"
tell me the story bro

    steve rogers: жду, чтобы запугивать твоих ухажеров на семейных ужинах)))
    james rogers: Все мои ухажеры будут бояться тебя до усрачки. В итоге я останусь один))0)
    steve rogers: неправда. они будут боятся Локи. и Тони. наверное, но это неточно
    james rogers: Да на тебя посмотришь: проникновенный взгляд в душу, мышцы горой, красноречивое молчание.
    И все такие: Драсте, мистер Роджерс.

    loki laufeyson: James Rogers, Гуляй сколько хочешь, я тебя прикрою.

    peter parker: прихожу я такой, а тут брат собрался робота шпехать
    loki laufeyson: Краткое описание фандома Детройта

    nakahara chuuya: Пишешь пост и такой "разовью-ка ситуацию".
    Неплохо развил, на 5к аж.

    steve rogers: пришел сцокол домой.
    сцокол: маман дала две котлеты. но они мясные
    steve rogers: я с видом ни слова больше встаю и исполняю танец, напевая: две мясных котлеты гриль специальный соус сыр огурцы салат и лук все на булочки с кунжутом только так и это бигмаг

    sam wilson: ну хоть кто-то понял хд значит не просто так писал хд
    james rogers: У меня в мозгу встроенный декодер с птичьего хд

    cassandra pentaghast: Переносить анкету и посты с одного форума на другой на телефоне, всё равно что сломать себе мозги.

    sombra: съела кусок мяса
    который спалила
    потому что смотрела сериал
    н_е_в_к_у_с_н_о

    sam wilson: эндгейм херня во всех возможных измерениях хд

    chloe price: мне 19 и я чувствую себя 16-летнем пиздюком.
    — Мааааам, принести чай
    — Мааааам, постирай тренеки
    — Мам, дайте денях, пжлст, я куплю пепси и принесу сдачу

    stephen strange: Ужасно извиняюсь за это, но что поделать? *ехидно разводит ручками*
    james rogers: Я вам ваши ручки оторву, ни один Камень Бесконечности не поможет :з
    stephen strange: мои ручки дрожат от ужаса О___О
    ааа нет, это просто тремор

    peter parker: купил пироженку — сожрал
    пошел искать в холодосе булочку — не нашел
    загрустил — грызу шоколадку
    #питер и стресс

    loki laufeyson: Всех напрягает жара, а я как змеюка — вползаю на камушек и грею свое бренное тело, наслаждаясь солнцем.

    james rogers: Тетя: хочешь клубничку?
    Я: Ягоду или фильмы для взрослых?

    brian braddock: Хотели отделаться от старичка? НЕ выйдет! Это Лига старперов, только хардкор, только ай ли би бэк
    pietro maximoff: Я таблетками чуть не подавился сейчас.
    brian braddock: ты меня уже похоронил, милый? у меня почти всё шевелится даже

    james rogers: Соскучился по бате, это когда во сне видишь возможные эпизоды, которые когда-нибудь в теории мог бы с ним завернуть.

    carol danvers: Тор меняется как перчатки в разные сезоны
    loki laufeyson:
    carol danvers: может быть... ты их ешь? :3
    loki laufeyson: Ну, судя по тому, какой я упитанный — то да.

    chloe price: итак итоги дня: не укатила куна в закат, но покатала Кэрол на коленках, обзавелась сыном и нелегальным баром.
    мысленно проставила галочки.

    james rogers: Создаю новую тему в половину второго ночи, чтобы Сэму было где писать про свои сериалы.

    james rogers: Когда Капитан Британия соблазняет Квиксильвера, мне в голову машинально лезет:
    — Закрой глаза, раздвинь ноги и думай об Англии!

    brian braddock: Где заканчивается тонкая душевная организация и начинается тонкое умение всех ненавидеть

    alison blaire: надо было сказать "привет, тор"
    thor odinson: Я сам себе Тор, развелось тут двойников :"D
    alison blaire: а вот и нет

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Доставайте свои колоды Гвинта, заряжайте энергопушки и готовьтесь нажимать на треугольник – у нас месяц компьютерных игр и акция « Virtual Reality ». С 1 по 30 июня для вас действует прием исключительно по пробному посту.

новости #22 [new]

что новенького?

тематика: видеоигры

поджарим ваши задницы

челлендж #5, неделя 1

герой или злодей?

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » The Power of Love


The Power of Love

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://funkyimg.com/i/2TnHt.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">The Power of Love
</div>
<div class="eppost-subtitle"> // FINDEKANO & MAITIMO </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

2989 г. Третьей Эпохи Солнца // Окраины Лихолесья
Aye, feels like fire
I'm so in love with you
Dreams are like angels
They keep bad at bay, bad at bay
Love is the light
Scaring darkness away, yeah
I'm so in love with you

Отредактировано Findekano (23 апреля, 2019г. 00:26:54)

0

2

Эльда остановился под широко раскинувшимися ветвями старого, накренившегося, но ещё живого дерева и небрежным рывком скинул с плеч свой незамысловатый скарб. Последний переход выдался долгим, затянувшимся, и Маэдрос с нескрываемым облегчением опустился на сухую, пахнущую прошлогодней листвой, мшистую землю, прислонился спиной к стволу, откинул назад голову и прикрыл глаза. Здесь, в лесу, было подозрительно тихо, не так, как в других местах: некогда Великая Зелёная Пуща нынче была известна под иным, страшным названием – Лихолесье. Однако здесь, у самой границы с Андуином, кое-где всё ещё можно было встретить зелёные островки некогда могучего леса; они, словно мотыльки во тьме, всё сильнее жались к Эльфийской тропе, замысловато петляющей меж умирающими, больными деревьями. И люди, и звери опасались этого места, стараясь по возможности обходить его стороной, либо пользовались проверенным Гномьим трактом. Маэдрос не любил оживлённых путей, хотя назвать оживлённым данный конкретный путь язык не поворачивался. Эльда избегал общества: ему были чужды люди, эльдар, гномы текущей Эпохи, да и они, мягко говоря, не стремились к подобному знакомству.
Свободно сложив руки на коленях и слегка закусив губу, Маэдрос неспешно размышлял. Они с Маглором нечасто расставались, но если расставались, то их пути пересекались ещё нескоро: у каждого был свой, скорбный, путь. Песнопевец нередко отправлялся далеко на Запад, к Заливу Лун и берегам Великого моря, Белегаэра, и тогда над морскими просторами разносилась скорбная Песнь о Падении Нолдор – Нолдолантэ; но некому уже было её услышать и некому вспомнить события тех безнадёжно ушедших, далёких времён. Маэдрос не любил моря, не любил гавани и корабли. На Запад он практически не ходил, предпочитая твёрдую почву под ногами и сухой воздух морскому бризу. Давно он уже не видел брата. Маэдрос знал о сожалениях Песнопевца, поддавшегося уговорам старшего, знал о тех терзаниях и муках совести, что не давали ему покоя; он не знал, насколько ещё его хватит, прежде чем... Об этом Маэдрос уже не хотел думать. 
Эльда устало приоткрыл глаза; во всех его движениях, взглядах, словах, буквально во всём чувствовалась некая отрешённость  и безразличие к происходящему. Столетия сменяли друг друга, одно за другим уходили в прошлое тысячелетия, людские и эльфийские королевства сменяли друга друга, то возвышаясь, то низвергаясь в бездну, - для Маэдроса же время перестало существовать. Жизнь проходила мимо него, оставляя на долю эльда лишь бесцельное существование. Он чувствовал, как с каждым годом постепенно умалялись его силы, как угасало некогда бушующее пламя его фэа. Маэдрос всё прекрасно понимал...
Со стороны Лесных Врат послышался лошадиный храп и фырканье. Эльда скосил взгляд в сторону дороги и, в первую очередь, подумал о Беорнингах и их бесстрашных пони, периодически сбегающих к границе Леса и обратно, и только потом – о редких путниках, знающих об Эльфийской тропе. Данное событие привлекло внимание эльда лишь на мгновение, после чего он вернулся к своей полудрёме на грани реальности и снов. Есть не хотелось, пить тоже, хотелось просто спать, чтобы беспощадное время ускорило свой бег... На этой мысли Маэдрос всерьёз призадумался, что пора бы устроить настощий привал. Эльда поднялся на ноги, отряхнулся и провёл обожжённой ладонью по медным с проседью волосам. Он сутулился, и то ли Эпоха была такая, то ли тяжесть прежних грехов всё сильнее клонила его к земле. Маэдрос поднял походный мешок, поправил ножны на боку, проверил короткий кинжал за отворотом сапога и выбрался на тропу. Он пересёк дорогу, прошёл несколько сот метров вглубь Пущи и ступил за пределы очерченного пути. Прочие путники опасались покидать Эльфийскую тропу, тут было чему бояться, но даже смерть не желала принимать в свои холодные объятия братоубийцу. Маэдроса не пугала здешняя живность, к тому же он неплохо ориентировался на местности. Перемахнув через упавший ствол, эльда остановился и бросил через плечо обеспокоенный взгляд. Его обдало странное чувство; нечто знакомое и сильное, похожее на всплеск белого пламени, поколебавшего его тлеющую фэа... Маэдрос напряжённо нахмурился, отчёго ещё отчётливее стали видны глубокие морщины, пролёгшие меж изломаными дугами бровей и в уголках острых серых глаз.
- Ещё один?.. – не сказал, отрезал. Эльда вскинул подбородок, на его лице застыло выражание сниходительного пренебрежения. Он не замечал и уж тем более не осознавал, почему это обстоятельство вызывало в нём такую злость, такую холодную, клокочущую ярость. Серые глаза нолдо неприязненно сверкнули. В прошлый раз столь же сильно сотряс его фэа возрождённый Дух Глорфинделя, вернушегося в Средиземье в середине Второй Эпохи; его самопожертвование ради спасения сородичей принесло ему искупление, после чего сила души эльда столь возросла, что сделала его почти равным в этом майар, хотя тот по-прежнему оставался воплощённым. Маэдрос скользнул в тень и остановился у подножия ясеня. Он облокотился рукой о шершавый ствол и выглянул на дорогу. Нет, он не прятался, всего лишь стоял где-то на краю тракта, укутанный сумраком леса и в равной степени раздираемый любопытством и злобой. Ещё один... Ещё один прихвостень Валар, отказавшийся от своих деяний и слов; отринувший право на Свободу и Жизнь по своему усмотрению; трус, слабак, принявший правду богов ради возможности возродиться вновь, дабы ЖИТЬ, окутанный искусной ложью якобы свободной жизни. Маэдрос не верил, что братоубийству есть прощение, не верил в Искупление, не верил... Есть только Тьма и пустынные Чертоги Мандоса. Есть только Вечность, где нет конца. А возродиться...Возродиться могли лишь те, что готовы служить Валар столь же преданно и самозабвенно, как служили им ваниар, не только жившие преимущественно в Валимаре и на склонах Горы Таниквэтиль, но даже пытавшиеся подражать владыкам Валинора в произношении и стиле речи. Ваниар Нэльяфинвэ Майтимо не любил никогда.

+2

3

День клонился к закату, он был двадцатым по счету с тех самых пор, как нолдо прибыл в Средиземье и начал своё путешествие. Совершенно новым предстал перед глазами мир, и Финдэкано не уставал удивляться, как сильно изменилась жизнь населявших Арду народов. Род людей стал куда многочисленнее и разнообразнее, а вот эльфы напротив – почти не попадались на пути Фингона. Хотя, это было и к лучшему – неузнанный он мог спокойно путешествовать, собирать интересующую его информацию, складывать из обрывков историй, слухов, легенд новую картину событий.
Беспредельное ощущение свободы, молодости, обуревали Финдэкано. Он вновь чувствовал ход течения времени, некую сопричастность к смертной жизни. Кто бы мог подумать, что по этим вещам вообще можно соскучиться?

Впрочем, в одну воду нельзя войти дважды, нолдо был уже не тем юнцом, что некогда ступил на смертные земли бок о бок с отцом. Минули эпохи, гибель, чертоги Мандоса и перерождение. Но одно было неизменным – любовь.
Он гнал это чувство, словно провинившуюся собаку, долгие годы, не желая мириться со своим же собственным выбором.

А потом принял его.

Принял себя, принял свои чувства к двоюродному брату, и более никогда не сомневался ни в нем, ни в себе. Фингон нашел в своем сердце прощение, тем самым заслужив второй шанс, как и для себя, так и для кузена.

И вот теперь, на излёте дня, нолдо спустился южнее - вниз по руслу реки Андуин, держась её левого берега. Гнедая кобыла под наездником изрядно притомилась и всхрапывала – чувствовала приближающуюся грозу. Непогода медленно ползла с востока, неся холодные ветра и промозглую сырость.

Фингон спешился, желая найти укрытие под сенью деревьев прежде, чем разразится дождь.

И тут фэа опалило что-то знакомое, искрой проскользнувшее по границе сознания. Нолдо замер, прислушиваясь. Он давно уже шел по следу странного нелюдимого эльда, в котором признал некогда сильного и могучего Маэдроса. Однако, тот всегда был на два шага впереди, не давал к себе приблизиться, но сейчас…

Финдэкано стоило больших усилий удержать себя и не ринуться напролом, ломая кусты и перепрыгивая через поваленные деревья, в стремлении настигнуть брата.

Нолдо осторожно начал спуск в низину по отлогому склону, сплошь покрытому илом под тонким слоем земли. Йорун – кобыла своенравная и непокорная за своим хозяином не спешила, она прядала ушами и фыркала, пока Фингон шел на слабый проблеск знакомой души. Он даже не заметил, как усилившийся ветер принёс первые капли дождя.
Словно завороженный, нолдо потянулся осанвэ - безмолвном оклике «брат» - желая получить ответ и, наконец, узреть своего возлюбленного вновь.

Отредактировано Findekano (27 мая, 2019г. 23:04:00)

+1

4

Нэльо вздрогнул, когда почувствовал, словно кто-то пытался дотянуться до него при помощи осанвэ. И, нет, это не был Макалаурэ, его голос, его фэа были куда тяжелее и темнее, чем этот простой оклик «брат»... На мгновение Майтимо застыл на месте и потерянно заозирался по сторонам. Глупо было бы себя обманывать и списывать всё на усталость. Глупо было бы не признавать и посчитать это не более, чем иллюзией, мороком грешной фэа, истаявшей, измученной столь долгими скитаниями по Смертным землям.  Но и поверить было практически невозможно. Эльда совсем растерялся и даже как-то беспомощно скользнул взглядом по тракту. Он просто не мог не узнать этой фэа; пройди хоть все Эпохи мира, он бы никогда не забыл его. Однако думать и вспоминать о кузене Майтимо давно уж перестал. Слишком больно, невыносими больно, сильнее, чем любые физические страдания, чем самые жестокие пытки в плену Ангбанда. Гибель Финдэкано сломала его так, как не смог сломать даже Моргот. Майтимо нескоро оправился от той потери, да и смог ли вообще?.. Лишь время заглушило боль утраты, и то лишь потому, что Нэльо всеми силами старался избегать любых упоминаний, даже мыслей о кузене. Постепенно, год за годом, он всё же сумел отпустить Финдэкано и смириться со своим горем, принять его, научиться с ним жить. К тому времени Клятва безраздельно властвовала над всеми его деяниями, неся с собой разорение и смерть.
Майтимо затаил дыхание, боясь оборвать едва установившееся осанвэ. Глупо, конечно, он и сам это знал, но знать и делать – вещи всё-таки разные. Нолдо промолчал, ни одна мысль не потянулась в ответ на оклик. Эльда не знал, что ему делать. С одной стороны, он страстно желал встретить Финдэкано, крепко обнять его, прижать к себе, да хотя бы просто увидеть живым! Пусть даже издалека, но живым! С другой, Майтимо ни на миг не забывал о всех тех злых, подлых деяниях, что он совершил после ухода кузена. Наверняка Финдэкано всё знает, и разве он мог простить его после такого?.. Конечно, нет. Даже безграничного великодушия Нолофинвиона не хватит, чтобы простить разорение Гаваней Сириона, когда Майтимо собственными руками вырезал своих же сородичей. Сколько близких, друзей, приятелей, боевых товарищей кузена погибло в тех событиях, страшно подумать! Финдэкано любил море и часто гостил у Кирдана Корабела, так что неудивительно. И чем сильнее мысли Нэльяфинвэ обращались к событиям той далёкой Эпохи, тем страшнее ему становилось встретиться с Нолофинвионом. Майтимо сам себя обозвал последним трусом, подонком, мерзавцем, не желающим встретиться со своим прошлым, боящимся собственной совести,  – и всё же не смог решиться. Ему было страшно увидеть разочарование и холод в глазах кузена. Пусть уж в его памяти навсегда останется тёплый взгляд горячо любящего эльда. В конце концов, в его никчёмной жизни должно остаться хоть что-то.
Не замечая дождя, бурелома, обросших мхом, повалившихся стволов деревьем, сухостоя, Майтимо ломанулся в чащу. Он даже не сомневался, что Финдэкано поедет по эльфийской тропе. Кому вообще может взбрести в голову пробираться напрямую?! Нэльо был слишком взволнован, чтобы замечать хоть что-то. Словно слепец, он шёл по лишь одному ему известному (или неизвестному) пути, раздвигая ветви и перешагивая через полусгнившие пни. Осанвэ он прервал; Финдэкано ещё раз потянулся мыслью к кузену, но Феаноринг его проигнорировал. Было душно, влажно, пахло плесенью и прошлогодней листвой. Потемневшее небо разрезала яркая вспышка молнии, причудливо исказив глубоко залегшие тени в лесу. Раздался оглушительный гром. Это всё поразительно напоминало погоню, но погоню лишь от самого себя... Майтимо не смотрел вперёд, вот, он буквально вырвался из чащи на небольшую прогалину, но не успел даже сообразить. В какой-то паре шагов, дай Эру, чуть больше десятка, стоял Финдэкано, держа лошадь под уздцы. Наверняка он его самого намного раньше заметил. Бежать было уже поздно, да и глупо как-то. Майтимо пошатнулся и чуть накренился вбок, обхватывая рукой близстоящее деревце, но не потому, что ноги его подвели, а слишком резко затормозил. Ходил он действительно быстро. Нолдо поджал губы и очень странно посмотрел на Нолофинвиона. Он не знал, как себя вести, что говорить, даже взгляд его был непонятен. Единственное, что Феаноринг сумел из себя выдавить, это скрипучее, некрасивое, даже для себя самого неожиданное, удивлённое: - Ты?..

+2


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » The Power of Love


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно