"
tell me the story bro

    Сем Винчестер: Боги, вы чего это глаза позакатывали?)
    Локи: А это у нас такое семейное приветствие — видеть друг друга за эту тыщу-с-небольшим лет уже не можем хд

    Стив: Сажусь писать пост. через час проверил всю почту, посмотрел все обновления на ютьюбе, прочитал все посты, настроил музыку, придумал лекарство от рака, слетал на луну, но ни единого слова в пост /рукалицо/

    Сигюн: Ох уж мне это ваше земное чувство юмора...
    Локи: Вообще-то мое чувство юмора имеет просто неземное происхождение... и отлично пробивает дно

    Зеркало: Хочу пейринг БРОК рамлоу и эдди БРОКА
    спасибо, я всё

    Локи: /погрозил пальчиком/
    Питер: остаточная реакция ахахах
    Локи: эрекция
    Питер: НУ ПАП ТЫ СМУЩАЕШЬ МЕНЯ ПЕРЕД ДРУЗЬЯМИ
    Локи: Погоди, я еще свои любимые анекдоты про Штирлица не начал рассказывать...

    Стив: Мои коллеги вчера открыли себе мир фанфиков.
    Локи: Даже не знаю, что хуже — открыть этот мир в сознательном возрасте или когда тебе двенадцать...

    Стив: Сокол пошел гулять. Сокол притащил этажерку для обуви. Сидит собирает. Глядишь, завтра притащит шкаф, квартиру, новую вселенную без Таноса

    Джеймс: Решил вести ежедневник, дабы систематизировать свои временные траты, четко структурировать дела по принципу "от важного к не самому важному" и вообще быть, как серьезный человек.
    Вместо заполнения первых же страниц ежедневника я сел смотреть, как мужик пытается танцевать стрип.

    Занзас: Нормально ли писать Мукуро пост под "Я тебе не верю" Аллегровой и Лепса гугл поиск

    Стив: Вернулся с работы, чтобы вставить. свои пять копеек. но лучше просто вставить. можно без копеек
    Локи: Правильно, чего на мелочь-то размениваться?
    Лэнс: Я чувствую себя комфортно в этой атмосфере: бондаж, вставить копейки, гнитальность. - всё как надо :" D

    Ичиго: Хочу убивать.
    Или обнимать.
    Дайте мне жертву для убийства или обнимашек.

    Кёя Хибари: Шел третий час ночи и седьмая серия Волейбола подряд...

    Кит: Обожаю этот режим "сделай во прям щас". Прям чувствую,что не зря родился блять

"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Вот и подходит к концу январь, самое время проверить, начали ли исполняться загаданные желания, и не осталось ли у вас долгов с прошлого года. На улице зима, но у нас в Зазеркалье тепло – нальём горячий чай каждому желающему, так что спешите заглянуть на огонек.
В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting
Вверх страницы

Вниз страницы

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Risen kings


Risen kings

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Risen kings</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Rokudo Mukuro, Hibari Kyouya </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

30 ноября - 1 декабря 2008 // школа «Семи Лун», Япония
Они называют нас «Бессердечными». Это действительно наше имя - в Системе. Иногда я думаю, что всё так чудно переплелось, что уже и не понять, где Система, а где реальный мир. С тех пор, как на моей руке тонкими буквами проступило Имя, я перестал быть просто Хибари Кёей. Они смотрят на нас и скалятся, видя бишь очередное творение сенсея - но всё не так просто, потому что я никогда не был простым Бойцом, а моя Жертва... впрочем, за себя он пускай говорит сам.
Знаете, я всегда думал, что системным дрязгам место исключительно в Системе, однако в конце той осени оказалось, что она и мир обычных людей переплетаются гораздо больше, чем я мог себе предположить. Мы выиграли очередной бой в Системе - наш седьмой бой - и никак не могли ожидать, что нам поступит новый вызов. Меньше всего в тот момент меня беспокоило то, что вызов, который мы получили от пары, которую уже однажды победили, был необычным. Как оказалось - напрасно. Мы ещё не знали, насколько тесно бои в Системе переплетаются с реальностью, но надо заметить - они точно так же не знали, что представляем из себя мы.

Отредактировано Hibari Kyouya (2 февраля, 2019г. 05:45:41)

+2

2

- Мне надо подумать.
Он невинно улыбнулся, но с места не двинулся, все так же заслоняя собой проход в комнату: руки за спиной - пальцы на ручке двери, голова набок, взгляд веселый и совсем-совсем не вызывающий.
- Чего?
- Что слышал, Йоши. Мне нужно подумать. И обсудить это с моим Бойцом.
- Офигел? Кто так отвечает на вызов?
Мукуро пожал плечами.
- Я.
- Придурок!
Йошихиро Сато, он же Жертва Беспокойных встряхнулся, как пес. Принятые в "Семи лунах" стереотипы предполагали, что Жертва расчетливее и хладнокровнее Бойца, а потому куда успешнее в переговорах, но Беспокойные валяли эти стереотипы, где хотели. В их повседневной, не-системной жизни за пробивную силу отвечал именно Йоши, а Рюу, его Боец, едва достававший "лучшей половине" до плеча, обеспечивал моральную поддержку. Что удивительно, это не мешало им быть одной из лучших школьных пар в боях вот уже пару лет - и тем приятнее было их уделать.
- Полегче, Йоши. Придурок уже раскатал вас тонким слоем по паркету на прошлой неделе, а на этой, признаться, у нас были другие планы.
- Какие еще планы? - возмущенно  фыркнул Сато.
Мукуро изобразил негодование.
- Не твое дело. Думаешь, кроме вас, красивых, у нас других развлечений нет?
- Да что ты...
- Пойдем, Йошихиро, он все понял, просто ломается, - имя "Рюу" переводилось с японского как "дракон", но пацан, которому оно досталось, больше напоминал Мукуро змею. Так и казалось, что вместе с вкрадчивой речью из тонких губ вот-вот вырвется раздвоенный язык. Вывести его из себя было куда сложнее, чем Йоши.
- Он не принял вызов, так не делают. Где твой Боец, Бессердечный?
- И снова не твое дело, - промурлыкал Мукуро. - У него, видишь ли, есть занятия поинтереснее, чем развлекать разговорами тех, кого однажды уже победил. И мне, кстати, тоже уже надоело. Если вам добавить нечего, я пошел. Рю-кун, отзывай своего Цербера.
- Рокудо... - устало начал тот, но Сато его перебил:
- Как ты меня назвал?
Пальцы кольнуло от предвкушения рукопашной. Мукуро улыбнулся.
- Цербером. Или ты слово не понял? На самом деле, не очень обидное сравнение. А для тебя даже лестное.
С тех пор, как они с Кеей стали выступать на одной стороне, желающих сцепиться с ними вне Системы находилось все меньше. Это здорово портило характер - ему. Кея вел себя как обычно: отлупить кого-нибудь просто за то, что подвернулся под руку, когда кулаки чесались, никогда не было для него проблемой. Мукуро для полного удовлетворения нужно было чуть больше.
- Ах ты...
Да, например, вот такое выражение лица.
- Да-да?
- Что еще за сборища после отбоя?
Противный, как визг циркулярной пилы, голос заставил их прерваться и в едином порыве развернуться к лестнице. Ну конечно, она, кто же еще.
- Добрый вечер, Саган-сенсей, - нестройным хором, без всякого энтузиазма протянули все трое.
И помрачнели лицами еще больше: друг друга они ненавидели сильно, но ненависть к учителям была сильнее. Любили Нагису, пожалуй, только Зеро, в конце концов, она дала им не только силу и Имя, но и место в жизни и крышу над головой. Минами Рицу не любил никто. Впрочем, не похоже было, чтобы кого-то из них это действительно беспокоило.
- Рассосались быстро, - холодно потребовала Саган. - Не исчезнете через минуту - накажу.
Каким именно будет наказание, она не уточнила, да это и не требовалось. Вариантов множество - все как один непривлекательные.
- О, все, ребят, пока. Приятно было повидаться, доброй ночи и приятных снов, - на одном дыхании выпалил Мукуро и юркнул в приоткрытую дверь.
- Завтра за корпусом в шесть утра, - ударил в спину яростный шепот Йоши.
Судя по тому, как быстро шепот удалялся, Рюу не терял зря времени: спешил ретироваться сам и тащил Жертву следом.
- Не придете, будем считать, что струсили!
- Ой, я места себе не нахожу, так переживаю за нашу поруганную честь! - хихикнул Мукуро, уже плотно прикрывая за собой дверь.
Разумеется, никуда в шесть утра он переться не собирался. Не потому что так уж рвался выспаться - его никто, наверное, не назвал бы любителем поспать - просто... шесть утра, серьезно? Хорошо, что Кея их разговор не застал, был в душе, когда эти двое притащились, а то с него сталось бы поддержать идею. Рассказать ему, конечно, все равно придется, но новость не первостепенной важности, до утра потерпит.
Ежевечерние манипуляции с ручкой двери, призванные не столько остановить несанкционированное проникновение, сколько предупредить о нем жильцов, Мукуро проделал чисто автоматически. И все еще улыбался под нос, довольный своей несговорчивостью, когда развернулся, наконец, к комнате, и увидел на пороге ванной своего Бойца собственной персоной.
- Как водичка? - поинтересовался он невозмутимо.
А вдруг Кея ничего не слышал? Тогда еще есть шанс прикинуться дурачком, и никуда в рань-срань не ходить.

Отредактировано Rokudo Mukuro (26 декабря, 2018г. 13:47:14)

+2

3

Когда-то, давным-давно, Хибари Кёя думал, что это полный бред: вся эта Система, Бойцы, Связь, Жертвы - но уже полтора месяца как кое-что из теоретических выкладок не казалось ему смешным. Дело было в том... а, впрочем, чего рассказывать! Как справедливо полагал Кёя, его жизнь совершила неожиданный и очень резкий переворот - в тот самый день, когда на его руке тонкими буквами проступило Имя.
Жизнь Бойцов - а Кёя был именно Бойцом - всегда круто менялась в тот момент, когда появлялась их Жертва. Кёя в этом плане не был исключением. Его жизнь разделилась на два больших периода: до и после этого лета и, честно говоря, первый промежуток уже начал как-то истираться из памяти. Он помнил, что раньше было тише и спокойнее. Всё. Ворвавшийся в июле в его жизнь, как ураган, смешной итальянский парень, перевернул его размеренный мирок с ног на голову. Не сказать, чтобы Кёе не нравилось; ему не нравилось вообще всё. Но этот... как его там, Бессердечный, который называл себя Рокудо Мукуро - о, он был особенным!
Начнём с манер: у Бессердечного не было ни такта, ни совести, ни банального чувства стыда. Он был любопытен и нахален, совал везде свой нос, как любопытная кошка. Иногда его хотелось отпиздить, и Кёя не отказывал себе в удовольствии почесать кулаки. Пришлось смириться с тем, что в его жизнь без мыла влез мудак, однако Кёя по-прежнему тосковал по личному пространству и тем возможностям, которое оно предоставляет.
С Мукуро было невозможно остаться одному: он всегда присутствовал если не в той же комнате, то у него в голове - лёгким давлением на затылок или искристыми вспышками радости. Они оба знали - это навсегда. Связь сковывала их крепче, чем самая надежная цепь. В какой-то мере, важно говорили учителя, они были одним. Кёя им не верил. Один или не один, он всё ещё ощущал себя собой - никакого сравнения с тем, что обещали на лекциях. Мукуро только смеялся: «А я же обещал!» - и ловко уходил от любых попыток прижать его к стенке.
Возможно, однажды подумал Кёя, он не так и плох. И ничего не сказал. Это была нечаянная, глупая мысль. Мукуро казался ему сносным, но только и всего.
Кусакабе смотрел на него с сочувствием, но комментировать не решался. Кёя его отлично понимал. Долгие годы в их компании Бойцов он был заводилой, и он же громче всех утверждал, что никогда не позволит себе стать чьей-то ручной собачкой. Впрочем, как говорилось выше, ручной собачкой он себя не чувствовал, но что делать со своей жизнью теперь - оставалось для него большим вопросом. Школа «Семи Лун» никогда не давала ответа на вопрос «что будет после». Кёя, как и большинство студентов, и сам не знал. Его прежняя жизнь основывалась на том, что он был один. Как это - жить не в одиночку - он представлял себе смутно. Это чувство неуверенности в последние пару недель мучило его. Он старался не подавать виду: Мукуро уже, наверное давно догадался - своим верным чутьём или по связи, но Кёя не хотел признавать, что существует какая-то проблема. Сначала нужно было понять, что с ней делать. Для всей школы не было секретом, как он ненавидел Связь, и то, что он принял её по своей воле, да ещё и подальше от внимательного ока директора, стало для всех настоящим шоком. После того, как они с Мукуро вернулись с памятных каникул, психологи долго расспрашивали его. Он угрюмо отмалчивался. Через пару недель ему надоело.
- Я сам встречусь со своей судьбой, - сказал он тогда, надеясь, что они отстанут.
Как ни странно, это сработало. Они действительно оставили е.. их в покое. Кёя знал, что директор внимательно наблюдает за ними, однако кроме поведения вне уроков придраться было не к чему. Они хорошо учились (ладно, Кёя учился, а Мукуро безбожно списывал), бои в Системе проходили для них успешно - так же, как и в ту пору, когда он был один, и нареканий по качеству Связи ни от кого не поступало. Хибари Кёя: из бунтаря в идеального студента. Это было неимоверно тупо и всё же это хорошо описывало Связь. С появлением Мукуро мир стал словно яснее. Он видел его через призму чужого взгляда - и окружающие его люди больше не казались такими непонятными.

Как-то так получилось, что в их паре всеми системными делами занимался Мукуро. С этой точки зрения Кёя, наверное, был идеальным Бойцом: он никогда не спрашивал, почему Мукуро выбрал ту или иную пару им в соперники и сражался спокойно, равнодушно, словно его вся эта суета вокруг системного рейтинга и не волновала. Секрет фирмы состоял в том, что ему действительно было наплевать. Они с Мукуро сработались не то чтобы неплохо, но в бою его партнёр не мешал, а главное - не требовал к себе ненужного внимания. Оковы, которые Кёя раньше принимал на себя, теперь уходили ему. С тактической точки зрения, так было проще сражаться. Иногда Мукуро подсказывал ему - Кёя благосклонно принимал его советы. С того самого момента, как они впервые вышли в Систему вместе, они не проиграли ни одного боя.
- По-другому быть не могло, - с лёгкой насмешкой сказал Кёя однажды, когда одноклассники спросили его, как им это удаётся.
Что ещё он мог ответить? Что Мукуро понимал его даже до того, как они вошли в Систему?

Это была суббота. Очередная, нерабочая, без уроков, когда все учителя уже несколько часов как расползлись по домам. Учеников не отпустили. В общежитии дежурил редкий персонал и Нагиса Саган - эта стерва, впрочем, кажется жила в академии. С утра Кёя выбрался на несколько часов в город, а затем вернулся в школу, один. Хотя Мукуро часто пытался навязаться с ним в такие вылазки, компания заметного, плохо знающего местные порядки пацана, ему была не нужна. Решив дела в Токио к обеду, остаток дня Кёя провёл, упражняясь на спортивной площадке. Когда-то давно, ещё в начальной школе, он ходил на карате. Сейчас эта наука ему здорово помогала. Лишь поздней ночью он вернулся в их комнату - и спор с Беспокойными не застал, в это время наглухо закрывшись в душе.
- Нормальная, - ответил он коротко, вытирая голову - и смерил Мукуро тяжелым взглядом. У его Жертвы была только одна проблема - он слишком много болтал. В моменты, когда Кёю это бесило, а бесило его это всегда, его хвост причудливо изгибался в сторону, образуя вопросительный знак. Сейчас на плотной, тёмной шерсти блестели капельки воды. Кёя уже знал - опять прицепится - и, не дожидаясь, пока его облапают за хвост, прицельно хлестнул им навстречу рукам.
- Ты хочешь мне что-то сказать, - констатировал он наконец, разглядывая чужое, хитрое лицо. Когда Мукуро хотел что-то скрыть, он всегда выглядел одинаково: смотрел куда-то в сторону и изображал нарочито беспечные интонации. Люди на это почему-то покупались. Кёя - нет. Это, в каком-то смысле, тоже можно было считать одним из преимуществ Связи.

Отредактировано Hibari Kyouya (2 января, 2019г. 15:59:29)

+2

4

- "Нормальная"? - Мукуро фыркнул и закатил глаза. - Что это за ответ такой?
Он возмутился даже не потому, что пытался отвлечь, просто терпеть не мог слово "нормально", как и само понятие нормальности. Возможно потому, что его самого никто и никогда "нормальным" не считал. Или, может, для него это было слишком пресным? Неопределенным каким-то, серым и нечетким - ему, Рокудо Мукуро, такое не подходило. Стоило ли удивляться, зная их двоих, что Кея традиционно отдавал предпочтение именно этому определению? Всегда и во всем. Для него, в противовес его Жертве, "слишком" было все, что выходило за рамки общепринятой "нормальности": броская одежда, вызывающее поведение, искреннее проявление даже сиюминутных чувств - иногда Мукуро это сильно раздражало. Но к счастью, он всегда знал, как справиться с раздражением.
- Я хотел сказать, что соскучился, - хитро пропел он, подходя ближе, хихикнул, когда хвост мокрой веревкой хлестнул по руке, и жадно прошелся пальцами по влажным волосам. Кончики ушек возмущенно вздрогнули и пощекотали ладонь - он рассмеялся уже в голос. Раздражение, в том числе и от нежданного визита Беспокойных, улеглось.
- Ты говоришь, что я не умею себя вести. Но я же и не научусь, если всегда будешь оставлять меня здесь, когда куда-то идешь!
Он, конечно, лукавил, и они оба это знали. Его неумение себя вести было связано вовсе не с отсутствием знаний о внешнем мире, коих, надо сказать, у него было предостаточно. В первую очередь, дело было все в том же нежелании быть - или даже казаться - нормальным. Ну а в данный момент еще и в том, что нужно было во что бы то ни стало отвлечь Кею от того, что он скрывал.
Не вышло, как и всегда. Кею и раньше было трудно сбить с толку, переключить внимание на что-то другое, а уж теперь, когда их Связь была активирована, когда его присутствие и настроение ощущалось постоянно, даже когда они находились в десятках километров друг от друга, не стоило и надеяться. Но попытка не пытка, подумал Мукуро, на прощание еще раз пощекотал нежное ушко, и со вздохом повалился на кровать лицом вниз. Можно было, конечно, и дальше отпираться, но если Кея не купился на уловку в первый момент, то уже и не купится. А значит все сводится к тому, сколько они будут препираться, прежде чем он выложит правду.
- Заходил Йоши, - невнятно пробубнил он в подушку. Потом повернул голову набок и скосил глаза на своего Бойца, все еще торчащего там, где он его оставил. - Передавал наилучшие пожелания и заверения в своей глубокой симпатии.
Новый план: ничего не скрывать от Кеи, но уломать его никуда завтра не ходить.

+2

5

Эта песня начиналась каждый раз, когда он выходил из душа: Мукуро цеплялся к хвосту, ушкам, Кёя злился - но делать с этим что-то было так же бесполезно, как пытаться плевать навстречу шторму. Руки пришлось сцепить за спиной, чтобы случайно Мукуро не ударить. Он бесил (чуть-чуть меньше, чем при знакомстве), зато сам - как с удивлением обнаружил Кёя недавно - от этих нехитрых манипуляций успокаивался. Если выбирать между чужим раздражением и собственным, в данном случае Кёя выбирал своё. Ему было понятно, что делать со своими эмоциями; что делать с эмоциями Мукуро - он не знал.
- Возьму в другой раз, - пообещал он угрюмо, разглядывая пол. Мукуро отвалил буквально через несколько секунд. Лёгкий перестук каблуков - и он уже оказался на кровати.
- Обувь сними, - добавил Кёя, подняв глаза. На месте, где у нормальных людей располагался хвост, у Мукуро не было ничего. В школе над этим втихую смеялись. Мало кто в «Семи Лунах» терял девственность так рано. Если честно, Кёя не мог представить Мукуро с кем-то в постели. Он был слишком ребячливым, слишком... несерьезным. Пару раз Кёя пытался вообразить себе процесс - но картинка совсем не укладывалась в его голове.
Теперь, когда Мукуро оставил его в покое, можно было спокойной заниматься делами. Прошедшись полотенцем по хвосту, Кёя повесил его на спинку кровати. С крючками в «Семи Лунах» было туго - не иначе как из какого-то извращённого садизма.
- Пусть отвалит, - заметил он грубовато, накидывая юкату на плечи. Тонкая ткань невесомо коснулась кожи, и он даже слегка поёжился - в комнатах было холодно. В последние несколько дней температура неуклонно ползла вниз, на улице царило ненастье. Вот и сейчас: за окном мерно шумел дождь, а от стен тянуло холодком. Отопление в «Семи Лунах» включали поздно, ближе к декабрю - если включали вообще. Это судя по всему тоже было частью программы воспитания сильных духом людей, закалки... Большинству учеников хотелось выкинуть того, кто это придумал, жить на улицу.
- Он чего-то конкретного хочет или потрясти кулаками пришел?
Закончив с одеванием, Кёя немедленно нырнул под одеяло. Под слоями простёганной ткани было куда теплее, чем снаружи: только хвост и торчал - заметив взгляд Мукуро, он немедленно спрятал его внутрь. Натянув одеяло на плечи, он перевернулся на живот. Свет ещё не погасили. Кёя надеялся, что Нагиса нескоро повторит ежевечерний обход, а это значит, что он сможет немного почитать. В этом всём, как обычно, оставалась одна проблема - что у Мукуро будут на его время какие-то свои планы, но Кёя надеялся, что Бессердечному хватит ума заткнуться и не отсвечивать вместо того, чтобы опять начать ему мешать.

+2

6

Кея влез под одеяло - влажный черный хвост остался торчать наружу, завлекая и маня. Мукуро даже облизнулся, жадно вцепившись в него взглядом - и видимо, именно это было его ошибкой, потому что взгляд был немедля перехвачен, а хвост надежно упрятан под толщей одеяла. С разочарованным вздохом Мукуро перевернулся на спину и принялся задумчиво разглядывать собственную ладонь на фоне пустого белого потолка.
- Да глупость, - задумчиво пробормотал он. - Что ты, Йоши не знаешь?
Его снова одолели сомнения. Из-под одеяла на соседней кровати торчал только черноволосый затылок, и весь вид этого затылка будто бы говорил: "не рассказывай, не добавляй мне головной боли, у меня своих проблем достаточно". Кея и правда выглядел усталым, вряд ли его в таком состоянии порадовала бы перспектива утренней драки, а уж про Мукуро тут и речи не шло, он всеми правдами и неправдами от этой дуэли отмазывался. Жаль будет, если чье-то чувство долга погонит их в страшную рань под ливень ради сомнительной радости сразиться с противниками, которые им больше не интересны.
На другую чашу весов падал тот аргумент, что это все равно было бы умолчанием (читай: "враньем"), пусть даже о чем-то незначительном и скучном. А Хибари Кея - Мукуро успел это усвоить - принадлежал к людям, которые, если дело касается их хотя бы косвенно, всегда предпочитают знание незнанию, каким бы ненужным, по мнению других, это знание ни было. Нарочно вводить его в заблуждение не хотелось. Наверное, это было побочным эффектом крепнущей Связи или, может, ему просто не нравилось врать Кее из-за какой-то ерунды, Мукуро не знал, и не собирался копать так глубоко в себя, чтобы узнать. В том, что касается самоанализа, ему всегда хватало лежащего на поверхности: был ли он зол, расстроен или голоден, он понимал это. Все остальные глубины интереснее было исследовать на примере других. Правда на этот раз ему не потребовалось слишком детальное исследование, чтобы понять, что Кея замерз и не хочет с ним говорить.
Мукуро решил, что готов удовлетворить его потребности ровно наполовину. Половина - это не так уж и мало, если подумать.
- Хотел новую стрелку забить, - усмехнулся он, сбрасывая ноги с кровати. - И Рюу приводил. В шесть утра за корпусом, представляешь? В такой-то дождь.
Ливень и правда выдался зачетным: за окном было темно, но Мукуро судил по силе и частоте с которой капли хлестали по подоконнику. На улице холод, солнца до обеда не видать - даже если дождь прекратится прямо сейчас, утром повсюду будет вязкая грязь и лужи по щиколотку.
- Я сказал, нам нужно подумать. Да они и сами утром в окно посмотрят и откажутся.
Рассуждая, Мукуро поднялся со своего места, сгреб с кровати примятое одеяло и деловито опустил сверху на койку Кеи, укрывая его от пяток до кончика носа. А в качестве финального штриха завалился рядом сам.
- Обувь снял, - весело отчитался он, предчувствуя волну возмущения.
Возмущение Мукуро не беспокоило: где-то на заре их знакомства он усвоил, что Кея не попросит о помощи даже на пороге смерти, и поскольку проблема была ему определенно понятна и даже в чем-то близка, избавил его от необходимости просить раз и навсегда. Теперь, если ему казалось, что Кея в чем-то нуждается, он давал ему это, не интересуясь его мнением. Иногда угадывал, иногда нет, но искренне считал, что первое компенсирует второе.
- Мы почти подрались, но подоспела Нагиса, - беззаботно закончил Мукуро и ткнулся холодным носом в укутанное плечо. - Жаль, конечно, но ты же ее знаешь: всегда некстати.
Даже через два одеяла Кея был теплым.

+2

7

Йошихиро Сато, конечно, был придурком. За ним это водилось ещё со средней школы. Кёя помнил высокого, ворчливого паренька, который переругивался с одноклассниками. Они учились вместе пару лет, затем их развели по разным потокам - но Кёя честно мог сказать, что не испытывал от общения с ним никакого удовольствия.
Его Боец появился в школе через пару лет после того, как в «Семь Лун» пришел сам Йоши. У них как-то быстро заладилось: хотя Возлюбленным Беспокойные были не ровня, среди младшеклассников они считались одной из сильнейших пар. После ухода Аояги они и вовсе были на коне - его куратор, ехидно усмехаясь, добавлял: «До последнего момента».
Появление Мукуро внесло коррективы в налаженную жизнь школы. В академии вообще редко появлялись системные такого возраста, тем более системные обученные, готовые принять свою силу. В жизни вне Системы Мукуро тоже был особенным. Ещё никому не удавалось довести Минами так быстро. Рекордсмен во всём - и в Системе, и в жизни, Мукуро многих раздражал. Цепляться к ним начали даже несмотря на репутацию Кёи. Он лишь ворчал, поджимая ушки.
- Я знаю, что ты наверняка его разозлил, - сказал он, переворачиваясь на бок.
На самом деле, ему было плевать, что о нём подумают травоядные, просто думать о Мукуро было интересно. Мукуро был похож на него - и одновременно не похож. Думал по-другому, и одновременно - говорил на его языке. Был тупым иностранцем - и всё же вписывался в японскую действительность так органично, как будто прожил здесь всю жизнь. Кёя анализировал, искал сходство и различия, пытался понять, что тот из себя представляет, однако успеха в этом нелёгком занятии пока не достиг. Вот сейчас Мукуро, например, встал с кровати. Его приступы заботы: внезапные и дурацкие, настигали Кёю каждые два-три дня. Он не понимал, зачем это ему нужно, но спорить по такому дурацкому поводу считал ниже своего достоинства. Кроме того, иногда Мукуро делал это вовремя: как, например, сейчас. Тёплое одеяло легло на плечи, и Кёя почувствовал, как холод отступает.
«Откуда знает?» - подумал он флегматично, пододвигаясь, чтобы освободить место. Если тот отдал ему одеяло, было честно, чтобы они разделили их на двоих.
- Пускай сами грязь едят. Будем их ещё ждать, как дураки, - сказал Кёя коротко, и сел на кровати, одной рукой спихивая Мукуро в сторону, а другой - отодвигая одеяла. Рука легла на плечо. От кожи тянуло теплом, но оно было слабым, почти незаметным на фоне идущего от стен холода.
Фыркнув, Кёя затащил его к себе. На заре их знакомства (подумать только, всего два месяца назад!), прикосновения Мукуро казались ему неприятными, однако сейчас он почти не обращал на них внимания.
- Не хочешь идти - не пойдем, - подытожил он и вновь опустился на кровать.
Планы почитать, конечно, пошли коту под хвост. Впрочем, с этим было как обычно: Мукуро любил ломать его планы - случайно и не очень.

+2

8

- Я? Разозлил? - напустил на себя возмущенный вид Мукуро, но долго держать лицо не смог и рассмеялся. - Еще бы. Его все злят, кто не пляшет под его дудку. Кроме Рюу, конечно, его Йоши-чан слушается, как мамочку родную.
Кея поднял край одеяла, и Мукуро послушно скользнул внутрь, хотя спать вообще-то пока не собирался. У него было много дел: перемыть кости Йошихиро (раз уж о нем все равно заговорили), посмотреть в окно, не кончается ли дождь, списать на завтра домашку по математике, сгрызть остатки шоколадки из-под подушки, может быть, сходить в душ - и вот только после этого лечь спать. Но Кея, как и он сам, нечасто интересовался его мнением, принимая решения за обоих, и так же как Кея, Мукуро все чаще не видел причин сопротивляться. К тому же все эти важные дела, не считая сплетен про Беспокойных, он мог закончить и позже, когда Кея уснет.
- Я не хочу, но они не отстанут, - задумчиво протянул он.
Повозился, прижавшись к теплому боку, закинул руку поперек чужой талии и блаженно улыбнулся. От близости Кеи и его спокойствия клонило в сон, и Мукуро вспомнил, что так бывает всегда: падаешь рядом на минутку, просто погреться/рассказать секрет/отвлечь от суперважного и тайного чтива, а утром понимаешь, что это именно ты - тот, кто вырубился первым и чуть не проспал уроки. На этот раз он не должен был так проколоться.
- Йоши не просто так нарывается, думаю, Минами их подначивает. Больше некому. Ученики не полезут на рожон, все-таки они долго были самыми сильными, да и сейчас не слабаки, а вот он может. И наверное, своего добьется.
Мукуро завозился снова - разница в росте с Кеей подчас напоминала о себе причудливыми способами: когда тот натягивал одеяло на плечо, ему приходилось подбирать ноги, чтобы не торчали с другой стороны и не мерзли. Дома у Кеи такой проблемы не было, там одеяла были большими и удобными, а в школе, казалось, экономили на размерах. Или просто он был слишком высоким для компактных японцев? Ну да, таких компактных как Йоши!
- Будь у Сато мозги, я бы предложил встретиться и поговорить. А так, наверное, придется встретиться и подраться. Я не против, отделаем их еще раз, если уж ему так вперлось, но только не в шесть утра и не под дождем. Драки в грязи хороши только в исполнении девчонок.

+2

9

Мукуро опять зациклился на Минами и Кёя только хмыкнул. Неприязнь его Жертвы к директору была обоюдной: они переругивались с таким удовольствием, словно были не учеником и учителем, а старыми друзьями.
- Не будет он ничего третьими руками делать, - сказал он с удовольствием и устроил хвост на чужой ноге. Мукуро опять вертелся, пришлось прижать его ладонью к кровати, чтобы перестал баламутить одеяло. - Это значит, что он сам боится.
«А ты не такая большая рыбёшка, чтобы тебя бояться»  - повисло в воздухе. Для Мукуро это, возможно, и было обидно, но всё ещё оставалось правдой. Мукуро был никем - несовершеннолетним мальчишкой, приехавшим в Японию по поддельным документам. В руках у Минами были власть, влияние, огромные деньги и связи в системном мире. По мнению Кёи, силы были не равны.
- Мне сходить к ним с утра или сам разберешься? - спросил Кёя, повернув голову и разглядывая Мукуро. Волосы топорщились. Бессердечный, похоже, не знал, что такое расчёска. В минуты особого раздражения патлы ему хотелось выбрать, в обычные дни - причесать, но ни того, ни другого он себе не позволял. Если что Кёя и понял о Мукуро, так это то, что он был очень гордым. Не то чтобы его реально волновала чужая гордость, но в качестве своей Жертвы Кёя всё-таки предпочитал видеть человека, у которого она присутствует, а потому - чужую инициативу не давил. На самом деле, ходить к Беспокойным с утра было небезопасно. Мукуро сам по себе, в реальном мире, хоть и был ловким, по мнению Кёи дрался плохо. Он не хотел, чтобы Беспокойные с утра расквасили ему нос (вдвоём-то - дело нехитрое). Самому Кёе они бы угрожать не стали. К тому же, пришло в голову ему, он всё равно мог сделать их в авторежиме. Это решило бы все их проблемы. После такого унижения Йошихиро вряд ли бы снова стал бросать им вызов.
«Он, конечно, не согласится», - подумал Кёя, глядя в разноцветные, хитрые глаза.
В глубине души, на этот счёт ему было даже немного жаль.

+2

10

"Не будет ничего делать чужими руками"? К чему это он вообще?
Потом он понял, к чему, возмущенно округлил глаза и даже воздуха в легкие набрал для гневной отповеди в духе "за кого ты меня держишь", но тут в грудь уверенно ткнулась чужая ладонь, и Мукуро ограничился негодующим фырканьем. Его уверенность в собственной исключительности, может, и развлекала Кею, но все-таки была очень далека от мании величия, и конечно, он не считал, что Минами-сенсей замышляет что-то лично против них. Разумеется, нет. Минами даже всерьез их пока не воспринимал, как, например, неких Возлюбленных (ну и имечко, впору с крыши прыгать), которых сам Мукуро никогда не видел, но кому слегка завидовал - столько здесь про них шептались. Пока что и они и Беспокойные были для директора не больше чем материалом для экспериментов. И именно этим он и занимался - ставил на них эксперименты, сталкивая то случайно, то намеренно, с интересом наблюдая, какой еще потенциал высвободит каждая из пар на пике гнева. Раньше с ним так не поступали, но он вдоволь насмотрелся на похожее со стороны - это его наставники тоже изучали: поведение в стрессовых ситуациях, реакции при отсутствии самоконтроля. Иногда это оборачивалось высвобождением новой силы, но чаще означала потерю Связи у пары и поражение. Если теперь Минами нарочно науськивал Йоши и Рюу, чтобы посмотреть, кто из них скорее налажает... нет, ему не хотелось снова становиться марионеткой в чужих руках.
А может, Кея был прав, он просто ненавидел директора и искал поводы его обвинить. И пусть с той отповеди после драки, когда Мукуро услышал памятное "если ты не можешь справиться со своим Бойцом, придется мне" прошло много времени, а Минами не делал попыток ни отнять у него Кею, ни разлучить их - Мукуро не забыл.
- Еще чего, - хихикнул он в ответ на внимательный испытующий взгляд и подмигнул. - Много чести за ними бегать, а если ты пойдешь один, я еще, чего доброго что-нибудь пропущу. Если так чешется, сами притащатся.
В подтверждение своих слов Мукуро несколько раз кивнул, не поднимая головы с подушки и сунул под нее руку, устраиваясь. Пальцы наткнулись на что-то твердое - книжный корешок, надо же! Кея нечасто притаскивал книги из библиотеки, если только это не были учебники, и по каким-то своим убеждениям никогда не привозил их из дома. Впрочем, на его месте Мукуро тоже не стал бы. Что-то было такое в этой школе и этой комнате - что-то, что отбивало желание делать даже этот их личный угол обжитым и уютным. Это чувствовал даже он, а ведь раньше думал, что ему сгодится любая нора.
- Книжка? - уточнил он и потянул руку с трофеем из-под подушки.

Отредактировано Rokudo Mukuro (5 января, 2019г. 15:01:15)

+2

11

И Мукуро, конечно же, не согласился. В этом не было ничего удивительного - и всё же Кёя ощутил, как кольнуло разочарованием. Он по-прежнему не находил никакого удовольствия в боях в Системе, однако - от Жертвы что ли нахватался? - размазать Беспокойных было бы даже приятно. Его теперь называли Бойцом Бессердечных. До того, как они сформировали полноценную Связь, это даже злило. Он сам порой удивлялся, почему на такое обращение теперь пожимает плечами. Потом понял: он действительно был Бойцом Бессердечных.
Когда-то это казалось ему ужасным.
- Джордж Мартин, - уточнил он, выхватив у Мукуро книжку. - В библиотеке взял.
Добротный, яркий том оттягивал руку. Кёя любил читать - но без фанатизма. Кроме того, в школе было больше нечем себя отвлечь. Лекции Минами-сенсея навевали скуку, системные дисциплины Кёя не любил. Остальная программа в «Семи Лунах» отличалась скудностью. Оставалось только, скрипя зубами, зарываться в учебники и романы - в перерывах между вымогательством, торговлей «серыми» телефонами и выбиванием долгов из незадачливых игроков.
Когда он повернулся, пытаясь отобрать у Мукуро книгу, их лица оказались совсем близко. Теперь раскосые, высоко посаженные глаза смотрели прямо на него. Кёя сморгнул. Красный глаз, казалось, глядел с насмешкой, по синему было ничего не понятно. Это немного бесило: впрочем, Мукуро был создан для того, чтобы кого-нибудь бесить.
- Откуда это? - спросил Кёя, нажав пальцем свободной руки на щеку.
Он даже не помнил, спрашивал раньше об этом или нет. Если даже спрашивал, то ответ не запомнил. Глаз, однако, раздражал. Он мимоходом подумал о том, что было бы неплохо его вынуть - и сам себе удивился, забыв об этой эмоции так же быстро, как её испытал.
Мукуро всё ещё смотрел на него. Дожидаясь его ответа, Кёя положил книжку между ними, словно щит.
«И чего он смотрит?» - подумалось ему внезапно.

+2

12

Мукуро хихикнул.
- Смотришь, как будто сейчас попытаешься его вырвать. Смотри, я буду защищаться!
Как ни странно, про разноцветные глаза его спрашивали нечасто. Наверное, потому что спрашивать было некому. Его наставники сами точно знали ответ, других подопытных он встречал нечасто. А если у кого-то и хватало наглости лезть с расспросами, Мукуро для каждого выдумывал новую историю: одна фантастичнее другой. Шокированные лица его развлекали, а потешаться над чужой легковерностью можно было бесконечно.
Потом, когда он только вырвался на свободу, думал, что придется непросто. Глаз был его отличительной чертой, слишком заметной, слишком броской. Первое время Мукуро прятал его как только мог: под козырьком кепки, под солнцезащитными очками, даже под послеоперационной повязкой. Но однажды его почти поймали, пришлось бежать едва проснувшись, в чем был. Тогда-то Мукуро и понял, что в маскараде вовсе нет нужды. Люди не смотрят друг другу в глаза почти никогда, если на то нет какой-то особой причины, а если и смотрят, то мельком, походя, едва замечая. За всю дорогу от Италии до Японии его гетерохромия привлекла внимание только раз: мальчик лет пяти в пригородном поезде Токио сказал, что глаз у него страшный, и расплакался, когда Мукуро ему подмигнул.
Ну а здесь, в "Семи Лунах", про его разные глаза, конечно, шептались, но уж точно не больше, чем про отсутствующие ушки и агрессивного Бойца. Мукуро уже и забыл, каково это, отвечать на такие вопросы. Можно было сработать по старой схеме и соврать что-нибудь интересное, но кажется, он уже однажды сказал Кее правду, даже если тот не запомнил.
- Не знаю, - Мукуро беззаботно повел плечом, жалея, что правда оказывалась такой скучной. Он терпеть не мог скучные истории. - Я плохо помню себя до семи лет, но прежде чем начать меня учить, мне кололи много уколов и давали много лекарств. Может, какое-то из них так подействовало. А может, я таким родился, мне не рассказывали.
Так же, как никогда не говорили, где его родители и как его на самом деле зовут. Интересно, если бы он попытался, смог бы теперь узнать? Осталось ли хоть какое-нибудь фото? Хоть какие-нибудь упоминания в соцслужбах? Может, если бы он не перестарался устраивая тот несчастный случай, нашел бы что-то в архивах института? А впрочем, все к лучшему. Это просто прошлое, никому не нужное и давно забытое. Если Мукуро о чем и жалел, то только о том, что история выходила такой скучной.
Он чуть было не попросил Кею почитать ему, но вовремя опомнился - даже если тот согласится, у них нет на это времени. Дел на завтра еще хватало, и Мукуро был полон решимости разобраться с ними за ночь. Было и еще кое-что - смутное чувство беспокойства, не оставлявшее его с того самого разговора с Йоши. Мукуро не любил оставлять дела незавершенными, а Нагиса появилась так невовремя. Может, и правда стоило к нему сходить? Разобраться один на один?

+1

13

Правда оказалась очень скучной. Банальное «не знаю» его не расстроило, однако Кёя невольно задумался: сколько Мукуро ещё о себе не знал?
- Имя?
- Не знаю.
- Откуда глаз?
- Не знаю.
- Какие у тебя цели в жизни?
- Не знаю.
Пару недель назад Кёе уже пришло в голову, что ему придётся стать его проводником. Бессердечный теперь навсегда - до конца жизни - должен был стать его проблемой.
- Отлично смотрится, - хмыкнул он поощрительно и повёл ушами в разные стороны. В коридоре было тихо. Похоже, Нагиса ушла и в ближайшее время в этой части здания появляться не собиралась. Мукуро снова завозился. В его движениях было что-то суетливое, мелкое. Он вроде бы не изменился в лице, но взгляд отвёл немного в сторону. Наблюдать за его мимикой было увлекательно - как за перезванивающими на ветру колокольчиками. Что-то, как уже знал Кёя, можно было почувствовать через Связь, за чем-то - просто проследить.
- Придумал что-то?
Когда он думал, что Связь станет поводком, он и представить себе не мог, что уязвимость, которую она с собой несла, распространяется в обе стороны. Но если раньше Мукуро мог обмануть его, теперь - нет. По-своему Кёя это ценил. Понимать кого-то оказалось неожиданно приятно - и пускай мотивы и причины по-прежнему оставались для него загадкой, он хотя бы мог предсказать реакции.
Они не пролежали так и пяти минут, а ногу уже начало колоть. Не дожидаясь ответа, он пропихнул колено между чужих бедер и перенёс на него вес. Онемение ещё несколько раз пробежалось по правой ноге иголочками и затихло. Он нахмурился, положив руку под щеку. Книжка, съехавшая вниз при движении, теперь оказалась зажата между их телами.
Мукуро был уже не тёплым - горячим.
- Ну так что? - спросил Кёя нетерпеливо и слабо стегнул хвостом, насколько это позволяли одеяла. - Что там?

+1

14

- Неправда. Ты его ненавидишь, - в том же беззаботном тоне отозвался Мукуро.
Он не обижался - его вообще трудно было задеть словами, но казалось забавным, что какая-то его часть вызывает у Кеи неприязнь, при том, что к остальным органам претензий нет. Как будто этот глаз был чем-то отдельным, как галстук или очки, в которых не понравилась оправа.
Кея прислушался - он тоже. Движение в коридоре затихло, а это значило, что поздний вечер медленно, но верно перетекал в ночь. Ну ладно, душ можно оставить на утро, лениво подумал Мукуро. Домашку тоже, если не щелкать клювом, успеет списать во время обеда. Дождь было слышно и отсюда, он все так же монотонно лупил по подоконнику и не думал заканчиваться. В такую погоду только спать, мысленно фыркнул он, и встрепенулся на вопрос Кеи:
- Придумал? Что?
Нет, все-таки Связь сделала его слишком уж проницательным, он угадывал намерения раньше, чем идея складывалась у Мукуро в голове. Стоило задуматься о том, чтобы найти Йоши и перетереть с ним без лишних ушей и глаз, и глядите, наша ищейка уже напала на след! А Мукуро... не то чтобы он хотел сохранить это от Кеи в секрете, просто уже давно понял, что не все свои намерения и планы стоит ему озвучивать. Они очень разнились в этом - он и его Боец. Кее, казалось, были неведомы сомнения, он быстро принимал решения и оставался в них непреклонен. У Мукуро в жизни таких однозначных ответов на вопросы были считанные единицы. Он точно знал только, что больше никому не позволит управлять своей жизнью, терпеть не может жару и не собирается отставать от Кеи, как бы тот ни старался от него отвязаться. Во всем остальном он всегда видел сотни и тысячи вариантов, и тот или иной выбор часто зависел только от настроения. Минуту назад он считал, что не отпустит Кею к Беспокойным одного, а сейчас сам собирался встретиться с Йоши тет-а-тет. Объяснять это его Бойцу было бессмысленно, он бы только разозлился. Но что-то ответить все же было нужно.
- Ничего... - начал он, но тут Кея, как всегда целеустремленный, завозился, устраиваясь удобнее, и Мукуро внезапно даже для себя прервался на судорожный выдох и закончил каким-то не своим, севшим голосом, - ...особенного. Что ты делаешь?
Их близость вдруг стала очень острой. Колено, невозмутимо втиснутое Кеей между его бедер, лишало привычного ощущения безоговорочного комфорта в присутствии друг друга. Под двумя одеялами стало жарко - Кея был жарким. Мукуро шумно выдохнул и попытался передвинуть ногу выше, но оказалось, что это все усугубляет. Еще минуту назад он преспокойно думал о своем, рассматривая трещинки на губах в дюйме от его собственных, и только сейчас осознал, как это на самом деле, мало.
Казалось, для двоих, объединенных Связью, не существует границ, но похоже, они все же были, и ощущалось это так, будто он только что ее перешел.

Отредактировано Rokudo Mukuro (8 января, 2019г. 11:15:57)

+1

15

Когда по Связи ударило чужими эмоциями, Кёя даже немного удивился. Они были горячими, очень острыми, кружили голову - Мукуро, кажется, не понравилось, то, что он сделал.
Он пару раз медленно сморгнул, пытаясь прийти в себя. Поток чувств Мукуро оглушал. Медленный вдох, выдох... После этого буря немного улеглась.
Стремясь избежать повторения, Кёя отодвинулся, на этот раз вжавшись в стенку так, как будто их должно было разделять как можно большее расстояние. Одеяло немного съехало, но он не обратил на это внимания.
- Нога затекла. Хватит увиливать, - сказал он с извиняющимися нотками в голосе.
Что бы не смутило Мукуро, это, кажется, было для него важно. Спрашивать не имело смысла: на вкус Кёи, такие вопросы оставались личным делом каждого человека. Рамки между ними были истерты, но настоящей близости ещё не возникло. У Кусакабе он, возможно, спросил бы, почему он чувствует ту, а не иную вещь, у Мукуро - не стал, просто потому что считал, что это не должно его интересовать. Другое дело, что Мукуро обычно позволял себе и большее. Для этого человека практически не существовало понятие личного пространства. Подвинься так близко он сам, Кёя был уверен, он бы даже не заметил чужое недовольство.
Это был необъяснимый недостаток. Избирательный. Но Кёя был готов с ним смириться.
- Так вот, - продолжил он, чувствуя, как лопатки вжимаются в стенку.  - Ничего особенного - это что-то. Что именно?
Сбить его с толку всегда было не так-то просто.

+1

16

Кея отпрянул так, что стало как-то неловко. Неловкость с Мукуро случалась нечасто: даже его итальянские воспитатели в большинстве считали подопечного бесстыжим, в "Семи лунах" же на него и вовсе махнули рукой. Только плечами пожимали и понимающе переглядывались, мол, а что вы хотели от безухого? И даже сейчас проблема была не столько в том, что он почувствовал, сколько в том, что благодаря Связи вынужден был разделить это с Кеей - а он пока и сам ничего толком понять не успел.
Вот именно, не успел. Мукуро чуть нахмурился, скользнув взглядом по знакомым чертам. Помутнение прошло, его Боец снова стал собой, привычным и знакомым во всем - от светлых глаз до поджатых губ. К Мукуро вернулась способность дышать ровно, но он все смотрел и смотрел, пытаясь уловить отголоски того чувства, что только что испытал. Что это было? Почему сейчас? Дело было в нем или все-таки в Кее? Теперь так будет всегда?
В тот вечер он так и не нашел ответов на свои вопросы, но понял одно: ему не нравилось держать дистанцию, даже если она означала безопасность. И эти новые, виноватые нотки в голосе Кеи ему не нравились. И то, как тот изо всех сил старался его не касаться - хотя это как раз было понятно, после такой-то реакции.
- Ничего особенного, это "ничего особенного". Ерунда. Забей, - фыркнул он, но вовремя вспомнил, что "забей" слово не для Хибари Кеи и пояснил со вздохом: - Хотел домашкой заняться, чтобы завтра про нее не вспоминать. Передумал уже... Что ты к этой стене жмешься как к родной?
Стена была холодная, и когда они лежали так далеко друг от друга, одеяла на двоих не хватало. Хмыкнув, Мукуро сунул мешавшую книгу обратно под подушку и решительно затащил Кею обратно, пока теплое место не успело остыть. А чтобы не сталкиваться носами больше, на всякий случай устроил к себе спиной, может, его Бойцу и не слишком нравилось, когда им, в буквальном смысле, вертели как хотели, но зато так они уже спали, и так у него точно ничего не затекало. Мукуро с облегчением выдохнул в загривок. Мягкие и почти уже сухие волосы пахли шампунем и щекотали нос, от кожи под щекой поднималось тепло.
- Так лучше? - уточнил он скорее на автомате, чем действительно интересуясь мнением.
Тревожащее ощущение все-таки чуть всколыхнулось, когда он прижался к чужой спине, но тут же потухло, оставив неожиданно приятное послевкусие. Об это стоило подумать, но когда-нибудь потом, не сегодня.

+1

17

- Разве тебе не будет некомфортно? - уточнил Кёя, вглядываясь в чужое лицо. Инстинкт подсказывал ему, что Мукуро уже успокоился, однако его реакция всё равно оставалась немного... странной.
- Ты сегодня какой-то немного несобранный, - добавил он и замолчал.
Мукуро подвинул его поближе. Вертел - как обычно - как хотел. Раньше, с мысленным вздохом подумал Кёя, его это раздражало - а сейчас он просто решил: «Ну ладно», - и послушно повернулся к нему спиной, вытянув вдоль ног пушистый хвост.
- Да.
Говорить было больше не о чем, но спать Кёе почему-то перехотелось. Он сложил перед собой, на животе, руки, ни о чём в общем-то не думая, но голос всё-таки подал - пару минут спустя, когда молчание стало совсем оглушительно давить на уши.
- Если собираешься ложиться - выключай свет, - сказал он.
Мукуро немедленно завозился за спиной. Дав себе время подумать. Кёя добавил:
- Ты точно уверен насчёт Беспокойных?
Не то, чтобы этот вызов действительно был для них проблемой - но лишнее внимание, которое к ним с Мукуро приковывали чужие претензии, Кёю беспокоило. Он по-прежнему не понимал, чего добивается Бессердечный. Было не похоже, что его интересует системная слава.
- Я могу размазать их в авторежиме, и они больше не сунутся, - в этом отношении их пока объединяло только одно: они оба не любили назойливых людей.
Возможно, даже больше, чем нужно.

Отредактировано Hibari Kyouya (10 января, 2019г. 15:36:07)

+1

18

Кея снисходительно вздыхал и ворчал, но пока он был рядом, теплый и умиротворенный, Мукуро все устраивало.
- Я всегда несобранный мог бы уже и привыкнуть, - лениво улыбнулся он, подпирая чужие колени своими, и почти не соврал. - И мне хорошо.
Он чувствовал себя немного виноватым - и это тоже было непривычно, но зато заставляло отступить смущение, что накатывало всякий раз, стоило лишь вспомнить о том, что случилось. Возможно, им нужно было об этом поговорить. Возможно, он даже предложит это - завтра или на следующей неделе, когда сам разберется с этой ерундой. Если, конечно, к тому времени они оба обо всем не забудут.
- Ну нет. - И опять они вернулись к Беспокойным. Еще ни разу за всю историю их знакомства Мукуро не удавалось сбить Кею с намеченного курса - и это не значит, что он не пытался.
Спать не хотелось. К тому же, чтобы приготовиться ко сну, было бы нефигово не только выключить свет, но и раздеться, а это значило встать с кровати, растерять все накопленное тепло и натянуть на себя холодное - целая бездна ненужных жертв. Увы, Кея был непреклонен: "если ложишься, выключай", и спорить с его педантичностью стал бы только самоубийца. А поскольку в планы Мукуро на ближайшие двести лет самоубийство не входило, он полежал еще немного, тоскливо вздохнул, прижался в последний раз к теплой спине и со вздохом выскользнул из-под одеяла.
- Я тоже могу размазать их в авторежиме, - продолжил он, прыгая на одной ноге, чтобы выпутаться из джинсов. - Если ты понимаешь, о чем я.
Его версией "авторежима" была обычная драка с взаимными зуботычинами, и Йоши она бы обязательно пошла на пользу. Тот, конечно, здоровяк, но как-то уж очень привык полагаться на свою системную крутость.
- И не надо делать такое лицо, - проворчал Мукуро, не оглядываясь, только потому что Кея красноречиво промолчал в ответ. - Драка не обязательно должна быть честной, у меня свои методы. А вот почему ты так хочешь пойти к ним один?
Джинсы полетели на стул, вдогонку к брошенной на спинку куртке. Одна штанина осталась вывернутой наполовину - сущая мелочь, но у его Бойца от такого мог случиться нервный тик. Чтобы поберечь его здоровье, Мукуро прикрыл джинсы футболкой и только после этого полез в пакет за юкатой. Честно говоря, будь его воля, он не потащил бы купленные Кеей вещи в школу: они были личным и дорогим и не должны были храниться в месте, которое вызывало у него неприязнь. Но оставлять их в чужом доме было бы еще более нелепо.
Легкая ткань приятно легла на плечи. За пару недель Мукуро привык, словно носил кимоно много лет. Это было так же естественно для него теперь, как тянуться утром к сознанию Кеи, вместо того чтобы просто посмотреть, проснулся ли он, так же, как искать в толпе студентов после звонка знакомую макушку, увенчанную парой черных ушек. Глядя, как уверенно он, щелкнув выключателем, лезет под чужое одеяло, никто в мире не догадался бы, что ни этой школы, ни этой одежды, ни этого человека еще три месяца назад в его жизни не было.
- Не то чтобы я сомневался в твоих силах, - пробормотал он, прижимаясь к Кее снова в поисках потерянного тепла. "Но Беспокойные не такие уж слабаки". - Но я - твоя Жертва. С какой стати тебе гоняться за ними в одиночку? Я же не против им навешать, просто не хочу делать это на их условиях.

+1

19

Спорить с Мукуро было всё равно, что ловить руками ветер. Всякий раз, когда он пытался, итальянец начинал увиливать - с таким рвением, что казалось, будто от этого зависит его собственная жизнь. Кёя лишь хмыкал. Это, до определённой степени, раздражало, но в то же время это было и вызовом: единственным, с которым он пока не мог справиться.
- Они тебе вдвоём расквасят нос - вот и весь авторежим, - ответил он, наблюдая, как быстро, подпрыгивая на месте, переодевается Мукуро. Пришлось перевернуться на другой бок; теперь, положив щеку на локоть, Кёя выглядел по-детски и вовсе неопасно. Острые черты лица заострились, неаккуратная прядь волос упала на глаза и он, не глядя, смахнул её на висок.
- Понимаешь, - постарался начать он как можно рассудительнее, - они хотят поквитаться. Я изобью их - один, и это значит, что даже с четвертью силы мы сильнее, чем они. Это будет слишком унизительно. Они не захотят повторения.
Формулировать мысли в слова всё ещё было трудно, однако, несмотря на это, с появлением Мукуро эта задача становилась легче и легче с каждым днём. Как-то раз Тецуя поймал его на том, что он не приказывал, а объяснял. Кёя дал ему в челюсть. Это было вовсе не то, что он подумал. Он просто хотел, чтобы приказ был исполнен как можно более точно.
...Впрочем, что-то подсказывало ему, что Кусакабе остался при своём мнении.
Джинсы неаккуратно легли на стул. Кёя поморщился. Неряшливость Мукуро серпом била по его привычке к порядку. Он бил Мукуро за это: иногда - его же разбросанными вещами, но это помогало мало. Вот и сейчас: Мукуро на мгновение прикрыл стул от него своим телом, а потом за кучей тряпок стало непонятно, повесил ли он одежду нормально.
- Чем тебя не устраивает шкаф? - проворчал Кёя недовольно, поджимая колени к животу. Мукуро, вместо ответа, снова нырнул под одеяла - уже в юкате. Кое к чему хорошему его всё-таки удалось приучить. Акцент, пускай малозаметный, уже исчез, кое-что из правил этикета он усвоил (пользовался, правда, нечасто), и в целом, жизнь с ним была впол... Нет. Ничего такого. Он просто стал меньше бесить.
- Ты хочешь им навешать, или чтобы они отстали?
В темноте голос Мукуро - да и свой собственный - казался громче. Он невольно понизил тон. Из-под двери тонкой полосой бил свет. Дежурных не было, однако - говорить в темноте так громко казалось ему кощунственным. Он снова повернулся лицом к стене, чтобы Мукуро было удобнее, и теперь Бессердечный дышал ему в затылок.
Тихо вздохнув, Кёя поправил чужую руку. Глаза уже слипались, и это было самое досадное - то, что диалог пошел в тот момент, когда он хотел спать.

Отредактировано Hibari Kyouya (13 января, 2019г. 16:29:09)

+1

20

Не зная Кею так, как знал его Мукуро, можно было бы и не угадать в его словах заботу и участие. "Они расквасят тебе нос" уверенно сказал он, укладываясь поудобнее. Мукуро услышал "мне бы этого не хотелось". И знал, что это вовсе не потому что Жертва с расквашенным носом - позор для Бойца.
- Не волнуйся за мой нос, - прошептал он примирительно. - Если что, он за себя отомстит.
В рассуждениях Кеи насчет авторежима имелся свой резон. Йоши и Рюу были любимчиками учителей с тех пор, как активировали Связь, и в отличие от Бессердечных едва ли не молились на свои победы. Несложно было догадаться, почему недавнее поражение встало им поперек горла, и логично предположить, что проиграв Бессердечным в половинном составе, они нескоро оправятся от такого позора. Другое дело, что в отличие от Кеи, Мукуро не был так уж уверен, что они проиграют. Беспокойные не были слабаками, победа над ними далась без потерь, но и не слишком легко. И если на этот раз выиграют те двое, Кею с Мукуро не просто не оставят в покое, а еще и засыплют вызовами, послав к черту всю работу, которую проделал Мукуро. Он ведь специально выбирал сильных противников: уделаешь крутышек, и те, что с трубой пониже, дымом пожиже даже не сунутся. Но дай повод усомниться в своей силе - и прощай покой.
Объяснить это Кее было не так и просто, Мукуро слишком хорошо представлял сценарий этого разговора. Угадав сомнение в собственной победе, Кея пошлет его куда подальше и отправится разбираться сам: "обходился без тебя раньше, справлюсь и снова". Возможно, так и произойдет, и тогда Мукуро останется только мести хвостом и заискивать, а вернее, дразнить и подначивать Бойца, пока тот не потеряет терпение - в драке они всегда находили взаимопонимание скорее, чем в разговорах. Но что будет, если он проиграет - Мукуро не хотелось бы это проверять.
Нет, проигрыш конечно, не сломал бы его, для этого Кея был слишком крепким. И слишком волевым - в этом была его сила и слабость. Мукуро опасался, что проигрыш не даст Кее покоя, сделает его одержимым какими-то посторонними ублюдками. Мукуро это не нравилось, даже думать об этом не хотелось.
- А я не могу им навешать, чтобы отстали? - задумчиво уточнил он, как будто просил совета, и прижался щекой к острому плечу. - Все равно по-другому не поймут.
Гибкий нервный хвост несильно ударил его по колену и затих. В жесткой самодисциплине Кеи были свои плюсы: например, выключенный в комнате свет срабатывал как команда к отбою.
- Не хочу, чтобы ты был их единственным противником. Может, ревную?
В конце концов, это была правда, он просто выпустил пару звеньев из цепочки рассуждений.

+1

21

- Для них имеют значение только системные поражения, - фыркнул Кёя и недовольно шлепнул хвостом. - Ты всё равно не сможешь навешать им так, чтобы они испугались.
Мукуро страшным не был. Бессердечный вообще много кем не был - и это всё ему наверняка не нравилось. Он упорно не хотел признавать за собой отсутствие каких-либо особых талантов, кроме таланта Жертвы, и вечно полагал себя более значимым, чем он был. Правда заключалась в том, что на самом деле Мукуро не выделялся. Он был недурен собой... ну, так шептались между собой девчонки, а они в этом разбирались, остёр на язык, внимателен, дрался неплохо - но не сказать, чтобы Кёя особо впечатлился, учился паршиво и о мире вне Системы имел самое смутное представление. Даже Минами, как полагал Кёя, он интересовал постольку-поскольку.
Говорить ему об этом он не стал. Если он что-то и понимал в людях, так это то, что временами у них бывает до крайности хрупкая самооценка. Говорить кому-то, с кем ты связан навсегда, что он ничего не стоит было по меньшей мере глупо. Кёя представлял, как Мукуро разозлится - и не обрекал себя на лишнюю головную боль.
- Ты настолько хорош, чтобы выйти один против двоих? - спросил он, подавив зевок, и уткнулся носом в подушку.
Спор это был бесполезный. Следовало расслабиться и просто отпустить события идти своим чередом. В конце концов, он не мог предсказать, что решит Мукуро, а если так - то и не следовало об этом беспокоиться. Если что-то случиться, подумал он, можно будет просто избить Беспокойных до полусмерти.
- Ладно, - буркнул он коротко. - Завтра решим. Завали и спать не мешай.
Бессердечный всё ещё сопел ему в затылок и это странным образом успокаивало. Спать хотелось всё сильнее. Закрыв глаза, он представил себе парк родной Намимори - и почти сразу же провалился, ответа Мукуро так и не услышав.

+1

22

Мукуро не помнил, на чем закончился тот разговор.
Они, кажется, еще спорили, что-то обсуждали, смяли постель и запутались в одеялах. Он пару раз сцапал Кею за пушистый хвост, когда других аргументов в свою пользу не хватало, они почти подрались... А потом где-то среди ночи, он судорожно дернул ногой, наткнулся на чужое бедро и только тогда понял, что давно спит и видит сны.
Когда глаза привыкли к темноте, выяснилось, что кое в чем сон оказался пророческим: с его стороны постель превратилась в отчаянное тряпичное месиво, мятое и жаркое. То ли с окончанием дождя на улице потеплело, то ли они совместными усилиями надышали в комнате: ему стало жарко, и он вертелся, пока окончательно не погреб Кею под ворохом одеял. Собственная юката распахнулась и сползла с одного плеча. Рука затекла. Волосы, наверное, тоже торчали дыбом, но среди ночи это мало волновало Мукуро.
Прищурившись, он недоверчиво посмотрел на сладко сопящего Кею. Неизвестно, как там с дракой, но один сверхъестественный талант у него точно был. Спать неподвижно - и выглядеть при этом как ангел! - а потом просыпаться в той же позе, в которой заснул. Мукуро так не умел, не смог бы, даже если бы постарался: во сне он вздыхал и возился, обнимал подушку и свешивал ногу с кровати. Как-то уже тут, в школе, ему приснился кошмар: он дернулся - и свалился на пол с тихим "пфф-х". Отбил себе тогда все что можно. Неизвестно, снились ли кошмары Кее, но если и да, внешне они себя никак не проявляли.
"Парадокс Хибари", как он называл про себя это явление, состоял еще и в том, что едва привыкнув к соседству Мукуро, Кея напрочь перестал обращать внимание на его ночную возню, сколь бы шумной она ни была, но стоило кому-то слишком громко вздохнуть у них под дверью - и он был тут как тут, на ногах, бодрый и готовый отбиться от вторжения. Порой Мукуро спрашивал себя, а так ли нужны все эти ухищрения с тщательно сбалансированной металлической кружкой на ручке двери, когда в наличии такой верный, безотказно работающий будильник. Совмещенный с тревожной кнопкой, между прочим.
В очередной раз перебирая в голове все эти удивительные факты, Мукуро уснул быстрее, чем иные от пересчета овец.
...А проснулся от грохота той самой "сигнальной" кружки, со звоном и лязгом обрушенной на пол. Кто-то пытался попасть к ним в комнату без их ведома, и кажется, он даже знал кто. От входа повеяло уличной сыростью.
- Вы не пришли, - прогнусавил знакомый, но от того не менее противный голос.
- Йоши. Кто бы сомневался, - насторожившийся в первое мгновение Мукуро демонстративно зевнул, поправляя опять сползшее с плеча кимоно. - Это уже начинает походить на преследование, знаешь? Выслеживаешь меня в коридоре, врываешься ночью в комнату. Что дальше, захочешь принять со мной душ?
Он снова зевнул и добавил бы еще ехидный комментарий, но чтобы избежать встречи с летящим прямо в лицо кулаком, пришлось замолчать и упасть ничком на кровать. Краем глаза Мукуро отметил, что дверь за собой Беспокойные благоразумно прикрыли.

Отредактировано Rokudo Mukuro (14 января, 2019г. 13:07:16)

+1

23

Спалось спокойно.
Мукуро иногда ворчал на этот счёт, что Кёя слишком жестко живёт по режиму, однако он ничего не понимал в порядке, и в том, какой покой это приносит. Кёя был жаворонком: а значит, ко сну отходил в девять-десять вечера и вставал рано. Это было разумно - он всё успевал, и давало ему время отдохнуть. Не то что всякие там ананасы, которые зевают на уроках!
Порядок нравился Кёе. Размеренная, предсказуемая жизнь его устраивала, а фанатом неожиданностей он не был никогда. Мукуро это, конечно, не нравилось: он жил в каком-то абсолютно сумасшедшем графике, поздно ложился, спал почти до самого завтрака, а потом полдня носился за ним и канючил, что Кёя ушел на уроки, его не дождавшись. Пару раз, когда настойчивые фруктовые вопли достали его окончательно, он дал Мукуро в челюсть.
Крики о вселенской несправедливости стали тише. На время.

Сегодня он проснулся от того, что за дверью раздался чей-то шепот. Два голоса о чём-то спорили: один - повыше, другой - пониже.
- Ты уверен, что это хорошая идея? - спросил обладатель низкого голоса.
- Да. Они не имели права отказать! - тихо взвизгнул высокий.
Шевельнув пальцами, Кёя прищурил левый глаз. Голоса были ему странно знакомы. Подумав немного, он припомнил: в самом деле, такие мерзкие интонации были только у Беспокойных. За дверью продолжали шуметь и ссориться. Один - кажется, это был Рюу - сомневался, второй убеждал его. Где-то за полминуты они успели прийти к компромиссу. За это время Кёя успел сесть на кровати, поглядывая на мирно спящего Мукуро, и вытащить руки из-под одеяла.
В комнате было жарко - или ему так показалось из-за того, что этот вертлявый засранец скинул на него оба одеяла? Он даже успел поразглядывать пейзаж за окном, сонным, едва ворочающимся умом поразмышляв о том, стоит ли вломить нарушителям его спокойствия прямо сейчас - но ничего решить не успел. Едва он сказал себе, что туман за окном очень красивый - дверь с ужасающим грохотом открылась.
Он встал, не дожидаясь, пока рядом заспанной, встрёпанной кучкой зашевелится Мукуро, а дальше события завертелись, как в дешевом калейдоскопе. Вот Йоши высказал какую-то претензию, вот Мукуро с зевком парировал его выпад, вот Рюу шагнул вперед, подчиняясь взгляду своей Жертвы - и Мукуро в лицо полетел кулак. Ждать дальше Кёя не стал, встретив чужое лицо мощным пинком. Рюу завыл, хватаясь за нос, и отшатнулся. Кёя легко соскочил с кровати.
- Свалили отсюда. Оба, - сказал он и голос его не предвещал ничего хорошего.

Отредактировано Hibari Kyouya (18 января, 2019г. 17:52:40)

+1

24

Где-то над головой нога Кеи встретилась со лицом Рюу, и Мукуро скатился с кровати, старясь оказаться подальше от этой встречи. Вскочил он как раз вовремя - рядом спрыгнул его Боец, и теперь они казались настоящей командой. ...ну, если это нормально, когда один из членов команды выглядит, как будто его только достали со дна рюкзака, вместе с которым постирали в машинке, а второй похож на разгневанного призрака древнего самурая.   За одно это кое-кому хотелось втащить, и этим "кое-кем" были вовсе не Рюу с Йоши.
На самом деле, конечно, командой они были отстойной, и не только по внешнему виду. Если речь шла не о Системе: у каждого из них двоих было свое представление о том, как нужно себя вести в той или иной ситуации, и один все время забывал спросить, что по этому поводу думает другой. Вот сейчас, например, Кея не поинтересовался, нужна ли ему защита или он хочет сам сразиться с Рюу, он просто увидел противника в зоне поражения и двинул ему с ноги. Не то чтобы Мукуро сильно жалел об упущенных шансах... но смириться с этим в их совместной жизни было сложнее всего. Он не привык быть слабейшей стороной, тем, кого защищают. По правде говоря, он вообще не привык к тому, что на его стороне есть хоть кто-то. Ощущения по этому поводу, как ни удивительно, были неоднозначные.
Но не об этом сейчас стоило беспокоиться. Потому что несмотря на настоятельную рекомендацию Кеи, сваливать те двое не собирались.
- Мы не для этого пришли, - услышал он слегка гнусавый голос Рюу.
Тот уже выпрямился и даже сумел оторвать ладонь от стремительно опухающего носа - стоило бы приложить лед, но видимо репутация Беспокойных была для Рюу важнее: за всю историю их шапочного знакомства, это был первый раз, когда в разговоре вел он, а Сато молчал.
- Ну да. Йоши пришел повидаться со мной, а ты отхватить по носу, - пробурчал без всякого веселья Мукуро. Спать хотелось адово, видимо, проснулся в какой-то неудачный момент. - Слушайте, это уже слишком. Половина седьмого утра! Если на грохот прибежит Нагиса, под кроватью я вас прятать...
Договорить ему не дали. Рюу отступил назад, туда, где оставил Йошихиро, и теперь они тоже стояли плечом к плечу: гордо вскинувшая голову Жертва и юркий, гибкий Боец. У Мукуро даже дурное предчувствие возникнуть не успело.
- Да вы шутите, - безнадежно пробормотал он.
А в следующую секунду Рюу отдал команду загрузить Системы.

+1

25

В «Семи Лунах» говорили, что Хибари Кёя часто злился. Кое в чём они были не правы. Кёя действительно вспыхивал по малейшему поводу: но настоящей злости от него они ещё не видели.
По крайней мере, не до этого момента. Беспокойные, которые так неудачно его спровоцировали, могли по праву собой гордиться, а заодно и копать себе могилу. Кёя не улыбался - и стылое, злое выражение непривычно смотрелось на его холодном лице. Обычного для таких случаев азарта не было.
- Бессердечные. Загрузка Системы. Авторежим. Присоединение Бессердечного, - коротко скомандовал он, не поворачивая головы, и махнул рукой.
Мукуро, конечно, будет в ярости. Он знал это: но ещё он точно знал, что если бы вчера этот несносный индюк принял его предложение, сегодня его не разбудили бы ни свет, ни заря. Разговаривать об этом сейчас, решил Кёя, смысла не было. Он хотел растоптать Беспокойных так, чтобы и духу их рядом с ним не было.
Задача выглядела... простой.
- Молчание - золото, - сказал Кёя с недоброй улыбкой. - Вы молчите, - и сделав паузу, шагнул вперед, махнул рукой снова, оставив за собой сноп сверкающих искр. Для Системы каждое его слово было приказом. Он делал это без усилия, легко, чувствуя, как слепяще-плотная тьма жадно пожирает его силу - ешь, не жалей! - и она, жадная шлюха, отзывалась, пульсируя между пальцев плотным комком.
Беспокойные уже пару секунд беспокойно хлопали глазами, поведясь на его слова. Его не волновало, ответят ли они - потому что он не закончил и добавил, оскалившись, глядя их Жертве - глаза в глаза:
- Золото молчания засыплет вас.
Возлюбленный, говорят, был хорош в отложенных атаках. Он не собирался ему уступать, даже если Беспокойные в прошлый раз стали для него трудными противниками.  Злому комку в его груди сейчас было всё равно, кого сметать в сторону; назойливые чувства Мукуро он оттолкнул.
«С тобой я разберусь позже», - пообещал он молча, так и не обернувшись в его сторону.

Отредактировано Hibari Kyouya (20 января, 2019г. 19:52:31)

+1

26

Он сразу понял, что происходит, но наверное, не сразу поверил.
Кея выбрал авторежим.
Мукуро не умер и даже не был где-то за пределами досягаемости, он стоял рядом, живой и здоровый, растерянно лупая глазами, пока его Боец на практике доказывал то, о чем как дятел, долбил все предшествующие месяцы их знакомства: Хибари Кея ни в ком и ни в чем не нуждается, он со всем прекрасно справляется один. Мукуро не то чтобы не верил ему - если человек в чем-то так убежден, скорее всего, у него для этого есть основания - наверное, просто думал, что теперь, когда появился он, когда Кея понял, каково это - быть с ним, дурацким, бесячим свободолюбивым порывам придет конец. Он ошибался.
Кея выбрал авторежим.
Обида застыла в горле колючим комом, окатила холодом с ног до головы - Мукуро не сразу понял, что замер, не в силах пошевелиться. Он словно наблюдал за происходящим со стороны. Слышал команду: знакомый голос резко выплюнул знакомые слова, смотрел, как загружается Система, - все, все это было знакомо. Они столько раз делали это вместе - "не так часто, чтобы успело стать привычкой", - он помнил каждый.
В голове зазвенело: ярость Кеи, яркая, бурная толкнулась где-то в затылке и пробудила его. К нему вернулось дыхание, мир наполнился цветом и звуками и стал шире, выше, гораздо больше очерченного их силой уголка. Боец только заканчивал команду - его растерянность длилась всего пару мгновений. "А казалось, бесконечно". Чужие эмоции теперь душили, Мукуро беспощадно вытолкнул их из своей головы и шагнул назад - как утопающий вдруг находит силы вырваться из-под водной толщи. Сила Бессердечных все еще манила: звала, требовала присоединиться, затягивала, словно водоворот, к которому подошел слишком близко. Мукуро мог бы поддаться, если бы захотел, вне зависимости от желания Бойца, но именно сейчас лезть куда-то без приглашения расхотелось. И как ни странно, это было облегчением.
Кулаки разжались, ладони до кончиков пальцев снова налились теплом. Он оттаивал так же быстро, как и замерз, а в душе росло недоумение: какого черта он вообще психанул? Не пригласили в какую-то школьную потасовку? Правда? С каких пор он стал воспринимать это всерьез? Те люди, которых он убил в Италии, - это было серьезно. Разыскивающая его полиция - это серьезно. А не детские игры в режиме реального времени.
Подумаешь, авторежим. Подумаешь, еще один заурядный бой. Подумаешь, какой-то Хибари Кея.
- Кажется, прямо сейчас в моем присутствии нет необходимости, поэтому постараюсь провести время с пользой,  - он хихикнул, пригладив свободной рукой взъерошенные волосы, сдернул со спинки своей кровати полотенце и закинул его на плечо. - Развлекайтесь, джентльмены.
Горячая вода и бодрящий аромат геля для душа - что может быть лучше промозглым осенним утром? Мукуро выкрутил горячий кран на максимум - на его вкус вышло даже немного чересчур жарко, зато дрожь в пальцах окончательно унялась. Дышать от влажного пара стало легче.
Из комнаты не доносилось ни звука - или он не слышал их за шумом воды?

Отредактировано Rokudo Mukuro (23 января, 2019г. 09:14:23)

+1

27

В голову напоследок остро ткнулась обида - и всё затихло.
«Проваливай», - без приязни подумал Кёя. Это была вина Мукуро - то, что Беспокойные пришли сюда. Он не собирался оправдываться, хотя чего-то такого его Жертва наверняка и ждала. Мукуро был тем, кто пропускал мимо ушей все его советы. Мукуро беспечно отложил всё на потом. Мукуро - и это в конце концов было неприятно - являлся тем, кто должен был контролировать и предупреждать проблемы, но вместо этого их создавал, и за одно это его хотелось ударить.
Впрочем, как решил тогда Кёя, не сегодня.
Мукуро ушел в душ - ему показалось, или дверь хлопнула слишком громко? - и он сосредоточился на Беспокойных. Их Боец бил сильно, но неуверенно. Оставалось полно слабых мест. После первых трёх атак, Кёя подумал, что сказалась растерянность. На шее Йоши уже сомкнулись первые оковы. Сам он пока был цел - но уже через минуту удачно пущенное заклинание сомкнулось на плече, и руку охватило огнём.
Бой длился недолго. Он бил по Бойцу, сбивая его с толку продлёнными атаками - и выбирал, нарочно, самые болезненные, чтобы Жертве было неудобно подсказывать. Дело тут, как бы не думали системные недоумки, было вовсе не в Силе: фишка состояла в том, кто лучше схитрит, кто быстрее обманет противника, заставит его запнуться, невнимательно вслушиваться в твои слова. Система сосала из него энергию, как голодная пиявка - кровь, однако это было несущественно. Он усилием воли заставил себя не отвлекаться, не брать энергию у Мукуро. А затем всё закончилось. Йоши, выпавший из Системы, стоял на коленях. Рядом, загнанно дыша, топтался Рюу. Его нос опух, на оплывшем лице тоненькими щелочками выделялись глазки.
Он даже не стал с ними говорить - просто выкинул за дверь. Висок противно ныл, не иначе, как с недосыпа. Ледяной пол холодил босые ступни.
«Блядь, - подумал Кёя, запрокидывая голову, - и зачем это всё?»
Прокатившаяся по его жизни этим утром сцена из дешевого опереточного театра не имела никакого смысла. Не этого ли он боялся, кто входил в Систему? Его Жертва может быть и не была тираном, но в ней не было никакой пользы. Только шум. Только бессмысленное «мы будем вместе даже там, где я не нужен».
И Кёе пришлось бы объясняться. Вот это - хуже всего. Доброе утро, Хибари Кёя, иди выступай в роли няньки для пацана, который не понимает, что не каждая драка требует его участия.
Тянуть, пожалуй, не стоило. Настроения на это у Кёи не было совершенно. Распахнув дверь в ванную, он прислонился плечом к косяку (пострадавшая в битве рука тотчас заныла ещё сильнее). «Синяк, небось, до локтя», - подумал он. Левую ногу тоже жгло огнём - ещё один раз эти засранцы его достали. Он только перенёс вес на вторую. Комнату заволокло паром. В его клубах как флаг светилась голая жопа - и Кёя хмыкнул, переведя глаза вверх.
- Мы победили.

+1

28

Сквозняк из комнаты потянул по лопаткам - Мукуро даже не оглянулся. Будь это Йоши с Рюу, жаждущие его крови, ор опередил бы волну холода. Других вариантов оставалось немного. Победил, значит? Ну и молодец.
Воду Мукуро выключил неспеша, так же неспеша стянул с поручня приготовленное полотенце. Не поворачивался - ему не нужно было поворачиваться, чтобы ощутить раздражение Кеи. Мукуро не был уверен, какими чувствами фонит в ответ. Был ли он обижен? Еще полчаса назад точно. Был ли расстроен? Разве что немного. Разочарован? Вот это, пожалуй, да. И еще немного удивлен. С их первой встречи прошло несколько месяцев, и за это время Хибари Кея успел разочаровывал его сколько, три? Пять раз? Когда Мукуро успел возложить на него столько надежд? А самое отвратное, что прошлые такие вот случаи со временем обрастали каким-то уродским романтическим флером, как будто было в этих ссорах что-то, отчего стоило улыбаться, как будто... Нет, Мукуро не хотел об этом думать.
И чего он так вцепился в этого придурка? Обернув бедра полотенцем, он оглянулся на Кею, словно надеялся прочитать ответ у него на лице. Лицо было обычным, ничем не примечательным, в общем-то, пусть его назовут расистом, подумал Мукуро, но еще несколько месяцев назад он не угадал бы своего Бойца в толпе других угрюмых японцев. Даже светлые глаза в "Семи Лунах" оказались не такой уж редкостью. А сейчас, конечно, узнал бы. Даже с закрытыми глазами - и мысль об этом, впервые с тех пор, как они активировали Связь, вызывала тоску. Ему не отделаться от этого придурка? Никогда?
- Поздравляю. Ты пришел, чтобы пригласить меня отметить? - усмехнулся он.
Наклонился подобрать юкату с пола, но пальцы так и замерли, не коснувшись теплой, чуть влажной после душной ночи ткани. Пусть забирает свои тряпки сам, если захочет.
- Не смог дождаться, пока оденусь?
Он прошел мимо, едва взглянув на Бойца. Кея казался потрепанным, но его боль, как иногда случалось в системных боях и изредка - в минуты тревоги, Мукуро не почувствовал. Значило ли это, что для них еще не слишком поздно со всем покончить? Почему, черт возьми, он не подумал об этом раньше? Почему так беззаботно обрек себя на человека, которого даже не знал толком? Неужели, так и бывает у всех пар? Это и есть самая прочная и глубокая в мире Связь?
- Если тебе действительно так дорога твоя свобода, как ты показываешь, можешь сбежать из школы прямо сейчас. - хмыкнул он равнодушно. - В следующий раз, когда нам придется выйти в Систему, ты будешь выполнять мои приказы.
Он отвернулся, резко. Брызги с мокрых волос ударили Бойцу в лицо.

+1

29

Наверное - в последнее время Кёя часто говорил себе «наверное», «может быть» и «посмотрим» - ему следовало больше думать о том, что чувствует Мукуро, но сам Кёя, если честно, испытывал чаще усталость, чем какой-то дикий восторг. Его Жертва была сносной... лучше, чем он себе представлял, но проблем с ним было не оберешься.
- Я пришел сказать, - ответил он ровно, наблюдая, как наклоняется Мукуро. Влажные волосы топорщились не так сильно, как обычно, из-за чего тот казался ниже. Он отметил это механически, не окрашивая ни в какое отношение - а затем ощутил, как изнутри толкнулась незваная, раскалённая ярость.
Брезгливость. Мукуро испытывал брезгливость, вот в чём дело. Он почувствовал это по Связи, успел кратко удивиться - и забыл, о чём хотел сказать. Весь деловитый настрой, который он взращивал в себе в течение драки, облетел, как шелуха. Не позволяя себе терять ни единой секунды, Кёя шагнул вперёд и толкнул в плечо. Мягкая, разгоряченная после душа кожа обожгла ладонь, но он не обратил на это внимание. Дышалось тяжело. В такие моменты, как этот, Кёя злился сильно и резко (дыхание в список обязательных вещей не входило).
Толкнув Мукуро в стенку, он навис над ним. Это было смешно, учитывая, что Мукуро был выше, но нажимая ему на плечо, Кёя заставил его прогибаться вниз.
- Это твоя вина, - прищурившись, начал он. - Они пришли, потому что тебе было наплевать.
Грудь горела. Проклятый Мукуро! Столько убеждал его, что Связь - это важно, а в итоге просто спрятался за его спину. Ему было на всё плевать! Хочет - дерется, хочет - нет. И мнение Кёи его вообще не интересовало!
- Я не твоя собака, чтобы бросаться по команде. Если бы ты справился с ними сам...
Мукуро смотрел на него - странно. Кёя в глубине души понимал, что итальянец, судя по всему, ошибся в каких-то своих ожиданиях, но это он был пострадавшей стороной! Он сражался. Жертва планировала. Это бесило, но это было правдой. Но Мукуро было плевать.
Мукуро, подумал Кёя, было плевать вообще на всё. Все были игрушками, а значит все не имели никакой ценности.
- Ты плохая Жертва, - раздельно сказал он, глядя ему глаза в глаза. - Если бы ты чего-то стоил, никто не посмел бы поднять нас из постели. Мне не пришлось бы их прогонять. А ты просто... трус, играющий на их условиях!

Отредактировано Hibari Kyouya (24 января, 2019г. 23:13:50)

+1

30

Мукуро ждал удара, но драки не вышло. Прижатый спиной к холодной стене, он даже не поморщился, внимательно глядя в потемневшие от злости глаза Бойца. Тому было, кажется, очень важно чтобы его слушали - а он слушал и не верил своим ушам. Нет, в том, что Хибари Кея злился, не было ничего нового, но то, что он говорил...
- Не понимаю, чем ты недоволен. Я плохая Жертва, ты - фиговый Боец. Мы отличная пара.
Конечно, он был прав. Мукуро был плохой Жертвой и отлично знал это. Он игнорировал все, чему его учили - не подчинял, не приказывал, не следил, чтобы приказы выполнялись безупречно. Не решал за двоих. Его Бойцу, наверное, казалось, что раз он вырос во всем этом и ничего другого не видел, то правила Системы - единственные правила, по которым он может жить. Пожалуй, так казалось всем вокруг. "Ты же системный, ты даже имени другого не знаешь, кроме того, которым тебя подписала Связь" читал он на их лицах, как приговор какой-то. "Это единственное, чему тебя учили, и ты не справляешься?" слышалось за всем, что говорил Боец.
Правда была в том, что он не хотел справляться. Он ненавидел Систему и все, что с ней связано, потому что в конечном счете, именно она искалечила ему жизнь. Кее, которого он знал, тоже все это не нравилось. Мукуро думал, что у них что-то вроде клуба по не-интересам: они оба не были рады школе и тренировкам, но принимали ее, как необходимое зло. А теперь оказывалось, что нет? Что Кея не хотел той свободы, над которой так трясся? Он так взбешен, потому что Мукуро повел себя не как системный, не как Жертва. Он ожидал другого.
Досадно. Но к счастью, все еще можно изменить.
- Не беспокойся, я это исправлю. За нас обоих. И начну прямо сейчас.
В горле встал ком: казалось, они вот-вот потеряют что-то важное. С усилием Мукуро отмел сомнения. Именно эта дурацкая тяга к равноправию и привела к тому, что Боец считал его слабаком.
- Убери руку, - холодно произнес он и почувствовал непривычное напряжение их Связи - раньше он так не делал, не с Кеей. В глаза можно было бы и не смотреть, но Хибари сам так решил. - И уйди с дороги.
Мог бы добавить, что это приказ, но он не стал, незачем. Даже не в Системе, Боец это чувствовал.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Risen kings


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно