"
tell me the story bro

    Сем Винчестер: Боги, вы чего это глаза позакатывали?)
    Локи: А это у нас такое семейное приветствие — видеть друг друга за эту тыщу-с-небольшим лет уже не можем хд

    Стив: Сажусь писать пост. через час проверил всю почту, посмотрел все обновления на ютьюбе, прочитал все посты, настроил музыку, придумал лекарство от рака, слетал на луну, но ни единого слова в пост /рукалицо/

    Сигюн: Ох уж мне это ваше земное чувство юмора...
    Локи: Вообще-то мое чувство юмора имеет просто неземное происхождение... и отлично пробивает дно

    Зеркало: Хочу пейринг БРОК рамлоу и эдди БРОКА
    спасибо, я всё

    Локи: /погрозил пальчиком/
    Питер: остаточная реакция ахахах
    Локи: эрекция
    Питер: НУ ПАП ТЫ СМУЩАЕШЬ МЕНЯ ПЕРЕД ДРУЗЬЯМИ
    Локи: Погоди, я еще свои любимые анекдоты про Штирлица не начал рассказывать...

    Стив: Мои коллеги вчера открыли себе мир фанфиков.
    Локи: Даже не знаю, что хуже — открыть этот мир в сознательном возрасте или когда тебе двенадцать...

    Стив: Сокол пошел гулять. Сокол притащил этажерку для обуви. Сидит собирает. Глядишь, завтра притащит шкаф, квартиру, новую вселенную без Таноса

    Джеймс: Решил вести ежедневник, дабы систематизировать свои временные траты, четко структурировать дела по принципу "от важного к не самому важному" и вообще быть, как серьезный человек.
    Вместо заполнения первых же страниц ежедневника я сел смотреть, как мужик пытается танцевать стрип.

    Занзас: Нормально ли писать Мукуро пост под "Я тебе не верю" Аллегровой и Лепса гугл поиск

    Стив: Вернулся с работы, чтобы вставить. свои пять копеек. но лучше просто вставить. можно без копеек
    Локи: Правильно, чего на мелочь-то размениваться?
    Лэнс: Я чувствую себя комфортно в этой атмосфере: бондаж, вставить копейки, гнитальность. - всё как надо :" D

    Ичиго: Хочу убивать.
    Или обнимать.
    Дайте мне жертву для убийства или обнимашек.

    Кёя Хибари: Шел третий час ночи и седьмая серия Волейбола подряд...

    Кит: Обожаю этот режим "сделай во прям щас". Прям чувствую,что не зря родился блять

"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Вот и подходит к концу январь, самое время проверить, начали ли исполняться загаданные желания, и не осталось ли у вас долгов с прошлого года. На улице зима, но у нас в Зазеркалье тепло – нальём горячий чай каждому желающему, так что спешите заглянуть на огонек.
В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting
Вверх страницы

Вниз страницы

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Risen kings


Risen kings

Сообщений 31 страница 49 из 49

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Risen kings</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Rokudo Mukuro, Hibari Kyouya </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

30 ноября - 1 декабря 2008 // школа «Семи Лун», Япония
Они называют нас «Бессердечными». Это действительно наше имя - в Системе. Иногда я думаю, что всё так чудно переплелось, что уже и не понять, где Система, а где реальный мир. С тех пор, как на моей руке тонкими буквами проступило Имя, я перестал быть просто Хибари Кёей. Они смотрят на нас и скалятся, видя бишь очередное творение сенсея - но всё не так просто, потому что я никогда не был простым Бойцом, а моя Жертва... впрочем, за себя он пускай говорит сам.
Знаете, я всегда думал, что системным дрязгам место исключительно в Системе, однако в конце той осени оказалось, что она и мир обычных людей переплетаются гораздо больше, чем я мог себе предположить. Мы выиграли очередной бой в Системе - наш седьмой бой - и никак не могли ожидать, что нам поступит новый вызов. Меньше всего в тот момент меня беспокоило то, что вызов, который мы получили от пары, которую уже однажды победили, был необычным. Как оказалось - напрасно. Мы ещё не знали, насколько тесно бои в Системе переплетаются с реальностью, но надо заметить - они точно так же не знали, что представляем из себя мы.

Отредактировано Hibari Kyouya (2 февраля, 2019г. 05:45:41)

+2

31

Это было не похоже на принуждение. Он много раз представлял себе, как выглядит приказ по Связи, и ему казалось, что это должно быть насилием. Он должен был сопротивляться, испытывать отвращение - а вместо этого спокойно убрал руку так, будто это было его желанием.
Злости - на этот счёт - не было. Отойдя от двери. Кёя привалился спиной к стене, сел на влажный от испарений пол. Мукуро его не понял, это было отвратительно, это означало неприятности.
«Не понял, - подумал он лихорадочно, - или ему плевать?»
Ему наверняка было плевать, и это означало, что Кёя подписал себе приговор, когда согласился на Связь. В такие - критические - моменты голова работала как никогда ясно.
«Если я не разберусь с этим сейчас, так и будет», - сказал себе Кёя и посмотрел вверх. Мукуро всё ещё выглядел злым, а он был злым и в этом между ними была разница, но Мукуро ничего не грозило и...
Горло схватило спазмом. Мукуро не хотел, чтобы его трогали, значит он мог говорить, только говорить!
Бессердечный точно был чёртовым ублюдком.
- Я не хочу, чтобы к нам вламывались в поисках боя, - сказал он почти растерянно. - Мы договорились, что бои в Системе устраиваешь ты. Чтобы они нам не мешали. Какого чёрта ты передумал?
Нет, подумал он. Обвинять - плохая идея. Мукуро быстро вспыхивал, заводился. Сейчас бы это ему ничем не помогло. Ситуацию надо спасать, и быстро, пока это не стало нормой.
«Подумай, хорошенько подумай», - сказал себе Кёя и заговорил - быстро, чётко, стараясь не глотать спекшиеся в груди комом слова:
- Я буду драться в Системе - так и с кем скажешь, если эти бои не будут мешать реальной жизни.
Легче не стало. Злость не отступила, просто теперь он видел её как будто со стороны. Наверное, надо было что-то добавить, но что?
- Если кто-то придет на мою территорию, я поступлю так, как считаю нужным, - сглотнув, всё-таки сказал он.
Надо было всё-таки объяснить ему это сразу. В конце концов, Кёя ничего не был ему должен. Тем более - какого-то мифического единения в бою, особенно в бою с утра.

Отредактировано Hibari Kyouya (27 января, 2019г. 21:16:01)

+1

32

Боец отошел с дороги, и Мукуро, не взглянув на него, пошел одеваться. Чтобы найти свои шмотки, те, что были у него до их встречи, пришлось как следует порыться в сумке: в последнее время, он их почти не носил. Но ссориться с человеком и нацеплять на себя его подарки казалось Мукуро чем-то вроде лицемерия. Сам Кея, конечно, сказал бы, что он опять выдумывает какую-то ерунду. Именно поэтому его мнения никто не спросил.
- Я не передумал, - ответил он через силу.
На этом хотелось и закончить. Уйти, хлопнув дверью, остаться одному, сберечь тщательно лелеемую злость, потому что пока они были рядом, выходило у него плохо. Холодная, ровная ярость, которую он чувствовал вроде бы совсем еще недавно, ускользала с каждой минутой. Боец пытался объясняться - Хибари Кея решил заговорить! - и хоть выходило у него откровенно хреново, Мукуро знал, чего ему стоит даже это.
"Не важно". Пока он злился, чувствовал себя свободным от всей этой ерунды. От необходимости думать о чужих эмоциях и ощущениях, от нужды угадывать то, о чем не говорят. Он все еще не мог смириться, что его Боец, как и он сам, говорил одно, а думал и чувствовал другое. С той разве что разницей, что Мукуро врал намеренно, иногда даже просто из любви к искусству, а этот, кажется, сам себя не понимал.
- Я не передумал, - повторил он терпеливо и слишком аккуратно для себя прикрыл дверцы шкафа. Придержал, чтобы не распахнулись, и только тогда отступил и оглянулся. - Я не хотел идти у них на поводу.
Да, он принял это решение не как Жертва Бессердечных, а как человек, которого достало, что все пытаются навязать ему свои условия - даже проигравшие. И думал, что для Хибари мотивы очевидны. Оказалось, что нет.
- Бежать в шесть утра, куда тебе скажут, чтобы они могли потешить свое самолюбие - это не позиция сильного. Бросаться на каждого, кто крикнул, что одолеет тебя, тоже. Они, конечно, все равно напали бы внезапно - но проиграли, потому что мы сильнее их. Зато все знали бы, что в повторных боях мы не заинтересованы, а врасплох им нас не застать. Или ты хотел, чтобы все, кто нам проиграл однажды, прибегали за вторым шансом, как только сойдут синяки? Гордецов с короткой памятью, если ты не заметил, тут достаточно.
Он вздохнул, но все-таки посмотрел на Кею. Если уж говорить, то договаривать.
- Я не подумал, что им хватит наглости вломиться на рассвете в чужую комнату. Минус мне.
На сваленные в углу у двери учебники он посмотрел неприязненно. Уроки начинались только через час, но идти на них уже сейчас не было никакого желания. И вовсе не потому, что он так и не списал домашку.
- Пойду пройдусь. Погода чудесная.
На завершающую часть речи про то, как Хибари Кея защищает свою территорию, Мукуро отвечать не стал. В Системе Боец так или иначе будет делать то, что нужно ему, это знали они оба, а в другое время пусть хоть с крыши прыгает.

Отредактировано Rokudo Mukuro (29 января, 2019г. 10:06:38)

+1

33

- Если бы ты был сильным - они бы не пришли с утра, - сухо повторил Кёя - и встал.
Тупое чувство беспомощности, которое Мукуро заставлял его испытывать сейчас, было для него внове.
«Почему я вообще на это согласился?» - подумал он, уже понимая, что упускает ситуацию из рук, и это был так глупо - выиграть в бою с четвертью силы, но проиграть обычный разговор с человеком, который, вроде как, был на твоей стороне.
«Теоретически», - дополнил Кёя, вновь устроившись у двери в ванную. Мукуро рылся в шкафу. Будь у него хвост, Кёя был уверен, он бы раздраженно метался из стороны в сторону.
Да, теоретически Мукуро был на его стороне, но на практике его слова могли расходиться с делом. В последнее время он об этом забыл. Мукуро раздражал, но вёл себя прилично. Никаких приказов. Никакой глупой самоуверенности. Никакого... а, чёрт!
Он ничего ему не был должен! Ни сейчас, ни впредь!
- В таком случае, я больше не выйду с тобой в Систему, - сказал Кёя раздраженно, хлестнув хвостом воздух. Тот замер - напряженный, гибкий, как змея. Тёмная шерсть встала дыбом. Ушки застыли, чутко реагируя на каждый вздох. - Они пришли нам мешать. Я убрал их. Если тебя это не устраивает - твои проблемы!
Теперь, когда он сказал это, воздух казался горячим и сухим. Он торопливо облизнул пересохшие губы, сжал руку в кулак. Странно, но слова, сказанные в запале, приносили ему облегчение: почти так же он чувствовал себя, когда дрался. Речь казалась материальной, и чем больше он говорил, тем легче ему становилось дышать.
- Я победил их один. Показал, что они слабее на голову. Они больше никогда не придут, потому что  понимают, что у них нет шансов! А ты просто... дурак!
Голос дрогнул. Слово, случайно сорвавшееся с губ, казалось зазвенело в воздухе. Остановившись, Кёя глубоко вздохнул. Ком в груди расправился; он ещё чувствовал злость, но теперь она была спокойной, ровной - затихала. Искоса глядя на Мукуро, он прошел к шкафу.
- От учителей тебя отмазывать не буду, - грубо сказал Кёя, сам не зная, зачем.
Дверцу он дёрнул так, что едва не заехал Мукуро по носу. Стыдно не было. Только этот итальянский ублюдок здесь должен был стыдиться за своё поведение.

+1

34

Мукуро быстро шагал по коридору. Студенты уже начали просыпаться, из комнат доносилась возня, скрип шкафов и дверных петель, но наружу пока никто не совался - на свою удачу. Попадаться ему под руку сейчас не стоило, слишком все это было... Все это было для него слишком. Точка.
Он нуждался в одиночестве. Он привык к одиночеству, к тому, что люди вокруг развлекают, озадачивают, смешат или бесят, но никто прежде не вызывал у него такую бурю эмоций. Мукуро всегда умел отделять себя от толпы, именно поэтому ему было так легко: рядом не было никого, кто требовал бы от него изменить своим взглядам, своим привычкам, не нужно было под кого-то подстраиваться. Тем более какого-то придурка из страны на краю света с единственным талантом - доводить его до ручки своим упрямством.
"Я больше не выйду с тобой в Систему" сказал этот Хибари. Он не выйдет, ясно? Мукуро аж задохнулся от возмущения, и едва не выдал, что теперь только он решает, что и когда они будут делать. Промолчал, потому что вовремя понял, что ни к чему это. Да, ему хотелось огрызнуться, хотелось задеть посильнее, и он знал, что ударить в гордость того, кто так топит за свою независимость, будет больнее всего, но превращать Кею в союзника против его воли Мукуро все равно не хотел. Когда они активировали Связь, он думал, что нашёл нечто большее, чем просто марионетку для боев в Системе. А если нет, то зачем он вообще нужен, этот Хибари?
Пусть захлебнется своей самостоятельностью, подумал Мукуро, и вот это-то как раз собирался сказать вслух, но тут Боец, едва не расквасив ему нос дверцей шкафа, выдал нечто еще более удивительное.
- Что? - Мукуро не поверил своим ушам.
Отмазывать от учителей? Слышать что-то такое по-детски отчаянное и беспомощное в пылу ссоры было странно. Особенно, когда речь только что шла о действительно важных, жизненно-важных для них вещах - если, конечно, оставалась какая-то "их" жизнь после этого всего. Только что ведь выясняли кому отдавать приказы, а кому подчиняться, кто на что имеет право и кто от кого сильнее зависим, кто крут, а кто слабак - и тут...
- Как жестоко, - только и смог ответить Мукуро, поспешно нацепив на лицо язвительную гримаску. - Мне же наверняка снизят общий балл. А может, даже от занятий отстранят. Или выгонят из школы. Не знаю, как я с этим справлюсь.
Он понял, что нужно выметаться, когда поймал себя на том, что больше не чувствует злости. Вот только чуть зубы не крошились от этого "больше никогда", и вдруг отпустило - внезапно и насовсем. Эта дверь, которой Кея чуть не влепил ему по лицу, эта детская угроза и это наивное "дурак" каким-то образом заставили его смотреть Кею иначе и видеть другим - не самодовольным и эгоистичным упрямцем, по крайней мере, не только им. Он не просто раздражался, он вроде был искренне расстроен и грубил потому же, почему Мукуро язвил: от бессилия. Это почему-то все меняло. Мукуро помнил, что должен злиться и помнил почему, но не мог. Находиться в одном помещении с Хибари и позволить ему заметить свою растерянность, он не мог тоже.
Поэтому просто ушел. Так и не хлопнув дверью о косяк что есть силы, как собирался.
"Ну и куда теперь?" запоздало пронеслось в голове. Он хмыкнул и подтянул воротничок форменного пиджака повыше. Сам сказал, погода чудесная.

Отредактировано Rokudo Mukuro (31 января, 2019г. 15:59:53)

+1

35

День тёк как-то блёкло и невыразительно. Сегодня у них с Мукуро ни одно из занятий не совпадало: несколько раз, на переменах, Кёя углядел в толпе лохматую макушку, но подходить не стал.
«Ещё чего, - сказал он себе, ожесточенно чиркая схему деления ядер в тетрадке. - Пошел он!»
Когда Мукуро ушел, пришлось собираться на занятия. Тишина, повисшая в комнате, в первый раз в жизни показалась Кёе неуютной. Они как будто не договорили. Бессердечный не принимал разумных аргументов, и он никак не мог понять - то ли это он не мог донести их до этого безухого придурка, то ли тот просто был не способен думать. Его кидало от раздражения к растерянности. Руки дрожали. Учителей слушать не хотелось. Половину четвертого урока он просидел, задумчиво вертя в пальцах ручку, и глядя в окно. Идея сбежать из школы ещё никогда не казалась такой заманчивой, потому что Мукуро - и в этом была главная проблема - мог позволить себе, что угодно.
«Знал же, что не надо было», - подумал он ожесточенно, и закрыл тетрадь.
Беспокойные, если и имели к нему какие-то претензии, больше их не высказывали. Кёя кожей ощущал недобрый взгляд Рюу, однако, их Боец держался поодаль. На распухшем носу гордо сиял пластырь: выглядел Рюу погано. При виде его злобной рожи, Кёе захотелось расквасить ему что-нибудь ещё, однако, убедившись, что по коридору снуют учителя, он отказался от этой затеи. Йошихиро нигде не было видно. Спрашивать, Кёя, конечно не стал, только зло отмахнулся от встревоженного Тецу.

К четырем часам дня, когда ливший на улице дождь улегся, и сквозь тучи пробились первые за день лучи солнца, Кёя успел окончательно известись. С Мукуро он так и не пересекся. Ублюдок пропал куда-то после пятого урока. По Связи тянуло злостью, раздражением, недоумением - но понять, чьи именно это чувства, было трудно.
Он сгреб в сумку вещи. Вернулся в комнату. Она была пустой - такой же, какой он её оставил с утра. Пакет с вещами, которые он подарил Мукуро, валялся на полу. Хмыкнув, Кёя убрал его в шкаф. В ванной валялась юката - «ублюдок» - похоже, что Бессердечный принимал его за свою горничную. Это была странная тишина - не имеющая ни цели, ни смысла. Раньше он бы наслаждался ей, а теперь ему было пусто и немного одиноко. В обычный день Мукуро начал бы шуметь, пересказывать какие-то малозначительные школьные новости или требовать отчёта от него - но сегодня итальянский чёрт не был настроен на разговор. Он просто... не пришел. Комната казалась слишком большой для одного, и даже когда дверь почти бесшумно открылась, Кёя нутром понял - не он.
- Эй, Бессердечный, - ухмыляясь, сказал Рюу, выставив перед собой руку. - Твоя Жертва у нас. Не хочешь поговорить?
Вот это - как подумал Кёя, мгновенно вскинув злое, недовольное лицо - было чем-то новеньким.
- Ну, говори, - ответил он и шагнул вперёд.
Рюу выглядел напуганным, но уверенным, и это ему не нравилось.

+1

36

- Вот фигня...
Перед глазами плыло, в виске пульсировала боль, и еще как-то странно кололо в боку. Но он не терял сознание, нет. Он вынужден был помнить и осознавать себя каждую минуту своего позора. Как он вообще мог так глупо попасться? Хибари, если бы знал, животик надорвал бы от смеха. Даже он, человек, которому Мукуро как-то угрожал каждую его улыбку отмечать в календаре красным маркером. Что там говорить про Рюу с Йоши, те, небось, ржали до икоты.
"Вот я лох", самокритично подумал он, потому что от себя это было не так обидно, и казалось, так он как-то сумеет подготовить себя к общественному мнению. Не вышло. Общественное мнение в лице Йошихиро било без промаха.
- Ну ты тупой.
- Сам знаю.

Они просто застали его врасплох. Ссора с Бойцом, будь он неладен, выбила Мукуро из колеи, занимала все мысли. Для остального - важного или нет, просто не оставалось места. Чертова одержимость - как болезнь какая-то. Весь день он занимался тем, что по очереди пытался то выкинуть из башки, то смириться, что не получится, и совершенно измучился, потому что то и другое выходило откровенно фигово.
На занятия он все-таки не пошел. То есть, сначала не пошел, честно промотавшись под противным моросящим дождем почти сорок минут и, наверняка, подцепив насморк. Он мог бы, конечно, захватить куртку или хотя бы свитер, но всю теплую одежду, что у него была, ему купил Кея, и надеть ее сейчас, когда они разругались в пух и прах, значило бы расписаться в своей беспомощности. Он мог бы вернуться в комнату и провести день там, но тогда они непременно столкнулись бы через несколько часов, а может и раньше, на большой перемене. Он мог бы пойти на уроки... И думал, что это хорошая мысль, пока, притащившись на занятия с одной тетрадкой, не увидел Хибари, толкавшегося в коридоре в сопровождении своего верного рыцаря. Ну да, конечно. У него-то, в отличие от Мукуро были здесь друзья. Он не завидовал, нет, Мукуро считал себя слишком взрослым для игр в закадычных приятелей, но то, что они были у Хибари, неприятно царапало. Какого черта это так удобно? Тот гад просто сменил компанию, и похоже, даже не заметил потери!
Когда на следующей перемене Мукуро понял, что торчит в коридоре без всякой нужды и исподтишка высматривает в толпе противную рожу, то просто бросил тетрадку на подоконнике и свалил куда подальше. Тем более что рожи нигде и видно-то не было. "Со своим Кусакабе, конечно", равнодушно подумал он.
В жилом корпусе в это время дня всегда было тихо. Все уходили на занятия, а кто и прогуливал, старались не особенно отсвечивать в коридорах: "контрольные" визиты учителей никто не отменял. Мукуро послонялся немного по этажам, заглянул к себе - просто убедиться, что никто чужой не был здесь в его отсутствие - прищурился от бьющего в глаза, неожиданно яркого солнца, и решительно направился на крышу.

Вообще-то студентам было строго запрещено тут появляться, но они, конечно, приходили все равно. Учителя боролись: запирали чердак, навешивали замки, но все напрасно: через неделю, как по волшебству, замок опять оказывался сломан, а ход на чердак открыт всем, кто оказался достаточно смел, чтобы не просто пробраться в запретное место, но и быть готовым принять последствия в виде учительского гнева. Обычно, именно из-за последствий, Мукуро предпочитал другие уединенные местечки, не такие людные и популярные, но прямо сегодня ему было все равно. Даже немного хотелось нарваться и схлопотать наказание.
На крыше он предсказуемо оказался один. Выглянувшее солнце не прогрело воздух, но немного припекало плечи, от этого становилось не так зябко. Пальцы и кончики ушей все еще немели, на ладони хотелось подышать, но он уже не дрожал, и даже сел на отполированную сотнями чужих задниц широкую доску, служившую здесь скамейкой.
Нужно было что-то придумать. Нужно было что-то решать. Уходить из школы? Ага, и показать себя неуравновешенным придурком, который готов бросить все из-за ссоры? Остаться и не общаться с Бойцом, сделав их худшей парой в истории "Семи Лун"?
Поговорить с Хибари?
- Да о чем нам говорить? - огрызнулся он вслух, и даже не успел порадоваться, что никто не слышит. Потому что в этот момент дверь, ведущая с чердака, скрипнула и явила свету взъерошенную башку Йоши.
- А я как раз хотел поболтать, - как-то слишком самодовольно заявил он. Мукуро ответил выразительным взглядом - просто не успел ничего сказать.
- У нас твой Боец. Интересная тема для разговора?
"Да нет, не может быть", пронеслось в голове. "Но он ведь и правда куда-то делся", нагнало следом. Чертов Хибари, кого волнует, где его носит? Пусть Кусакабе об этом беспокоится.
- И что вы собираетесь с ним делать? - протянул он лениво, оценивая шансы пришибить здоровяка Йоши чердачной дверцей.
- Зависит от того, пойдешь ли ты сейчас со мной.
Мукуро хмыкнул и поднялся со своего места. За Хибари он не беспокоился, максимум, что тому грозило - выбитые зубы, для большего у Беспокойных кишка тонка. Но послушать Йоши было интересно.
- Допустим, интригу ты создать умеешь.
Он ухмыльнулся, проскользнул обратно в дверь, придержанную неожиданно галантным Беспокойным, и...
И вот он оказался здесь.
- Проклятая чердачная дверь, - фыркнул Мукуро и потер шишку на затылке. - Пинать-то было зачем? Ну и что дальше? Где... где мой Боец?
Далеко отсюда, подсказал противный голос у него в голове. И помнить про тебя не помнит.

Отредактировано Rokudo Mukuro (2 февраля, 2019г. 22:56:20)

+2

37

Если подумать, в жизни Кёи случалось много всякой ерунды - но Торияма Рюноске, который угрожал ему... это было что-то новенькое!
- Твоя Жертва у нас, - неприятно ухмыляясь, повторил он
На лице Рюу торжество всё ещё мешалось со страхом. Поза, однако, была расслабленной.
«Не врёт», - подумал Кёя, разглядывая плоско сбитое лицо и свежую ссадину на носу. Серые глаза маслянисто поблёскивали. Выражение лица у бойца Беспокойных было неприятное: такое, как будто он предвкушал какую-то пакость. Впрочем, Кёя не сомневался - предвкушал.
- И что? - спросил он грубовато, не сдвинувшись с места.
- И то, что тебе лучше пойти со мной и вести себя хорошо, если не хочешь, чтобы он пострадал.
Существовало мало вещей, которые могли его развеселить, но это, определённо, была одна из них.
«Они шантажируют меня им?» - подумал Кёя радостно. В груди что-то торжествующе взревело. Он почти рассмеялся, а затем осекся, с детским любопытством глядя на Рюу.
Они. Мать вашу. Его. Шантажировали?
«Я забью тебя до смерти», - сказал он сначала мысленно, а затем повторил это вслух. Рюу осёкся. Уверенность медленно уходила из его взгляда. Страха - с удовлетворением отметил Кёя - становилось всё больше. Это было как дурное кино: почти как дома, в Намимори, с разницей в том, что вместо банд были тупые подростки, а вместо оружия - безмозглый Рюноске со сбитыми в кровь кулаками. Не чувствуя налипшую на лицо улыбку, Кёя шагнул вперед. Кулак взмыл вверх - Рюу наклонился, взмахнул руками (кажется, это был удар? да, удар). Он нырнул под правую и размахнулся сам. Рюноске отшатнулся, шагнув прямо навстречу доверчиво подставленной ладони. Волосы у него были короткие, тёмные и жесткие: Кёя подхватил его мягко, как младенца - в следующую секунду Рюу встретился лбом со стеной.
- И где же он? - спросил Кёя негромко, наклонившись к чужому уху.
Рюу загнанно дышал у него в руках. Удариться со всего размаху об стенку наверное было очень больно. Он даже по-своему ему сочувствовал.
«Очень, очень больно», - подумал он, ощущая, как вспотели от этой мысли ладони.
- Поше...
Бум!
- Я не буду больше повторять.
Забить до смерти очень просто: колотить об стенку, пока не треснет, как орех, череп. На светлых панелях останется кровавое пятно, его не удастся отмыть. Придётся покупать краску, класть её ровными слоями, один за другим, пока отпечаток не поблекнет. Очень много возни. Не то, чего Рюу стоил.
Он всё ещё молчал и Кёя ударил снова: один, другой раз. На третий Рюу сдался - захныкал, размазывая по щекам слёзы, и пробормотал:
- Они должны быть на чердаке. Вроде бы. Правда!
Кёя улыбнулся. Улыбка вышла почти умиротворённой.
- Здорово.
Это было очень по-мукуровски, и отдавало позёрством. Он отпустил Рюу, отвесив ему пинок под зад, и заглянул внутрь себя. От Связи всё ещё веяло беспокойством. Дёрнув за неё: неумело, для острастки, он выпрямился. Рюу всё ещё, скорчившись, лежал на полу. Оставив его валяться и обдумывать своё поведение, Кёя вышел. Тецу жил через комнату от него. Постучавшись в дверь парой коротких ударов, он заглянул. Кусакабе сидел за столом и, кажется, делал уроки.
- Посторожи кое-кого у меня, - кинул ему Кёя и вышел.
Дверь у него за спиной хлопнула дважды. За стенкой всё ещё хныкал Рюу.
«Они шантажируют меня им», - подумал Кёя снова, обдумывая эту мысль и так и этак. Вертел её со всех сторон - но понятнее не стало. Мукуро был невыносимым, привычным, раздражающим, вездесущим, но он никогда не заботился о том, что с ним станет. Почему они вообще решили, что его это волнует?
«Потому что мы Бессердечные», - внезапно пришел к нему ответ, и он понял - правда. Неважно, что думали они: окружающие всё равно наверняка считали их одним целым. Это было нелепо. И раздражало вовсе не то, что они угрожали Мукуро - раздражало то, что они бросили вызов ему, подумали, что он поддастся на этот гнусный шантаж, на эту издёвку.
«Какого чёрта?!», - пока он думал об этом, он успел выйти из корпуса. Солнце приятно легло на плечи. Студёный воздух немедленно проник под рубашку - только сейчас Кёя понял, что забыл накинуть куртку, и, с удивлением хмыкнув, выбросил это из головы. Несмотря на то, что кожа пошла мурашками, изнутри ему было тепло. Он шел - быстро, ссутулившись, убрав руки в карманы, по направлению к корпусу, где, как сказал Рюу, в последний раз видели Мукуро, толкнул белую, тяжелую дверь, поднялся по лестнице, освещенной солнцем, дошел до последнего этажа. Дверь на чердак, спрятанная в узком, тёмном коридорчике была прямо перед ним. За ней было тихо: только где-то вдали раздавались возбуждённые голоса.
Усмехнувшись, Кёя потянул её на себя - и вошел внутрь.

Отредактировано Hibari Kyouya (5 февраля, 2019г. 13:15:53)

+2

38

- Так где он, Йоши? - Мукуро вздохнул. Посмотрел на руки - пыльные ладони, накрепко стянутые веревкой запястья - и усмехнулся. - И что это за представление?
Сато ответил ему глумливой ухмылкой, уже второй раз за пять минут - это вызывало беспокойство. За Бойца Мукуро все еще не волновался, но придурок, который только утром отхватил по первое число, не должен был выглядеть таким самодовольным. А Хибари не должен пропускать уроки! Он их никогда не пропускает без уважительной причины, а единственная уважительная причина, которая у него может быть, сидит прямо тут, грустно гадает будет ли заметна со стороны шишка на голове и стремительно теряет терпение в ожидании, пока Йоши соизволит заговорить.
- Слушай, - Мукуро раздраженно повертел связанными руками: они начинали затекать, но просить Йоши ослабить веревки не хотелось. Хотелось раскрошить ему зубы, но не раньше, чем прошамкает, что они там задумали. - Подумай сам. Если ты не начнешь говорить, оценить ваш офигенный план будет некому. Мой Боец этим точно не заинтересуется. И тогда...
- Рюу с ним разберется! - выплюнул Сато. Мукуро недоверчиво повел плечами и прокашлялся.
- Не люблю повторять очевидное, но сегодня утром вы уже разок доказали свою несостоятельность.
- Сейчас не утро. И у нас - ты, - снова осклабился Беспокойный.
С таким лицом, как у него улыбаться не стоило вообще никогда. Кто-то должен был ему это сказать. Может быть, в другой раз.
- Что?
Брови Мукуро взлетели. Он повел плечом и моргнул даже как-то растерянно, а потом рассмеялся.
- Я? Вы надеялись выманить его вот этим? - он ткнул Йоши под нос связанными руками, и тот отпихнул их в сторону с каким-то даже обиженным видом. Это веселило еще больше.
- Беру свои слова обратно, тупой из нас двоих все-таки ты, - от смеха он даже закашлялся. - Он не придет. Хибари не придет, придурок. Ты еще не понял?
Не понял, ответил ему удивленный взгляд Сато. Он ничего не понял в их отношениях даже после того, как воткнулся в них рожей и заработал фингал. Он вообще, кажется был гораздо тупее, чем Мукуро думал о нем  все это время. Надо же такое придумать! Любой, кто видел их с Хибари вместе, скажет, что шантажировать одного другим просто смешно.
- Ты идиот, - улыбнулся Мукуро ласково, потому что к клиническим идиотам следовало быть снисходительнее.
А потом ударил Йошихиро связанными руками в лицо. Это было даже удобно, удар вышел сильнее. Йоши, не ожидавший от него такой прыти, смешно вылупился и повалился на бок. Мукуро замахнулся врезать еще раз, но тут Беспокойный опомнился и ка-ак двинул ему в живот ногой. Ноги у него оказались сильные. И длинные, как черт-те что, отметил Мукуро, влетев спиной в стену. В голове зазвенело, в больной висок впилась игла. В другое время, это могло бы заставить притормозить, но сейчас он был очень зол.
- Да ладно, Йоши. Думал, раз я Жертва, то буду просто сидеть и ждать, пока мой благородный Боец меня спасет?
Он оскалился. В красном глазу защипало от боли. Мукуро сморгнул застилавшую взгляд горячую, темную слезу и потер плечом слипшиеся ресницы. Можно было говорить о тупости Беспокойных бесконечно, но сейчас важно было только одно - напротив поднимался на ноги один из них. Нельзя было позволить ему это сделать.
Йошихиро оказался готов к тому, что Мукуро ударит, но не к силе удара - все еще недооценивал его. От этого хотелось смеяться - и он засмеялся, звонко и весело. Эти идиоты и правда думали, что нашли идеального заложника? Что раз он Жертва в Системе, значит только и умеет, что приказывать тому, кто не в силах сопротивляться?
Как все в этой школе. "Как ты, Йошихиро Сато". Снова сбив его с ног, Мукуро с размаха шлепнулся задницей ему на грудь, отсекая возможность брыкаться.
- Свихнулся, - хрипло выкрикнул Йоши ему в лицо. - Ты... свихнулся.
Может быть, подумал Мукуро, замахиваясь для нового удара - наотмашь кулаками по лицу. Но точно не настолько свихнулся, чтобы еще на кого-то надеяться. Он почти десять лет провел в исследовательском центре в надежде, что его кто-то спасет. И в результате понял только одно: надеяться можно только на себя.
- Он не придет.
- Я понял.
Это довольно быстро перестало быть дракой. Он равномерно бил Йошихиро по лицу, с удовольствием отмечая новые кровоподтеки после каждого удара - и улыбался. Беспокойный почти не сопротивлялся. Было тихо.
- Ты ошибся.
- Да... да! Прекрати! Я сдаюсь.
- Это не Система. Тут нельзя сдаться.
Голова Йоши резко мотнулась в сторону, и на мгновение Мукуро показалось, что он ударил слишком сильно. Он замер, всматриваясь в размазанные черты. Наивный придурок был жив - но сомнений хватило, чтобы прийти в чувство. Этому было достаточно. Он усвоит урок.
И Мукуро тоже. Кея не придет его спасать - но это не плохо, это не делает их слабее других пар, наоборот. У Бойца есть авторежим - круто, но и Мукуро не беспомощен без него. Они сильны в команде, но в отличие от большинства в этой школе, и по отдельности кое-чего стоят. Они выживут и не цепляясь друг за друга, если понадобится. Потому что они Бессердечные.
За спиной скрипнула дверь, и одновременно с этим по Связи прокатилось какое-то чувство. Мукуро не распознал его в запале, но на дверь оглянулся. И вот тут-то удивился по-настоящему.
- Ты?
Вышло недоверчиво и очень искренне. Более искренне, чем когда-либо.

+1

39

Он не знал, что надееятся обнаружить на чердаке. Избитого Мукуро? Ничего? Напряженный разговор между двумя недоумками?
По крайней мере, такого он уж точно не ожидал увидеть.
- Вот ты где, - кинул Кёя, разглядывая распластанного по полу Йоши. Мукуро сидел на нём. В полутьме, смягченной лишь тусклым светом лампы, было видно, что на кулаках Мукуро осталась кровь. Руки он держал как-то странно: Кёя почти сразу - но всё-таки не с первого взгляда - понял, что это веревки. Видимых следов повреждений на Мукуро не было. Чтобы убедиться в этом, Кёя окинул его ещё одним внимательным взглядом.
«В порядке», - подумал он, и не испытал ни радости, ни гнева. Кровь жгла. Он чувствовал, как мелко подрагивают пальцы. Улыбка всё ещё не сошла с его лица, но уже оплывала, как расплавленный воск.
Растянув губы снова - это получилось почти рефлекторно - Кёя шагнул вперед. Дверь захлопнулась за ним с громким щелчком.
Губы тоже горели, но слово, которое должно было сорваться с них, так и не обрело формы. Чувствая, как бегут по коже мурашки, Кёя прошел вперёд и сдернул Мукуро с Беспокойного - грубо, как котёнка. Он решил было: «Найдо найти арматуру, чтобы так не идти», - и тут же забыл про это. В голове было пусто. Так раньше не случалось никогда, но сейчас он стоял здесь - и разбитое лицо Йошихиро стояло у него перед глазами.
Кёя наклонил голову. Посмотрел на него ещё несколько секунд, отошел на полшага назад - и ударил. А затем ещё, и ещё, и ещё...
В этом не было никакого удовольствия от драки. Процесс вообще не походил на бой, как он себе его представлял раньше. Он просто бил. Йошихиро стонал, и умолял перестать - он бил снова, не обращая на вой. В какой-то момент под его каблуком треснуло ребро, но даже это не заставило его прекратить.
- Я... больше... ааааааа!
Голос Йоши пробивался словно через толщу воды, поэтому он не стал останавливаться.
Удар. Ещё удар.
В какой-то момент лицо Беспокойного окрасилось кровью так, что он не смог различить его черты.

Отредактировано Hibari Kyouya (6 февраля, 2019г. 17:12:40)

+1

40

- Оставь его, - хмыкнул Мукуро, когда Кея легко, словно это ничего не стоило, стащил его на пол и пошел к Йошихиро, - ему уже хватит.
Первый шок от появления Бойца прошел, но он не огрызнулся и не велел Хибари убираться. Вряд ли тот пришел ради него. Может, Беспокойные и ему что-то наплели? Как-то оскорбили? Мукуро не спросил, молча вцепился зубами в веревку: не просить же этого себя развязать! Веревка была чуть влажной, на волокнах ощущался вкус крови, и он не понял, была ли это кровь Йоши или его собственная, из содранных в драке запястий.
"Что он здесь делает?" спросил себя вместо этого, остервенело терзая веревку зубами - и не нашел ответа. Глаза, чуть ослепленные снопом света из коридора, быстро снова привыкали к темноте: он видел их, Сато и Хибари. Один скорчился на полу, уже не пытаясь защититься, второй бил его ногами. Без всякого азарта, равнодушно и даже чуть отстраненно, словно выполнял рутинную, скучную, но необходимую работу. И это было страшно.
- Хватит! Ты его убьешь, - хрипло крикнул Мукуро, почти уверенный, что его не услышат, и не ошибся.
Убийство Хибари не пугало. Ему явно было наплевать на то, что их с Йоши силы изначально неравны, что его противник уже был избит дважды за этот день, что едва ли смог бы даже стоять на ногах, не то что ударить. Он вообще не был противником Йоши, в том смысле, какой в это вкладывали люди. Скорее хищником, терзающим загнанную жертву. Если бы хищники бывали так равнодушно-жестоки.
Веревка наконец-то поддалась, Мукуро дернул зубами, что есть силы, и стряхнул ее с запястий, освобождая руки.
- Стой, - рявкнул он, пропуская приказ по Связи так, чтобы Боец это почувствовал, и крепко схватил Кею за плечо.
Что бы Йоши ни сказал и ни сделал, это не стоило того, чтобы его убивать. Школьная ссора не то, ради чего стоило становиться убийцей. Проживать день за днем, зная, что на твоей совести чья-то смерть не так уж легко, и лучше бы хотя бы одному из них не узнать этого. Доводы пронеслись в голове один за другим, но Мукуро ничего из этого не произнес вслух, потому что точно знал, что слова не возымеют силы.
Никакие, кроме тех, что были приказом.
- Оставь его, - потребовал он и опустился на колени рядом с Йоши, не дожидаясь, пока Хибари отойдет. Наклонился к самому лицо, заглянул в глаза. Проверил пульс.
- Не двигайся, - Сато не был его Бойцом и вообще Бойцом не был, но он и не подумал менять тон. Не хватало только, чтобы в отчаянной попытке уползти, придурок доломал себе то, что еще уцелело. - Мы пришлем врача.
И запоздало опомнившись, поднял глаза на Кею.
- Что с Рюу?

+1

41

В этот раз приказ тоже не был насилием. Кёя просто остановился - как будто желание убить исчезло от звуков чужого голоса - и отошел к стене. Мукуро немедленно захлопотал над раненым.
«Добрый какой», - подумал Кёя равнодушно, наблюдая, как Рокудо возится с Йоши. Ему, наверное, следовало разозлиться, но он впервые - на самом деле! - не испытывал ничего. Ладони обжигали бёдра даже сквозь ткань брюк. В груди что-то неприятно кололо. Он подумал: «Простыл», - и не придал этой мысли никакого значения. Сейчас всё казалось неважным.
- Под присмотром, - ответил он коротко, прикрыв глаза. Мукуро не спросил, в каком он состоянии, но даже если так, Рюу сейчас было лучше, чем Йоши.
Плюс, было кое-что ещё.
- Они расскажут, - добавил Кёя спокойно, не отлепляясь от стены. - Ты хочешь сделать что-нибудь с этим?
Вообще, он мог справиться и сам, но именно сейчас мысль, что можно работать с Мукуро в паре, не вызывала у него раздражения. Если дело дойдет до учителей - Кёя знал - его посадят на седативные, а то и вовсе исключат. Второе, пожалуй, было выходом, потому что ни о чём - долгие годы! - Кёя не мечтал так сильно, как покинуть «Семь Лун», и вот это наконец могло случиться. Родители бы наверняка узнали о причине и пришли бы в ярость, но, равнодушно подумал он, какая разница? Теперь он мог узнать, не прилагая никаких усилий, чего стоила его Жертва и что окажется для неё важнее. Поэтому, было спокойно.
Он наклонил голову, открыв серые, по-зимнему стылые глаза.
- Я могу сделать так, чтобы он никому не рассказал.
В тишине, прерываемой лишь негромкими стонами Йоши это прозвучало по-особенному угрожающе.

Отредактировано Hibari Kyouya (12 февраля, 2019г. 13:40:02)

+1

42

То, что Рюу все еще нуждался в присмотре, обнадеживало, Кея не стал бы звать Кусакабе только затем, чтобы отгонять мух от бездыханного тела. Другое дело - Йошихиро, Мукуро, бывало, попадались мертвецы, которые выглядели лучше. Трудно было сказать, насколько серьезны его травмы, но в категорию "до свадьбы заживет" они не входили точно. Ему нужна была медицинская помощь.
Но Хибари, похоже, так не считал. Он не лез под руку и даже не возмущался, что его отогнали, но смотрел все равно мрачно и холодно, и в этом холоде Мукуро мерещился вызов. Возможно мерещился, а возможно, действительно был. Вопрос, который Боец задал, не подтвердил эту мысль, но и не опроверг.
- Вообще-то это мы все расскажем, - хмыкнул он.
А как иначе, если сдавать Йоши врачам? Вопросы все равно будут заданы и на них придется ответить. Расставить акценты правильно - вот это совершенно другое дело. Это ведь именно Беспокойные преследовали их несколько дней, подстерегали на каждом углу, бросали вызов столько раз, что уже и не сосчитать. Это они вломились в чужую комнату на рассвете. А когда их разбили на голову, пришибли его чердачной дверью и  связали. Если в результате они оказались слабее, чем те, кого собирались кинуть, кто в этом виноват?
- Они напали. Мы защищались, как могли.
В любой другой ситуации это сработало бы. Он всегда умело вешал на уши учителям лапшу разной степени разваренности, и сейчас был даже не самый сложный случай. От него требовалось только "признаться", что это он приказал Кее напасть. Его удерживали на чердаке силой и не собирались отпускать. Им угрожали расправой. Да, вместо того, чтобы позвать на помощь учителей, Хибари отправился разбираться самостоятельно, но у него ведь был приказ защищать свою Жертву.
И все прошло бы гладко, но теперь думать приходилось не только о себе. Личное дело Кеи лежало у него в руках не далее, чем этим летом, его содержание не успело стереться из памяти. Того неоднократно наказывали за жестокость, когда их Связь еще даже не проявила себя. И вот это могло вызвать осложнения. Имея в виду характер Минами - серьезные.
- Что же ты предлагаешь? - он сунул руки в карманы и с интересом посмотрел на Кею.
В виде исключения, можно было выслушать варианты.

Отредактировано Rokudo Mukuro (13 февраля, 2019г. 12:26:03)

+1

43

Ситуация была, мягко говоря, неоднозначная. Раньше Кёе приходилось заниматься разбоем - но не в такой форме. В «Семи Лунах» всё было иначе: от количества камер на квадратный метр, до внимания окружающих. Здесь все следили друг за другом. Друзей не было. В системном мире каждый каждому - враг, и Кёя не сомневался, что при случае их утопят.
Мукуро, впрочем, вполне мог думать по-другому. Кёя не знал, о чём он размышляет, и, глядя на это спокойное лицо, впервые за долгие месяцы не мог даже предположить, какие у него есть идеи; есть ли вообще.
- Вздумаешь заорать - урою, - «ласково» пообещал он Йоши, и схватив Мукуро за руку, выволок его в коридор. Здесь всё было по-прежнему. С нижних этажей равномерно гудели вернувшиеся с уроков школьники, солнце ещё мягкой скатертью лежало на замызганном полу - однака цвета казались тусклее и будто... глубже? За дверью на чердак хныкал Йоши. Кёя покосился на неё без восторга, и наклонился к уху Мукуро. В таком деле не мешала осторожность.
- Мы можем его запугать, чтобы даже не пикнул. Будет всё отрицать, - сказал он хрипло, сдув щекочущую нос иссиня-чёрную прядку. - Или я могу избавиться от него. И от него, и от Рюу.
Он не стал говорить, что Минами бы не простил им этого. Это было очевидно. Директор очень не любил нарушителей дисциплины: они с Мукуро давно стояли у него комом в горле. Бесхвостый, разумеется, мог думать по-другому. Кёя уже убедился, что у Мукуро какие-то свои представления об академии. Только вот пахло всё это дерьмо отнюдь не розами: Кёя знал, как пропадали Бойцы, не способные подтянуться на уровень своей Жертвы, как детей, за которыми некому было присмотреть, накачивали наркотиками, каким вышел от директора Соби... Он не хотел для себя такой судьбы.
Плюс, ещё кое-что. То, что - внезапно подумал он - разнило его с Мукуро.
- Я не доверяю директору, - добавил Кёя и выпрямился, убрав руки в карманы.
На правосудие в «Семи Лунах» рассчитывать было почти невозможно.

+1

44

- Просто удивительно, как мы с тобой в этом солидарны! - Мукуро все-таки не удержался и хихикнул шепотом. Вышло непривычно, шелестяще. - Я тоже не доверяю Минами. Вернее, я уверен, что он постарается докопаться до правды, когда увидит их в таком состоянии. И если хоть одна собака вякнет, что в последнее время они таскались за нами, как приклеенные, ему нужен будет только повод, чтобы нас закопать.
Глядя в ясные и холодные глаза Кеи Мукуро попытался понять, что ему можно сказать, чтобы этим все не испортить. Пожалуй, подумал он, было бы лучше, если бы в этих глазах было чуть больше понимания ситуации. Чуть больше сочувствия к самому себе. Тогда он смог бы объяснить, почему убийство - неприемлемый вариант. Но нет, не сейчас, пока Кея так показушно хладнокровен. Да и лестница на чердак - неподходящее место для откровений. Значит нужен был другой способ.
Мукуро облизал пересохшие губы.
- Давай начистоту, - деловито прошептал он. - У нас не будет ни времени, ни возможности спрятать два тела так надежно, чтобы их не нашли. А если и получится - нас слишком часто видели вместе в последнее время. Они преследовали нас на глазах у всех, приставали к нам на переменах. Все видели, что они допекли нас до печенок. И это еще если не рассказывали про свой блестящий план приятелям. А если эти двое пропадут прямо из школы, делом займется полиция. Сам понимаешь, что это означает.
Странно, но он и сам только понял, что полиция сулила не только срок в исправительной колонии для Кеи, но и как минимум возвращение в родную страну для него. В "Семи Лунах" на многое закрывали глаза, потому что он был им интересен, но правоохранительным органам, наверняка, будет все равно. Тогда они, скорее всего, больше никогда не встретятся. Мысль кольнула в затылок и пропала, тенью промелькнув на лице. Не до того сейчас было.
- Запугать - другое дело, - продолжил Мукуро. - Закинуть их обоих сюда, сказать, что подрались между собой. А мы пришли - ответить на вызов или воздухом подышать наедине - и нашли их.
Он пожал плечами.
- Может. Минами нам и не поверит. Может, они наберутся смелости и все расскажут. И если так, последствия будут дерьмовые. Но если эти двое ублюдков выживут, они не отправят нас в тюрьму, и не пересрут твое будущее. Эй, - он вытянул руку, цепляя рукав пиджака Хибари. Рука в рукаве была теплой. - Ты же его на двадцать лет вперед распланировал.

Отредактировано Rokudo Mukuro (16 февраля, 2019г. 09:01:25)

+1

45

Мукуро, похоже, не понимал - и Кёя с удивлением вспомнил, что не рассказывал ему ничего о том, чем занимается на каникулах. Это было довольно неожиданно: он не мог вспомнить, почему не рассказал. Кажется, не доверял - но сейчас это казалось таким незначительным и глупым!..
- Я уже занимался этим, - нахмурившись, ответил он. Мукуро выглядел взволнованным, и руки у него были горячие. Под его внимательным взглядом быстро стало как-то неуютно.
Он говорил о его будущем? Серьезно?
Наверное - подумал Кёя - это должно было показаться ему забавным. Фишка в том, что забавным это как раз и не было. Мукуро интересовало то, как будет. И то, что будет. Он решил осмыслить это позднее, потому что рассуждать на эту тему казалось сейчас чем-то невероятным - легче многотонный камень на вытянутых руках поднять.
«Он... беспокоится обо мне?» - сказал себе Кёя ещё раз, скорбно поджав губы.
Да, выходило, что так - беспокоился.
Ощущение, что происходит какая-то ерунда, которое пришло этим утром, так и не оставило его. Подумайте сами: сначала к ним вломились ушастые придурки, потом он попытался оправдаться перед Мукуро, потом зачем-то пошел проверять, не подох ли он (хотя знал же, что не подох), а теперь они всерьез разговаривали и обсуждали его, Кёи, будущее. Как будто его будущее, чёрт возьми, зависело от Беспокойных!
Почему-то жутко зачесалось в носу. Он дёрнул ушком, опуская глаза.
..Беспокоился. Был его Жертвой. Это имело значение. Он знал, что мог доверять Кусакабе - с его собачьей преданностью, своим людям - хотя не был уверен, вели их верность, дисциплина или страх. Но, доверять тому, кто имел над тобой власть? Тому, кого даже теоретически не способен был понять? Он не любил простые решения и эксперименты над собой, однако в этом случае стоило попробовать.
- Сделаем, как ты скажешь, - подвёл итог Кёя негромко. Свербить в носу стало чуть меньше. Он вздохнул.
Носового платка с собой у него, конечно же, не было.

+1

46

Кея согласился. Мукуро не стал гадать, чего ему это стоило, и как он договорился с собой, не стал думать, что будет, если его план выйдет им боком - на это не было времени, а время было сейчас самым дорогим. Если кто-то застанет их здесь, пока они еще не готовы, для любых планов станет уже поздно.
- Тогда делаем так, - кивнул он, поджав губы. Сердце, что интересно, перестало колотиться как бешеное. И в голове тоже прояснилось. - Оставайся тут, поговори с Йоши. Ты его скорее убедишь, он уже смотрит на тебя как на Бога Смерти, который пришел за его душой. Только скажи, где мне найти твоего парня и что ему сказать, чтобы поверил, что мы заодно. Отправлю его с Рюу сюда и побегу к врачам, роли напуганных придурков как раз мой конек. Когда придут учителя, скажем, что нашли их тут. Ты остался с ними, я побежал за помощью.
Мукуро замолчал. Почесал кончиком пальца подбородок, потом нос, посмотрел на Кею задумчиво. Ему нужно было еще кое о чем попросить, о чем-то слишком важном, чтобы получать отказ. А времени на уговоры оставалось все меньше. Приказывать в таком деле он не хотел: нужно было согласие осознанное и твердое. А, была не была.
- Я не знаю, даст ли нам Минами поговорить потом, поэтому давай заранее. Если все вскроется, и они будут обвинять тебя - у тебя был приказ, слышишь? Я приказал тебе на них напасть и не позволил остановиться, - для пущей убедительности Мукуро показал ладони, задрал рукав: под ногтями засохла кровь, на ободранных запястьях оставались ссадины. Большая их часть была получена во время драки с Йоши, но главное - это были следы веревки, которую он точно не сам на себя нацепил. Надо будет вымыть руки и надеть перчатки до того, как бежать за врачами, решил он, а вслух сказал:
- Я вышел из себя и у меня для этого были причины. Они согласятся, лучше оправдания нам не найти. К тому же, - Мукуро азартно сверкнул глазами, - с твоим-то криминальным опытом ты меня вытащишь из любой задницы и перепрячешь, правда?
Это было рискованное предложение, но все другие возможные варианты привели бы к тому, что они неизбежно оказались бы порознь. Мукуро не собирался этого допускать. И плевать, что еще час назад сам мечтал никогда больше не встречаться. Между собой они могли решать что угодно, но какие-то люди со стороны не имели права их разлучать. К тому же, понял Мукуро, он действительно верил Кее. Их отношения трудно было назвать ровными и полными взаимопонимания, иногда тот бесил так, что голова кружилась, но ни разу за все время не обманул его доверие.
"Все получится", убежденно подумал он, и внезапно дурашливо цапнул Кею за кончик подрагивающего хвоста. Отдернуть хвост тот, конечно, не успел.
- Победа! - хихикнул он, довольный. Так они развлекались еще до Беспокойных, Кея обзывал игру дурацкой, как и все, что делал Мукуро, но вместо того, чтобы отгрести подальше, исправно лупил его хвостом по загребущим рукам. - Прости, не смог удержаться. Так где мне найти Кусакабе?

Отредактировано Rokudo Mukuro (17 февраля, 2019г. 10:18:50)

+1

47

Соглашаться, как ни странно, оказалось не так уж страшно. Мукуро выдал вполне понятные инструкции. Кёя кивнул, нахмурился, запоздало хлестнул хвостом по рукам - и отступил на шаг назад. Говорить не хотелось: весь запас красноречия он истратил ещё сегодня утром. Выбора у них, впрочем, всё равно не было.
«Если нас застанут - будет беда», - подумал он, разглядывая чужие начищенные ботинки, а затем поднял голову.
- Просто скажешь Кусакабе, что он от меня. Пускай проводит этого недомерка досюда, и убирается. Пока он не уйдет - учителей не вызывай.
Хмыкнув, он сделал паузу. В плане, который предложил Мукуро, было полно слабых мест. Никто не поверил бы в такую примитивную историю. Он не очень понимал, зачем Мукуро вообще её придумал. Мукуро, впрочем, похоже тоже чувствовал что-то такое - иначе не предложил бы свалить всю вину на него. Кёя не собирался отказываться: проблемы с полицией были для него важнее, чем состояние Бессердечного. Что, в конце концов, Минами мог с ним сделать? Выпороть?
Какой бы туз не лежал в рукаве у директора, он был готов побить его своим - если только останется на свободе. Мукуро правильно делал, что рисковал собой. Чем меньше у человека ресурсов, тем менее он полезен. Мукуро сейчас был почти бесполезен, а значит можно было без зазрения совести подставить его под удар.
- Скажи ему, чтобы принёс куртку, - добавил он. - Они не поверят, что я сюда в рубашке пришел.
Кожа всё ещё шла мурашками. Он никак не мог понять, простудился уже, или нет. Ладони Мукуро всё ещё казались очень теплыми, собственные руки горели - но почему-то он совсем не чувствовал тепла.
- Если у тебя всё, я пошел.
Мукуро, кажется, сказал ещё что-то вслед, но это было уже не важно. Йошихиро валялся в дальнем углу, прижав руки к лицу. Кёя слышал, что он плачет - едва заметно, поскуливая в крепко сжатые ладони. Сейчас это оказалось на руку.
- Эй, ты! - позвал он, убедившись, что шаги за стеной затихли. - Сейчас я скажу тебе, что ты будешь делать.
Йошихиро вздрогнул.
Разговор предстоял нелёгкий.

+1

48

Остаток дня Мукуро не заметил, все прошло, как в тумане. Последнее, что он помнил четко, - это как сидел на лестнице и ждал, пока в дверях чердака покажется подручный его Бойца. Помнил, как увидел его, обменялся взглядами, кивнул - а потом со всех ног бросился по ступенькам вниз. Были еще какие-то ощущения - морозный воздух, обжигавший легкие, когда он бежал через школьный двор к учебному корпусу, жар от бега, собственный сбивчивый рассказ и удовлетворение от того, что испуг выглядит очень даже натурально. Когда мимо него пронесли Йошихиро на носилках - момент проступал из тумана воспоминаний ярко и четко - Мукуро заставил себя не отводить глаза, хотя очень боялся, что тот закричит или как-то еще укажет на него. Но Йошихиро только скользнул по нему невидящим равнодушным взглядом, и даже не моргнул. Мукуро даже стало его жаль, бедного идиота, который решил, что придумал способ обыграть сильного противника. Рюу плелся следом за носилками, на своих ногах, и вот его взгляд не был ни невидящим, ни равнодушным. Он ненавидел Бессердечных, и это было заметно.
"Он расскажет, - устало подумал Мукуро. - Если еще не рассказал, то только потому что Йоши ему запретил". И единственным, что при этом почувствовал, было разочарование. Будет обидно, если все окажется напрасно.
А потом были разговоры, от которых кружилась голова: сначала с медсестрой и врачом, потом с Саган и Минами. Нагиса глумливо растягивала слова и неуместно хихикала, задавала внезапные вопросы и все пыталась поймать его на лжи, Минами по большей части просто слушал. Мукуро, перед врачами изображавший нервного подростка, с ними сменил тактику и отвечал на вопросы лаконично и кратко, глядя себе под ноги. Ему сказали, что история у него не особо складная, на это он только пожал плечами. Вступать в дискуссии с Нагисой было опасно, даже опаснее, чем с Минами. К тому же, напомнил себе он, не важно насколько складной или нескладной будет его история, главное, чтобы никто из Беспокойных не вздумал ее опровергнуть. Если те не укажут на них, предъявить им будет нечего. А директор, какой бы всеобъемлющей ни была его власть в школе, все-таки не полицейский, чтобы организовать полноценную процедуру дознания.
Мукуро не был уверен, оставят ли Йошихиро в школе или отправят в городскую больницу, но раз уж никакие машины скорой помощи во дворе не появлялись, склонялся к первому варианту. Это, наверное, было хорошо. Значит какими бы страшными ни были его раны, жизнь оставалась вне опасности. Вряд ли директор был готов взять на себя ответственность за смерть ученика.

В комнату он вернулся, когда уже начинало темнеть. Здесь мало что изменилось с утра, и Мукуро даже удивился этому: по его ощущениям с момента, когда Йоши и Рюу ворвались к ним, мечтая о поединке, прошла целая вечность. Кеи в комнате не было.
"Где он? Что с ним?" спросил себя Мукуро. Потянулся было к нему по Связи, но одернул себя - Боец бы почувствовал прикосновение, а это было лишним. Хватало того, что жив и вроде бы относительно здоров, а остальное могло подождать личной встречи.
Прямо в одежде, как был, Мукуро завалился на кровать, перекатился на бок, да так и пролежал до темноты. Свет включать не хотелось. Неизвестность грызла сильнее вины (придурки сами не видели краев), собственная участь была куда важнее. Ничего, успокоил он себя. Худшее, что ему светило, это быть выгнанным взашей из школы. А этого он совсем не боялся. Не то что Кея.
Мысль заставила его самодовольно усмехнуться. И именно в этот момент скрипнула, открываясь, входная дверь.

Отредактировано Rokudo Mukuro (18 февраля, 2019г. 17:30:03)

+1

49

Под цепким взглядом директора чесалось ухо.
- Так как, говоришь, они выглядели, когда ты их увидел?
Допрос от Минами продолжался часа полтора. Сначала в кабинет директора завели Мукуро. Кёя, скучавший в коридоре, неохотно вслушивался в его бубнёж. Что, да как, да почему. Старый павлин не верил их версии. Это было не удивительно, однако изменить уже ничего было нельзя, и Кёя, откинувшись затылком на стену, просто доверился судьбе. Давящая, удушающе вязкая апатия, навалившаяся на него утром, никак не хотела уходить. Он смотрел - и мир казался ему прозрачным. В этой новой реальности Йошихиро, Рюу и неприятные взгляды учителей казались несущественными. Думать было тяжело: как будто в виски кто-то воткнул тонкий железный прут. Одно время он даже хотел попросить у медсестры лекарство от головной боли, но затем передумал. Начнут ещё спрашивать. Ну это...
Мукуро отпустили, когда директор, видимо, в конец задолбался. Поговорить им не дали.
- Заходи, Кёя, - сказал Минами сразу, как только бесхвостый придурок выскочил за дверь, и Кёе пришлось подчиниться - недовольно стукнув Мукуро хвостом по бедру.
Пожалуй, он никогда не ненавидел Беспокойных так сильно, как сейчас - за бездарно потраченное время, которое он с пользой мог провести за учебниками.
Минами много раз спрашивал одно и тоже. Как они были одеты в тот момент, когда их нашли, зачем они туда пришли, что увидели, как отреагировали. Кёя, успевший подслушать кое-что из разговора директора с Мукуро, отвечал односложно - и даже не пытался скрыть раздражение. Беспокойные не заслуживали того, чтобы тратить на них своё время. Избавиться от них уже не хотелось, но последнее, что он желал сейчас - слушать о них и дальше.
Минами отстал от него, только когда часы пробили восемь.
- Иди в свою комнату, - сказал директор. Кёя ничего не понял из его выражения лица. Чутьё подсказывало ему, что тот поверил в их историю не до конца - но в целом был ей удовлетворён. Оставалось надеяться, что это являлось правдой: он больше не хотел проблем. По крайней мере, не сегодня.
Дорогу до общежития он проделал в полном молчании. Студенты шептались, завидев его (это бесило), однако, подойти с расспросами никто не рискнул. Это было даже хорошо, потому что в противном случае больничный блок мог пополниться новыми пациентами. Ему хотелось просто побыть в тишине. Одному. В темноте. Желательно без Мукуро.
Впрочем - подумал он апатично - подобной роскоши ему бы как раз и не досталось.
Когда он открыл дверь, внутри комнаты было темно. Неверный свет фонаря, бьющий из окна, широкой полосой выхватил из сумрака непропорциональную фигуру.
- А, ты, - сказал Кёя, и зашел, закрыв за собой дверь.
Всё, что случилось сегодня, возвращало их к утреннему дискурсу. Следовало ли принимать вызов? Что было бы, если бы они пришли сражаться с Беспокойными, как их и приглашали? Кёя не любил вопросы: «если бы», «как бы», - но в этом случае они имели слишком большое значение. Если бы они повели себя по-другому... А как?
Он не был уверен, что хочет разговаривать об этом с Мукуро. Утром диалог закончился ничем.
«Я прав, потому что могу», - сказал ему Мукуро, и это, в общем-то, было всё, что следовало о нём знать.
Надо ли было не сражаться с ними вообще? Или, может, Мукуро следовало запугать их до драки? Или стоило окончательно вывести Жертву из строя? Он остановился, глядя в пол. Кончик хвоста вяло мёл из стороны в сторону.
«Хочу спать?» - вяло спросил у себя он, уже понимая, что спать не хочет.
Шагнув вперед, он ловко стянул куртку. Из зеркала на него смотрело вихрастое, бледное лицо.
«Жалкое зрелище», - подумал Кёя отстранённо, и убрал куртку в шкаф.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Risen kings


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно