"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Дорогие друзья, аттракцион невиданной щедрости – к вашим услугам акция « Welcome Everyone!» Абсолютно все персонажи из любых фандомов идут по упрощенной анкете! С 19 августа по 30 сентября для вас действует прием по пробному посту.

новости #25 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » I've Come To Bargain [Marvel]


I've Come To Bargain [Marvel]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="http://funkyimg.com/i/2LwxG.png">
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">I've Come To Bargain</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Loki & Stephen Strange </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

4 мая 2018 // Нью Асгард
Два могущественных мага - одна несчастная Земля, поделить которую никак не удаётся. Сегодня мы выясняем отношения, прыгаем сквозь порталы, тычем ножами, но не убиваем друг друга – так как Тор запретил.

0

2

Локи уже не помнил, когда у него был в последний раз выходной. Основательный такой – как у всех нормальных тружеников незримого фронта, с вкусной едой, возлежанием на подушках и прекрасным ничего-не-деланьем. Сперва маг был постоянно занят на стройках, затем к этому присоединились дипломатические миссии, а теперь еще и отчеты.

Гора бумаг на столе множилась день ото дня, несмотря на ежедневный усердный труд, прерываемый только небольшими трапезами и послеобеденным променадом. Что тут сказать – нести бремя власти, пусть и не абсолютной, оказалось задачей не из простых. Послать все, уйти в загул и возлежать на золотых подушках, кушая виноград, мешал не только бдительный старший брат, но и чувство долга перед народом, который так мужественно трикстер спас. Асгардцы сменили свою неприязнь на милость, что невероятно тешило самолюбие Локи. Он чувствовал, что наконец-то не стоит в тени, где-то позади. Наоборот, во многом он первый, к его советам стали прислушиваться, доверять – такого принц не помнил с юности.

Несомненно, за Тором оставалось последнее слово. Он рвался улаживать все дела лично, но это более не смущало Локи – за несколько месяцев на Сакааре он очень хорошо уяснил – змею из норы лучше всего вытаскивать чужими руками. Тем более, брат очень любит змей. И своих дружков из «Мстителей» тоже. С последними Бог Озорства предпочитал вовсе не пересекаться.
В итоге, разделение обязанностей положительно сказалось на строительстве нового Дома для асгардцев. Локи лично разработал новый архитектурный ансамбль, руководил процессом и, судя по отсутствию жалоб со стороны населения, справился отлично. Самые необходимые постройки были уже возведены, сейчас строительство приобрело более локальный характер – разбивались парки, возводился большой летний театр, проектировались новые дома для приезжих, пожелавших стать частью населения Асгарда. 

Однако, все эти достижения меркли перед тем фактом, что бумажная работа, тоже легла на плечи Локи. И сейчас он был настроен крайне категорично – чаша терпения переполнилась с последним отчетом, написанным Тором лично. Бог обмана был готов собрать абсолютно все содержимое папок и спалить к суртуровой матери, желательно вместе со столом. Затем сказать, что все так и было, а после выпить первоклассного креплёного эля и растянуться на солнышке с хорошей книжкой. Он уже даже скинул документы в кучу, сформировав будущее кострище, любовно скомкав самые нудные записи, после чего поджег маленькую бумажку и, уже было поднеся её к своему произведению постмодернистического искусства, оказался прерван.

Сигюн, его личный секретарь и верная помощница, нервно постучала и, не дожидаясь ответа, практически влетела в приотворенную дверь, плотно закрыв ее за собой, прижав для надежности собственным телом.

Стоит ли говорить, что повисла театрально неловкая пауза, во время которой возникало больше вопросов, чем ответов.
Локи потушил бумажку и широко улыбнулся. Сигюн заправила выбившуюся прядь волос за ухо и приняла максимально отстранений вид, глядя поверх горы смятых документов.

- Ваше высочество, к вам посетитель. Я уведомила его, что по четвергам вы не принимаете, но он оказался…. настойчив. И вышел из портала. И летел над полом. В плаще. Живом плаще. – Отчеканила дева, не отразив в голосе ни нот удивления, ни возмущения, но Локи уже понял - ей гость оказался не по - нраву.

- Надеюсь, на нем было что-то кроме плаща? – Трикстер медленно поднялся из-за стола, все еще улыбаясь и приветливым жестом показывая, что от двери можно отойти.

- С голым мужчиной в плаще я бы справилась, а вот с верховным магом Стивеном Стрэнджем, увы – нет.

- Постой… - Локи моментально изменился в лице. «Это тот самый мерзкий чернокнижник!»
Однако, закончить мысль и договорить он не успел, пространство за спиной резко нагрелось, заискрило, сформировав портал.

- Свободна, Сигюн. – Локи чуть улыбнулся, кивнув деве. Ей было ни к чему становиться свидетельницей предстоящего шоу.
Бог обмана развернулся на каблуках, сотворяя метательные клинки и обворожительно улыбаясь вышедшему из портала магу.

- К твоему сведению, тут есть двери, через которые ходят все обычные люди. И не пугают моих подопечных. Сделай милость – выйди и зайди нормально. 

0

3

Вся его жизнь теперь была сплошным безумием. Да, восхитительным — но все-таки безумием.
Конечно же, все было очень увлекательно, и, скорее всего, он бы ни на что не променял свою должность Феи-Крестной всей Земли. Но, если честно, он чертовски устал в одиночку расхлебывать учиненный другими бардак.
Временные аномалии. Подумать только.
Кто заварил эту кашу? Уж точно не он. А кто теперь носится по свету, пытаясь все исправить?
Конечно, Стивен.
Он заработал жесточайшую мигрень, а его мозги почти буквально искрили от огромного объема информации, которую пришлось проглотить в один присест, чтобы хоть немного приблизиться к пониманию того, как все исправить.
Иногда Стивену казалось, что он почти слышит, как привычный мир трещит по швам; стонет, стремясь вернуться в нормальное состояние. Даже во снах его не отпускало это ощущение того, что все рушится. Рассыпается, как карточный домик, а Стивена слишком мало, чтобы исправить это.

Хотя, если честно, сами по себе прорехи временного потока не доставляли ему больших проблем. Закрывать их было в каком-то смысле даже просто. Стоило только понять принцип, почувствовать едва уловимые, тонко вибрирующие нити времени, стремящиеся вновь соединиться в единое, прочное полотно, — и мироздание само шло навстречу.
Закрываясь, каждая такая прореха оставляла после себя довольно много энергии. Стивен впитывал ее, как губка. А потом использовал, чтобы быстро обнаруживать и, что еще важнее, быстро разбираться с другими аномалиями.
Он был бы счастлив, если бы мог иметь дело только с ними. Но по большей части он возился с подозрительными личностями, так или иначе желающими извлечь выгоду из сложившейся ситуации. Сначала Стивену пришлось противостоять какой-то секте ополоумевших фанатиков, которые то и дело принимали его за Сатану и призывали сжечь мир дотла. Потом их место заняла очень горячая, но еще более полоумная дамочка, от которой Стивену пришлось позорно бегать по другим вселенным. Еще было сборище ученых, которые тоже хотели выкачивать энергию из аномалий. А после них ему пришлось противостоять очень могущественной и очень злобной версии себя, что было не самым приятным опытом. Это не говоря уже про тот случай, когда портал в другое измерение появился прямо в его спальне, и оттуда выпал очередной, на этот раз очень старый Стивен Стрэндж. К счастью, в тот раз они разошлись мирно, выпив чаю и сойдясь на мнении, что знают толк в том, как стареть красиво.

Между делом Стивен не забывал и про зачинщика творящегося в мире беспредела. У него было большое желание посмотреть в бесстыжие глаза этого затейника своими неспящими, а потом благодарно оторвать шаловливые ручонки. Хотя, если быть совсем честным, Стивен не был даже вполовину таким рассерженным, каким хотел казаться. Он прекрасно понимал, что в сложившихся обстоятельствах поступил бы точно так же. А может и еще фееричнее, кто знает. Его возмущение заключалось больше в том, что ему пришлось решать все эти проблемы с аномалиями одному.

Он не особенно удивился, когда узнал, что за всем этим стоял Локи. В конце концов, репутация у парня была самой что ни на есть подходящей для такой выходки. И, немного разобравшись с текущими проблемами, Стивен выделил время на то, чтобы эффектно заявиться в Новый Асгард с… дружеским визитом. Он предпочел назвать это так.
— - —
Локи, со своей стороны, вовсе не выглядел довольным, когда Стивен ступил в его кабинет из портала. Больше похожий на готовую к броску змею, чем на радушного хозяина, он встретил гостя улыбкой столь же острой, как и кинжалы в его руках.
Всех гостей так встречаешь? — спросил Стивен с деланным любопытством, отмахнувшись от предложения воспользоваться дверью. — Или я один такой особенный?

Отредактировано Stephen Strange (3 июня, 2019г. 02:51:01)

+1

4

— Всех гостей так встречаешь? Или я один такой особенный?

Особенный – это уж точно. Локи прежде не сталкивался со столь могущественными магами на Земле. Да, встречались ворожеи, ученые, что подбирались все ближе к искусству тонких материй – но не чернокнижники с могущественными артефактами. У Варлока не было слишком много времени и ресурсов, чтобы наводить справки, но кое-что вызнать про Стивена Стренжа ему удалось.

- Гостей? Не припомню, чтобы я ожидал кого-то с аудиенцией. Подайте официальное прошение, и я приму вас – бог нарочито учтиво меняет тон, скалясь еще сильнее – в своё рабочее время.

Верховный маг Земли под стать своему миру – наглый, самоуверенный, безапелляционно дерзкий. Возможно, при иных обстоятельствах, трикстер с удовольствием провел бы с ним часок-другой за распитием хмельного, да вот только знакомство как-то сразу не задалось.

Локи выпускает один кинжал из ладони, оставляя свободно парить в воздухе, второй же предпочитает держать в руках, ненавязчиво крутя и поблескивая им, пуская солнечных зайчиков по живому плащу незваного гостя.

Волшебной красной материи это явно не по душе. Зачарованные предметы одежды варлок видит уже не впервой, но этот, похоже, обладает характером и разумом, что наталкивает на мысли о черной магии, привязывании души или же заточении демона. Если такое под силу, а самое главное – не входит в конфликт с совестью Верховного Мага – шанс найти общий язык все же есть.

Изучая взглядом собеседника, не ускользает от Локи и накопившаяся усталость чародея, изрядно вымотанного и не слишком бодрого. Невольно ухмыльнувшись, трикстер продолжает смотреть в его глаза неотрывно, ожидая, когда же Стренж наконец разорвет зрительный контакт первым.

- Дормаму передавал привет, кстати.

Посещение темного измерения Локи далось великой ценой, его собственные переговоры почти пошли прахом, пока он не бросил фразу про время. И явно разбередил старую душевную рану Дормаму, который принялся с ужасом уничтожать одну проекцию за другой, пока наконец, в исступлении, не согласился на условия варлока, в запале припомнив имя Стренжа.

+1

5

Стивену очень хочется узнать, треснет ли у Локи лицо, если улыбка станет еще шире. Он прищуривается, глядя на погребенный под бумагами массивный стол – самый интересный предмет в кабинете. Документы на нем лежат в ужасном беспорядке, словно их побросали как придется, некоторые смяты. Один так и вовсе все еще слегка тлеет опаленным краем на самом верху, словно вишенка на торте.
  Тоже, надо полагать, чье-нибудь официальное прошение.

  —  Макулатуры у тебя более чем достаточно, как я вижу. К открытию отопительного сезона будешь полностью готов.
 
  Он позволяет себе крошечную улыбочку, пока его так очевидно пытаются прожечь насквозь настороженным взглядом. Локи, похоже, слишком близко к сердцу принял их прошлую встречу. Нарочито расслабленно, почти лениво он поигрывает кинжалом, заставляя солнечные блики плясать вокруг. Стивен видит стоящее за этим послание "только вдохни не так, и я порежу тебя на слайсы" так четко, словно оно начертано у Локи над головой огромными светящимися буквами.
 
  —  Дормамму передавал привет, кстати.
  Стивен не обманывается тоном, не верит улыбке, не опасается кинжалов. Это все мишура. Здесь и сейчас слова Локи — вот его главное оружие. И они куда опаснее, чем нож, или яд, или магия.
  —  О? —  Стивену почти весело. Дормамму, подумать только. Запрещенный прием — и в самом начале разговора.
  Плащ слегка сжимается у него на плечах, и Стивен чувствует чужую злость и желание ответить на угрозу.
 
  Несмотря на все усилия, упоминание Повелителя Тьмы все еще приводит Леви в ярость пополам с паникой, когда тактика "бей и беги" кажется единственно верной. 
  Полы плаща приходят в движение у ног Стивена, стремясь занять как можно больше места, напугать противника превосходящим размером.
  Он украдкой проводит пальцами по мягкой ткани изнанки, обещая защиту одним этим простым жестом.
«Никаких демонстраций силы, прошу. Он и так видит, какие мы большие и страшные – иначе не крутил бы своими ножичками. Успокойся»
 
   — Мы перешли к обсуждению общих знакомых — а мне даже не предложили присесть? Если это знаменитое асгардское гостеприимство, то я не впечатлен. Впрочем, — Стивен медленно движется, обходя Локи. Огибает живописно захламленный стол. — я всегда славился как самодостаточный гость.
  С последним словом он плавно опускается в кресло для посетителей.
  Он смотрит на Локи и ждет, когда с его лица исчезнет эта ухмылочка.
  Но не ждет, что, оказавшись так заманчиво близко к хаосу, царящему у Локи на столе, Леви захочет что-нибудь учинить.
  Стивен даже не замечает быстрого движения красной ткани - и потому приходит в замешательство, когда гора документов начинает медленно оползать. Это похоже на сход снега с гор. С громким шелестом бумажный поток устремляется со стола - прямо под ноги Локи.

+1

6

Наблюдая за словами и действиями Стренжа, Локи лишь выше поднимает брови и смотрит с явным немым вопросом: «Серьёзно? Тебя точно не роняли в детстве?»

Плащ Верховного Мага тоже настроен агрессивно, и это подстёгивает варлока дразнить его еще больше. Шёлковая кисть, перехватывающая массивную алую штору, повинуется чарам трикстера и начинает щекотать волшебную материю в области подола.

— Мы перешли к обсуждению общих знакомых — а мне даже не предложили присесть?

— И не предложат, – оскалившись в ослепительной улыбке отвечает трикстер, проследив взглядом, как Доктор по-свойски устраивается в кресле, естественно подчёркнуто, не замечая реакции бога.

Бумажный Эверест, украшающий стол, начинает опасно крениться, как только Стивен оказывается рядом. Локи ловко перекидывает клинок на указательный палец правой руки, держит его на идеальном балансе. Выжидает секунду и резко метает в столешницу, желая спугнуть край живого плаща, который в наглую тянул из стопки самый нижний документ, намереваясь развалить хрупкую конструкцию. Впрочем, задуманное лавинное документальное схождение все же происходит. Варлок смотрит на опадающий ураган скептически, притоптывая ногой. А затем, с улыбкой присаживается во второе кресло, смахнув с того пару листков.
Прогнать настырного чародея точно уже не удастся, так что лучше узнать поскорее причину столь нежеланного визита.

- К делу, мистер Стренж. Чем могу помочь Верховному Магу земли?
Локи элегантно извлекает початую бутылку меда из нижнего ящика стола, откупоривает и вдыхает аромат.

— Крепленый, уверен, вам не понравится, – картинно морщится бог и начинает выливать напиток прямо в воздух, где, мгновенно материализуется стеклянный кубок.

+1

7

Стивен равнодушно пожимает плечами на откровенное предложение не-выпить - и в следующий момент уже держит в руках грубую глиняную чашку. Еще одно крошечное магическое усилие - и на опустевшем столе стоит такой же неказистый пузатый чайничек. Леви тут же хватает его, и Стивен протягивает чашку, одобрительно хмыкнув.
«Подлиза», - думает он, глядя на зеленовато-янтарный напиток.
Плащ строит из себя святую невинность.

Пустое: Стивен теперь начеку. Одной шалости пока достаточно, спасибо большое. Так что он замечает, когда Леви украдкой тянется к все еще торчащему в столешнице кинжалу. Тот выглядит весьма изящно - и смертоносно. Вполне мог подарить Леви некрасивую дыру. Стивен бросает на Локи сердитый взгляд. Впрочем, так же быстро берет себя в руки. Успевает мягко шлепнуть по красной ткани, почти коснувшейся кинжала.
«Обойдемся без трофеев. Если в моем плаще заведется змея, меня это вряд ли порадует. Тебя, кстати, тоже»

Леви выражает недовольство всем своим видом. Но все же неохотно подчиняется. И не то чтобы его так уж сильно интересовал кинжал сам по себе. Конечно же, нет. Все сводилось к желанию вывести Локи из себя. Заставить заплатить за тот страх, что трикстер вызвал так просто, почти играючи - всего лишь назвав ненавистное имя. А что может справиться с поставленной задачей лучше, чем посягательство на собственность противника?

В этом был весь Леви. Он не ограничивал себя в выражении своих чувств, простых и непосредственных, как у ребенка.
Стивен мысленно качает головой. Делает глоток чая, задумчиво глядя Локи прямо в глаза сквозь поднимающийся от чашки пар.
К делу? Что же, это было бы можно.

- О чем, скажи на милость, ты думал? - спрашивает он тихо и вкрадчиво. - Это был очень ловкий трюк, спорить не буду. Вот только ты, - его голос начинает наливаться гневом. - ты же не только до безобразия истончил границы между реальностями и нарушил хрупкое течение времени - что тоже, конечно, весьма скверно. Технически, ты превратил полотно Мироздания в решето! С огромными дырами!

+1

8

Со стороны оба мага выглядят комично – восседающие меж разлетевшихся бумаг, меряются друг перед другом волшебными трюками, словно дети игрушками. С непосредственной серьёзностью каждый мнит себя королем положения, и что его «игрушки» круче.

Локи искоса наблюдает за взаимодействием Стренжа с плащом. Варлоку не хочется признавать, но желание разгадать тайну зачарованного артефакта становится все ощутимее и ощутимее.

Кинжал, к которому тянулась волшебная материя, тает в воздухе – побаловались и хватит. Трикстер намерен говорить серьёзно, выслушивая гневную тираду Верховного Мага с непроницаемым выражением лица, покачивая бокал в руке.

— … Технически, ты превратил полотно Мироздания в решето! С огромными дырами!

— Отнюдь, все, что я сделал – вскрыл полотно реальности, саму структуру Иггдрасиля, а затем вновь стачал швы, - бог отвечает не менее резко, холодно, чуть сощурив глаза. -  Скажи, откуда ты черпаешь свои знания о магии? Кем бы ни был твой учитель, мне хочется верить — он не виноват в том, что его ученик не может распознать расслаивания материи пространства от схождения фиксированных точек миров. И, прежде чем ты продолжишь сыпать обвинениями, будь так любезен – дослушай.

Трикстер подается вперед, словно змея, делающая выпад. В глазах пляшут недобрые огни, язык скользит по тонким губам, которые корежит недобрая ухмылка.

— Танос настиг нас внезапно, времени на серьёзные магические ритуалы и прочие предосторожности не хватало. Все, что было у меня в руках – Тессеракт — камень пространства, а за спиной почти три сотни беженцев. Да, я выбрал нужды меньшинства перед целостностью всей Вселенной…

Локи не знал, какие именно последствия повлекут за собой его действия, в первую очередь потому, что никто прежде подобного не проворачивал. Ну, по крайней мере, не документировал – магу не откуда было узнать, насколько тонка и хрупка материя времени и как плотно она соприкасается с пространством. Бог до сих пор чувствует, как порою «раздваивается» в потоках, а иногда и вовсе ощущает, как тот «другой» он умирает.

- Порталы лишь следствие – куда важнее устранить источник – но, вместе с ним, мы вновь выпустим Таноса в этот мир. И тогда Вселенная не устоит перед гневом и одержимостью мнимым балансом. В его глазах нет ничего, кроме безумия и жажды свершить свой замысел. Договориться не получится.

0

9

«Швы он стачал», - язвительно думает Стивен. - «А вываливающиеся ниоткуда дети, жены, двойники? Весь этот пространственно-временной хаос? Это все, что же, мои больные фантазии? Хорошенькое дельце!»
Леви очень талантливо пытается изобразить неприличный жест, заставляя мага одобрительно хмыкнуть.
Он недовольно хмурится, когда Локи намекает на несовершенство Древней как учителя. Стивен в который раз с сожалением думает, что его наставница ушла слишком рано - в этой бесконечной круговерти он как никогда остро нуждался в ее мудрости и силе. В ее поддержке. Он не единожды ловил себя на мысли, что, будь она все еще здесь, они смогли бы придумать выход получше. Хотя бы сгладить последствия.

- Твоему учителю можно посочувствовать в той же мере, - отвечает он резче, чем намеревался. - раз он не сумел привить тебе подобающее уважение к великому миропорядку.
Локи грубо обрывает его и велит сначала дослушать. Судя по его виду, он вот-вот начнет плеваться ядом. Может, Стивен обманывает сам себя, но за всеми этими гримасами ему слышится горечь пополам с решимостью.

В словах Локи нет для него ничего нового. И ничего предосудительного, на самом деле, тоже нет. Будем честны: доведись Стивену стоять между Таносом и адептами Камар-Таджа, он без колебания использовал бы Глаз Агамотто, чтобы защитить их. Цена не остановила бы его.

«Зачем я здесь?», - думает Стивен, пока Локи продолжает выплевывать слова искривленным в ядовитой усмешке ртом.
«Зачем я пришел? На самом деле? У меня выходной впервые за... сколько времени? И я трачу его, докучая богу. Воистину, Стивен, жизнь тебя ничему не учит.»

Почувствовав его настроение, Леви ластится к слегка подрагивающим пальцам, предлагая утешение. Стивен рассеянно поглаживает ткань, делает глубокий очищающий вдох.

Когда Локи замолкает, он не спешит прервать тишину. Ждет, пока пауза приобретет красивую законченность, весомость. Смотрит немного сквозь собеседника.
Он чувствует, как все вокруг будто... звенит от напряжения, как перетянутая струна. Истончается, словно кусочек масла, который пытаются намазать на слишком большой ломоть хлеба. Привычная реальность тихо и неотвратимо сходит с ума, грозя опрокинуться, уйти из-под ног в любой момент.
«Вот почему я здесь», - думает Стивен с внезапной ясностью, снова сосредотачивая свое внимание на Локи.

- Я здесь не для того, чтобы слушать о твоих мотивах - они мне вполне ясны. Я разделяю твое стремление любой ценой защитить свой народ. Но раз ты устроил этот балаган, то будет справедливо, если приложишь хоть немного усилий, чтобы стабилизировать ситуацию. Тем более, - он позволяет себе маленькую ехидную усмешку. - что самая сложная и интересная часть работы уже сделана.

Он освобождает одну руку из ласковой хватки плаща - когда тот успел сгрудиться полами на коленях? - и тянется помассировать ноющие виски.

- Ты тоже чувствуешь это, не так ли? - спрашивает Стивен несколько внезапно даже для себя. Он берет со стола Локи свою чашку. Чай остыл, но все еще приятен на вкус. - Времени осталось слишком мало. Хочешь ты признавать это или нет, но твои фокусы кройки и шитья сильно ослабили полотно мироздания. Ты заточил Таноса - но одновременно дал ему и возможность выбраться. Ты выиграл время - но оно уходит слишком быстро.
- Локи, -
Стивен произносит это с большим удовольствием. - я пришел договориться.

+1

10

- «Святая Святых»? - Локи улыбается чуть довольнее, чем стоило бы. Его выдаёт азарт в глазах, а пальцы подрагивают от нетерпения. В прошлый раз он пробыл здесь меньше минуты и не успел ощутить весь масштаб святилища земных магов.

Санктум Санкторум - фокус для сверхъестественных энергий, хранящий в себе сонмы тайн. Пространство в нем не линейно, поддается на малейший импульс. Подобно воску сминается в пальцах.   

- Какое странное… странное чувство, - облизнув губы, варлок делает шаг и начинает двигаться по отвесной стене, игнорируя законы притяжения. – Жертвоприношения, я прав? Земля под зданием пропитана кровью ритуалов.

Сморщив нос в напускном отвращении, бог продолжает следовать за хозяином святилища, но уже по потолку. Длится это не долго, пространство внезапно сжимается, и новый вдох они делают в гостиной, полной артефактов и книг.

Локи силится ухватить за тонкие нити, что пронизывают все пространство вокруг, хочет разобраться в хитром устройстве Санктум Санкторума. Задевает первую туго натянутую «струну» и с грохотом падает на пол, едва не целуя носом пол под ногами Верховного мага.

- Суртуровы потроха, - шипит трикстер, поднимаясь на ноги, игнорируя протянутую в знак помощи руку Стренджа, - магия твоего дома опасна, Стивен. Она древне любой другой, что встречалась мне в Митгарде. Древнее той, что я сам принес сюда на заре эпохи.

Одернув черный митгардский костюм и смахнув с него несколько пыльных комков, Локи замечает за спиной Верховного мага что-то явственно знакомое.

В большой стеклянной витрине тускло отблескивает Нидхегглир – зачарованное копье семи рун боли, по легенде принесшее смерть последнему дракону Альвхейма. Локи в юности только и мог мечтать, как, по достижении совершеннолетия, возьмет его в руки и будет сражаться с Тором бок о бок – старший с молотом, а он – с копьем. Но увы, Один не позволил столь мощному оружию попасть в руки младшего сына. Когда же трикстер занял трон – обнаружил, что этот древний артефакт оказался бесследно утерян в ходе схватки с темными альвами.
Новый хозяин «Усмирителя Нидхегга» мог бы в одиночку вершить судьбы народов, но невероятно большой ценой. Магии для активации требуется безмерное количество, а смерть противника наступает только в случае исключительной волшебной энтропии.

- Быть не может…

Локи легко преодолевает охранный барьер, открывает стеклянную створку и вынимает иссохшееся копье. В его ладонях оно начинает преобразовываться, напитываться энергией.
Лезвие, словно широкий лепесток, вновь загорается багрянцем, цепочка семи рун бежит по нему изящной вязью, а древко приобретает светлый оттенок, увеличиваясь в объеме, ложась в ладонь куда удобнее.

— Превосходно – Локи ласково касается пальцами наконечника копья, - некогда это был очень ценный дар. Доказательство верности Альвхейма Одину. С таким оружием мне будет куда легче сразить Таноса, он не сможет противиться его разрушительной силе. Даже едва раненный, будет медленно умирать в муках от проклятья рун.

+1

11

В стенах Санктум Санкторума Локи совершенно преображается. Враждебность и настороженность стекают с него, и, абсолютно очарованный, он мягко ступает по коридору.
Стивен отлично понимает его. Он сам до сих пор испытывает трепет сродни священному всякий раз, когда возвращается сюда. Именно здесь можно в полной мере прочувствовать полноту могущества земных магов. В Камар-Тадже куда сильнее ощущение вековой мудрости, обещание знаний и ответов. Санктум Санкторум же - напитан магией. Да что там. Он буквально дышит ей. В защитные заклинания, щиты и печати, в хитроумные и смертоносные ловушки вложено колоссальное количество магии. И пусть великие чародеи, творившие их, уже мертвы (иные – не одну сотню лет), их энергетический след, само их намерение защитить и отстоять любой ценой продолжало жить, сплавившись воедино с особняком. Одушевив его.
- Жертвоприношения, я прав? – спрашивает Локи. И тут же отправляется гулять по стене в лучших традициях графа Дракулы. – Земля под зданием пропитана кровью ритуалов.
И пусть на лице трикстера явственно проступает отвращение – Стивен знает, что оно напускное. Каждый кирпич в стене шепчет ему об этом. Санктум Санкторум читает гостя как открытую книгу, невзирая на его возраст и силу. Стивену, впрочем, перепадают лишь крохи знания – и то потому, что дому он по душе. Это место надежно хранит тайны, а свои они или чужие, не столь важно.
- Действительно, - отвечает он, мрачно усмехаясь идущему по потолку Локи. – история Санктум Санкторума берет начало во тьме зарождения мира. Место, на котором он построен – словно огромный колодец, доверху наполненный первичной энергией. Большую часть времени она бездействует. Дремлет – или выжидает, если угодно. Требуется... своего рода толчок, чтобы заставить ее откликнуться и заработать. Пролитая кровь и отданная жизнь зачастую становились тем самым толчком, поэтому неудивительно, что на оккультном плане весь фундамент ощущается напитанным чужими смертями, болью и страданиями, как губка.
Он тоже чуть морщится. Сказанное словами, это действительно звучит ужасно, в известном смысле даже мерзко.

Новый шаг – и они уже в библиотеке. Во всем доме это, пожалуй, самая любимая комната Стивена. За последние месяцы напряженной работы он бывал здесь много, много чаще, чем в спальне. И даже вполне прилично наловчился дремать в местном кресле, обложившись для уюта фолиантами и свитками.
Внезапно его мысли прерывает ощущение, похожее на свист кнута в пустой комнате. Он вздрагивает и успевает отступить назад в последний момент – а в следующий на его место мешком приземляется Локи, решивший сунуть нос глубже, чем было позволено.
Стивен предлагает ему руку, вспоминая, как до слез смеялся Вонг над ним самим, оказавшимся в похожей ситуации. Санктум Санкторум далеко не сразу признал его.
Дом гудит, как потревоженный улей. Это просто предупреждение. Без зла, без угрозы – скорее даже с намеком на одобрение. В голове Стивена это звучит почти как «Мне льстит его интерес, но в следующий раз я не стану церемониться». Пустые угрозы. Дому нравятся любопытные, жадные до новых знаний маги, так что Стрэндж более чем уверен, что подобная выходка и в следующий раз сойдет Локи с рук.
Гость отвергает его помощь, шипя рассерженным котом.
- Магия твоего дома опасна, Стивен. Она древнее любой другой, что встречалась мне в Митгарде. Древнее той, что я сам принес сюда на заре эпохи.
- Как я и сказал, - соглашается он. – В основе лежит первоэнергия, проникшая в наш мир сквозь колодцы и напитавшая каждого из нас задолго до рождения. Эта магия – наша. В большинстве людей ее слишком мало для чародейства, даже заметить бывает очень сложно - но она есть в нас всех. С первым человеком она пришла в этом мир – и с последним уйдет, - он пожимает плечами, чтобы сгладить градус пафосности, отвечает усмешкой на внимательный взгляд. – Без нее человечество никогда бы не сумело овладеть, в том числе,  практиками «северной традиции», которые ты привнес в наш мир.

Локи, впрочем, быстро теряет внимание к его словам, увлеченно разглядывая содержимое витрин.
В комнате, действительно, много интересных вещей, хотя под словом «интересные» Стивен зачастую подразумевает «опасно странные». Древняя была очень увлечена расположившейся здесь коллекцией артефактов. Тратила все свободное время – если таковое у нее появлялось – на то, чтобы отследить и заполучить, а затем дотошно изучить очередной из них. Шагая между витринами, Стивен порой ощущает себя будто бы в одном из дешевых атракционов-пугалок. Если смотреть краем глаза, можно увидеть пульсацию, дрожь, мелькание, шевеление. Можно почувствовать жизнь, затаившуюся в каждом предмете, что Древняя и другие Верховные собрали здесь за все время существования ордена.
- Быть не может, - шепчет Локи, заметив в одной из витрин кое-что явно поразительное. И – тянет руки. Стивен резко выдыхает, вздрогнув. Ждет, что трикстера отбросит к стене или от души дернет током. Ждет, что в голове возмущенно завоет потревоженная охранная печать.

А ничего не происходит.
Защитный барьер исчезает от легчайшего прикосновения изящных пальцев. Как только он окончательно истаивает, собственная магия артефакта вырывается на волю, стремится к Локи, зовет его, почти ластится к нему – и Стивен понимает, с внезапной, ослепляющей ясностью, что так и должно быть. Чувствует трепет, как будто стал свидетелем тщательно оберегаемого от посторонних таинства. Почти не дыша, следит, как от прикосновения рук артефакт («Нидхегглир, Стивен», - услужливо подсказывает память голосом Древней) наливается силой, как сложная гамма чувств проявляется на лице Локи, пока он торжественно и любовно проводит рукой по древку.
Он что-то говорит, с удовольствием сжимая в руке копье.
Стивен не понимает ни слова.
На мгновение, растянувшееся до бесконечности, он вдруг, неприкрыто и отчетливо, видит перед собой нечто куда большее, чем просто щеголеватого мужчину в дорогом, ладно сидящем костюме. Видит кого-то настолько древнего, что человеческая жизнь в сравнении кажется мелкой, бессмысленной песчинкой.
Понимание вызывает ужас.
Вызывает трепет.
И притягивает, как магнитом.
Санктум Санкторум тонко, подрагивающе звенит в ожидании. Будто предвкушает нечто грандиозное.
Тянущееся как патока время играет Стивену на руку – ему удается немного прийти в себя до того, как Локи наконец отвлекается от Нидхегглира и вновь обращает внимание на хозяина дома.
- Ну так что? - хрипло каркает Стивен, пытаясь вернуть свой мир на привычную орбиту. Это не так уж просто, когда осознаешь, что смотришь в глаза Богу. Слова царапают горло наждачной бумагой, и он откашливается, прежде чем попробовать снова.
- Ну так что? Какой у нас план? Заявимся к Таносу в резервацию?
Рот сам собой растягивается в веселой усмешке.
«Звучит достаточно безумно, чтобы сработать»
Он чувствует дрожь предвкушения.

+1

12

Локи замирает в моменте, входя с магией артефакта и Санктум Санкторума в единый бесконечный поток. Нидхегглир успел установить очень прочную связь с местом своего «сохранения». Можно сказать, что копье «добровольно» сдалось на милость земных магов. Чего нельзя сказать о половине прочих артефактов. Теперь они видятся трикстеру загнанными в клети дикими существами, неистово рвущимися наружу. Каждая «тварь» тянет свои когти, хочет вымолить (или вырвать) освобождение.

Магия «Усмирителя Нидхегга» скользит по рукам, точно змея. Опутывает, но не душит, а напротив - охраняет от враждебности диких артефактов. Локи, не сводя восторженных глаз, гладит древко, словно чешуйчатую спину, нашептывая древние, как сам Иггдрасиль, заклинания.

Постепенно ему начинают открываться воспоминания оружия, яркие запечатленные моменты. Словно в обратной последовательности, он видит все, что происходило с копьем за последние годы. Трикстер уверен, со временем, он сможет зачерпывать и более поздние знания, пусть и на это уйдут долгие и изнурительные тренировки.

Ладони греет от переизбытка магии, нити окружающей материи плотно опутывают с ног до головы, и именно в этот момент Локи встречается взглядом со Стивеном.

Варлок не может оценить себя со стороны, ощущая всеобъемлющее счастье, наполненность и завершенность. Но на лице человека пробегает благоговейный трепет, как у первых людей, что некогда узрели Богов во плоти.

Стрендж не таится, его открытое проявление страха вызывает в душе трикстера уважение. И, конечно, безмерно льстит. Чувство собственного триумфа, торжества над природой Верховного Мага еще сильнее распаляют настроения трикстера. Он принимает заслуженное почтение, как ценный дар - и в долгу не останется.

Нидхегглир, сквозь связи со Святой Святых, постепенно раскрывает природу Стивена, его неуемный интерес, талант, жажду познания. «Наконец-то достойный союзник», - проносится в голове мага, хотя он не уверен, его ли это мысли - или то говорит сам Санктум Санкторум?

— Ну так что? Какой у нас план? Заявимся к Таносу в резервацию?
Стренж улыбается, слишком заразительно – Локи вторит ему, опуская копье и медленно выходя из энергетических незримых вихрей.

- О, обязательно нанесем ему визит, но сперва составим план… И устроим небольшой перерыв – Стивен, тебе нужен отдых.

Локи сам еще не до конца осознает, насколько мощная связь установилась меж ними, но явственно улавливает общую усталость Верховного Мага, тревогу его плаща, и легкое недовольство Санктум Санкторума. Последнее чудится, словно строгий взгляд заботливой матери, настоятельно требующей лечь в постель и оставить игрушки до завтрашнего утра.

+1

13

Разум Стивена работает на полную катушку. Он прикидывает, какие ритуалы лучше использовать для их безумного предприятия, пока быстрым шагом приближается к забитым книгами полкам. Пробегается пальцами по ветхим корешкам, выхватывает подходящие книги. Невнятно бормочет: стабилизация портала, да-да, а если добавить пару знаков из этого Круга, так, слишком много энергии, рискованно... оружие? должно помочь, а если...
В его голове выстраиваются и тут же отметаются десятки вариантов, когда слова Локи в полной мере доходят до мозга. Поток мыслей в его голове не просто замирает - резко ударяет по тормозам и делает разворот с сокрушительным визгом. Его словно впечатывает головой в лобовое стекло.

Он в растерянности разворачивается к гостю, смотрит на него с большим удивлением, пока устраивает выбранные книги на низком столике у своего кресла.
Отдых?
Стивен знает, что Локи прав. Он нуждается в сне. Полноценном таком, часов на десять. С основательным завтраком после. Усталось, по ощущениям, засела песчинками даже в костях. Ее можно стряхивать с него, как пыль с коврика. Только вряд ли он сможет заснуть. Ни сейчас, когда они так близки к финалу. Он качает головой, твердо смотрит в ответ.
- Я думаю, это излишне. Мне вполне по силам... – начинает он.
Закончить ему не дают.
Леви, вдруг всколыхнувшись резкой алой волной, возмущенно укутывает его с головы до пят. Будто заточает в смирительную рубашку.

С того момента, как Локи был приглашен в Святую Святых, плащ хранил обиженное молчание. Он даже ничем не показал своего удовольствия, когда гость смачно грохнулся с потолка – а это был тревожный звоночек.
Стивен не обманывал себя – Леви дулся.
Теперь же, надо полагать, своевольный артефакт вспомнил, что это он тут главная наседка Верховного мага Земли.
Локи выглядит явно позабавленным этой демонстрацией агрессивной заботы, пока Стивен, стреноженный, стоит посреди комнаты и пытается утихомирить плащ, заодно предпринимая жалкие попытки выпутаться. Он знает, что ему не удастся – в подобных противостояниях он еще ни разу не одержал верх. А сейчас он имеет дело не просто с дурачащимся Леви – но с мощным, обладающим собственной волей артефактом, который защищает свою собственность от чужого посягательства и ее же, собственности, непомерной глупости.
Стивен чувствует глухое раздражение, волнами исходящее от красной ткани. Леви бесит, что приходится согласится с нагло вторгшимся в их дом чужаком. Но его маг ощущается действительно паршиво – измотанным и словно припорошенным песком. Стрэндж почти может слышать, как плащ возмущенно ворчит:
«Сам не верю, что мне даже в голову могло такое прийти, но прохвост прав».
Да, их общение ограничено телепатической эмпатией, но вот уж чего у Стивена всегда было в избытке (помимо безграничной уверенности в своих силах), так это воображения.

В ответ на очередную попытку освободиться красная ткань сжимает мага совсем уж туго. Стивен теряет равновесие и, покачнувшись, уже готовится уткнуться лицом в ковер. Но не падает.
С Леви он никогда не падает.
Только взлетает.
Подошедший ближе Локи все еще выглядит слишком веселым, на вкус Стрэнджа. Он не возражает: есть заботы поважнее, когда твой собственный плащ держит тебя в плену, зависшим примерно в метре от пола. Не иначе как чудом Стивену все же удается освободить одну руку, и он пользуется этим, чтобы ткнуть в сторону Локи пальцем:
- Ни слова.
И усмехается выражению, появившемуся на лице трикстера. Затем начинает гладить красный кокон: вот и все, я здесь, ты меня поймал. Леви в ответ перестает так сильно фонить раздражением. Стивену даже удается уловить извинение, хотя и приправленное сверх всякой меры твердолобым упрямством.
«Ты прекрасно знаешь, что у меня не получится уснуть. Не сейчас, когда я зашел так далеко», - думает он. Леви в ответ снова сжимает его со всех сторон. Только теперь это не демонстрация силы – но обещание заботы. Не «ты никуда не уйдешь», а «я буду рядом, чтобы помочь».
«Ладно, хорошо», - мысленно ворчит Стивен. – «Вы двое теперь заодно».
Он наслаждается тем, как Леви ежится, наполовину изображая, наполовину действительно испытывая отвращение к подобному союзу. Стрэндж ощутимо тыкает в него пальцем.
«Пусти меня, я никуда не побегу. Твоя взяла».

Леви медленно, с недоверием опускает его ноги на ковер, убирается за спину так же быстро, как до этого напал. Стивен расправляет складки одеяния, смотрит на Локи так, будто ничего особенного не произошло. Вздыхает, признавая чужую правоту.
- Что ж, отдых мне не помешает. Правда, на полноценный сон меня сейчас все равно не хватит. Так, подремлю часок-другой.
На самом деле он уверен, что не уснет – только будет бесконечно прокручивать в голове разные варианты того, что может ожидать их в тюрьме Таноса. Вряд ли кто-нибудь даже предполагал, что Камень бесконечности можно использовать таким образом – а значит, нет никакого древнего манускрипта, который помог бы хоть немного увеличить шансы на успех.
- Что насчет тебя? Желаешь уйти? Или присоединишься к тихому часу?
Санктум Санкторум, вторя его словам, низко, гостеприимно гудит. Кажется, даже приглашающе хлопает дверью гостевой спальни.

+1

14

Разворачивающееся представление изрядно забавит Локи. Он сдержано улыбается ровно до тех пор, пока достопочтенный Верховный Маг не начинает падать, повинуясь негодованию собственного плаща. Варлок даже раздумывает долю секунды – не подловить ли Стренжа чарами, но красная живая материя не дает своей «жертве» пострадать.

Беспомощно зависающий в воздухе Стивен окончательно раззадоривает трикстера. Локи почти смеется, без злобы. С таким помощником, как этот дьявольский плащ, можно весьма успешно соблюдать режим дня.

- Молчу, молчу, - ехидно отвечает бог и отходит на пару шагов, делая вид, что крайне занят коллекцией книг, разложенных на ближайшем столе. Экземпляры, надо сказать, и правда выдающиеся, позже он обязательно позаимствует парочку для более детального изучения.

— Что ж, отдых мне не помешает. Правда, на полноценный сон меня сейчас все равно не хватит. Так, подремлю часок-другой.

Стивен наконец берет верх над волшебным напарником и виртуозно делает вид, будто ничего не произошло. Локи подыгрывает, кивая и перелистывая страницы полного альманаха магических существ темного измерения.

- Могу помочь с погружением в сон. Или порекомендую комбинацию рун, если предпочитаешь все делать самостоятельно. Ну а я, с вашего верховномагического позволения, немного осмотрюсь и продумаю план. В общих чертах.

Локи уже знает, с чего стоит начать – им предстоит вновь преодолеть темное пространство – место, куда бог предпочел бы никогда не возвращаться.
И дело даже не в Дормаму – он не единственная угроза, обитающая в тех краях. Сама структура материи, отсутствие привычного течения времени, нелинейность нитей магических сил – все это серьезные угрозы, даже для опытного мага. Пусть теперь трикстер не один, все же велик шанс опрометчиво оступиться и навсегда остаться там – на изнанке миров, меж бесконечного вечного небытия.

- Если боишься оставить меня одного, пусть твой красный друг побудет за главного, - трикстер кивает в сторону плаща, который мгновенно принимает устрашающую форму. – Кстати, у него есть имя?   

0


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » I've Come To Bargain [Marvel]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно