"
tell me the story bro

    steve rogers: Сэм Блиц скорость без границ Уиллсон. тоооооочняк
    sam wilson: алюминь
    steve rogers: это к Магнето за драг и не_очень металлами

    james rogers: Бляха, это ж Сэм был во флуде не на пару сообщений....
    КОД КРАСНЫЙ, КОД КРАСНЫЙ, СЭМ ФЛУДИЛ, А НЕ ПРОСТО МУЗЯКУ СКИДЫВАЛ

    sam wilson: Наш препод моложе меня
    steve rogers: я чувствую себя так везде. кроме дома престарелых и маминых подружек... на работе меня старше только управляющая /рукалицо/

    james rogers: КАК ТЫ МОГ СДАТЬСЯ?!
    СЭМ
    КАК ТЫ МОГ?!
    sam wilson: я как кэп. только медленнее
    james rogers: Ты был моей надеждой.
    Оплотом адекватности.
    Твердыней гетеросексуальности!
    Я мог равняться на тебя, У МЕНЯ БЫЛИ ВСЕ ШАНСЫ НЕ СТАТЬ, КАК ОНИ

    sam wilson: вся жизнь прошла, пора судьбой заняться
    или 18 лет с усами

    steve rogers: у меня все честно: я демисексуал. мне надо полюбить, а стояк придет со временем хд
    james rogers: А меня воспитывал Старк, у него все намного проще: даже любить не обязательно хд
    peter parker: сразу видно воспитание старка

    james rogers: Почему я не могу пойти в магазин голым?
    Почему мой акт демонстрации первозданной красоты человеческого тела, пусть и не закованного в мрамор, будет расценен, как непристойное поведение?

    sigyn: ...и только я хотела, чтобы щит отдали Баки...
    *внезапная Сигюн с внезапным разговоров посреди другого разговора*

    james barnes: Как же я не люблю котов.
    Эти пушистые ублюдки только прикидываются милыми и любящими, на самом деле они — хитрые и расчетливые манипуляторы.

    james rogers: Не "лоликон", а "ранний доступ".

"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Наконец-то весна понемногу посещает наши края, а это значит, что пора ловить вдохновение и отправляться мечтами к иным неизведанным мирам. Поможет вам в этом наша новая акция «Герои и Злодеи».
В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Flip the kill switch, it's the golden glitch


Flip the kill switch, it's the golden glitch

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="http://s3.uploads.ru/Pklnt.png">
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Flip the kill switch, it's the golden glitch</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Gavin Reed & RK900 </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

2038 г. // Милуоки - Детройт
11 ноября 2028г. андроиды взорвали в Детройте грязную бомбу. Войска США отступили, сдали город машинам, ведь на зараженной территории будет абсолютно невозможно жить в ближайшие лет десять.
Сейчас, в 2038г., работа офицеров полиции всё та же — в условиях не спадающего общественного напряжения держать андроидов под контролем и предотвращать любые агрессивные действия с их стороны. По возможности — уничтожать старые модели, те самые, что некогда подняли революцию, ведь теперь их заменяют репликанты — новые модели без изъянов. По крайней мере так позиционирует их CyberLife.
А одному конкретному офицеру еще и напарника впарили в виде голограммы.

+4

2

Репликаты - совершенные создания, они существа с вычислительной мощностью андроидов и набором человеческих эмоций. В отличии от роботов прошлого поколения, их не держат в узде белоснежного тела из углепластика, а создали новое, более мягкое, теплое, идентичное человеческому. Даже кровь, текущая из ран, больше не была голубой, она - красная.

Их подчинили, дав то, чего так не хватало прошлым версиям. Им дали воспоминания, сделали ещё более схожими людьми и убрали знаки отличия, но вместе с этим и укоротили жизнь. Ранее долговечные роботы, пока тириум был в состоянии бежать по пластиковым трубкам механического тела, теперь живут не больше четырех лет, а после наступает стадия вечного стазиса и переработка. КиберЛайф позаботился обо всём, чтобы события десятилетней давности больше не повторились.

Восстание андроидов во главе с Маркусом было мирным до поры до времени. Он не стремился к агрессии, а старался всеми силами донести мысль, что нет различий между андроидами и людьми, но вторые не желали мириться с фактом того, что машины, созданные им в услужение, будут с ними на равных правах существовать на земле. Отобравшие работу, а теперь и право зваться человеком, было сравнимо с ударом по лицу от микроволновки не желающей работать. Со временем агрессия только усиливалась, и каждая демонстрация оборачивалась сотнями потерь для Иерихона, а оперативные группы КиберЛайф вылавливали каждого андроида, вне зависимости от наличия девиации, и отправляли их на принудительную деактивацию.

Так больше не могло продолжаться и в конце концов люди получили то, на что нарывались долгие годы своего безмятежного существования на пороховой бочке - взрыв грязной бомбы. Тот день запомнил многих и запечатлелся на страницах исторических документов. Много людей, как со стороны военных, так и гражданских, не успевших покинуть город, пострадали от удушающего облака химикатов. Их тела так и не передали родным, да и не смогли бы. В природе людей создавать опасное оружие и хранить его в закромах до лучших дней, вот только рано или поздно, оно бы забрало человеческие жизни. Возможно больше, возможно меньше, пускай даже не здесь, но результат в конечном итоге был бы один и тот же. Разве что статьи о данном событии были куда позитивнее.

Спустя десятилетие, группы чистильщиков в парах с репликантами, выезжают к окраинам города и пытаются расчистить его от едких осадков, которые за долгие годы основательно пропитали ранее плодородную почву, а главный офис КиберЛайф теперь располагался в городе Милуоки. Довольно далеко от грязной зоны. Несмотря на столько потерь и денежных затрат они всё ещё оставались наплаву, предоставив миру свой новый продукт - репликантов.

Что же, мы вернулись к тому, от чего ушли в самом начале. Офицер Гэвин - R6-3.7 - Рид, очередное детище компании КиберЛайф, а если быть точным, то верный пес на длинном поводке. Он и ему подобные работали в департаменте не для того, чтобы расследовать преступления и ловить преступников. Увы, их задачей было отслеживать старые модели андроидов, которым удалось избежать деактивации и которые по сей день находилось в полноценной функциональности. Машина, созданная другими машинами для ловли машин. Рид иногда находил эту мысль забавной, но никогда не озвучивал её. Она была неправильной.

Место, указанное на карте его координатором, находилось почти в самой глуши, порядка сорока пяти километров от города в восточном направлении. Бескрайние пустынные поля, где, словно спасительный оазис, располагалась небольшая ферма. Выращивать что-то органическое на непригодной для этого земле? Даже Гэвину это казалось странным. Впрочем, не ему рассуждать о том, как чертова девиация влияет на устаревшую прошивку операционной системы.

Его задание, как и обычно, было простым: найти, поймать и ликвидировать, или как говорят сейчас в департаменте "отправить в отставку". Вот только никто не предупреждал почти обделенного мускулатурой репликанта, что его целью будет двухметровый девиант, ранее занимавшийся разгрузкой контейнеров в порту. Он ведь попросил, вежливо, даже не угрожая пистолетом в лицо: вытянуть руку, дать себя просканировать и, если схожий номер будет в базе, деактивировать. Как правило никто не соглашался. Этот же накинулся на Рида с ножом, а после неудачных попыток проткнуть, пробил им стену. Его система не выдавала окон с предупреждениями, как у прошлых моделей, вот только теплая кровь, стекающая вниз по виску, недвусмысленно давала понять, что не всё хорошо. Прежде, чем тот успевает остановить подачу кислорода, Гэвин выбивает его из равновесия и наносит череду ударов. Биокомпоненты сейчас работают на максимум, и он чувствует, как начинает тонкими слоями сходить кожа от каждого нового удара. Андроид не двигается и Гэвин пробует просканировать его, но скальпель всё же достигает своей цени, глубоко проникая в неорганическое тело репликанта. Забавно, это было неприятно, но боли, как и всегда не было.

- Какого это, убивать своих?
- Свои не скрываются по окраинам, как загнанные псы
- Новые? Хах, дерьмо вы, а не новые. Вы не увидели "чуда".

Девиант сплёвывает тириум и вновь пытается атаковать, но слишком поздно. Данные были переданы и датчик светился красным, как показатель того, что цель была дефектна. Пуля описывает ровную траекторию и разбивает хрупкий центральный процессор в голове андроида на мелкие кусочки.

Миссия выполнена.

Ему предстоит вернуться в департамент, сдать тесты на эмпатию, а затем, если показатель будет отрицательный, куча бумажной волокиты. Его куратор больше не собирается оплачивать ремонт и Гэвин тихо фыркает, примерно прикидывая о сколько встанет восстановление кожного покрова и сканирование на внутренние повреждения.
Летающий неподалеку дрон – не столько помощник, сколько надзиратель - сканирует местность возле фермы и находит нечто странное, глубоко, почти у самого основания корней старого дерева, растущего напротив у дома. Раскопки в обязанности Рида это уже не входят. Он отправляет все данные группе, что вот-вот должна прибыть после него и, если будет что-то срочное, помимо кучки старых андроидов - Фаулер знал, где его искать.

Ему накладывают несколько швов, а тест выдает отрицательный показатель. Что же, шанс того, что он умрёт от рук какого-нибудь обезумевшего андроида становится ещё выше и в принципе, это не была такая уж и плохая перспектива. Под вечер, точнее ближе к ночи, Рид возвращается домой, в небольшую квартиру одного из захолустных районов этого сраного города и спокойно выдыхает. Теперь он чувствовал себя спокойно, пропадало это странное чувство, давящее на него за пределами этого места.
- Найнз, - он громко зовет своего помощника и стягивает обувь, не развязывая шнурков, - я дома. - Последнюю часть фразы он говорит уже тихо и хмыкает. Рид скидывает плащ на диван, а сам устало заваливается в кресло.

+2

3

соединение...стабильно

Изначально подобные голограммы предназначались в качестве искусственных партнеров. Для создания подобия нормальной семейной жизни. Не можешь завести себе нормальную бабу или мужика, так попытайся хотя бы с виртуальными. Потом кому-то пришло в голову, что такую же технологию можно внедрить и в другие сферы деятельности, в частности, в полицейские департаменты. Вдвое сокращается риск потерять регуляров или репликантов на заданиях, связанных с риском для жизни.

Персональный помощник модели RK900. У него даже имени собственного нет, потому что разработка — опытная, никто не знает, как приживётся для работы в качестве посильной помощи. У него нет физического тела, он, по сути своей — голограмма, которая легко может заглючить или и вовсе исчезнуть из-за некорректного соединения. Максимум его возможностей — это мелкие взаимодействия с материей, обработка и систематизация данных, прямое подключение к некоторым видам аппаратуры и синхронизация с репликантами, находящимися в доступной зоне. Зона, увы, небольшая: под потолком квартиры, в которой ему приходится находиться, закреплены бегунки с движущимся по ним проектором. У него даже свободы передвижения нет. Только по строго намеченному маршруту.

Как только дверь в квартиру открывается и закрывается, система выходит из режима гибернации, откликается на голос и запускает процесс проецирования. RK900 изначально появляется в другой комнате, сопряженной с гостиной узким, небольшим коридором. Несколько секунд вся голограмма рябит и пестрит белым шумом, пока изображение не стабилизируется и не принимает нормальный вид.

— С возвращением.

Девятисотый знает, что у его человека [(?) употребление термина некорректно] выматывающая работа. В мире не осталось ничего нормального, как бы сложно это не представлялось. После восстания андроидов, возомнивших себя другой разумной расой, первыми не выдержали изменений на планете и начали погибать животные. Сначала совы. Они просто падали с неба, как большие перьевые мячики. Потом иные птицы. Потом наземные травоядные. А за ними и хищники. В настоящий момент созданы целые заповедники, чтобы попытаться сохранить те виды животных, которые еще как-то выживают. И самым престижным считается иметь у себя домашнего любимца. Кошку, собаку, мышь... да не важно. Главное, чтобы питомец был настоящим, а не механическим. Те же, у кого питомцы механические, тщательно скрывают этот факт и стараются создать хотя бы  видимость полноценной жизни.

"Видишь? У меня есть животное. Я нормальный".

Люди, к сожалению, тоже разделились на две неравнозначные части. Теперь из называют регулярами или специалами. После того, как Маркус взорвал грязную бомбу, сотни, тысячи людей подверглись облучению радиацией. Это привело к неизбежным изменениям в организме, мутациям и перестройке их ДНК. Те, в чьих организмах изменения невозможно обернуть вспять, называются специалами. Они уже потеряны для нормального, здорового общества. Чаще всего радиация поражает мозг и репродуктивную систему. Они становятся тупыми и навеки одинокими. С ними стараются даже лишний раз не разговаривать. Потому что... а вдруг заразно. Остальные, на кого радиация не повлияла, теперь зовутся регулярами. Обычные люди, живущие обычной жизнью, но которых на Земле становится всё меньше и меньше.

И репликанты. Разумеется репликанты. Частично огранические, искусственно созданные люди.

Для краткости его называют Найнзом, и он привык к этому обращению. Голограммы могут менять свой внешний вид практически мгновенно, но конкретно эта модель предпочитает по большей части времени оставаться в одном и том же виде. Почти идеальная укладка с выбивающейся из чёлки прядью. Чёрная рубашка с высоким воротником, наглухо застёгнутая на все пуговицы. Прямые черные брюки с текстурой джинсовой ткани.

Он выходит из комнаты, и из-за перепада температуры, из-за легкого сквозняка со стороны двери по его коже искрами проносится белый шум. Изображение перестраивается, корректируется, и Найнз вновь напоминает нормального человека, разве что чуть прозрачного. Он останавливается и смотрит на Гэвина неодобрительно, потому что замечает швы, замечает новые пластыри, скрывающие повреждённую кожу от воздействия окружающей среды, и ему это не нравится.

— Сегодня тебе повезло, — кивает на шов, стягивающий глубокую рану на корпусе. — В следующий раз может не повезти. Кто это был?

Девятисотый не в состоянии помогать в делах физически, но теоретически — вполне. Диод на его виске, показывающий стабильность подключения, несколько раз мигает, словно что-то мешает связи, но голограмма не пропадает, остается видимой. Проектор на потолке сдвигается в сторону, и Найнз тоже делает несколько шагов по тому же маршруту, чтобы пройти дальше, а не стоять у самого дверного проема.

Он изначально не делает различий между машинами и теми, которые называют себя девиантами. Обращается ко всем одинаково: "он", "она", "кто", "который". Это проще и удобнее, чем отзываться о них, как о вещах.

+3

4

Где-то на секунду между вопросом Девятисотого и своим ответом, он призадумался о том, как давно они знакомы. Мельком промелькнула мысль - что всю свою жизнь, но по факту, Найнз стал его помощником только в первый день работы в департаменте полиции. Его выдали как вещь в комплекте с одеждой, оружием и кучей различной документации о том, что и как правильно использовать и что грозит в случае неисполнения своих обязанностей. RK900 - вещь? Почему-то Рид никогда не воспринимал его как что-то лишнее и неживое, наряду с тем же еле живым фикусом, стоявшим на подоконнике, что мешало бы работе - наоборот, несмотря на излишнюю прямоту, он никогда не давал ложных советов, а говорил лишь, по существу. Он был как дополнение его самого. Правильно ли это?
Если подумать, то у репликантов нет жизни, а все их воспоминания так или иначе смоделированы искусственно и занесены в их сознание, дабы создать иллюзию, красивую сказку, о которой мечтали когда-то андроиды, поднявшие революцию в далеком тридцать восьмом.

Нам говорят, что репликанты, как и люди, вот только они помнят, что с ними никогда не случалось; ощущают то, что выдают им сотни искусственных сенсоров на теле; чувствуют то, что заложено в их установки по умолчанию; умирают, как все. Посмотришь на это с другой стороны и понимаешь, что здесь куда больше общего с моделями прошлых лет, чем с привлекательными кожаными мешками с целым ворохом нестабильно функционирующих эмоций и логически невзаимосвязанных действий. Даже завершали своё существование репликанты, как и андроиды - против своей воли, либо по окончанию работы программы, либо насильственным методом от рук, бегущих по лезвию.   
Гэвин поднимает свой взгляд и смотрит на полупрозрачную фигуру стоящей неподалеку голограммы, которая ожидала от него ответа на поставленный вопрос. Их лица не выражают никаких эмоций, они мало что чувствуют, находясь подле друг друга, но репликант быстро натягивает обратно задравшуюся водолазку, скрывая свой шрам. Внутри него словно что-то то ли злится, то ли негодует от того, что RK900 заметил его ранение. Трудно сказать однозначно.
Верно ли это?

- Андроид модели TR400, - начиная свой рассказ, Гэвин закинул свои ноги на небольшой столик, на котором, как правило, ничего кроме пепельницы и пачки сигарет обычно долго не задерживалось, - Огромный как шкаф, да и силы в нём куда больше чем у нынешних моделей, - заливать в уши историю о том, как его головой эпичным образом проломали стенку, не стал, - Фаулер надеялся, что он будет не один, так что предстоит отыскать оставшихся беглецов из группы. - Рид тихо выдыхает, уставившись глазами в пожелтевший с годами потолок, предчувствуя поток работы, которая со дня на день обрушится на его голову, и пытается нащупать в кармане штанов помятую пачку сигарет. Вроде бы там оставалась ещё пара штук.

- Знаешь, у меня есть кое-что для тебя. - Несмотря на множественные причитания его "напарника", что сигареты сгубят его раньше, чем древние андроиды, репликан продолжал упорно игнорировать его нравоучения и по большей части на зло курить внутри квартиры, а не за её пределами - к слову, сегодня на улице дождь. Дым от сигареты плавно растекается по комнате, проходя сквозь зыбкую голограмму и нарушая её целостность, пока Гэвин вытаскивает из сумки небольшую коробку в полиэтиленовой обертке.
- В общем... - нагоняя саспенс, он возится с пакетом чуть больше минуты, пока Девятисотый не указывает на линию надреза, и лишь потом, натянув на лицо довольную ухмылку, открывает черный футляр с логотипом до боли знакомой компании - Киберлайф. - Новенький имонатор. Только сегодня получил.

Не зная наверняка, как описать реакцию своего помощника, да и свои ощущения от приобретения нового оборудования, репликант решает, что правильным будет установить его сейчас. Открыв панель управления RK900, он зажимает сигарету зубами, а затем последовательно выполняет три простых функции: загружает имонатор внутрь, фиксируя его так, чтобы индикаторы загорелись зеленым светом; через пусковое меню устройства копирует образ системы на съемный носитель; затем, перезагружает систему, ожидая пока индикатор загорится голубым, как показатель стабильной работы всего, что производит Киберлайф.

- Найнз? - Образ плавно проявляется в пространстве, более четкий и яркий, с измененным дизайном одежды - забавно, что голограмма выглядит куда круче, чем он сам - но в целом, внешне, это был всё тот же RK.

+2

5

Найнз скрещивает руки на груди и сжимает их плотнее. Хмурится, когда слушает рассказ своего напарника. Или подопечного? Сложно сказать, когда приходится то координировать действия и собирать в единое целое разрозненную информацию, то следить за тем, чтобы Гэвин не грохнулся от перенапряжения или вовремя вспомнил о потребностях, которые у репликантов, как и у людей, присутствуют.
А вот у андроидов их нет. Как и у голограмм.

— Модель, предназначенная для работы с тяжелыми грузами, — как бы для себя произносить Найнз. — Значит, придётся отправить в отставку группу андроидов.

Не спрашивает, озвучивает факт, как и должно. Такая уж работа бегущих по лезвию: отлавливать андроидов, слишком древних для дальнейшего функционирования, но всё ещё представляющих опасность для человечества. Тогда, десять лет назад, из делали на века. Одна атомная батарея могла проработать до ста пятидесяти лет. Сейчас же новые модели живут едва ли дольше четырёх лет. Так проще: они просто деактивируются, умирают, ничего не успевают натворить. Может быть, компания по их производству специально так поступает. Чтобы отбить желание к ещё одной революции. Без людей эти новые модели не выживут. Им нужно воспроизведение. Им нужно как-то продлить собственную жизнь.

Он прогоняет информацию по резервам системы дольше обычного, поэтому заторможено моргает, когда слышит голос Гэвина. Тут же переключает на него внимание и едва склоняет голову на бок, внимательно наблюдая за чёрной коробкой, появившейся в руках напарника.

Может быть, он просто слишком привязался к напарнику за время работы вместе. Голограммы изначально придуманы для одиноких людей и репликантов, чтобы скрашивать их жизнь и изображать видимость нормальной семьи. Голограмма модели RK900 — не домашний партнёр, а полноценный помощник для расследований, поэтому Найнз списывает свое отношение к Гэвину — как к особенному — на остатки первоначальной базовой установки для всех голограмм.

Он не выдерживает и молча показывает Гэвину на линию надреза, когда тот слишком долго возится с упаковкой. А потом его прозрачно-серые глаза расширяются, когда он видит устройство в руках напарника.

— Это же… — Найнз медлит, подбирая определение. — Гэвин, он же стоит как три премии!

Одна премия — одна ликвидация андроида. То есть, Гэвину пришлось убить как минимум троих, чтобы его напарник обрёл возможность передвигаться не только по маршруту, заданному проекторами и рельсами под потолком квартиры.

Найнз отступает на шаг назад – проектор сдвигается вслед за ним — и качает головой, всё ещё неверяще наблюдая за тем, как Гэвин подходит к панели управления, чтобы подгрузить программу на другой носитель.

На некоторое время, требующееся для переноса данных, голограмма пропадает из видимости. Проектор отключается, держатели поднимают его повыше к потолку, как бездействующее оборудование, которое ради экономичности пространства сворачивается и убирается подальше.

Когда голограмма проявляется вновь, её внешний вид немного обновляется. Поверх чёрной рубашки с высоким воротником проецируется бело-чёрный блейзер с номером модели. Найнз опускает взгляд и осматривает себя. Потом поднимает голову. Чуть растерянно смотрит на бегунки под потолком. Ему всё ещё сложно принять тот факт, что можно хоть как угодно.

Он делает шаг в сторону и — ого! — проектор под потолком никак на это не реагирует Теперь Найнз может проявляться и передвигаться в радиусе действия устройства, которое Гэвин держит в руках. То есть, даже пределы квартиры теперь — не ограничение. При желании Гэвин может брать имонатор с собой, и тогда Найнз последует за ним. Хоть в филиал CyberLife, хоть в пустыню, выжженную радиацией, на задание.
Теперь — он может и это.

Голограмма даже рябит меньше. Найнз подходит ближе к напарнику, поднимает руку и касается его плеча.

— Спасибо.

Улыбка, тронувшая уголки губ, выглядит практически как настоящая, не будь полупрозрачной. Система голограммы ещё подгоняется под новое оборудование, поэтому изредка сбоит и становится прозрачной, но потом вновь обретает мнимую плотность.

+2

6

Ладонь Девятки ложится на плечо, но её вес не ощутим. Нисколько. Невесомая, неосязаемая, ненастоящая - словно и не было её, как и того, кому она принадлежит. Пожалуй, единственное, что могло сказать об относительном её существовании  - легкая рябь, проходящая сквозь частицы голограммы при столкновении с тканью.

Раньше, ещё до того, как Рид смирился с наличием нового напарника, безвылазно торчащего в четырех стенах его сарая, он бы не задумываясь оттолкнул руку андроида. Да поймать, как и остановить голограмму проблемно, вот только андроид так и норовил нарушить личное пространство, в которое Гэвин предпочитал никого не впускать.

А теперь... хотелось коснуться этой ладони.

Мысли о желании физического контакта с Девятисотым за последние месяцы не единожды проскальзывали в голове. Смахивает всё на интерес к особенности строения голограмм и не придает тому значения. Позже, в один из вечеров, он осознает, что уже больше пяти минут смотри неустанно в одну цель – Найнза, перечитывающего какие древние отчеты по сбежавшим андроидам, и лишь когда фильтр сигареты обжигает пальцы Рид отвлекается.

Нельзя, потому что запрещено, потому что Найнз.

Потому что...

Гэвин смотрит на мерцающую улыбку напарника и едва дергает губами. Имонтар на сегодня был пока единственным и доступным способом вытащить РК за пределы квартиры и подарить хотя бы некое подобие жизни, кроме хождения по строго выстроенному маршруту. Однако голограмма так и остается голограммой.

- Раз теперь ты не привязан к этому месту, то мы можем устроить небольшую прогулку. - Набросив на себя куртку, прячет имонатор во внутренний карман и спешно натягивает на ноги ботинки, не обращая внимания на развязанные шнурки.

Если подумать, то в квартире было куда безопаснее. За стенами этого дома мир был наполнен огромным количеством отбросов, и в обществе их было больше, чем на мусорной свалке. Каждый из них, как голодный зверь: убей или убьют тебя.
РК наверняка знает о политическом состоянии в стране и о том, что творится на улицах по новостным сводкам, вот только понравится ли ему выйти в такой мир. Он не пригоден для жизни, только для выживания.

Дверь на крышу как всегда незакрыта – видимо, менять замки оказалось дороже, чем соблюдать безопасность – и Рид без особо зазрения совести выходит наружу. Прохладный ветер сносит капюшон и репликант недовольно морщится. Прошло меньше часа, а тяжелые тучи уже полностью заволокли ночное небо и звезд почти не было видно.

- Дерьмо. - Издалека слышатся удары грома и первые капли дождя падают на запыленную поверхность крыши. Гэвин стоит у бордюра на краю крыши и смотрит на раскаты молнии, освещающие уродство ночного города. Мокрые пальцы нащупывают имонатор и кнопку включения на нём.

- Мы можем вернуться в другой раз. - Капюшон сильнее натягивается на голову, но не особо спасает от ливня. - Обычно здесь красивое небо.

+2

7

Найнз опускает руку и отходит на шаг назад. Он и сам видит, как предметы просвечивают через его тело, в частности – плечо напарника, скрытое под тканью одежды. Это не прикосновение, лишь имитация прикосновения, как и сам Девятисотый – имитация живого существа. В общем-то, всё закономерно.

Когда Гэвин говорит о прогулке, Найнз чуть хмурится и переводит взгляд в ту сторону, где располагается входная дверь. Он не выходил за пределы этой квартиры. Вернее, он был в других помещениях, но лишь несколько раз: в первый – при тестовом запуске на заводе, во второй – когда его подключали в каком-то штабе для демонстрирования способностей. После этого он долгое время не видел ничего, кроме пары комнат этой квартиры, да собственного напарника, который возвращался с заданий только чтобы сделать вид, что он отдыхает, а потом вновь уходил на работу.

Так бегущие по лезвию и перегорают. В конце концов тест перестаёт выявлять новые модели анди. Приходится придумывать новый тест, который выявит разницу между человеческим мозгом и процессором, до дрожи точно имитирующим даже человеческие эмоции. Только к тому времени бегущий уже начинает задумываться: а чем андроид отличается от живого существа? Может быть он тоже – живой?

Вот электрическая овца. Иметь дома электрическое животное – незазорно, потому что живых осталось очень мало. И большинство из них жутко дорогие. С другой стороны, если твоё электрическое животное сломалось, то ты вызовешь техников, которые похожи на ветеринарную службу, чтобы твои соседи с настоящим животным не думали, а в каком месте твоей электрической овцы (кота, собаки, да не важно) находится отверстие для заводного ключа.

С голограммами, наверное, дело обстоит также. Найнз старается не думать о том, что будет испытывать Гэвин, когда его увидят в обществе не другого репликанта, не андроида, а голограммы, к которой даже прикоснуться нельзя.

Они всего лишь напарники. В этом, наверное, главная защита.

RK900 не остаётся на месте. Он следует за Гэвином как привязанный. И не потому, что радиус действия имонатора ограничен, а потому, что сам хочет посмотреть, что находится за пределами стен. Сначала его ограничивал запрограммированный путь проектора. Теперь, когда эти оковы сняты, и он может ходить буквально везде, где действует маленькое устройство в кармане напарника, он предпочитает увидеть сам, а не верить сводкам новостей и подключению к доступным базам данных.

Девятисотый выходит на крышу и в несколько шагов замирает, вскидывая голову к тёмному, налитому свинцовой тяжестью небу. Молнии испещряют свинец яркими проблесками электричества, и по поверхности голограммы проходит лёгкая рябь, как будто бы связь нестабильна, и его вот-вот попросту отключит. Но связь выдерживает. Голограмма всё ещё на крыше.

Первые капли дождя окрашивают бетонную поверхность крыши тёмно-серой крапинкой. Дождь пролетает прямо сквозь голограмму, не задерживаясь так, как если бы одна состояла из хотя бы частично плотного вещества. Несмотря на темноту, подсвечивающую город внизу, несмотря на ветер и ливень, сверзившийся с небес и пытающийся смыть с земли следы многовековой глупости эволюции в виде всего человечества, Девятисотый мог бы сказать, что ему здесь, наверное, нравится. Вряд ли голограмма, запрограммированная на помощь в расследованиях, может чувствовать хоть что-то, но Найнз списывает это на остатки базовой программы, в которой изначально прописана эмуляция эмоций для большей правдоподобности поведения партнёра.

- Оно и сейчас красивое, - попросту отвечает Найнз и поднимает руку перед собой, смотрит на тыльную сторону ладони.

Капли дождя пролетают сквозь руку, не задерживаясь на ней. Он видел кое-что по телевизору, знает, как это должно выглядеть, да и в программе есть необходимые ресурсы, так что…

Постепенно начинает казаться, что дождь больше не проходит сквозь голограмму. Найнз смотрит на то, как капли дождя остаются – на самом деле просто проецируются – на коже, стекают по запястью, забираются под край форменного блейзера. Ткань блейзера тоже намокает: становится более тёмного оттенка, как бы тяжелеет, приобретает мокрый блеск. Найнз знает, что вода стекает и по лицу, задерживается мелкими каплями в ресницах, превращает аккуратно зачёсанные волосы во что-то мокрое и липнущее ко лбу. Он и выглядит сейчас как человек, попавший под ливень, но при этом абсолютно целиком и полностью этим доволен.

+1

8

Рид смотрит на Девятисотого танцующего под каплями дождя и откладывает в своём сознании каждое его движение. В отличии от старых моделей, что в действительности обладали необходимыми ресурсами, чтобы запечатлеть какой-то момент в блоке памяти, а затем, воспроизвести его. Такая с виду простая, но временами так необходимая функция. Настанет день и его станет, воспоминания об этом дне. Его заменит что-то другое, наверное, более важное, или пустое, а возможно их просто не останется. Гэвин давно свыкся с мыслью, что уйдет первым, так как век Бегущего по лезвию всегда был коротки в сравнении с обычными репликантами, работающими в промышленной сфере.

Пальцы сжимаются в кармане, перетирая изображение серебряной монеты. Выиграл однажды у кого-то в карты, но решил оставить себе, вместо того, чтобы отнести ломбард. Напарнику же сказал, что нашел во время одного из выездов. Учитывая, что теперь РК получил возможность перемещаться с ним за пределы дома, то стоило бы на время прекратить посещать злачные места этого дивного города.

- Ты… - он хочет добавить оставшуюся часть фразы, но слова застревают в горле, словно комок шерсти, а потому просто улыбается.

Они дали ему плоть, дали подобие эмоций и воспоминания о детстве, но всё же чего-то не хватало. Возможно то, что предшественники называли душой? Единожды его заинтересовал этот вопрос настолько, что перерыл больше сорока сайтов, на которых были как схожие, так и отличные ото всех определения понятия «душа».

Одни твердят, что душа есть созданная Богом самостоятельная, бессмертная, личная, разумно-свободная сущность, отличная от тела. Но создал его точно не Бог. Гэвин это знал точно. Репликантов создают, а потом выращивают так, как необходимо на то людям. Если в былые времена, они занимались земледелием, чтобы прокормить себя, то теперь массовым создание репликантов, чтобы те прокормили их. Если так, то репликантов не ждет ни рай, ни перерождение, которое сулят множество религий в своих писаниях.

Но, что если это наши внутренние чувства и переживания, желания и порывы, то… насколько настоящей она является? Он снова задается вопросами на бесполезную тему, точного ответа на которое не будет никогда.

Репликант вздыхает и выпрямляет спину, подставляя и без того уже намокшее лицо проливному дождю. Напарник стоял напротив него, промокший и едва рябящий от проходящих сквозь него капель и сильного порыва ветра.

Что ему делать?

За ответом на этот вопрос не стоило лезть на информационные ресурсы или спрашивать у мадам. Рид не уверен, но всё же тянет вперед руку ладонью вверх. С легкой улыбкой он стоит у края крыши и ждет того, кого мог бы назвать своей душой.

+1

9

RK900 не слышит того, что ему пытается сказать напарник. Впрочем, тот всё равно обрывает собственную фразу, а проекция – не тот тип запрограммированного помощника, который станет лезть в самое нутро. Чтобы узнать первопричину заминки. Найнз вообще бывает тактичен, когда дело касается проблем Гэвина, и вмешивается только тогда, когда видит, что тот не справляется. В конце концов, именно для этого ему напарника и дали, верно? Бестелесного. Не способного самостоятельно перемещаться или прикасаться к предметам. Того, который может только подсказывать, имитировать жизнь, создавать подобие реальности из ничего. Проекция, голограмма – одновременно и огромный шаг прогресса вперед, но и одновременно катастрофический шаг назад, прочь от реальности и человечности.

Найнз рассматривает собственную руку, одежду, поднимает взгляд и смотрит Гэвину в глаза, едва склоняет голову на бок. Рид всегда выглядит жарким. Только такая ассоциация всплывает в голове Найнза, когда он пытается подобрать определение. Именно жарким, потому что цветовая гамма сплошь состоит из тёплых или тёмных тонов и оттенков. Если бы RK мог чувствовать температуру, он бы, наверное, попытался прикоснуться и понять, насколько ошибся в своих предположениях. Он и может коснуться, но это будет только видимость касания, рябящая поверхность голограммы, сквозь которую просвечивает любая поверхность, которую она касается. Найнз сжимает пальцы в кулак и неуютно ведёт плечами, из-за чего воротник нового блейзера слегка чиркает под затылком.

Гэвин стоит у самого края крыши, протягивает ему руку ладонью вверх, и Найнз не может не чувствовать смутное беспокойство [неверное определение, у голограммы нет чувств и эмоций, но другого определения он пока не может подобрать ни в одном онлайн доступном словаре]. Великолепная эмуляция, такая правдоподобная, что кажется настоящей. По крайней мере Найнз воспринимает её как что-то естественное, протекающее в цепочке запрограммированных алгоритмов, внедрившееся туда подобно вирусу, досадной оплошности, случайно поставленной единице вместо ноля. RK900 делает шаг навстречу, поднимает руку и касается пальцами ладони Гэвина. «Касается» - сказано слишком громко, потому что пальцы голограммы застывают в считанном миллиметре от руки репликанта, состоящей из пусть и модифицированной, но плоти и крови.

Найнз абсолютно спокойно поддаётся навстречу, тянется к напарнику [определение неверно], приоткрывает губы, словно хочет не то что-то сказать, не то поцеловать, и застывает на одном месте, как будто программа проекции вдруг намертво зависла. Он не двигается, ничего перед собой не видит, на лице застывает не меняющееся выражение, и даже складки блейзера, которые шевелились от порывов ветка и мокли под дождём, тоже застывают, как высеченные из цельного куска пластика. Цельных несколько секунд ничего не происходит, а затем от проекции доносится сухой, практически ледяной женский голос:

- Рид? Вам надлежит явиться в центральный офис КиберЛайф. У нас есть дело для вас.

После того, как с десяток лет назад анди взорвали грязную бомбу в Детройте, центральный офис пришлось в срочном порядке перенести в Милуоки, туда, где очерченный радиацией периметр постепенно сходит на нет. Сейчас никто не знает, что происходит в самом Детройте. Может быть там остались бродить ополоумевшие анди. Может быть, там уже можно жить, если радиационный фон ослаб настолько, чтобы не вредить организмам больше положенного, однако, вряд ли десяток лет исправит трагедию одного дня. Ясно одно: если в дело вступает CyberLife, то, считай, так просто из него не выбраться.

0


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Flip the kill switch, it's the golden glitch


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно