"
tell me the story bro

    Aldrif Odinsdottir: "дерьмо случается"
    Loki Laufeyson: Так это девиз любого персонажа из Марвел хд
    James Rogers: Черт, я свой первый пост начал с этой фразы.
    Это судьба.

    Simon Henriksson: 8 тыщ символов отделяют меня от победы над навозом
    а я обсуждаю гей-порно в интернетах.
    сказочка о том, почему семёну
    не стать лучшим работником
    месяца.

    Lance Mcclain: когда в космическом фендоме, но профукал космический флешмоб

    James Rogers: Теперь готов
    Gavin Reed: Это из-за трех соток?
    James Rogers: Я узнал о трех сотках только из цитат в новостях, лол

    Gavin Reed: RK900, ого, какие... ведроиды.

    Sombra: вечера были гости
    пришлось достать бокалы для вина
    теперь сижу и в важным лицом пью колу из фужера
    ле красиво

    James Rogers: James Barnes, слушай, дядь, не разрушай моих детских надежд на относительно спокойную жизнь и побег от родителей. Ты вообще по закону жанра должен меня поддерживать.

    James Barnes: James Rogers, Я б тебя обнял, но тебя почему-то два, и я пока не могу определить, какой симпатичнее."

    Steve Rogers: я: такого Паркера я бы тоже скосплеил
    сцокол: борода я скажу тебе да
    я /обвожу рукой свое лицо и свитер/ ничего не напоминает? он просто выглядит как бомж. как все мы

    Kuroo Tetsurou: Даже не знаю, с чего больше кричать — с подвывающих звуков в фильме или с подвывающих в зале людей

    Natasha Romanoff: барнс, ты все испортил.
    James Barnes: А почему чуть что так сразу Барнс?

    Gavin Reed: Неловкое чувство, когда остаешься ленивым тормозом с одним эпизодом.
    Carol Danvers: *горько плачет*
    Gavin Reed: Да ладно, это не так плохо.
    Ты же из марвел. Вы же там много играете.

    Steve Rogers: сын весь в папку. только вещами приторговывает хддд
    James Rogers: создаю луки из того, что есть хд
    Steve Rogers: мы можем собрать человека на пару

"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Наконец-то весна понемногу посещает наши края, а это значит, что пора ловить вдохновение и отправляться мечтами к иным неизведанным мирам. Поможет вам в этом наша новая акция «To boldly go».
В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Winter Bird [Marvel]


Winter Bird [Marvel]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://i.imgur.com/rFDTkhs.jpg">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Winter Bird</div>
<div class="eppost-subtitle"> // James Barnes, Natasha Romanoff </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

весна 2018 // Нью-Йорк, улицы города
Наташа понимает, что за ней следят. Наташу это заебало.
Ну Баки, ну перестань. (Часть 1)

Отредактировано Natasha Romanoff (7 апреля, 2019г. 17:37:44)

+1

2

Старбакс в 7.15 (капучино с капелькой амаретто, или с коньяком из фляжки, если предыдущий день не задался). Маникюр в 7.30. (Или ой, девочки, реснички — как пойдет) Тренировка минимум два часа. Вот эта вся хуйня с мстителями — как получится.

Барнс следит за Романофф последние три недели. Он знает, что она засекла его ещё в первый день. Она знает, что он знает, что он засек ее ещё в первый день. Он знает, что она знает.

Он что-то врет Стиву про прогулки, Бруклин и про то, что так проще вспомнить. На самом деле Джим почти ничего не помнит: много крови, чуть-чуть Бруклина и вот эти вот рыжие волосы.

Ещё в первый день свободного выгула Джим отжал у каких-то мутных мужиков винтовку с прицелом. Пока ему пригодился только прицел.
Он так до сих пор и не понял, зачем это делает, но не может успокоиться и остановиться.

(Стив говорит, что Баки теперь имеет право помнить. Стив ничего не говорил про сопутствующий ущерб.)

Она не похожа ни на одну из его целей. Но она все равно важна.
Почти как Стив.
Но она слишком молода и русская.
Боже, как все сложно.

Бар. Вечер пятницы. Романофф, покачиваясь, выходит под руку с каким-то мужчиной. Говорят, что лютый алкоголизм русских — миф. Те же англичане, к примеру, пьют больше. Романофф — ходящий миф.  Джеймс даже одно время надеялся найти ее ручного медведя, но нашел только забродившую шубу.
(Гель для душа у Романофф, к слову, пахнет вишней)

Романофф смеется (откровенно ржет), ее спутнику приходится подхватить ее за талию, чтобы та не упала.
Джим думает, что ей бы в рекламу. До Оскара не дотягивает, конечно, но ещё не вечер.

Джим отрывается от прицела и потирает переносицу. Романофф — это нечто. Главное, чтобы Стив не узнал.
Кажется, первое, что всучили Роджерсу в новом времени, не смартфон, а свод правил про харассмент, согласно которому дышать при дамочках можно только через раз.
Впрочем, Стив, кажется, родился с этим правилом, вшитым под корку. Или каким другим, согласно которому любых дамочек следует обходить стороной. Пэгги была тем самым исключением, подтверждающем правило. (Да что там, Баки сам бы на ней женился, ну или отправлял бы пирог с яблоками своим любимым соседям пока бы миссис Барнс и миссис Роджерс трепались о своем, о женском, они со Стивом пили бы пиво на заднем дворе)

Баки отрывается от прицела буквально на секунду, чтобы потереть уставшие от наблюдения глаза.
Пьяный мужик продолжает идти по зигзагообразной траектории, Наташи рядом с ним нет.

Джим усмехается, разворачивается и садится, уперевшись в бортик крыши.
Меньше минуты, в лучшем случае.

— Здравствуй, Наташа.

Отредактировано James Barnes (8 апреля, 2019г. 00:15:13)

+1

3

7.15. Наташа выходит из дома, чтобы выпить кофе, да и вообще. Какой кофе? (Да все рав… эээээ…) Капучино. И немного амаретто, да. Спасибо.
Нет, она вовсе не фанатка кофе из Старбакса. Есть на свете и другие кофейни. Были до того самого дня. С того самого дня Наташа ходит только в Старбакс. Демонстративно.
А еще она начала красить ногти обычным лаком. Цветным. В лучшем случае через  день, потому что при ее образе жизни… ну, сами понимаете. Знаете, как бесит облупившийся лак? Ох, и не говорите.
От тренировок никуда не деться. Зато после, если найдется время, можно поболтать с Мэдди (познакомились на восьмое утро в Старбаксе) по телефону. Про тот же маникюр, например.
(Представляешь, после тренировки опять почти ничего не осталось!)
(Да, конечно, забегу к вам завтра)
Нет, не ерунда. Всем иногда нужно выговориться. Просто почесать языками ни о чем.
(Как дети? Все в порядке?)
(…)
Ой, да перестаньте. Подумаешь, больше пятидесяти лет было не нужно. Просто Наташа еще не понимала. Да и вообще! У нее накопилось!

К концу первой недели в холодильнике появляется селедка под шубой. К концу второй – оливье. К концу третьей и шуба, и оливье медленно, но верно учатся говорить, зато водка в морозилке все такая же свежая и нетронутая.
К концу третьей недели Наташа всерьез подумывает привести в квартиру медведя, но вовремя решает, что это чересчур. Нет уж, поиграли, и хватит. Надо поговорить. Взрослые люди все-таки.

7.15. Пятница. Кофе (капучино и немножечко амаретто). 7.30. Маникюр. Темно-бордовые ногти. Вечность пока лак высохнет. Много-много-много пустой болтовни. Тренировка, ногти каким-то чудом целы. Это, конечно, большой плюс, потому что на вечер у Наташи планы. Вечером Наташа пойдет в бар и подцепит кого-нибудь. Ведь все сколько-нибудь симпатичные одинокие девушки поступают так в вечер пятницы?
Не все? Ай, да кто вас спрашивал.

Джереми чудо. Джереми шутит про президента, цитирует Карра (делает вид, что это его собственная шутка), Джереми пьет третье пиво, и если так пойдет и дальше… Джереми шутит про геев, и ситуация становится опасной. Джереми спрашивает вдруг (после четвертого пива), любила ли Наташа когда-нибудь. Наташа отвечает, что не помнит, и она почти благодарна за внезапно дарованную возможность говорить. Потому что от непрерывного смеха уже почти свело челюсть.
(Наташа отвечает, что не помнит, и непроизвольно смотрит в окно)

Наташа хлопает ресницами и говорит, что хочет в другое место. (Милый, мне, кажется, срочно нужен воздух)
Наташа спотыкается на пороге и оглушительно ржет. (Милый, так неловко вышло)
Джереми чудо и вовремя подхватывает Наташу за талию, несмотря на все выпитое пиво. Джереми думает, что опять шутит про президента, но забывает, что они уже выбрали нового.
Наташа отсчитывает секунды. Исчезнуть – вовсе не сложно. Подняться на крышу – еще проще. Подняться на крышу незамеченной – практически невозможно. Да и какая теперь разница.
Она хотела просто поговорить, но зачем-то с ходу сбивает Джима с ног и прижимает коленом к крыше.
– Какого черта ты делаешь, Барнс?
С другой стороны, так тоже можно поговорить. Взрослые люди все-таки.

+2

4

И как так получается: что бы Барнс ни делал, в конце концов он все равно оказывается между ног у Романофф? Обычно, правда, она пытается таким образом переломать ему шею, но это делали. Не суть столь важно.

Барнс кладет левую руку Романофф на колено, но не сдавливает. Они оба знают, что рукопашная — так себе идея. Она умеет почти то же, что может он (он сам ее тренировал, кажется), у нее была куча времени на тренировки, пока Барнс изображал мороженую курицу. Зато у Барнса есть левая рука. Да и то условно.

У Джима получается дышать только через раз, но он на удивление не против. Как будто, так и надо. Джим много не помнит, возможно, так оно и есть.

— Я не знаю, — Джим чуть сдвигает Романофф назад, но не пытается выбраться или переменить расположение сил. Все эти игрища с удушением хороши в меру.
От Романофф тащит дешёвым алкоголем вперемешку с сигаретным дымом, лёгкой ноткой лака для волос и элитным парфюмом.  Романофф трезвее местного имама, который алкоголь в жизни ни разу не видел.

— Я не знаю.
Барнс разводит руками. Учитывая, что он валяется на грязной крыше, прижатый к той самой крыше лучшим наемным убийцей всех времён и народов (если верить, что его самого считают мертвым), то красиво и пафосно вообще не получается.

В воспоминаниях Барнса дыра размером в Марианскую впадину. Джим думает, что он помнит рыжую, но он не так уж и уверен.
Он говорит Стиву, что помнит, как они перебирали новую винтовку. Стив говорит, что такого не было. Прямо не говорит, конечно, переводит тему, видимо, боится, что Баки, распсиховавшись, пойдет громить Нью-Йорк, но Баки все равно видит то, о чем молчит Роджерс.

Роджерс говорит, что они знают друг друга с самого детства. Роджерс говорит, что Баки всегда его защищал. Барнс даже не удивлен: он был с ним пару раз на задании. Единственная причина, почему Роджерс до сих пор жив — кто-то рядом умел выдавать по расписанию целительные пиздюли так, чтобы тощая шейка Роджерса не отвалилась (или так, чтобы до переростка Роджерса наконец-то дошло где конкретно он пробался). Как Роджерс дожил до их встречи в этом новом мире (сам) Барнс так до сих пор и не вкурил.

С Романофф по-другому. Барнс до сих пор не может понять, как именно, но по-другому.
Он помнит, как они целовались в подсобке лет сто назад. А ещё он помнит, что сломал ей руку в двух местах за пару недель до этого. А ещё он помнит, как Романофф пыталась его пристрелить уже в новом тысячелетии. И как она же помогла им со Стивом сбежать, когда Старк попытался навесить на них на всех клеймо под видом нового закона ради всеобщего блага. (Барнс в то время пытался просто выжить, но и по поводу общего блага ему тоже есть, что сказать. В основном нецензурное. Барнс, например, видел лагеря. Коричневые и красные. Один хуй разница) (А потом ещё внезапно выяснилось (само собой), что Баки убил Говарда) Короче, не сложилось.

Неделю назад все казалось логичным и правильным.
Баки даже сумел объяснить Стиву, какого хера он каждую ночь где-то пропадает. А теперь все внезапно стало слишком сложно.

— Я тебя почти не помню, но помню красную комнату.
Если Романофф после такого заявления решит пустить ему пулю в висок, то Барнс заслужил. Он бы сам, да все никак не может решиться.
Стива только жалко.

Отредактировано James Barnes (13 апреля, 2019г. 09:58:36)

+2

5

Только посмотрите, он не знает. То есть, три недели Барнс таскается за ней большим (и ужасно раздражающим, к тому же) хвостом и при этом не знает, что он делает. Какой однако молодец. И всю вот эту телефонную болтовню слушает непонятно зачем, и содержимое холодильника изучает исключительно из интереса к русской кухне, а про маникюр – это так. Для общего развития. Мало ли, где и когда пригодится, верно же?
Нет, Наташа бы ни за что не стала спорить о том, что драться сейчас на крыше – плохая идея. Бессмысленно, да и Стив расстроится. Да и… вообще. Но стукнуть Барнса все-таки очень хочется. Сильно и больно.
– Не знаешь, но продолжаешь уже третью неделю? – Баки разводит руками и выглядит как-то… жалко? – Кажется, где-то здесь кроется твоя основная проблема. Может, стоит задуматься на досуге?

Наташа нехорошо щурится. Она знает, что Барнс врет. Ладно, окей, если не врет, то точно не говорит всего. Либо он все-таки что-то помнит, либо окончательно съехал с катушек.
(Кто в своем уме будет три недели вести наблюдение в прицел винтовки?)
Что ты там вспомнил, Джеймс – чтоб тебя – Барнс?
Что ты там вспомнил?
От неопределенности становится только хуже. Наташа помнит почти все, и это почти хорошие воспоминания. Почти, потому что она помнит и то, что случилось потом. А еще, потому что не знает, что будет, если Барнс вспомнит тоже.
Ничего не говорить кажется самым правильным вариантом и с самого начала, и сейчас. Никаких намеков, никаких наводящих вопросов. Главное сейчас убедить Джима, что ему показалось. Если ему что-то там показалось, само собой.
(Показалось, разумеется)
(Иначе что он здесь делает)

Барнс говорит, что помнит красную комнату. Мог бы и спросить, с какой новости начать, на самом-то деле. Романофф выглядит растерянной. Приходится приступать к плану «b».
Прости, Барнс, так будет лучше.
(Для всеобщего блага, все такое, ты помнишь)
Если ты хочешь воспоминания, будут тебе воспоминания.
– Да… красная комната, – Наташа отступает, говорит неестественно тихо, садится рядом, протягивает руку, чтобы поднялся и Барнс, – Красная комната, – выдыхает сквозь приоткрытые губы. Кажется, ей ужасно стыдно вспоминать обо всем, что было там.
– Ты долгое время меня тренировал. Каждый день, много-много месяцев подряд. Так давно это было… – Наташа качает головой и доли секунды улыбается уголками губ (для рекламы сойдет) – Мы неплохо ладили. Однажды целовались. Ну, знаешь… хотела утереть нос другой девчонке.
Так ужасно, Джеймс, что ты, Джеймс, из-за такой ерунды уже три недели бродишь по крышам вместо того, чтобы заняться чем-нибудь полезным, Джеймс. Ах, как же жаль.
– Я была такой дурой тогда, прости. Да и вообще, наверное, стоило рассказать сразу.
Но так стыдно, так стыдно, Барнс, ты бы знал. Единственное, за что Наташе реально стыдно до сих пор, веришь?
Ты, главное, верь.
Тогда, возможно, она придумает еще более удобную версию.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Winter Bird [Marvel]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно