"
tell me the story bro

    Сем Винчестер: Боги, вы чего это глаза позакатывали?)
    Локи: А это у нас такое семейное приветствие — видеть друг друга за эту тыщу-с-небольшим лет уже не можем хд

    Стив: Сажусь писать пост. через час проверил всю почту, посмотрел все обновления на ютьюбе, прочитал все посты, настроил музыку, придумал лекарство от рака, слетал на луну, но ни единого слова в пост /рукалицо/

    Сигюн: Ох уж мне это ваше земное чувство юмора...
    Локи: Вообще-то мое чувство юмора имеет просто неземное происхождение... и отлично пробивает дно

    Зеркало: Хочу пейринг БРОК рамлоу и эдди БРОКА
    спасибо, я всё

    Локи: /погрозил пальчиком/
    Питер: остаточная реакция ахахах
    Локи: эрекция
    Питер: НУ ПАП ТЫ СМУЩАЕШЬ МЕНЯ ПЕРЕД ДРУЗЬЯМИ
    Локи: Погоди, я еще свои любимые анекдоты про Штирлица не начал рассказывать...

    Стив: Мои коллеги вчера открыли себе мир фанфиков.
    Локи: Даже не знаю, что хуже — открыть этот мир в сознательном возрасте или когда тебе двенадцать...

    Стив: Сокол пошел гулять. Сокол притащил этажерку для обуви. Сидит собирает. Глядишь, завтра притащит шкаф, квартиру, новую вселенную без Таноса

    Джеймс: Решил вести ежедневник, дабы систематизировать свои временные траты, четко структурировать дела по принципу "от важного к не самому важному" и вообще быть, как серьезный человек.
    Вместо заполнения первых же страниц ежедневника я сел смотреть, как мужик пытается танцевать стрип.

    Занзас: Нормально ли писать Мукуро пост под "Я тебе не верю" Аллегровой и Лепса гугл поиск

    Стив: Вернулся с работы, чтобы вставить. свои пять копеек. но лучше просто вставить. можно без копеек
    Локи: Правильно, чего на мелочь-то размениваться?
    Лэнс: Я чувствую себя комфортно в этой атмосфере: бондаж, вставить копейки, гнитальность. - всё как надо :" D

    Ичиго: Хочу убивать.
    Или обнимать.
    Дайте мне жертву для убийства или обнимашек.

    Кёя Хибари: Шел третий час ночи и седьмая серия Волейбола подряд...

    Кит: Обожаю этот режим "сделай во прям щас". Прям чувствую,что не зря родился блять

"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Вот и подходит к концу январь, самое время проверить, начали ли исполняться загаданные желания, и не осталось ли у вас долгов с прошлого года. На улице зима, но у нас в Зазеркалье тепло – нальём горячий чай каждому желающему, так что спешите заглянуть на огонек.
В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting
Вверх страницы

Вниз страницы

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Эти пути


Эти пути

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Эти пути</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Hibari Kyouya, Rokudo Mukuro </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

апрель 2017 // Кансай, Япония
Когда это случилось, никто не мог поверить, что любимый ночной кошмар впечатлительных школьниц обернулся реальностью. Но вот они, мы все, в мире, где почти 46 процентов населения поражены вирусом-А, то есть - как это раньше называлось - стали зомби?
Мне было восемнадцать, когда это случилось. И я, конечно же, был слишком глуп для того, чтобы поберечь себя. Я решил эвакуировать наш город: для восемнадцатилетнего мальчишки - непомерная гордыня. И я поплатился за это - хотя сначала это казалось мне чудом. Укушен зомби и не заразился. Остался в своём уме. Ну надо же.
Вот только - какое бы чудо не сохранило мне разум - вирус всё равно остался в моей крови. Я теперь ходячий переносчик инфекции и подопытная крыса, которая сбежала из Осаки сразу, как только поняла, что её ждёт. Заразен и особо опасен, мать вашу. Живу в окружении зомби.
Удачи, путник, сам понимаешь, желать не буду.

Отредактировано Hibari Kyouya (12 февраля, 2019г. 15:25:38)

+1

2

В этом году парило особо сильно. Уже к шестому апреля температура была под тридцать - на исходе семнадцатого стало так жарко, что даже тануки попрятались по норам. На улицах и проселочных дорогах было пусто: редкие зомби выходили из убежищ. В лесах, как показалось Кёе, им было неуютно. Граждане жили в городах - пусть они были теперь клыкасты и заразны. За пределами поселений зараженные обитали преимущественно небольшими стаями. Лис зато расплодилось немерено. Людей они уже совсем не боялись. То и дело между кустов мелькал рыжий хвост. Кёя не обращал на него внимания: эта лисица шла за ним уже неделю, подбирая объедки. Похвастаться ему было нечем. Его угощение в последнее время составляли коренья да зайцы - спасибо курсу «природа Кансая»! В такую жару больше всего на свете хотелось окунуться в реку, однако он шел, намотав рубашку на голову, чтобы спрятаться от жары - тонкие лопатки торчали и весь он казался хрупким и высушенным. По позвоночнику скатывались капельки пота. До Авадзи оставалось ещё три дня пешего пути; он хотел добраться туда поскорее. В последний раз ему на хвост сели в Осаке - пришлось выйти к городу, чтобы разжиться оружием и одеждой. С тех пор его опять преследовали: он петлял по холмам, как заяц, забираясь в леса так глубоко, чтобы поисковым отрядам приходилось слезать с машин и идти на своих двоих. Оторвался он пару дней назад.
Отец бы сказал ему: «Ты несознателен, Кёя», - однако, отец был первым, кого он заразил - и, если честно, Кёя ни капли об этом не жалел. Он не мог знать, а значит за это не отвечал. Да и чёрт с ним. Отец давно умер. Кёя ещё был жив и всё, что мог для себя сделать, это подумать о своём выживании. В Авадзи, казалось ему, будет тихо. До пандемии там жило 44 тысячи человек, сейчас - никого. Большинство уцелевших собралось в Кобе (туда он соваться опасался). Тишина, покой, куча сохранившихся магазинов и море. Что ещё может потребоваться человеку в такую жару?
«Дойти бы», - подумал он мрачно, остановившись под деревом. Голову припекало нещадно. Хотя в лесу царил полумрак, жару не смогли отогнать даже влажные испарения от земли; наоборот - влажный, горячий воздух забивался в лёгкие, не давая дышать. Подумав немного, Кёя присел на поваленное бревно. Свою выносливость он мог подвергать испытанию сколько угодно, но следовало передохнуть.
«Пережду жару, - решил он, вытянув перед собой ноги, - а ночью пойду дальше».
Идти по полуночной прохладе было гораздо легче, чем под солнцем.

+1

3

Когда его поставили перед выбором: остаться в тюрьме, дожидаясь пересмотра дела после совершеннолетия, или стать охотником на зомби он, разумеется, выбрал второе. Не потому что не верил, что его оправдают (хотя его, конечно, не оправдали бы), а потому что не был уверен, что судебная система еще жива, и кому-то будет до него дело в ближайшее... НИКОГДА. На его месте любой поступил бы так же.
Все началось не так давно, но события развивались стремительно. Первое время они наблюдали за происходящим только по телеку, и признаться, то был первый раз, когда он радовался, что угодил в тюрьму. Казалось, крепкие стены защитят от любой опасности, а ограниченный доступ со стороны, не допустит случайного проникновения вируса. У них было шесть недель, чтобы насладиться иллюзией безопасности. А потом случилось то, чего никто не ждал. Один из новых заключенных на прогулке взбесился и бросился на другого. Успел покусать семерых, прежде чем разленившиеся охранники поняли, в чем дело, и пристрелили его. Укушенных, разумеется, изолировали, всех успокоили, мол, инцидент не повторится, всех новеньких будут проверять на вирус. Страсти улеглись, успокоенные лишним яблоком к каждому обеду.
А еще через неделю в тюрьме началась эпидемия. Оказалось, что укушенных было восемь, а не семь. Охранник, поначалу принявший зомби за поехавшего кукушкой заключенного, скрыл укус. Из крепости тюрьма быстро превращалась в ловушку.
Когда их достали, от двух с лишком тысяч осталось человек двести. По правде говоря, он был удивлен, что о них кто-то вспомнил - не так они были значимы для человечества: несколько сотен несовершеннолетних особо опасных преступников. Но изумляться пришлось недолго: спасители быстро объяснили, в чем суть.
Они должны были помогать с зачисткой стратегически важных зараженных объектов. Должны были стать живым оружием, которым, если что, не жалко будет пожертвовать. "Почему этим не может заняться армия?" спросил он, и получил предельно ясный ответ. Против зомби их вооружали не только пистолетами и винтовками. Еще обкалывали какой-то дрянью, травили химией, проводили с ними курс, повышающий устойчивость к вирусу. Ставили на то, что организмы подростков окажутся достаточно выносливыми и гибкими в адаптации вакцины. "Лекарства", разумеется, не были запатентованы - какие патенты после конца света? В другое время на такой трешак потребовалось бы разрешение родителей, но сейчас - где их было искать, родителей малолетних убийц?
Разумеется, исследования проводили японцы. Почему-то это казалось естественным - может, потому что все масштабные истории про зомби, которые он мог вспомнить, были родом из Японии. Процедуры и обучение заняли много времени - сколько, он точно не знал: нет ничего бессмысленнее, чем смотреть на календарь в мире, где время остановилось. Из двадцати кандидатов, участвовавших в эксперименте вместе с ним, в живых остались семеро. После одной такой процедуры, он ослеп на один глаз. Врачи говорили, это обратимо, но время шло, а все оставалось по прежнему. Стрелять, правда, сильно не мешало, стоило только привыкнуть чуть сдвигать прицел в сторону. А вот повысилась ли устойчивость к вирусу никто не знал. Врачи брали у него кровь, капали в мензурку добавляли какие-то реагенты и одобрительно кивали, унося анализ в лабораторию, но по делу ничего не говорили.
"Не важно, - решил он. - Проверим, когда укусят". На то, что этого не случится вообще, надежды было мало.

Последние несколько дней они зачищали секретную военную базу. Вот уж где порадуешься, что зомби мгновенно тупеют - страшно подумать, что бы они могли натворить, добравшись до опечатанного оружия и всех этих "красных кнопок". Закончилось все буквально этим утром, и он сам предложил осмотреться в окрестностях - после нескольких суток в подземных катакомбах хотелось хоть на полчаса почувствовать себя свободным. Выйти под солнце. Вдохнуть полной грудью. Пошел пешком - вертолет, на котором их доставили, не подразумевал других транспортных средств. В выданной форменной куртке было жарко, и он оставил только футболку и ремни кобуры. Солнце припекало затылок, отросшие за несколько месяцев волосы торчали в разные стороны и лезли в лицо. Но ему все равно было хорошо. Лучше, чем когда-либо в последнее время.
И разумеется, ни на кого он охотиться не стал. Просто выбрал место позеленее, упал на согретую солнцем траву - да так и пролежал добрых полчаса, не думая ни о чем. Ни о зомби, ни о разрушенном вирусом мире, ни о розоватом шраме на левом плече, означавшем, что ему не скрыться от хозяев.
К реальности вернул звук чужих шагов. "Зомби?" Он замер в траве, как затаившийся в ожидании жертвы хищник, и пока взгляд отыскивал похожую на скелет фигуру, рука нащупала в кобуре пистолет.
Нет, это был человек. Тощий, одинокий, чуть сутулый - ни дать ни взять бродячий мертвец. Вот только зомби не выбирают местечко потенистее, чтобы присесть отдохнуть. "Сумасшедший или самоубийца?" заинтересовался он, рассматривая худую фигуру с белым тюрбаном на голове. Японец выглядел молодо, но объективно это ничего не говорило о его возрасте. Они все выглядели молодо.
- Эй. Ты что здесь делаешь один? - окликнул он пацана.
Тот был безоружен, но он все равно оставил пистолет в руке. Черт знает, что от них ожидать, от этих суицидников.

+1

4

Он не сразу заметил, что поблизости был чужак. Незнакомец дышал так тихо, что казался мёртвым. Только когда он зашевелился, Кёя понял свою ошибку - и, дернувшись назад, упал за бревно. В кобуре у человека, притаившегося в траве, был пистолет.
«За мной?» - лихорадочно подумал он, прижимаясь затылком к терпко пахнущей земле.
У зомби не бывало оружия. Инфекция, которая их поразило, была не шибко-то умная. В смысле - нейронные связи разрушались. Зомби были похожи на умственно отсталых и выстрелить могли разве что в себя, да и то случайно. Этот человек говорил. Судя по акценту и внешнему виду, он не был японцем. Высунуться из-за бревна, чтобы уточнить, он всё-равно не рискнул. Подобравшись, он перекатился. Замер, готовясь отскочить за деревья. Он всегда был не очень высоким: раньше его это бесило, но сейчас могло спасти. Рюкзак неудобно давил на спину: подумав, Кёя скинул его.
Это всё было очень, очень плохо. Обычно он видел людей только издали. Сколько там метров требовалось для полёта пули? Он всегда старался избегать этого расстояния.
«Надо напасть», - подумал он, щурясь от бьющего в глаза солнца, но глаза всё равно не опустил. Плохо оказаться почти слепым в ситуации, когда против тебя - человек с пушкой.
Напасть или убежать - выбор, конечно, так себе, но убегать здесь особо было некуда. Плюс, он не хотел бросать рюкзак. Там были личные вещи: аптечка, припасы, одежда. Из приоткрытого отделения торчали тонфа. Нет, бросать был не вариант - но и нападать ему, в общем, было не с чего.
«Твою мать, так глупо наткнуться на засаду», - выругался Кёя мысленно и подполз к бревну поближе. Пока вокруг было тихо: больше никого он не слышал. Значило ли это, что у этого парня не было подкрепления?
Вот же дерьмо.
- Опусти оружие, - сказал Кёя, облизнув пересохшие губы. Говорить было странно: в последний раз он заговаривал с кем-то полгода назад. Предупредил группу выживших, чтобы они не подходили. Так на него и вышли. Путешественники добрались до Осаки, наверняка рассказали о нём... Следовало бы их убить - но он не был настолько сумасшедшим, чтобы убивать немногих уцелевших в бойне с зомби. - Кто ты?

0


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Эти пути


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно