"
tell me the story bro

    Aldrif Odinsdottir: "дерьмо случается"
    Loki Laufeyson: Так это девиз любого персонажа из Марвел хд
    James Rogers: Черт, я свой первый пост начал с этой фразы.
    Это судьба.

    Simon Henriksson: 8 тыщ символов отделяют меня от победы над навозом
    а я обсуждаю гей-порно в интернетах.
    сказочка о том, почему семёну
    не стать лучшим работником
    месяца.

    Lance Mcclain: когда в космическом фендоме, но профукал космический флешмоб

    James Rogers: Теперь готов
    Gavin Reed: Это из-за трех соток?
    James Rogers: Я узнал о трех сотках только из цитат в новостях, лол

    Gavin Reed: RK900, ого, какие... ведроиды.

    Sombra: вечера были гости
    пришлось достать бокалы для вина
    теперь сижу и в важным лицом пью колу из фужера
    ле красиво

    James Rogers: James Barnes, слушай, дядь, не разрушай моих детских надежд на относительно спокойную жизнь и побег от родителей. Ты вообще по закону жанра должен меня поддерживать.

    James Barnes: James Rogers, Я б тебя обнял, но тебя почему-то два, и я пока не могу определить, какой симпатичнее."

    Steve Rogers: я: такого Паркера я бы тоже скосплеил
    сцокол: борода я скажу тебе да
    я /обвожу рукой свое лицо и свитер/ ничего не напоминает? он просто выглядит как бомж. как все мы

    Kuroo Tetsurou: Даже не знаю, с чего больше кричать — с подвывающих звуков в фильме или с подвывающих в зале людей

    Natasha Romanoff: барнс, ты все испортил.
    James Barnes: А почему чуть что так сразу Барнс?

    Gavin Reed: Неловкое чувство, когда остаешься ленивым тормозом с одним эпизодом.
    Carol Danvers: *горько плачет*
    Gavin Reed: Да ладно, это не так плохо.
    Ты же из марвел. Вы же там много играете.

    Steve Rogers: сын весь в папку. только вещами приторговывает хддд
    James Rogers: создаю луки из того, что есть хд
    Steve Rogers: мы можем собрать человека на пару

"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Наконец-то весна понемногу посещает наши края, а это значит, что пора ловить вдохновение и отправляться мечтами к иным неизведанным мирам. Поможет вам в этом наша новая акция «To boldly go».
В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Awake and Alive [marvel]


Awake and Alive [marvel]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://i.imgur.com/lyqSIen.gif">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Awake and Alive</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Wanda Maximoff & Pietro Maximoff </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

20.06.18 // секретная лаборатория Гидры - США, Аризона
Три года потребовалось Ванде, чтобы смириться с гибелью брата. Столько же времени Щит свято хранил ото всех тайну об инциденте, произошедшем сразу же после падения Альтрона и его армии. Год за годом Гидра продолжала сдавать свои позиции, раскрывая местоположение одной базы за другой, теряя значительную часть секретной информации. Благодаря им и была найдена крупная генетическая лаборатория, функционирующая всего наполовину - большинство проектов оказалось заморожены в период кризиса. Для проникновения на нижние этажи с образцами решено было привлечь Алую Ведьму и ее "внушительные" способности. Но никто не мог даже предположить, что будет обнаружено среди многочисленных капсул немецких ученых.

Отредактировано Pietro Maximoff (9 февраля, 2019г. 21:05:05)

+2

2

Просьбу о помощи от разведывательного подразделения Щита Ванда восприняла с энтузиазмом. Девушка слышала, что, помимо прочего, их группы занимаются поиском и зачисткой баз Гидры. Самыми крупными из них, как правило, занимались сами Мстители, но сейчас практически всей команде было совершенно не до того. А вот у Ванды находилось не так уж много занятий, и девушка была рада помочь. Тем более, учитывая то, что спонтанную тренировку можно было совместить со столь важным и полезным делом, как обезвреживание нацистов. И учёных-маньяков, которые, как на себе не раз убедилась девушка, водились на таких базах в немалом количестве.

Уже в джете, командир группы - Малькольм - объяснил Ванде, что они уже сталкивались со зданиями подобной конструкции. В первый раз они освободили базу и взорвали её, получив куда больше разрушений, чем планировали. Второй раз группа была осторожнее и смогла обнаружить экранированный от сканирования подвальный уровень ещё до штурма. Но все, кто знал способ безопасно проникнуть туда, наотрез отказывались говорить, не поддаваясь даже сыворотке правды. А то и вовсе умудрялись свести счеты с жизнью до того, как их начинали допрашивать всерьёз. Потратив две недели, специалисты все же смогли попасть на нижний уровень и, к собственному ужасу, обнаружили там несколько ядерных ракет. Представив, что случилось бы, вздумай они взорвать и эту базу, как предыдущую, они и позвали Ванду, едва обнаружив ещё один такой сюрприз. Малькольм надеялся, что ведьме удастся раздобыть нужные сведения напрямую из разума захваченных работников подземной лаборатории. Тогда никому не придется рисковать своими жизнями, пытаясь вслепую вскрыть замки и обезвредить неизвестное оружие.

Захват прошел вполне буднично - команда была хорошо подготовлена и Ванде даже не удалось поучаствовать в активных действиях. Не желая засвечивать её присутствие раньше времени, Малькольм попросил ведьму держаться позади и стараться не привлекать внимание. В обычной чёрной форме Щита неотличимая от остальных, девушка послушно не выдавала себя эффектными алыми всполохами. Но все же, не преминула задействовать куда менее заметную вариацию своих сил, отыскивая притаившихся в разных местах противников и сдавая их местоположение агентам.

Всех захваченных работников базы, оставшихся в сознании после штурма,  собрали в одном из коридоров. Агата - помощница Малькольма - позвала Ванду, что-то быстро выяснив у остальных бойцов.

- Кажется, кто-то из этих четверых должен знать способ проникнуть на подземный этаж, не задевая охранную систему, - кивнув, ведьма стянула защитный шлем и перчатки. Вспыхнули алые ленты магии, фиксируя мужчин и не оставляя возможности сбежать от допроса, даже на тот свет. Засияли багровым и глаза ведьмы, сосредоточенно изучавшей верхние слои мыслей учёных. Нагнувшись к тому, что сидел слева, Ванда крепко сжала пальцами его подбородок и уставилась прямо в глаза напуганному мужчине. Спустя пару минут она выпрямилась и, сморгнув магию со зрачков, повернулась к Агате.

- Этот - главный, отвечает за исследования. Кажется, здесь проводили исследования над людьми, - метнув раздражённый взгляд на учёного, девушка пояснила подошедшему Малькольму. - Наверняка, их держат в экранированных камерах, так что сами по себе они не опасны. Но выпускать подопытных просто так нельзя - могут напасть и серьезно навредить. Возьмём его с собой - сразу узнаем, какой образец чем опасен.

Подхватив возмущенно мычащего мужчину парой алых лент, Ванда ввела в кодовый замок длинную комбинацию символов, приложила безвольную руку сотрудника к считывающей панели и спустилась по лестнице. Медленно следуя вдоль длинного ряда камер, девушка диктовала следующей за ней Агате сведения о подопытных - кодовые номера, классы опасности, стадии экспериментов и их цели. Дойдя до конца, ведьма опустила ученого на пол и сказала:

- Я посмотрю ещё раз, нет ли здесь ещё каких-нибудь подвохов.

- Хорошо. Спасибо, Ванда, ты очень нам помогла, - улыбнулась Агата и поспешила обратно, навстречу догонявшему их Малькольму. Ведьма же снова подцепила подбородок ученого, смыкая острые ногти на бледной коже. И, спустя пару минут, отшатнулась с невнятным возгласом, падая на колени и ошарашенно уставившись на мужчину. Он хрипло рассмеялся, и, пошевелившись, с явным намерением встать, издевательски произнёс:

- Что, ведьма, не ожидала?

Мотнув головой, Ванда больно укусила себя за запястье, выводя ставшее непослушным тело из ступора и вскочила на ноги. Без всякой магии, по-простому, вырубив учёного точным ударом в висок, девушка кинулась обратно по коридору. Быстро найдя дверь под номером "13", она дрожащими пальцами ввела код и, бессильно сползла на пол, едва увидев стоящую внутри капсулу.

Она была похожа на криокамеру, из которой Стив достал своего друга. Но, за прозрачным стеклом, несмотря на иней, вполне можно было разглядеть до боли знакомое девушке лицо, и Ванда снова вцепилась зубами в запястье, сдерживая магию и отчаянный крик. Наконец, взяв себя в руки, девушка с трудом встала и, сделав пару шагов вперёд, опустилась на стоящий рядом с пугающим механизмом стул. Окончательно успокоив эмоции несколькими глубокими вдохами, ведьма положила ладони на стекло и запустила сквозь прозрачную преграду множество тонких алых нитей.

Отредактировано Wanda Maximoff (10 февраля, 2019г. 21:18:45)

+1

3

Ведьма прижимает кончики пальцев к толстому стеклу и под ними, но уже с внутренней стороны камеры, расцветают алые нити, сотканные будто из самого воздуха. Они растут, устремляются вперед, пытаются дотянуться до того, чьи веки плотно сомкнуты, а половину лица скрывает кислородная маска. С неким трепетом достают до грудной клетки, оплетают провода датчиков, заключают в своеобразные объятия прямую спину. Мониторы, расположенные сбоку от того, что можно было бы назвать клеткой, демонстрируют полную стабильность находящегося внутри – не человека, мутанта. Но набор букв и цифр, которые значатся его именем, заставляют невольно усомниться.

Немцы были искусными генетиками. Над экспериментом, в котором участвовали брат и сестра, работало множество талантливых ученых, пусть их знания и были направлены на исполнение самых опасных замыслов. Было ли в их силах воссоздать живого человека, при наличии сохраненного материала в виде образца крови, коими они наверняка располагали, и сколько у них могло уйти на это времени? Один год, два или…

Белоснежные волосы, полностью лишенные меланина, достают до лопаток. Сквозь маску на лице проглядывается густая растительность. Это означало, что пленник не покидал своей камеры уже давно. Все необходимое обеспечивалось внутривенно, о чем свидетельствовали тонкие трубки, овивающие крепкие руки, параллельно проводам. О его состоянии заботились, за всеми показателями тщательно следили, но за три бесконечно долгих года, которые Ванда провела в борьбе с самой собой, пытаясь жить дальше и окончательно смириться с утратой родного брата, его так и не вывели в свет, предпочитая держать в тени. Взаперти, на одной из крупных лабораторий Гидры, явно утратившей значительную часть финансирования в связи с постоянными потерями, происходящими благодаря Щиту. Кто знает, сколько еще лет она могла прожить в этом неведении? Быть может и всю свою жизнь?

Мужчина не реагирует на происходящую вокруг него магию. Слишком глубок тот сон, в котором он находится. И прерывать его, нарушая работу приборов и капсулы в целом, довольно большой риск. Ведьма знает это, поэтому все, что может позволить себе – только смотреть, прислушиваться, бережно касаться. С появлением их способностей, разум Пьетро –  сложный механизм, подобраться к нему было почти что невозможно. Но здесь и сейчас, погруженный в состояние некого анабиоза, он как раскрытая книга. С тысячей пустых и не нужных страниц.

Произошедший инцидент в одном из крупных залов не остается незамеченным. Камеры наблюдения, над которыми Щит весьма скоро заполучил доступ, запечатлели то, как Максимофф одним жестким движением отправила в нокаут немца по имени Густав и стремительно бросилась куда-то со всех ног. Об этом было немедленно доложено руководителю группы, и его помощница поспешила обратно, ныряя в длинный белый коридор в поисках тринадцатой комнаты.

- Ванда? – позвала девушку Агата, пересекая порог и приближаясь к ней, нарушая тишину стуком каблуков. В следующую секунду тихо выругиваясь, подаваясь назад, понимая, что у них возникли крупные проблемы. Женщина была ознакомлена с делом Максимофф, знала о том, что скрывал от нее и других Мстителей Щит, но никак не могла ожидать, что исчезнувшее тело ее близнеца найдется здесь, среди разработок Гидры. Пожалуй, никто не ожидал. И это требовало немедленного доклада. Чем скорее, тем лучше. Назревает грандиозный и нешуточный скандал.

Нитями магии Ванда почти физически чувствует его сердцебиение. Паутина тянется вверх, переплетается с длинными прядями волос, избегает маску и обнимает лицо, согревая холодную кожу. Сердце пропускает удар, через несколько секунд еще один. Один из мониторов фиксирует это, в комнате раздается два коротких звуковых сигнала. А затем снова глубокая и бесконечная тишина, как если бы время вовсе остановилось.

***

Для него не существует ничего, кроме тьмы. Он не видит снов, не может окунуться в воспоминания, как было поначалу, когда он впервые пробудился после сражения с Альтроном и падения у ног спасенного, казалось бы, ценой собственной жизни, Бартона. Тогда он еще мог помнить те глаза, которыми мститель смотрел на него, сжимая в крепких объятиях испуганного мальчишку. Это было последним, что он видел прежде чем окунуться в небытие. Прежде чем проснуться, надежно прикованным к лабораторному столу, в окружении множества людей, переговаривающих на немецком.

Пьетро был для них не живым человеком, а научным прорывом, в какой-то момент вышедшим из-под контроля. Сбежавшей лабораторной крысой, которую нашли и вернули обратно. Оружием, что слишком рано подверглось полевому испытанию. И они были готовы исправить все допустимые ими ошибки. Ведь мальчишка уже выдержал воздействие скипетра, он выжил. А значит перенесет и остальное.

Первое время ему почти не позволяли бодрствовать. Он приходил в сознание скорее для того, чтобы немцы убедились, что он еще жив и способен воспринимать действительность. Многочисленные пулевые ранения были будто бы стерты с его тела, от них не осталось ни шрама, ни единого следа. Пьетро не понимал ни слова из того, что говорили друг другу эти люди, одетые в белое. Немецкого языка он не знал, к нему обращались исключительно на английском, но в основном для того, чтобы зафиксировать необходимые данные о самочувствии. Все вопросы, заданные мужчиной, напрочь игнорировались. Тогда ему показалось, что его жизнь поддерживают лишь для того, чтобы вскоре разобрать по кусочкам. Как выяснилось позже, он ошибался.

Он не знал, сколько времени прошло с того дня, когда он в последний раз видел сестру. Почти сроднился с путами, что не позволяли ему совершить любое движение, на которое ему не давали разрешения. В тот день их сменили на браслеты, плотно прилегающие к кистям, лодыжкам. Шею стянул металлический ошейник с лампочкой, иногда мигающей мирным зеленым огоньком. И, наконец, позволили распоряжаться своим телом.

Первым и единственным полноценным собеседником для Пьетро стал человек, представившийся Иоахимом. Он никогда не появлялся перед пленником в военной, медицинской и какой-либо другой форме, что позволила бы идентифицировать его положение внутри лаборатории. Единственное, что бросалось в глаза на его черной рубашке, так это знак гидры. Темно-красный, он был единственным ярким пятном в белой комнате, к которому после короткого знакомства добавилась кровь Максимоффа. Иоахим оказался недоволен не только тем, что Пьетро не понимал немецкую речь. Он был разозлен побегом обоих близнецов. И теперь с явным удовольствием отыгрывался на одном из них, чьи силы блокировались благодаря оковам.

Последующие дни, проведенные на базе в заточении, он помнил плохо. Мозг будто намеренно блокировал все воспоминания, связанные с физической болью, которой было слишком много. Он не помнил, что с ним делали, не помнил, как ярость захлестывала сознание. Не помнил, как в нем вскипало взращённое чувство бесконтрольной злобы, стоило Иоахиму появиться в поле зрения. Только услышать голос. После чего обязательно следовал урок, который должен был сломить, обуздать безумную стихию, которой Пьетро являлся.

И он сломался.

***

Ему кажется, что он слышит ее. Она молчит, но он слышит свое имя, произнесенное ее сомкнутыми губами. Из ее уст оно звучит иначе – мягче, почти что трепетно. Ощущает, как дрожат ее плечи. Чувствует, как тянется, пытаясь дотронуться. И у нее получается, не физически, но Пьетро чувствует, как ее тепло цветком “распускается” у него в груди. Она зовет его и ему хочется податься навстречу, хочется ответить на этот зов. И вопреки тому состоянию, в котором он заключен, Пьетро делает это.

Пальцы левой руки вздрагивают, слабо шевелятся. Сердцебиение учащается, кардиограмма на мониторе реагирует на происходящие изменения, вновь нарушая тишину короткими, но на сей раз не стихающими сигналами. Ресницы молодого мужчины вздрагивают, он резко открывает глаза – чистые и как никогда голубые. Проходит секунда, прежде чем в них читается узнавание. Он дергает правой рукой, затем левой, вырывая иглы из кожи, срывая прикрепленные датчики, обрывая провода. Алые нити исчезают, когда он срывает с лица маску и подается к стеклу, за которым она. Целая, невредимая, живая. Смотрит в ответ, не то смеется, не то плачет. Стекло не пропускает ни звука, но Пьетро слышит. Помнит ее смех и то, как он менялся с возрастом по мере взросления. Сейчас он звучит у него в голове, на фоне всех остальных возникших бурным потоком мыслей, что теперь неслись уже на новых скоростях.

Пьетро хочет обнять ее, хочет сломать единственную оставшуюся преграду между ними. Но не хочет разбивать стекло, ведь осколки могут ранить сестру. Поэтому он лишь упирается лбом в холодную прозрачную стену, прижимает ладонь к тому месту, где находится ладонь Ванды и тяжело вздыхает, до конца не веря в происходящее, делающее его счастливым.

Отредактировано Pietro Maximoff (12 апреля, 2019г. 05:19:03)

+2

4

Взбудораженная эмоциями ведьмы магия всё же послушно скользнула сквозь стекло. А Ванда застыла, раздираемая противоречивыми желаниями: закрыть глаза, чтобы как можно точнее изучить состояние брата, и иррациональным страхом потерять его снова, едва выпустив из поля зрения. Не в силах наглядеться, девушка буквально впитывала взглядом по прежнему родной, хоть и претерпевший за последние годы изменения, облик.

Светлые волосы отросли и, кажется, побелели окончательно. Под кислородной маской была заметна щетина, больше похожая на полноценную бороду. Снова судорожно выдохнув, Ванда все же смежила веки - нужно было больше информации. Окончательно приученная магическим наставником всюду искать подвох, девушка не собиралась верить своим глазам. Перед ней вполне мог оказаться очередной клон, призванный уничтожить её. Или созданный Щитом, желающим взять ведьму под более плотный контроль.

С головой погруженная в попытки дотянуться до брата, на внешний мир девушка реагировала на одних лишь инстинктах. Примитивный разум, осознающий только то, что агрессия вызывает ответную агрессию, мгновенно соткал вокруг близнецов алый купол, отрезая от них грозившую нарушить концентрацию ведьмы Агату.

Ванда уловила лишь лёгкий отблеск происходящего, переданный ей силой. И ей было почти всё равно - девушка слишком сосредоточилась на брате. Хотя, на задворках сознания и слышалось голодное рычание встрепенувшейся Бездны - сотрудники Щита сказали Ванде, что при падении Новиграда тело брата практически превратилось в пыль, - углядевшей возможность выйти погулять с полного одобрения своей носительницы. Ведьма небрежно отмахнулась и от неё, обещая подумать над этим позже.

Тонкие алые лучи скользнули под рёбра, находя сердце и аккуратно охватывая его плотной сетью, словно беря в ладони. Эмоции девушки радостно всколыхнулись, узнавая знакомую пульсацию - нервничая, Ванда часто прикасалась к сердцу брата своей магией, - но ведьма твёрдо подавила их, слишком опасаясь ошибиться.

Не спеша заглядывать в разум Пьетро, который всегда представлял из себя проблему, девушка внимательно изучала его организм. Он функционировал слишком обыкновенно, словно скорость хозяина никак на нем не отражалась. Решив, что это все же действие лекарств, без которых брата едва ли удержало бы стекло камеры, Ванда задумчиво нахмурилась. Первый порыв - приказать своей магии избавить Пьетро от всего лишнего, используя саму себя как образец, - был быстро задавлен. Да, они близнецы и в теории, их гены содержат одинаковую информацию, просто в разной последовательности. Но брат был мужчиной, и его сила тоже являлась врождённой. А значит, - Ванда невольно весело фыркнула, не открывая глаз, - она рисковала получить сестру-ведьму, вместо брата.

У Пьетро иммунитет к её магии, - по крайней мере, к ментальной её составляющей, - но Ванда думает, что смогла бы преодолеть его. Если бы приложила больше усилий. Однако, риск передавить, повредив драгоценный разум брата, слишком велик, поэтому ведьма ни разу не предпринимала подобных попыток, после того, как окончательно убедила Штрукера в их бесполезности. До этого момента.

Трогать блок управления капсулой Ванда не рискнула - столь мудрёный механизм едва ли сложно повредить. Да и систему самоуничтожения, наверняка существовавшую и здесь, вряд ли удастся деактивировать без помощи врача. Решив, что поступать по уже изученной схеме, ментально допрашивая оставленного в коридоре немца, будет слишком долго, девушка всё же обняла алыми нитями лицо брата. И, тихонько попробовав приоткрыть вечно запертую дверь его разума, неожиданно легко почти провалилась внутрь, встретив лишь темноту.

Обычно, читаемый разум был похож на голографический музей кино, в котором ведьме однажды довелось побывать. Или на лаборатории Старка. Каждая картинка жила и двигалась сама по себе и легко отзывалась на желания ведьмы, выводя нужную картинку на первый план. Для начала же достаточно было лишь задать человеку нужный вопрос - мало кто на самом деле умел не думать о "белой обезьяне".

Темнота в разуме Пьетро была полной, всеобъемлющей, поглощающей. И до дрожи напоминала Ванде пронизывающий её кошмары туман. Но темнота не пугала - потому что в ней, впервые за три года, ведьма снова чувствовала связь с братом. Прочную, крепкую, пронизывающую всё её существо. Там, снаружи, девушка слышала сердце брата только потому, что держала его своей магией. Сейчас же оно вновь забилось в её груди, эхом отзываясь на стук её собственного сердца.

Здесь тьма не казалась девушке помехой. И Ванда беззвучно, но с привычной уверенностью, звала брата. Потому что не сомневалась - если Пьетро есть где-то, если он слышит, то обязательно отзовётся. Потому что так было всегда. И даже его "смерть" не смогла убедить Ванду в обратном.

На мониторе истерически запищал какой-то датчик, вторгаясь в окружающую её тьму, и Ванда распахнула глаза. Сморгнув ударивший по зрачкам свет, девушка непонимающе огляделась, и беззвучно ахнула, найдя взглядом источник звука. Проследив за все больше заостряющимися пиками, разделившими монитор, Ванда снова склонилась над стеклом. Как раз вовремя, чтобы поймать невидящий взгляд распахнувшихся индиговых глаз. Мгновенье спустя они наполнились теплом - особенным, обращённым только к ней. И девушка задрожала, теряя контроль над магией, сдерживая не то истерический смех, не то радостные рыдания, сквозь застилавшие взгляд слёзы наблюдая, как брат рвётся к ней из своих пут.

Пьетро прижался к разделявшему их стеклу с другой стороны и Ванда мгновенно вспомнила, как всегда ненавидела преграды между ними. Обратив, наконец, внимание на тихонько дребезжащие пробирки и колбы за пределами алого кокона, и на неровно мерцающий свет, девушка снова глубоко вздохнула. Не рискнув просто испарить стекло, опасаясь промахнуться, ведьма опять создала алую пелену - тончайший щит, между стеклом и Пьетро. А потом ещё одну - со своей стороны. И коротким острым импульсом разбила стекло, словно прессом удерживая его в прежнем виде. Резким взмахом руки швырнув держащую стекло магию в ближайший угол, девушка, помедлив мгновенье, суеверно боясь коснуться, - словно всё ещё сомневаясь в реальности брата и опасаясь, что признак развеется от прикосновения, - вернула на место ладонь. И крепко сжала ещё не успевшую налиться привычным жаром руку, словно собираясь никогда не размыкать переплетённых пальцев.

- Пьетро, - голос с трудом повиновался девушке, но она вновь упрямо разомкнула пересохшие губы. Слова редко были нужны им, но сейчас Ванде хотелось произнести родное имя вслух. И донести мысль, которая багровыми всполохами уже выступала на поверхности зрачков. - Никогда больше не смей повторять подобный трюк, - почти прорычала ведьма. Бездна внутри неё должна была бы радоваться возможности выйти на свободу, но на этот раз она оказалась удивительно солидарна со своей носительницей и не жаждала вновь испытывать подобные, выворачивающие наизнанку, потрясения. Возможно, потому, что такая буря эмоций не могла пройти мимо неё, заставляя немного становиться человеком.

Аккуратно обхватив брата свободной рукой за шею, Ванда уткнулась лбом в плечо мужчины. И с тихим всхлипывающим вздохом затихла, пытаясь привыкнуть к вновь резко изменившейся реальности.

Отредактировано Wanda Maximoff (19 апреля, 2019г. 11:53:25)

+2


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Awake and Alive [marvel]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно