока что. Оно и понятно, такие сцены, небось, разыгрываются тут по три раза за вечер. Но я знаю, что успею их разогреть.
- А я ведь из петли его вытащил! - с вызовом вздергиваю подбородок и смотрю на него - нет, не с издевкой, с праведным гневом. - Он же чуть с собой не покончил. Кто тогда с тобой нянчился? Скажи, кто? Кто объяснял тебе, что ВИЧ не приговор? Что люди годами живут... Что находятся понимающие партнеры, что главное - любовь...
К середине речи я так расхожусь, что сам почти готов поверить в свою историю. Живое воображение рисует Кею, одиноко стоящего на стуле перед свисающей с потолка петлей, угрюмое, решительное лицо, безжизненный взгляд. И меня, который кидается к нему, обнимает ноги, со слезами на глазах умоляет его жить. Живи, живи, только живи...
- Живи, сказал я ему! Верь! Выйди на улицу, поговори с людьми. Развейся!
В рядах невольных слушателей - благо данными меня природа не обделила - намечается оживление. Это тебе не просто истерика влюбленного придурка, тут пахнет скандалом. И даже охранники, прокладывающие к нам путь сквозь толпу, не заставляют зевак разойтись. Я чувствую... да, прилив вдохновения!
- И что же я... - голос срывается в сухой, хриплый кашель.
Я с достоинством шмыгаю носом и шарю глазами по стойке.
- М-мм... Можно мне воды? - спрашиваю робко.
Бармен, который мгновение назад казался скорее усталым, чем сочувствующим, судорожно кивает и пододвигает мне стакан минералки. Я пью, тщательно скрывая торжество: этот тоже мой. Отставляю, перевожу дыхание.
- И что я вижу? - заканчиваю уже тише, поникший и раздавленный. - Как только находится девушка без предрассудков... Относится с пониманием к... к его ситуации... готовая посочувствовать... меня уже выкидывают, как ненужную вещь? Он говорил, что будет мне... братом...
Запинаюсь неловко, отвожу глаза и прячу в нагрудный карман чертову айди - я же несовершеннолетний, помнишь? - гордо вскидываю голову.
- Посмотри на него, моя дорогая. И запомни его. Он и с тобой так же поступит.

Отредактировано Rokudo Mukuro (14 декабря, 2018г. 17:09:55)

+2

6

Знаете, я всю жизнь думал, что ненавижу Рокудо Мукуро - но вот теперь я его ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ненавижу. Чем больше он говорит, тем сильнее в груди колотится что-то горячее, живое, и я чувствую, как начинает гореть лицо.
Рокудо Мукуро, твою мать, почему тебе надо быть таким ублюдком? Почему ты портишь даже то, что тебя не касается?!
Не нужно быть пророком, чтобы сказать: вечер испорчен. Во взгляде девушки, которую я собирался трахнуть сегодня ночью, страх, и я не могу её винить, потому что скандалист - не лучший партнёр. Никто не захочет запачкаться.
Честно говоря, мы порядком влипли с россказнями Мукуро. Если он ещё не понял - комиссия по делам несовершеннолетних весьма активна в Италии. Дай только время и кто-нибудь из посетителей клуба вызовет полицию. Я уже представляю, как будет устало вздыхать Иемицу. Хочется закрыть глаза: всю жизнь мечтал опозориться, попросив чужой помощи. Нет, справиться с этим придётся самостоятельно. Савада-сан предупреждал нас, что главная сила сицилийских семей - анонимность. Если нас приведут в полицию, это преимущество мы потеряем. Твою же мать, Мукуро! Иногда я не понимаю, безмозглый он или нет.
...Похоже, всё-таки безмозглый.
Итак, Мукуро закончил говорить. Дано: взволнованная толпа, пробирающаяся к нам охрана, настороженно зыркающий бармен, отодвинувшаяся девушка - ладно, черти с ней, в другой раз пересплю. За гулким грохотом басов чужих голосов почти не слышно, но виски всё равно гудят: это ещё не головная боль, но близко к ней. Смотрю как можно равнодушнее. Если показать ярость, публика поймет, что что-то не так. То, что нёс Мукуро, выглядит, как откровенный бред - мне следует убедить их в этом.
- Прошу прощения, - спокойно кладу руку ему на локоть. - Это мой младший брат и у него шизофрения.
Громко. Спокойно. Уверенно. На парочке лиц - тех, кто поближе к нам, проступает понимание. История и в самом деле слишком уж невероятная: тут и ВИЧ, и попытка суицида, и секс с малолетками, и однополые отношения - не слишком ли для одного пацана? Реальность, конечно, оказывается куда красочнее любых ожиданий, но тут Мукуро переборщил.
Охрана подходит ближе и в их однообразных лицах нет ни капли дружелюбия.
- Мне необходимо поговорить с администратором.
Руку охранника со своего плеча приходится убрать. Горячий, яростный ком в груди становится тяжелее. Стараюсь дышать через рот. Если долго убеждать себя в том, что ты спокоен - кое-что да получится.
Администратор встречает нас в небольшой комнатке наверху - милая, улыбчивая девочка, хотя сейчас её тонкие губы сурово поджаты, а в глазах горит злоба. Я смотрю в карие глаза под этим высоким, чистым лбом и не могу отделаться от ощущения, что если бы не было публики - трахнул бы её прямо тут, на рабочем столе. Однако, к сожалению, мы тут по другому делу.
- Я приношу извинения за своего младшего брата. Он болен. Любит привлекать к себе внимание, преследует меня, рассказывает всякие небылицы. Мать не доносила его... а это второй брак, сами понимаете.
Главное тут - звучать рассудочно и спокойно и смотреть тяжело. Тяжелее, чем обычно. Я ненавижу Мукуро, я покажу ему сразу же, как только мы выйдем за ворота, но сейчас единственное, что я могу - это вдоволь поизгаляться над ним устно.
Девушка-администратор встречает мой взгляд, но из её глаз мало-помалу отступает решимость. Вот так. Поддайся мне.
- Шизофрения, - звучит веско. На её лице всё ещё сомнение. Мукуро толкается рядом, пытается что-то говорить. Резко обрываю его:
- Замолчи.
- Вы понимаете, что я должна доложить полиции? - говорит она настороженно.
Хочется наклониться вперед, вжать её в стол, провести ладонью по худому бедру. Однако, от программы приходится оставить только первую часть.
- Я не понимаю, каким образом несовершеннолетний попал в ночной клуб, - теперь приходится шептать, но это слышим только она и я. Такая близость между нами - лучше, чем ничего, однако от неё ярость становится лишь гуще. Кажется, она чувствует что-то такое же, поэтому остраняется и смотрит уже с тревогой. Мне не нужно больше ничего говорить, она всё поняла: если она донесёт в полицию, я заявлю на клуб за то, что они впустили внутрь ребёнка. Они влетят на штраф. Милашку, возможно, лишат премии, а то и вовсе уволят.
- Вам нужно уйти. Сейчас же, - она нервно оправляет юбку и встаёт из-за стола. Голос стал твёрже, теперь он звенит, а не дрожит, и я волей-неволей пытаюсь задавить улыбку. Вот так - уверенная, едва заметно покрасневшая, она хороша. Ещё лучше бы она смотрелась без рубашки... Впрочем нет, об этом думать нельзя, злость от этого становится всё сильнее и сильнее и я, честно говоря, не уверен, что именно сделаю с Мукуро: кажется, сегодня он перешел черту, которую не позволено переходить никому.
Когда за нами закрывается дверь чёрного хода, я просто сжимаю руку у него на локте ещё крепче, надеясь сломать.
- Не приходите сюда больше, - несётся мне вслед.
- Не приду, - обещаю я и свободной рукой достаю сигарету. В левом кармане зажигалка. Щелкает колёсико, яркий язычок пламени перекидывается на кончик сигареты - и становится легче. Совсем немного. На чуть-чуть. Самую малость. Пожалуй, я всё-таки его убью. Дым растекается по глотке и делает ситуацию ещё горячее.
В его сторону я не смотрю. И так понятно, чем всё закончится: посмотрю - не сдержусь, проломлю череп. Вряд ли это то, с чего нужно начинать такой хороший вечер.

Отредактировано Hibari Kyouya (15 декабря, 2018г. 04:02:00)

+2

7

Что меня умиляет в этом парне - он все воспринимает всерьез, дай только повод. Из крошечной искры раздувает даже не костер - настоящий пожар, а потом пылает праведным гневом, обвиняя во всем тебя. Я не против, меня скорее беспокоит, когда он демонстрирует чудеса выдержки и равнодушие, но иногда даже мне становится не по себе.
Вот сейчас зачем было устраивать это шоу? Я мог бы вытащить нас оттуда в считанные минуты: запудрить мозги кому надо, организовать такой отвлекающий маневр, чтобы о нас потом никто и не вспомнил. Да документы, в конце концов, подменить иллюзией, чтобы бармен, у которого под носом этой картой помахивали, сам согласился, что показалось. Люди доверяют глазам больше, чем памяти. Я потому и не ношу с собой поддельных карточек - хватает одной, в которой выдуманное имя, но настоящий возраст: мои способности позволяют и пару лет накинуть и внешность изменить. В худшем случае нам грозил бы штраф за нарушение общественного спокойствия. Но нет, Хибари Кея из тех, кто любит преодолевать. Рисом его не корми, дай побыть взрослым и самостоятельным, дай лишний раз убедиться, что ни от кого не зависит. Есть в этом что-то очень-очень детское, и когда-нибудь я ему об этом расскажу... но не сейчас.
Потому что сейчас я отступаю в сторону и позволяю разыграть его скромный маленький спектакль, честно изображаю пай-мальчика, который "больше не будет". Не улыбаюсь. Не хихикаю. Просто стою рядом - благо и отойти некуда, Кея крепко держит за локоть - и время от времени исподтишка засматриваюсь на суровый профиль своего "братца". А это почти даже и не игра, мне нравится за ним наблюдать.
Администратор, к которому Хибари напросился на аудиенцию, не верит нам. Она, кажется, слегка испугана - нет, сильно испугана, и я могу ее понять. Она слышала обе истории - Кеи и мою, и обе звучат неправдоподобно за исключением пунктов с ВИЧ и шизофренией. Именно на такую реакцию я рассчитывал, когда толкал свою речь - можно не поверить, что человек вор или убийца, но если слышишь, что он болен, предпочтешь не связываться - и даже моему альфа-другу, который в данный момент пожирает голодным взглядом администратора, слабо это изменить. Пожалуй, он даже подливает масла в огонь своим натиском, теперь она уверена, что мы - парочка малолеток-шизофреников, нахватавшая друг от друга целый букет болезней. Сам виноват. Мог бы сказать, что его преследует бывший, нормальный, психически здоровый и очень расстроенный расставанием. Но что вы, он же не такой!
Правда в этом есть свой плюс - двое чокнутых для бедной женщины уже слишком. Двое чокнутых в ее клубе, одному из которых еще нет восемнадцати, а второму только-только исполнилось. Один едва затих после недавней истерики, второй, наоборот, перевозбудился, и вот-вот завалит прямо тут, не стесняясь свидетелей и разницы в возрасте. Она поднимается на ноги уверенно, но жест, которым расправляет складки на юбке, нервный. А Кея так на нее смотрит, что я прячу смешок в ладони и закашливаюсь. Как-нибудь объясню ему разницу между страхом и возбуждением - или все-таки не стоит? Так куда веселее.
- Нам очень жаль, - заверяю, оглядываясь, пока Кея волочет меня к дверям.
Воздух улицы, вовсе даже и не свежий, вливается в легкие божественным эликсиром. Я и не знал, что внутри так душно, пока не вырвался оттуда. Кея закуривает, но даже дым его сигареты не портит предвкушение. Я чувствую его как себя, мне даже смотреть не нужно, чтобы ощутить его ярость - но я, конечно, смотрю. Он весь напряжен и сдерживается из последних сил, он будто паровой котел, который вот-вот рванет. Пожалуй, я давно не видел его таким злым. А я только злым его всегда и вижу.
- Отличная была история, - признаю легко, мне действительно понравилось. - Но полегче на оборотах, братец. Обвинение в попытке изнасилования от администратора точно было бы лишним.
Треплюсь не просто так. Как и у дуэли, у этой драки есть свои правила: оскорбленная сторона у нас Хибари, значит за ним и первый удар.
Лицо неожиданно обдает свежим ветром. На разгоряченную кожу одна за другой падают крупные, прохладные капли - сначала редко, а потом все чаще и чаще.
- Дождь, - улыбаюсь Кее.
Если повезет, он еще успеет сделать пару затяжек.

Отредактировано Rokudo Mukuro (15 декабря, 2018г. 10:14:19)

+2

8

В жизни случается много разного дерьма. У моего - красный глаз, лукавая ухмылка, вечно неприятное выражение на округлой морде и странный смех. С тех пор как этот урод появился в моей жизни, всё пошло наперекосяк. Я ненавижу его: впрочем об этом я, кажется, уже говорил.
Рокудо Мукуро. Ходячая катастрофа. Повелитель кошмаров.
Ещё и дождь начался. Как не вовремя.
Приходится прикрыть сигарету рукой, чтобы капли не потушили пламя. Тяжесть в груди всё ещё ворочается противным комом, а я даже не знаю - злиться или нет. Полгода назад я сказал бы: «Злиться», - теперь я уже не так в этом уверен. Если подумать хорошенько, все наши встречи разворачиваются по одной схеме - он провоцирует, я ведусь, мы деремся и, вне зависимости от исхода, он обычно уходит довольный, а я на ходу меняю планы. Это означает, что я под него подстраиваюсь. Он всегда получает то, что хочет, а я, получается, всё это время проигрывал.
От этой мысли проломить ему череп хочется ещё сильнее. Но я, кажется, обещал себе быть умным мальчиком? Если Мукуро хочет что-то от меня получить - я ему это не дам, даже если это будет драка. На самом деле, я уже не уверен, что хочу этой дракой доказать. То, что я сильнее? Да, возможно, но дело не в этом, дело в том, что сама его суть, всё то, что он из себя представляет, меня бесит. Я хочу уничтожить его, выдавить из него жизнь по капле, наблюдать, как обмякает тело и теряют осмысленность глаза. Я хочу сбросить это тело в реку, курить над мостом, думать о том, как вороны будут клевать свежую плоть. Я хочу, чтобы его не было. Я хочу, чтобы он раз и навсегда понял, что такое - стоять на моём пути. Я хочу, чтобы он склонил голову, признал, чего стоит на самом деле, чтобы он не мешал, не напоминал, исчез...
Я хочу, чтобы от злости перестала кружиться голова. Я...
...а, впрочем, к чертям.
- Надеюсь, в этом цирке был какой-то смысл, - мой голос должен звучать спокойно, но я не уверен, насколько это получается. Отворачиваюсь. Делаю ещё пару затяжек. Тушу сигарету и бросаю её в урну. Иду прочь. Холодные, крупные капли дождя - первые на этой неделе - бьют по лицу. Ночной город, прежде укрытый мерцающими огнями, за дождевым покровом выглядит совсем непривлекательно; и пары шагов пройти не успеваю, как куртка начинает блестеть от воды. Проще всего было поймать такси, но я хочу пройтись, потому что после всего случившегося мне явно надо освежить голову.
Я не знаю, как ещё это назвать. Перед глазами стоит шея той девчонки, в ушах - этот блядский голос. С удовольствием сломал бы кому-нибудь парочку костей, но мне кажется, этого будет мало. Сейчас всего будет мало и это, судя по всему, то, что сенсей называл: «Ты совсем себя не контролируешь».

+2

9

Он уходит, оставляя меня мокнуть под дождем и смотреть ему в спину, а в голове все еще звучит голос. "Надеюсь, в этом был смысл". Как он тонко уловил суть, просто мысли мои прочитал. Я тоже на это надеюсь. Потому что сейчас ощущение такое... не знаю, как описать. Как будто меня обманули? Нет, это слишком мелко. Как будто отняли то, на что я имею право? Уже ближе. Как будто я убил какого-то несчастного, только чтобы получить пакет с желанным подарком, открыл - а коробка пустая. И вот я стою, как дурак, ночью, под дождем, и гадаю, станет ли это обычным делом. Теперь все мои подарки будут такими вот пустыми коробками?
И другой важный вопрос: почему это так меня задевает? Рефлексия - это не мое, я не люблю думать о своих чувствах. Еще с детства так повелось, но тогда и думать было некогда и не о чем. Тому, кто ненавидит всех без разбора, не нужно много времени на самоанализ. То ли дело теперь. Теперь все не то чтобы круто изменилось, но все-таки стало немного иначе, мои отношения с людьми перестали быть черно-белыми - прибрели оттенки что ли, и уже не получается чтобы всех под одну гребенку, как раньше. Иногда кажется, было бы даже неплохо остановиться и задуматься, отделить - как там в Библии? - зерна от плевел.
Вот например, этот Хибари. Что я к нему прицепился? Ну да, он забавно реагирует. Да, весело ведется на провокации. И в отличие от большинства ему реально есть, что мне противопоставить. С ним интересно, это правда. Но то, что я выкинул, бесцеремонно влез в его личное пространство в его личное время, разве это не слишком?
Нет, со знакомым смешком отзывается внутренний голос. "Слишком" - это после такой выходки тащиться за ним следом под дождем, как будто тебе есть, что ему сказать. Черт, Мукуро. Когда ты настолько перестал это контролировать? Возьми себя в руки, давай, прямо сейчас. Измени все. Да, ваши стычки тебе нравились, они были веселыми, но пора уже и повзрослеть. Он смог - и в этот раз вместо драки послал тебя подальше. Теперь твой ход.
Да, соглашаюсь я, так будет правильно. Да.
Вода с мокрых волос льется ручьями, приходится то и дело откидывать их с лица, чтобы хоть что-то видеть за этой пеленой. Поймать такси - и домой, давно пора. Те двое, парочка - два подарочка, скоро начнут звонить, и Хром, конечно, уже волнуется, хоть ничего и не скажет. Все еще непривычно, когда кого-то заботит, где ты шляешься, пока был в Вендикаре такой проблемы не существовало. Смешно.
Я бросаю на удаляющуюся спину последний взгляд: всего хорошего Хибари Кея, не обещай скучать, и одновременно вскидываю руку, чтобы остановить машину.
- Эй ты! Подожди, - слышу чей-то оклик, и с удивлением узнаю свой голос. Все еще недоумеваю, но ускоряю шаги, и вот уже мы совсем рядом, хотя ждать он, разумеется, и не думал. Пару мгновений я смотрю на него и чувствую себя странно. Неужели, правда, скажу? А потом понимаю: ну не зря же догонял!
- Извини, - выговариваю и сам недоверчиво вслушиваюсь в свой голос.
Я извиняюсь перед ним?

+1

10

Даже когда я отхожу дальше, легче не становится. Мукуро всё ещё у меня за спиной: длинные патлы, нелепая причёска, насмешливый красный глаз - и больше всего хочется понаблюдать, как эти глаза закатятся. Но я же спокойный парень, правда? Я держу себя в руках, я слышу шаги...
Стоп. Что?!
«Извини», - говорит Мукуро, и мир, кажется, рушится. Через пару секунд я понимаю, что не дышу.
Это смешно. Рокудо Мукуро, мать вашу, соизволил извиниться. Вдох. Выдох. Снова хочется закурить.
Разворачиваюсь.
И что ему теперь сказать? Извинения приняты? Пошел к чертям? Да провались ты вместе с моими планами на вечер? Он не поклонился, в его голосе нет страха - он просто стоит и смотрит и сам, кажется, растерян. Дождь льет на нас сверху, заползая под воротник, и я чувствую, как шее становится сыро. Кстати, кажется я знаю, о чём спросить. Это хороший вопрос: потому что ему самому, наверное, хотелось бы услышать на него ответ.
- Ты в порядке?
Рехей бы спросил: «Какого чёрта ты сделал там, в клубе?» Я, к счастью, не Рёхей, но эта фраза просто напрашивается на язык. Разумеется, мы оба понимаем, что это было просто назло. Не хочу унижать себя очевидными вопросами. Правда, и убить его больше не хочу. Вот так, Рокудо Мукуро, отлично, ты опять меня обыграл.
..Чёрт, как-то паскудно думать, что он может управлять моим настроением.
Я бы хотел, чтобы этого не произошло. Сегодня вместо нормального вечера - какая-то чёртова фантасмагория. Я не заказывал цирк уродцев: между прочим, кстати, не желал того, чтобы планы на ночь полетели к чертям - и уж точно не собирался встречаться с Мукуро. Но злости нет. Действительно нет. Ну надо же!
- Впрочем, не важно.
С каждой минутой дождь становится всё сильнее. Ветер, дующий с моря, такой прохладный, что хочется поплотнее натянуть куртку. Поправляю рукав. В лицо ему больше не смотрю. Надо бы, наверное, что-то сказать, а что - не знаю. Рокудо Мукуро извинился. Мир перевернулся пару раз, но небо не рухнуло на землю. Ну охренеть.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Rock me, Amadeus [khr]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно