"
tell me the story bro

    steve rogers: жду, чтобы запугивать твоих ухажеров на семейных ужинах)))
    james rogers: Все мои ухажеры будут бояться тебя до усрачки. В итоге я останусь один))0)
    steve rogers: неправда. они будут боятся Локи. и Тони. наверное, но это неточно
    james rogers: Да на тебя посмотришь: проникновенный взгляд в душу, мышцы горой, красноречивое молчание.
    И все такие: Драсте, мистер Роджерс.

    loki laufeyson: James Rogers, Гуляй сколько хочешь, я тебя прикрою.

    peter parker: прихожу я такой, а тут брат собрался робота шпехать
    loki laufeyson: Краткое описание фандома Детройта

    nakahara chuuya: Пишешь пост и такой "разовью-ка ситуацию".
    Неплохо развил, на 5к аж.

    steve rogers: пришел сцокол домой.
    сцокол: маман дала две котлеты. но они мясные
    steve rogers: я с видом ни слова больше встаю и исполняю танец, напевая: две мясных котлеты гриль специальный соус сыр огурцы салат и лук все на булочки с кунжутом только так и это бигмаг

    sam wilson: ну хоть кто-то понял хд значит не просто так писал хд
    james rogers: У меня в мозгу встроенный декодер с птичьего хд

    cassandra pentaghast: Переносить анкету и посты с одного форума на другой на телефоне, всё равно что сломать себе мозги.

    sombra: съела кусок мяса
    который спалила
    потому что смотрела сериал
    н_е_в_к_у_с_н_о

    sam wilson: эндгейм херня во всех возможных измерениях хд

    chloe price: мне 19 и я чувствую себя 16-летнем пиздюком.
    — Мааааам, принести чай
    — Мааааам, постирай тренеки
    — Мам, дайте денях, пжлст, я куплю пепси и принесу сдачу

    stephen strange: Ужасно извиняюсь за это, но что поделать? *ехидно разводит ручками*
    james rogers: Я вам ваши ручки оторву, ни один Камень Бесконечности не поможет :з
    stephen strange: мои ручки дрожат от ужаса О___О
    ааа нет, это просто тремор

    peter parker: купил пироженку — сожрал
    пошел искать в холодосе булочку — не нашел
    загрустил — грызу шоколадку
    #питер и стресс

    loki laufeyson: Всех напрягает жара, а я как змеюка — вползаю на камушек и грею свое бренное тело, наслаждаясь солнцем.

    james rogers: Тетя: хочешь клубничку?
    Я: Ягоду или фильмы для взрослых?

    brian braddock: Хотели отделаться от старичка? НЕ выйдет! Это Лига старперов, только хардкор, только ай ли би бэк
    pietro maximoff: Я таблетками чуть не подавился сейчас.
    brian braddock: ты меня уже похоронил, милый? у меня почти всё шевелится даже

    james rogers: Соскучился по бате, это когда во сне видишь возможные эпизоды, которые когда-нибудь в теории мог бы с ним завернуть.

    carol danvers: Тор меняется как перчатки в разные сезоны
    loki laufeyson:
    carol danvers: может быть... ты их ешь? :3
    loki laufeyson: Ну, судя по тому, какой я упитанный — то да.

    chloe price: итак итоги дня: не укатила куна в закат, но покатала Кэрол на коленках, обзавелась сыном и нелегальным баром.
    мысленно проставила галочки.

    james rogers: Создаю новую тему в половину второго ночи, чтобы Сэму было где писать про свои сериалы.

    james rogers: Когда Капитан Британия соблазняет Квиксильвера, мне в голову машинально лезет:
    — Закрой глаза, раздвинь ноги и думай об Англии!

    brian braddock: Где заканчивается тонкая душевная организация и начинается тонкое умение всех ненавидеть

    alison blaire: надо было сказать "привет, тор"
    thor odinson: Я сам себе Тор, развелось тут двойников :"D
    alison blaire: а вот и нет

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Доставайте свои колоды Гвинта, заряжайте энергопушки и готовьтесь нажимать на треугольник – у нас месяц компьютерных игр и акция « Virtual Reality ». С 1 по 30 июня для вас действует прием исключительно по пробному посту.

новости #22 [new]

что новенького?

тематика: видеоигры

поджарим ваши задницы

челлендж #5, неделя 1

герой или злодей?

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Awake and Alive [marvel]


Awake and Alive [marvel]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://i.imgur.com/lyqSIen.gif">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Awake and Alive</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Wanda Maximoff & Pietro Maximoff </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

20.06.18 // секретная лаборатория Гидры - США, Аризона
Три года потребовалось Ванде, чтобы смириться с гибелью брата. Столько же времени Щит свято хранил ото всех тайну об инциденте, произошедшем сразу же после падения Альтрона и его армии. Год за годом Гидра продолжала сдавать свои позиции, раскрывая местоположение одной базы за другой, теряя значительную часть секретной информации. Благодаря им и была найдена крупная генетическая лаборатория, функционирующая всего наполовину - большинство проектов оказалось заморожены в период кризиса. Для проникновения на нижние этажи с образцами решено было привлечь Алую Ведьму и ее "внушительные" способности. Но никто не мог даже предположить, что будет обнаружено среди многочисленных капсул немецких ученых.

Отредактировано Pietro Maximoff (9 февраля, 2019г. 21:05:05)

+2

2

Просьбу о помощи от разведывательного подразделения Щита Ванда восприняла с энтузиазмом. Девушка слышала, что, помимо прочего, их группы занимаются поиском и зачисткой баз Гидры. Самыми крупными из них, как правило, занимались сами Мстители, но сейчас практически всей команде было совершенно не до того. А вот у Ванды находилось не так уж много занятий, и девушка была рада помочь. Тем более, учитывая то, что спонтанную тренировку можно было совместить со столь важным и полезным делом, как обезвреживание нацистов. И учёных-маньяков, которые, как на себе не раз убедилась девушка, водились на таких базах в немалом количестве.

Уже в джете, командир группы - Малькольм - объяснил Ванде, что они уже сталкивались со зданиями подобной конструкции. В первый раз они освободили базу и взорвали её, получив куда больше разрушений, чем планировали. Второй раз группа была осторожнее и смогла обнаружить экранированный от сканирования подвальный уровень ещё до штурма. Но все, кто знал способ безопасно проникнуть туда, наотрез отказывались говорить, не поддаваясь даже сыворотке правды. А то и вовсе умудрялись свести счеты с жизнью до того, как их начинали допрашивать всерьёз. Потратив две недели, специалисты все же смогли попасть на нижний уровень и, к собственному ужасу, обнаружили там несколько ядерных ракет. Представив, что случилось бы, вздумай они взорвать и эту базу, как предыдущую, они и позвали Ванду, едва обнаружив ещё один такой сюрприз. Малькольм надеялся, что ведьме удастся раздобыть нужные сведения напрямую из разума захваченных работников подземной лаборатории. Тогда никому не придется рисковать своими жизнями, пытаясь вслепую вскрыть замки и обезвредить неизвестное оружие.

Захват прошел вполне буднично - команда была хорошо подготовлена и Ванде даже не удалось поучаствовать в активных действиях. Не желая засвечивать её присутствие раньше времени, Малькольм попросил ведьму держаться позади и стараться не привлекать внимание. В обычной чёрной форме Щита неотличимая от остальных, девушка послушно не выдавала себя эффектными алыми всполохами. Но все же, не преминула задействовать куда менее заметную вариацию своих сил, отыскивая притаившихся в разных местах противников и сдавая их местоположение агентам.

Всех захваченных работников базы, оставшихся в сознании после штурма,  собрали в одном из коридоров. Агата - помощница Малькольма - позвала Ванду, что-то быстро выяснив у остальных бойцов.

- Кажется, кто-то из этих четверых должен знать способ проникнуть на подземный этаж, не задевая охранную систему, - кивнув, ведьма стянула защитный шлем и перчатки. Вспыхнули алые ленты магии, фиксируя мужчин и не оставляя возможности сбежать от допроса, даже на тот свет. Засияли багровым и глаза ведьмы, сосредоточенно изучавшей верхние слои мыслей учёных. Нагнувшись к тому, что сидел слева, Ванда крепко сжала пальцами его подбородок и уставилась прямо в глаза напуганному мужчине. Спустя пару минут она выпрямилась и, сморгнув магию со зрачков, повернулась к Агате.

- Этот - главный, отвечает за исследования. Кажется, здесь проводили исследования над людьми, - метнув раздражённый взгляд на учёного, девушка пояснила подошедшему Малькольму. - Наверняка, их держат в экранированных камерах, так что сами по себе они не опасны. Но выпускать подопытных просто так нельзя - могут напасть и серьезно навредить. Возьмём его с собой - сразу узнаем, какой образец чем опасен.

Подхватив возмущенно мычащего мужчину парой алых лент, Ванда ввела в кодовый замок длинную комбинацию символов, приложила безвольную руку сотрудника к считывающей панели и спустилась по лестнице. Медленно следуя вдоль длинного ряда камер, девушка диктовала следующей за ней Агате сведения о подопытных - кодовые номера, классы опасности, стадии экспериментов и их цели. Дойдя до конца, ведьма опустила ученого на пол и сказала:

- Я посмотрю ещё раз, нет ли здесь ещё каких-нибудь подвохов.

- Хорошо. Спасибо, Ванда, ты очень нам помогла, - улыбнулась Агата и поспешила обратно, навстречу догонявшему их Малькольму. Ведьма же снова подцепила подбородок ученого, смыкая острые ногти на бледной коже. И, спустя пару минут, отшатнулась с невнятным возгласом, падая на колени и ошарашенно уставившись на мужчину. Он хрипло рассмеялся, и, пошевелившись, с явным намерением встать, издевательски произнёс:

- Что, ведьма, не ожидала?

Мотнув головой, Ванда больно укусила себя за запястье, выводя ставшее непослушным тело из ступора и вскочила на ноги. Без всякой магии, по-простому, вырубив учёного точным ударом в висок, девушка кинулась обратно по коридору. Быстро найдя дверь под номером "13", она дрожащими пальцами ввела код и, бессильно сползла на пол, едва увидев стоящую внутри капсулу.

Она была похожа на криокамеру, из которой Стив достал своего друга. Но, за прозрачным стеклом, несмотря на иней, вполне можно было разглядеть до боли знакомое девушке лицо, и Ванда снова вцепилась зубами в запястье, сдерживая магию и отчаянный крик. Наконец, взяв себя в руки, девушка с трудом встала и, сделав пару шагов вперёд, опустилась на стоящий рядом с пугающим механизмом стул. Окончательно успокоив эмоции несколькими глубокими вдохами, ведьма положила ладони на стекло и запустила сквозь прозрачную преграду множество тонких алых нитей.

Отредактировано Wanda Maximoff (10 февраля, 2019г. 21:18:45)

+1

3

Ведьма прижимает кончики пальцев к толстому стеклу и под ними, но уже с внутренней стороны камеры, расцветают алые нити, сотканные будто из самого воздуха. Они растут, устремляются вперед, пытаются дотянуться до того, чьи веки плотно сомкнуты, а половину лица скрывает кислородная маска. С неким трепетом достают до грудной клетки, оплетают провода датчиков, заключают в своеобразные объятия прямую спину. Мониторы, расположенные сбоку от того, что можно было бы назвать клеткой, демонстрируют полную стабильность находящегося внутри – не человека, мутанта. Но набор букв и цифр, которые значатся его именем, заставляют невольно усомниться.

Немцы были искусными генетиками. Над экспериментом, в котором участвовали брат и сестра, работало множество талантливых ученых, пусть их знания и были направлены на исполнение самых опасных замыслов. Было ли в их силах воссоздать живого человека, при наличии сохраненного материала в виде образца крови, коими они наверняка располагали, и сколько у них могло уйти на это времени? Один год, два или…

Белоснежные волосы, полностью лишенные меланина, достают до лопаток. Сквозь маску на лице проглядывается густая растительность. Это означало, что пленник не покидал своей камеры уже давно. Все необходимое обеспечивалось внутривенно, о чем свидетельствовали тонкие трубки, овивающие крепкие руки, параллельно проводам. О его состоянии заботились, за всеми показателями тщательно следили, но за три бесконечно долгих года, которые Ванда провела в борьбе с самой собой, пытаясь жить дальше и окончательно смириться с утратой родного брата, его так и не вывели в свет, предпочитая держать в тени. Взаперти, на одной из крупных лабораторий Гидры, явно утратившей значительную часть финансирования в связи с постоянными потерями, происходящими благодаря Щиту. Кто знает, сколько еще лет она могла прожить в этом неведении? Быть может и всю свою жизнь?

Мужчина не реагирует на происходящую вокруг него магию. Слишком глубок тот сон, в котором он находится. И прерывать его, нарушая работу приборов и капсулы в целом, довольно большой риск. Ведьма знает это, поэтому все, что может позволить себе – только смотреть, прислушиваться, бережно касаться. С появлением их способностей, разум Пьетро –  сложный механизм, подобраться к нему было почти что невозможно. Но здесь и сейчас, погруженный в состояние некого анабиоза, он как раскрытая книга. С тысячей пустых и не нужных страниц.

Произошедший инцидент в одном из крупных залов не остается незамеченным. Камеры наблюдения, над которыми Щит весьма скоро заполучил доступ, запечатлели то, как Максимофф одним жестким движением отправила в нокаут немца по имени Густав и стремительно бросилась куда-то со всех ног. Об этом было немедленно доложено руководителю группы, и его помощница поспешила обратно, ныряя в длинный белый коридор в поисках тринадцатой комнаты.

- Ванда? – позвала девушку Агата, пересекая порог и приближаясь к ней, нарушая тишину стуком каблуков. В следующую секунду тихо выругиваясь, подаваясь назад, понимая, что у них возникли крупные проблемы. Женщина была ознакомлена с делом Максимофф, знала о том, что скрывал от нее и других Мстителей Щит, но никак не могла ожидать, что исчезнувшее тело ее близнеца найдется здесь, среди разработок Гидры. Пожалуй, никто не ожидал. И это требовало немедленного доклада. Чем скорее, тем лучше. Назревает грандиозный и нешуточный скандал.

Нитями магии Ванда почти физически чувствует его сердцебиение. Паутина тянется вверх, переплетается с длинными прядями волос, избегает маску и обнимает лицо, согревая холодную кожу. Сердце пропускает удар, через несколько секунд еще один. Один из мониторов фиксирует это, в комнате раздается два коротких звуковых сигнала. А затем снова глубокая и бесконечная тишина, как если бы время вовсе остановилось.

***

Для него не существует ничего, кроме тьмы. Он не видит снов, не может окунуться в воспоминания, как было поначалу, когда он впервые пробудился после сражения с Альтроном и падения у ног спасенного, казалось бы, ценой собственной жизни, Бартона. Тогда он еще мог помнить те глаза, которыми мститель смотрел на него, сжимая в крепких объятиях испуганного мальчишку. Это было последним, что он видел прежде чем окунуться в небытие. Прежде чем проснуться, надежно прикованным к лабораторному столу, в окружении множества людей, переговаривающих на немецком.

Пьетро был для них не живым человеком, а научным прорывом, в какой-то момент вышедшим из-под контроля. Сбежавшей лабораторной крысой, которую нашли и вернули обратно. Оружием, что слишком рано подверглось полевому испытанию. И они были готовы исправить все допустимые ими ошибки. Ведь мальчишка уже выдержал воздействие скипетра, он выжил. А значит перенесет и остальное.

Первое время ему почти не позволяли бодрствовать. Он приходил в сознание скорее для того, чтобы немцы убедились, что он еще жив и способен воспринимать действительность. Многочисленные пулевые ранения были будто бы стерты с его тела, от них не осталось ни шрама, ни единого следа. Пьетро не понимал ни слова из того, что говорили друг другу эти люди, одетые в белое. Немецкого языка он не знал, к нему обращались исключительно на английском, но в основном для того, чтобы зафиксировать необходимые данные о самочувствии. Все вопросы, заданные мужчиной, напрочь игнорировались. Тогда ему показалось, что его жизнь поддерживают лишь для того, чтобы вскоре разобрать по кусочкам. Как выяснилось позже, он ошибался.

Он не знал, сколько времени прошло с того дня, когда он в последний раз видел сестру. Почти сроднился с путами, что не позволяли ему совершить любое движение, на которое ему не давали разрешения. В тот день их сменили на браслеты, плотно прилегающие к кистям, лодыжкам. Шею стянул металлический ошейник с лампочкой, иногда мигающей мирным зеленым огоньком. И, наконец, позволили распоряжаться своим телом.

Первым и единственным полноценным собеседником для Пьетро стал человек, представившийся Иоахимом. Он никогда не появлялся перед пленником в военной, медицинской и какой-либо другой форме, что позволила бы идентифицировать его положение внутри лаборатории. Единственное, что бросалось в глаза на его черной рубашке, так это знак гидры. Темно-красный, он был единственным ярким пятном в белой комнате, к которому после короткого знакомства добавилась кровь Максимоффа. Иоахим оказался недоволен не только тем, что Пьетро не понимал немецкую речь. Он был разозлен побегом обоих близнецов. И теперь с явным удовольствием отыгрывался на одном из них, чьи силы блокировались благодаря оковам.

Последующие дни, проведенные на базе в заточении, он помнил плохо. Мозг будто намеренно блокировал все воспоминания, связанные с физической болью, которой было слишком много. Он не помнил, что с ним делали, не помнил, как ярость захлестывала сознание. Не помнил, как в нем вскипало взращённое чувство бесконтрольной злобы, стоило Иоахиму появиться в поле зрения. Только услышать голос. После чего обязательно следовал урок, который должен был сломить, обуздать безумную стихию, которой Пьетро являлся.

И он сломался.

***

Ему кажется, что он слышит ее. Она молчит, но он слышит свое имя, произнесенное ее сомкнутыми губами. Из ее уст оно звучит иначе – мягче, почти что трепетно. Ощущает, как дрожат ее плечи. Чувствует, как тянется, пытаясь дотронуться. И у нее получается, не физически, но Пьетро чувствует, как ее тепло цветком “распускается” у него в груди. Она зовет его и ему хочется податься навстречу, хочется ответить на этот зов. И вопреки тому состоянию, в котором он заключен, Пьетро делает это.

Пальцы левой руки вздрагивают, слабо шевелятся. Сердцебиение учащается, кардиограмма на мониторе реагирует на происходящие изменения, вновь нарушая тишину короткими, но на сей раз не стихающими сигналами. Ресницы молодого мужчины вздрагивают, он резко открывает глаза – чистые и как никогда голубые. Проходит секунда, прежде чем в них читается узнавание. Он дергает правой рукой, затем левой, вырывая иглы из кожи, срывая прикрепленные датчики, обрывая провода. Алые нити исчезают, когда он срывает с лица маску и подается к стеклу, за которым она. Целая, невредимая, живая. Смотрит в ответ, не то смеется, не то плачет. Стекло не пропускает ни звука, но Пьетро слышит. Помнит ее смех и то, как он менялся с возрастом по мере взросления. Сейчас он звучит у него в голове, на фоне всех остальных возникших бурным потоком мыслей, что теперь неслись уже на новых скоростях.

Пьетро хочет обнять ее, хочет сломать единственную оставшуюся преграду между ними. Но не хочет разбивать стекло, ведь осколки могут ранить сестру. Поэтому он лишь упирается лбом в холодную прозрачную стену, прижимает ладонь к тому месту, где находится ладонь Ванды и тяжело вздыхает, до конца не веря в происходящее, делающее его счастливым.

Отредактировано Pietro Maximoff (12 апреля, 2019г. 05:19:03)

+2

4

Взбудораженная эмоциями ведьмы магия всё же послушно скользнула сквозь стекло. А Ванда застыла, раздираемая противоречивыми желаниями: закрыть глаза, чтобы как можно точнее изучить состояние брата, и иррациональным страхом потерять его снова, едва выпустив из поля зрения. Не в силах наглядеться, девушка буквально впитывала взглядом по прежнему родной, хоть и претерпевший за последние годы изменения, облик.

Светлые волосы отросли и, кажется, побелели окончательно. Под кислородной маской была заметна щетина, больше похожая на полноценную бороду. Снова судорожно выдохнув, Ванда все же смежила веки - нужно было больше информации. Окончательно приученная магическим наставником всюду искать подвох, девушка не собиралась верить своим глазам. Перед ней вполне мог оказаться очередной клон, призванный уничтожить её. Или созданный Щитом, желающим взять ведьму под более плотный контроль.

С головой погруженная в попытки дотянуться до брата, на внешний мир девушка реагировала на одних лишь инстинктах. Примитивный разум, осознающий только то, что агрессия вызывает ответную агрессию, мгновенно соткал вокруг близнецов алый купол, отрезая от них грозившую нарушить концентрацию ведьмы Агату.

Ванда уловила лишь лёгкий отблеск происходящего, переданный ей силой. И ей было почти всё равно - девушка слишком сосредоточилась на брате. Хотя, на задворках сознания и слышалось голодное рычание встрепенувшейся Бездны - сотрудники Щита сказали Ванде, что при падении Новиграда тело брата практически превратилось в пыль, - углядевшей возможность выйти погулять с полного одобрения своей носительницы. Ведьма небрежно отмахнулась и от неё, обещая подумать над этим позже.

Тонкие алые лучи скользнули под рёбра, находя сердце и аккуратно охватывая его плотной сетью, словно беря в ладони. Эмоции девушки радостно всколыхнулись, узнавая знакомую пульсацию - нервничая, Ванда часто прикасалась к сердцу брата своей магией, - но ведьма твёрдо подавила их, слишком опасаясь ошибиться.

Не спеша заглядывать в разум Пьетро, который всегда представлял из себя проблему, девушка внимательно изучала его организм. Он функционировал слишком обыкновенно, словно скорость хозяина никак на нем не отражалась. Решив, что это все же действие лекарств, без которых брата едва ли удержало бы стекло камеры, Ванда задумчиво нахмурилась. Первый порыв - приказать своей магии избавить Пьетро от всего лишнего, используя саму себя как образец, - был быстро задавлен. Да, они близнецы и в теории, их гены содержат одинаковую информацию, просто в разной последовательности. Но брат был мужчиной, и его сила тоже являлась врождённой. А значит, - Ванда невольно весело фыркнула, не открывая глаз, - она рисковала получить сестру-ведьму, вместо брата.

У Пьетро иммунитет к её магии, - по крайней мере, к ментальной её составляющей, - но Ванда думает, что смогла бы преодолеть его. Если бы приложила больше усилий. Однако, риск передавить, повредив драгоценный разум брата, слишком велик, поэтому ведьма ни разу не предпринимала подобных попыток, после того, как окончательно убедила Штрукера в их бесполезности. До этого момента.

Трогать блок управления капсулой Ванда не рискнула - столь мудрёный механизм едва ли сложно повредить. Да и систему самоуничтожения, наверняка существовавшую и здесь, вряд ли удастся деактивировать без помощи врача. Решив, что поступать по уже изученной схеме, ментально допрашивая оставленного в коридоре немца, будет слишком долго, девушка всё же обняла алыми нитями лицо брата. И, тихонько попробовав приоткрыть вечно запертую дверь его разума, неожиданно легко почти провалилась внутрь, встретив лишь темноту.

Обычно, читаемый разум был похож на голографический музей кино, в котором ведьме однажды довелось побывать. Или на лаборатории Старка. Каждая картинка жила и двигалась сама по себе и легко отзывалась на желания ведьмы, выводя нужную картинку на первый план. Для начала же достаточно было лишь задать человеку нужный вопрос - мало кто на самом деле умел не думать о "белой обезьяне".

Темнота в разуме Пьетро была полной, всеобъемлющей, поглощающей. И до дрожи напоминала Ванде пронизывающий её кошмары туман. Но темнота не пугала - потому что в ней, впервые за три года, ведьма снова чувствовала связь с братом. Прочную, крепкую, пронизывающую всё её существо. Там, снаружи, девушка слышала сердце брата только потому, что держала его своей магией. Сейчас же оно вновь забилось в её груди, эхом отзываясь на стук её собственного сердца.

Здесь тьма не казалась девушке помехой. И Ванда беззвучно, но с привычной уверенностью, звала брата. Потому что не сомневалась - если Пьетро есть где-то, если он слышит, то обязательно отзовётся. Потому что так было всегда. И даже его "смерть" не смогла убедить Ванду в обратном.

На мониторе истерически запищал какой-то датчик, вторгаясь в окружающую её тьму, и Ванда распахнула глаза. Сморгнув ударивший по зрачкам свет, девушка непонимающе огляделась, и беззвучно ахнула, найдя взглядом источник звука. Проследив за все больше заостряющимися пиками, разделившими монитор, Ванда снова склонилась над стеклом. Как раз вовремя, чтобы поймать невидящий взгляд распахнувшихся индиговых глаз. Мгновенье спустя они наполнились теплом - особенным, обращённым только к ней. И девушка задрожала, теряя контроль над магией, сдерживая не то истерический смех, не то радостные рыдания, сквозь застилавшие взгляд слёзы наблюдая, как брат рвётся к ней из своих пут.

Пьетро прижался к разделявшему их стеклу с другой стороны и Ванда мгновенно вспомнила, как всегда ненавидела преграды между ними. Обратив, наконец, внимание на тихонько дребезжащие пробирки и колбы за пределами алого кокона, и на неровно мерцающий свет, девушка снова глубоко вздохнула. Не рискнув просто испарить стекло, опасаясь промахнуться, ведьма опять создала алую пелену - тончайший щит, между стеклом и Пьетро. А потом ещё одну - со своей стороны. И коротким острым импульсом разбила стекло, словно прессом удерживая его в прежнем виде. Резким взмахом руки швырнув держащую стекло магию в ближайший угол, девушка, помедлив мгновенье, суеверно боясь коснуться, - словно всё ещё сомневаясь в реальности брата и опасаясь, что признак развеется от прикосновения, - вернула на место ладонь. И крепко сжала ещё не успевшую налиться привычным жаром руку, словно собираясь никогда не размыкать переплетённых пальцев.

- Пьетро, - голос с трудом повиновался девушке, но она вновь упрямо разомкнула пересохшие губы. Слова редко были нужны им, но сейчас Ванде хотелось произнести родное имя вслух. И донести мысль, которая багровыми всполохами уже выступала на поверхности зрачков. - Никогда больше не смей повторять подобный трюк, - почти прорычала ведьма. Бездна внутри неё должна была бы радоваться возможности выйти на свободу, но на этот раз она оказалась удивительно солидарна со своей носительницей и не жаждала вновь испытывать подобные, выворачивающие наизнанку, потрясения. Возможно, потому, что такая буря эмоций не могла пройти мимо неё, заставляя немного становиться человеком.

Аккуратно обхватив брата свободной рукой за шею, Ванда уткнулась лбом в плечо мужчины. И с тихим всхлипывающим вздохом затихла, пытаясь привыкнуть к вновь резко изменившейся реальности.

Отредактировано Wanda Maximoff (19 апреля, 2019г. 11:53:25)

+2

5

***

- Schau mich nicht so an, freak¹.

Кровь стремительно наполняет рот, ручьем стекает по подбородку. Максимофф заходится кашлем, склоняясь над полом, пачкая багровым идеально белую напольную плитку – тщательно вычищенную с прошлой сессии. Хваленая немецкая щепетильность…

- Wenn sie nicht geflohen wären, wäre nichts davon passiert. Ich werde sie lehren, für die Folgen verantwortlich zu sein².

Он, как и прежде, не понимает немецкий, лишь догадываясь о значении одиночных слов, но Иоахима это нисколько не беспокоит. Немец относится к этому, как к чужой недоработке, совершенной и не устранимой кем-то на более раннем этапе. Пьетро не понимает, почему тот не считает нужным полностью выражаться на языке, понятном мутанту, удостаивая его только редкими английскими фразами. Такими, что кровь в жилах спидстера закипала с новой силой.

Тело слушалось с большой неохотой. Лишенный той физической силы, которой одарила его мутация, Пьетро в полной мере ощущал на себе все последствия воздействия препаратов, что ему регулярно вводили те, под чьим пристальным надзором он засыпал и просыпался. Вот и сейчас, при попытке подняться после серии жестких ударов со стороны своего надзирателя, его пробила мелкая дрожь. Максимофф уперся обеими ладонями в пол, не без труда поднимаясь на четвереньки – несмотря на то, что перелом на правой руке уже отсутствовал, ощущение фантомной боли еще не успело его покинуть. В плечо уперлась подошва тяжелого ботинка, не позволяя мутанту продолжить подъем. Пьетро сплюнул сгусток крови и поднял голову, встречаясь взглядом с глазами Иохана, лицо которого не выражало ровным счетом ничего.

Никакого раздражения, злобы или чувства сожаления относительно того, какое насилие изо дня в день ему приходилось совершать над все еще мальчишкой. Это было даже хуже, чем если бы немец ликовал, упиваясь собственным превосходством. Если бы у фатальности было лицо, то оно было бы похожим на лицо Иохана.

- Du musst gehorchen³, - ботинок ощутимо давит. - Du wirst mich hassen und mir gehorchen, junge³, - немцу не нравятся его глаза, не нравится взгляд, с которым Пьетро смотрит на него.

За все время, потраченное им на “воспитание” продукта рискованных экспериментов Гидры, немец так и не сумел увидеть в нем хоть что-то помимо глупого и совершенно неуместного упрямства. Словно все это было заложено где-то на генетическом уровне – быть антагонистом, ярым бунтовщиком, революционером. Немалый потенциал при полной невозможности его реализации вне всех тех многочисленных ресурсов, которыми располагает Гидра. Даже с учетом своего плачевного положения на текущий момент.

- Sie werden an mich denken, alpträume sehen, angst haben und sich umsehen, jeden passanten bemerken… ⁴- давление на плечо прекращается. Жесткой хваткой Пьетро подцепляют за полностью побелевшие волосы, заставляя вытянуться и встать на колени.
- Ich habe zu viel in dich investiert, um so einfach loszulassen. Am meisten in Wanda investiert⁵.

Родное имя вызывает у Максимоффа неприкрытое волнение. Неизвестное значение прозвучавшей фразы целиком пробуждает у мутанта притупившееся в плену, почти что позабытое им чувство страха. Немец впервые за долгое время позволяет себе натянуто ухмыльнуться, поднимая голову Пьетро выше, внимательно изучая реакцию своей лабораторной крысы, от которой доселе не было особого прока. Для Иохана не было секретом, насколько прочна связь близнецов друг с другом, однако он и подумать не мог, что бесстрашие неблагодарного ублюдка разом закончится именно на этом. На имени его сестры.

- Ich werde deine Schwester finden. Diese Hure wird vor mir knien, so wie du es jetzt bist. Du bist das Eigentum der Hydra⁶, - Иохан отпускает волосы пленника, но тот продолжает стоять в той позиции, в какую его поставила сильная рука надзирателя. Прямо, высоко поднятой головой, практически не дыша. Покорно ожидая.

Всякого рода сопротивление было бессмысленно и вполне очевидно могло завершится очередной порцией боли, переносить которую с каждым разом становилось все труднее и труднее. Пьетро устал настолько, что принял бы смерть намного легче, чем такое существование, где вполне очевидным исходом была бы полная ликвидация его личности. Но немцы не решались на такой рисковый шаг, опасаясь потерять исходный генетический код, воспроизвести или сохранить который оказалось довольно проблемно. Иначе бы Иохану не пришлось возиться со сбежавшим мутантом, некогда ослушавшимся инструкций Штрукера.

- Wanda wird bald hier sein⁷, - произнесенное уже дважды имя устами бесстрастного немца окончательно обрывает сердце в ту же секунду отчаявшегося Максимоффа.

***

- … Ванда.

Собственный голос оказывается сложно узнать. Кажется, Пьетро достаточно давно ни с кем не разговаривал, чтобы позабыть о том, как он звучит. Пальцы ведьмы с такой силой сжимают его руку, что Максимофф все еще чувствует себя слабым, несмотря на отсутствие оков, от которых на коже не осталось и следа. Возможно, из-за того, что в последний раз кисть именно этой руки была безжалостно сломана. Сестра обхватывает его за шею, ее кожа обжигает настолько, что у мутанта создается обманчивое впечатление того, что он и не жив вовсе, и это все просто подкинутый собственным подсознанием спасительный сон.

Пальцы левой руки несмело окунаются в каштановые волосы, Пьетро закрывает глаза и глубоко вдыхает аромат волос близняшки, находя в этом долгожданное успокоение. Разрывать объятия не хочется не то, что совсем. Скорее, никогда. Его тело абсолютно спокойно и расслаблено, в то время как Ванда едва ощутимо сотрясается в плечах, не позволяя себе плакать в голос. Но внутри он испытывает тот же трепет, что и она, от осознания того, что она цела, невредима. Наконец, жива. Не ведая, каких именно богов стоит благодарить за это.

- Ванда, отойди от него, не будь безрассудна. Мы не знаем, действительно ли он тот, на кого похож, - их уединение прерывает голос Агаты, явившейся в камеру вместе с четырьмя агентами. Максимофф открывает глаза, окидывая незнакомку взглядом, крепче сжимая в объятиях сестру. Последствия искусственной комы постепенно начинают проходить, давая возможность вновь почувствовать постепенно просыпающуюся в нем силу, на сей раз возросшую в несколько раз.

______
¹ - Не смотри на меня так, фрик.
² - Если бы ты не сбежал, ничего этого бы не было. Я научу тебя нести ответственность за последствия.
³ - Ты должен подчиняться. Ты будешь ненавидеть меня и повиноваться мне, мальчишка.
⁴ - Ты будешь думать обо мне, видеть ночные кошмары,
бояться и смотреть по сторонам, замечать каждого прохожего...
⁵ - Я слишком много вложил в тебя, чтобы отпустить. Больше всего вложено в Ванду.
⁶ - Я найду твою сестру. Эта шлюха встанет передо мной на колени, как и ты сейчас. Вы - собственность Гидры.
⁷ - Ванда скоро будет здесь.

Отредактировано Pietro Maximoff (10 июня, 2019г. 10:49:25)

+2


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Awake and Alive [marvel]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно