"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Дорогие друзья, аттракцион невиданной щедрости – к вашим услугам акция « Welcome Everyone!» Абсолютно все персонажи из любых фандомов идут по упрощенной анкете! С 19 августа по 30 сентября для вас действует прием по пробному посту.

новости #25 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Один вопрос: Лелиана...КАК?![Dragon Age]


Один вопрос: Лелиана...КАК?![Dragon Age]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Один вопрос: Лелиана...КАК?!</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Leliana, Alim Surana </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

9:30 ВД/ Лес Брессилиан
Стен говорил им, что лучше не уходить из лагеря. Стен предупреждал, что Дайлен велел ждать его на месте, что бы ни случилось. Все знали о том, что по лесу шныряют кровожадные оборотни и порождения тьмы. Но Алим сказал, что они только посмотрят...

Отредактировано Leliana (5 июля, 2019г. 15:38:52)

+1

2

Потом, когда у нее спросят :" Зачем вы поперлись в лес одни?",- Лелиана честно скажет, что ей было очень любопытно и она страшно волновалась за Дпйлена, от которого не было вестей почти сутки. На деле же, ей было страшно любопытно и она просто не могла сдержать неуемное любопытство Алима, которому среди сородичей было неуютно.
Конечно, эльф эльфу рознь, а маги так и вовсе всегда считались чем-то вроде отдельного сорта людей, однако, Лелиана перехватывала взгляды, которые долийцы бросали на худощавого паренька в мантии и с посохом, совсем не похожим на те, что носил Хранитель и Первая. Похоже, что истинной виной всего их бедственного положения было ее мягкосердечие.
- Ну все, мы заблудились,- подвела итог девица, всматриваясь в потертую карту,- Все, что мы можем- идти вниз по течению, выйдем примерно там, где была развилка на долийский лагерь. Если повезет, то ночью доберемся.
Она не знала куда идти даже примерно. Лес не был ее стихией, признаться, милее всего сердцу барда были крыши, тесные переулки да торговые площади больших и малых городов, там она ориентировалась прекрасно, не смотря на то, что раньше ей приходилось работать в условиях и похуже. Кажеся, Дайлен как в воду глядел, оставляя эти двоих на попечение Стена. Только вот не учел, что Стен им не нянька и кунари даже не двинется, чтобы остановить  двоих неуемных искателей приключений на собственные  головы.
-Алим, если ты не знаешь, что это за трава, то лучше не трогай,- предупредила она парнишку, со вздохом убирая карту в сумку на поясе,- Нам лучше сойти с тропы и двигаться о берегу. Не думаю, что оборотни ошиваются на прибрежных камнях.
Она подошла к магу и украдкой сняла с его спины громадного рогатого жука, который грелся на послеполуденом солнышке. Не то чтобы Лелиана не боялась насекомых совсем, но считала глупым визжать от какого-нибудь летающего гада, когда час назад резала порождений тьмы. Вот уж где визг и вопли пригодятся больше.
- Ты знаешь все ферелденские растения?,- внезапно осенила ее слабая надежда,- Может быть, и о Милости Андрасте ты слышал?

+1

3

Этот лес был не похож на остальные. Казалось бы, чего особенного — деревья-то везде одни и те же почти. Но Алим чувствовал себя в нем совершенно неуютно. Ему совершенно не нравилось за стенами Круга. Здесь было грязно, мокро, вечно летала какая-нибудь мошкара, а размеры пауков превосходили любые ожидания. А еще, вне Круга было опасно. И в Круге было опасно. С тех пор, как Сурана присоединился к этой компании, ему снились кошмары. Каждую ночь он видел перед глазами, как те, кого он знал, разрывая кожу, сухожилия, захлебываясь от собственных криков, превращались в одержимых. Он видел, как те, кого он знал, умирали от рук своих бывших друзей. Видел, как гибли дети, как с его собственной руки слетали заклинания, замораживая монстров, совсем недавно бывших людьми. Тронь и они превратятся в грязное крошево.
Те, с кем он начал свое путешествие. Алим дорожил каждым из них, даже если не всегда мог найти общий язык. Стэн, пожалуй, его не очень-то и уважал, но слушать рассказы о народе, о котором ты раньше только читал, было немыслимым наслаждением. Он пытался впитать знания о магии у Морриган, с интересом узнавал о быте гномов от Огрена. А песни Лелианы? До этого он и не подозревал, что песни могут быть настолько прекрасными, словно сама длань Андрасте касается тебя.
Недавно кошмары начали меняться. Столько опасностей, через которые они прошли, не могли не оставить свой след. Теперь каждую ночь он видел, как погибают эти люди. Столько способов умереть. Амелл видел, как когти порождений тьмы впиваются в тело Дайлена, слышал его крик. Он видел стрелы, пробившие насквозь кожаный доспех Лелианы, кинжалы в спине Зеврана. Алим просыпался в холодном поту, с трудом различая сон и явь. Быть может, он в плену у демонов и те картины, что он видел — на самом деле и есть настоящее. А мир вокруг — лишь способ его опутать еще больше, заставить поверить в то, что все идет своим чередом.
Единственным способом не видеть сны была усталость.
Оставаться со своими вроде как соплеменниками, которые его воспринимали сугубо как человека (Сурана был совершенно не против), было глупо. Ему не давали никакой работы, не давали им помочь и устать физически настолько, чтобы просто свалиться от бессилия с ног. Поэтому, прогуляться по лесу показалось ему не такой уж и плохой идеей. Да, тут тоже пробегали порождения тьмы, бродили оборотни, скорей всего, пауки были размером с телегу, но по нему можно было бродить. Бродить долго, пока ноги не начнут отваливаться.
И компания Лелианы была так же замечательной идеей. Ровно до того момента, как Алим понял, что не он один не умеет ориентироваться в лесу.
- Заблудились?
Он рассчитывал нагуляться, а не заплутать. В то мгновение лес показался ему просто кошмарным местом, всюду опутанным паутиной, с таинственными и жуткими звуками из каждого куста. Эльф вцепился в свой посох и жалобно взглянул на девушку:
- Но нас ведь хватятся? И найдут?
Если, конечно, эльфы не решат, что эти двое просто решили отправиться в другое место. А Стэн… Алим предполагал, что волнение в принципе не знакомо этому кунари. И любому другому. Эмоциональность Стэна до сих пор вызывала ассоциации с табуретом. Или столом. Камнем? Нет, Шейла была каменной, но эмоций у нее было намного больше.
- Это эмбриум. Просто, он еще не расцвел.
Нельзя было назвать Алима специалистом по травам, но, благодаря отличным иллюстрациям в различных травниках, он более-менее узнавал большую часть из растущих вокруг цветов. Хотя, например, ту красноватую травку он видел впервые. Ее можно было бы показать Винн. Или эльфам. Но лучше Винн, потому что травка может оказаться какой-нибудь священной и тогда его подвесят за уши на ближайшем дереве.
- Я осторожно.
Он натянул на руку рукав мантии и аккуратно сорвал растение. Запах был обычным. Чуть маслянистым и терпким, но не неприятным.   Растение заняло свое место в наплечном мешке, а сам эльф послушно сошел с тропы, шагая рядом с бардом. Только чуть замедлился, когда пытался вспомнить упомянутый Лелианой цветок.
- Милость Андрасте? Милость Андрасте. Да, кажется, слышал. Он такой белый, с множеством соцветий. Очень красивый. Кто-то даже считает, что у него есть целебные свойства, но на самом деле они очень слабо выражены. Растет хорошо в лесах, изредка можно его встретить даже в городе. Достаточно неприхотлив, но очень редок, так как из пятидесяти семян прорастают только один — три. Этот лес, наверное, ему понравился бы. Возможно, мы даже его найдем. А зачем он тебе? Он совсем не лечебный.
Так, наверное, они бы шли и шли незнамо куда, не заметь Алим что-то интересное.
- Подожди. Там что-то есть.
С несвойственной ему прытью, эльф буквально нырнул в кусты, почти мгновенно запутавшись в ветвях своей мантией.
- Лелиана! Смотри! Там стена!
К чести стены будет сказано, что она и впрямь походила больше на стену, чем на древние развалины. Ветер, дожди, само время, не смогли полностью ее сломить, подставляя выцветшие камни солнечным лучам. За кустами скрывалась заросшая тропинка, змеей проходившая между этих стен, словно маня за собой.
- Там что-то белеет в траве. Вдруг это Милость Андрасте?

+1

4

-...С алой серединкой,- добавила бард к познавательной лекции Алима, вырывая смутные очертания из почти истершейся своей детской памяти. Хотя отчетливее всего был запах: нежный, тонкий, едва уловимый и оттого- более душистый, который ни с чем не перепутаешь. Воспоминание внезапно расцвело так ярко, что Лелиана совсем забылась и вопрос Сураны застал ее врасплох. Она даже немного смутилась?,- А? Зачем? Да просто...Я слышала, что этот цветок растет только в Ферелдене, в Орлее таких не встречается. Мне стало любопытно.
Почему-то ей казалось постыдной глупостью сознаться, что это ее ребяческие, пусть и трогательные воспоминания о матери. Она хранила этот секрет нежно в глубине сердца всегда, даже  когда они с Маржолайн вели Игру и без жалости устраивали неприятности высоким Домам. Наверное, в глубине души Лелиана всегда оставалась растерянной девочкой, рано оставшейся без попечения матери. И Церковь ей об этом напомнила, вытравила яд Маржолайн из души, заметила звон кинжалов на Песнь Света.
Они пошли по незнакомому направлению, стараясь ориентироваться на шум реки. Лелиана красочно себе представляла, как посмотрит на них Дайлен, если они вернуться позже него и он вообще узнает, в какую передрягу встряли его не умеющие бродить в лесу соратники. Порой, Серый Страж был просто не выносим, но лучница никогда не злилась на него за такие , пусть и обидные, мелочи: на его плечи и так выпала тяжеленная ноша, с которой он справлялся как мог. С нее не убудет, если она лишний раз улыбнется ему, даже если в ответ на горькую остроту.
-Стой-стой, Алим! Ты же не знаешь, что там!
Но эльфенок, когда загорался идеей, был быстрее галлы и упрямее бронто. Она попыталась ухватить его за шиворот, но загребла пальцами лишь воздух на том месте,где секунду назад был маг. Помянув зазря Андрасте, Лелиана стащила со спины лук и ломанулась вслед, через кусты, держа стрелу готовой сорваться с тетивы. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы осмотреть внезапную нишу в беспросветной чаще и понять, что они с Алимом здесь совершенно одни. Если не считать древних руин.
- Сурана, мы же не знаем, что это за место,- предупреждающе буркнла девушка.
Но вот прошло уже несколько минут, а их никто не пытался сожрать. И все же, ей было здорово не по себе и  бард никак не могла унять грызущее чувство тревоги. Стена огибала некогда немалое пространство, которое нынче заросло колючим кустарником и высокими травами. Что-то подобное она видела на границе Орлея и Тевинтера, но никогда- так близко. Наверное, раньше это был внутренний двор или что-то подобное. Скептично коснувшись не тронутых временем кирпичей и обернувшись на оклик парнишки, Лелиана приопустила оружие и перешагивая высокие заросли тонкой шелковистой травы, направилась следом. Ей бы хотелось, чтобы он оказался прав, но любопытство меркло под здоровым чувством опасности.
Камень и впрямь был белее, чем стена, хотя почти наверняка был из того же минерала. Причудливая вязь сначала ускользала от глаза девушки, сколь бы она не щурилась, но в конце концов, это было не так уж и важно: надгробие мало походило на нежный цветок из ее воспоминаний.
- Это просто могила, Алим. Создатель, здесь наверное все стоит еще со времен, когда племена алммари жили на ферелденских равнинах, представляешь?,- она повернулась кругом, глядя в чуть подернутое зеленоватой дымкой небо,- Наверное, здесь произошла прелюбопытнейшая история. Можешь прочитать, что здесь написано?,- она присела на корточки рядом, отгибая мох от основания надгробной плиты.

+1

5

Как говорится, ты не знаешь ровно до того момента, как не узнаешь. Кто именно так говорил, Алим не помнил. Возможно, что даже никто так не говорил, а фраза сложилась самостоятельно, но не смотря на окрик Лелианы, он все же пробрался к вожделенному месту. И там действительно не оказалось цветка. А просто могила. И несколько костей белевших в траве неподалеку.
- Мне кажется, алммари не хоронили своих людей в земле, - возразил эльф, разглядывая могильную плиту. Это было странно. Развалины были очень и очень старыми и могила была им подстать. Вот только, почему она была одна? Единственная могила посреди леса. Хорошо, посреди загадочного строения. Почему не кладбище, если уж на то пошло? Или остальные могилы просто не дожили?
- Да, история тут явно произошла.
Что-то было не так. Что чувствовалось в воздухе странное и слегка неприятное, неясным покалыванием на коже. Но Алим не отдавал отчета своим ощущением, уже успев присесть напротив могилы и пытаясь разобрать полустертые руны.
- Нет. Кажется, это тевинтерский. Чем-то похож. Но я с ним не знаком. Не умею на нем читать.
Тевинтер под запретом. Страна, в которой магия правит людьми. Страна, которая принесла столько зла всему миру и чье былое величие, почившее в руинах, можно встретить в самых отдаленных уголках Тедаса.
- Значит, это Тевинтерские развалины. И тут похоронен какой-нибудь очень знатный тевинтерец.
Алим взглянул на Лелиану и виновато улыбнулся. Затащил девушку в такую даль ради давно уже перегнившего праха.
- Извини, кажется, это и впрямь не цветок. Мне очень жаль. Но… что это было за место?
Развалины были слишком… развалинами, чтобы можно было что-то сказать с уверенностью. Что-то напоминало крепостную стену, что-то останки какого-нибудь дома. Кое-где проглядывали плиты дороги или пола. Лес поглотив прошлое, оставив от него лишь неясные очертания.
- Мне как-то не по себе.
Руны были странными. Алим пытался отвести от них взгляд, но упорно возвращался к ним. Они выглядели угрожающе, почти шипели на него, как клубок ядовитых змей. И вместе с тем — звали. Или ему казалось. Он моргнул, сгоняя наваждение и поднялся.
- Там в траве кости. И они моложе, чем могила. Выглядят моложе. Пойдем отсюда.
Нет, эти кости могли лежать и со времен, когда это строение только-только покинули. Кто-то же должен был устроить похороны? Эти кости могли быть здесь из-за зверей. Неудачник-охотник забрел слишком далеко и на него напал медведь. Эти кости могли принадлежать и тому, кто просто пришел сюда умирать. Люди за пределами Круга странные. Это всегда надо учитывать.

+1

6

- Я только хотела сказать, что они очень древние,- Лелиана, как почти любой бард, была знатоком историй, но не истории. Вернее, не академической ее части, готовой разбираться в малейших хитросплетениях каждой детали. Да и имела ввиду совсем не это. Да и что толку спорить с магом, у которого за плечами- вся библиотека Круга?!
- Во всяком случае, они с Винн хотя бы не задирают нос,- подумалось ей.
И бард поспешно укорила себя за подобные мысли.  Устойчивое мнение о том, что все маги- зазнавшиеся, зарвавшиеся выскочки, которые опасны для общества, было в корне неверным. Хотя бы потому, что самой Лелиане приходилось видеть людей без дара к магии и с куда худшими чертами, чем эти. Она на собственной шкуре знала, сколь обманчива бывает внешность и первое впечатление.
Девушка привстала, уперев руки в колени и с интересом наблюдала за товарищем и могильной плитой. Над головой прошелся ветер, задев ветви кряжистых деревьев и заставив их зашуметь, точно они были струнами диковинного инструмента. Качнуло травы, обдало запахом нагретой на солнце коры и цветущей лесной герани; птицы здесь были почти не слышны, наверное, из-за  глухости этого места. Только теперь ей на глаза попались сухие ветви какого-то тернистого и колючего кустарника, который опутывал здесь каждый слом и подбирался к открытому нутру развалин. Еще пару лет и пройти сюда будет проблематично.
- Да, пойдем, нас, возможно, уже начали искать.
Они поднялись на ноги, собираясь. Лелиана оттряхнула колени от мелких веточек и земли, повернулась было вслед Суране, но тут ее подстерег тот самый пресловутый побег терновника: спрятавшись в траве, он вцепился в носок ее сапога и девушка полетела бы носом вперед, но вовремя успела среагировать. Замахав руками, бард попыталась восстановить равновесие и схватилась за первое, что попалось под руку. Этим первым оказался могильный камень.
Раздался сухой хруп и треск, часть плиты просела под неожиданным усилием; Лелиана, остановив свое позорное падение в весьма дурацкой позе, тихо выругалась себе под нос, помянув Создателя, за что немедля же попросила прощения  у него же. Вид у нее был сконфуженный и недовольный.
Сбоку что-то мелькнула, лучница отвлеклась, глядя на в ту сторону, в  то время как у самой по шее побежали ледяные мурашки. По какому-то наитию она оттолкнулась от плиты и повернулась посмотреть через плечо. Это и спасло ей жизнь: костистая, черная лапа демона взрезала воздух там, где секунду назад была ее голова. Колдовской ужас отбросил собой тень на мирный уголок зеленого забвения и со всех сторон вылезли призраки.
- Сурана, берегись!,- она успела отскочить  с пути пущенной тварью порчи и спустила с тетивы первую стрелу.

+1

7

В идеальном мире маг всегда оказывался где-то позади остальных воинов. В идеальном мире поле боя было у него как на ладони, он точно видел, кому требуется помощь, кому необходима защита. Сам маг находился в полной безопасности и мог, словно играя в шахматы, создавать тактические сплетения, помогая своим подопечным победить.
В реальном мире маг почти всегда оказывался нос к носу с тем, кто мог всадить ему в шею нож или когти. Сурана не был первым, кого заметил Колдовской Ужас, но он был следующим и стоял слишком близко, чтобы остаться в тени. Некоторое время назад он бы бросил посох и с криками убежал с места событий, но сейчас пальцы сжались на деревянной узорчатой рукояти. Ему надо дать Лелиане возможность отступить.
Удар холодом, казалось, не нанес никакого вреда монстру, но тот замедлился и повернулся прямо к магу.
- Эй! Не трогай ее! Слышишь?!
Сейчас так не хватало Шейлы или Алистера. Словно каменные, они могли выстоять под градом ударов, не дать напасть на тех, кто находится позади.
Земля под ногами эльфы зашевелилась и чуть просела. Он отпрыгнул как раз вовремя, когда из ямы вылезло еще три чудовища. Он не сильно понимал, кто из них кто. Порождения тьмы? Похожи. Те же изуродованные тела, тот же всепроникающий запах. У него просто не было времени думать. Но выход как раз был за его спиной.
- Лелиана! Я их отвлеку.
В чем он был точно не уверен. Руки дрожали, ноги чуть ли не подкашивались, потому что он видел, что тварям был как-то даже плевать на его заклинания. Магический щит окутал самого мага, когда как по телу девушки словно прошла каменная волна, защищая ее от возможных ран.
Нельзя, чтобы им отрезали путь к отступлению, но Лелиане надо еще сюда добраться.
В идеальном мире Алим мог бы сесть и спокойно подумать, какое заклинание ему использовать, куда лучше встать. У него было бы время изучить, чего боятся именно эти монстры, было бы время для экспериментов. А в реальности у него едва хватило времени закрыться посохом, когда когти твари дотянулись до него. Он отскочил от выхода, пытаясь их увести.  Каменный кулак сбил ближайшую тварь с ног.
- Давай! Беги!
Нет, он не собирался оставаться наедине с этими ужасами. Как только бы девушка оказалась в безопасности, Алим… Что-нибудь придумал бы, если бы успел. Они совершенно одни здесь, против такого количества монстров. Их никто не услышит. Никто не придет им на помощь. А кто знает, сколько эти твари будут преследовать их.

0

8

-Создатель сохрани!,- в сердцах помянула лучница, уходя в сторону и накладывая на тетиву вторую стрелу.
Танг!,- пела она, сбивая уже занесшего удар демона , но не причиняя тому особого вреда. Тонг!,- вторила ей товарка, опрокидывая очередного призрака. Данн!,- жужжала еще одна, уберегая эльфенка от подлого удара сбоку. Пальцы ее работали быстрее мыслей, почти сразу потеряв чувствительность ни то от испуга, ни то от той силы, с которой девушка срывала тетиву. Все что им оставалось- отгонять внезапно появившихся демонов и не попадаться под шипящие вихры проклятий, которые сыпались с когтей колдовского ужаса. Ее задело только по касательной и ногу словно кислотой обожгло, больно было чудовищно, но Лелиана не могла отвлекаться на это, пока они не уберутся подальше. Она едва не пропустила удар: третий призрак вырос у нее прямо за спиной. Бард уже не успевала выстрелить, поэтому перехватила лук обратной стороной и хорошенько врезала  сущности, вселившейся в труп, раз и другой, сверху вниз, и воспользовавшись отвоеванной секундой, прыгнула вперед, перекатываясь через плечо, прорываясь к Суране.
- Отходим! Беги, беги!,- вторила она магу, пятясь спиной и отстреливаясь, задерживая подползающих призраков.
На ней прибавилось свежих ссадин и царапин, рука и нога горели  огнем. В какой-то момент, она возликовала, что им удалось таки сбежать, кусты скрыли от них развалины и чудовищ и бард ликующе воскликнула. Рано: прямо из-за этих кустов в нее прилетело прощальное проклятие ужаса и бард кубарем грохнулась назад, проехав на спине с пол метра. Страх ли, смелость ли, но не смотря на то, что все тело свело судорогой, Лелиана поднялась, сгребла Сурану за шиворот и пихнула вперед, подгоняя бежать и не оглядываться. Они сиганули через терновые заросли, обдирая руки и ноги, перепрыгивая через камни и бурелом, почти не разбирая пути. В конце концов, земля под ногами резко кончилась и они кубарем улетели  в овраг, извалявшись в прошлогодней листве и сухих ветках. Пока падали, бард здорово приложилась головой о какую-то корягу и ничком грохнулась на дно, пребывая во тьме собственного сознания.
Брессилианский лес шумел мерно и лениво, будто и не заметил борьбы за жизнь в самом своем сердце За ними больше никто не гнался. Пока.

+1

9

В пылу боя редко замечаешь что-то, кроме своей цели и того, куда можно сбежать. При чем, второе все равно остается редкостью, потому что враг перетягивает на тебя все внимание. Если ты попадешь в окружение – ты труп. Сурана понятия не имел, что Лелиана ранена, пока они не оказались на безопасном расстоянии от ужаса, с которым повстречались. Они бежали, падали, поднимались и снова бежали, и только здесь, на дне покрытого сухой листвой оврага, можно было передохнуть. Алим некоторое время лежал на спине, разглядывая ветви над головой и пытался восстановить дыхание. Что они сейчас повстречали? Что за проклятая могила там была?
- У него был странный шлем, - наконец подытожил эльф, перевернулся, чтобы сесть и тут же замер, с ужасом взирая на девушку. На нем самом было лишь пара царапин да синяков, и то, часть из них он заработал именно в момент бегства, а не сражения, но вот бард выглядела куда как хуже. Она вообще была без сознания. Кожу сапога словно выело, а на самой ноге виднелся очень скверный ожог. Подобные были на руках. Но девушка дышала, это главное. Алим не был лекарем, хоть и понимал в травах и за время путешествия начал не путаться в расположении печени. Но все равно, смотреть на то, что кто-то, кто тебе дорог, находится в таком состоянии было невыносимо больно и страшно.
- Держись, только держись.
Он понятия не имел, в какой части леса они сейчас находятся, да это и не важно было. Главное было помочь Лелиане. Пара лечащих и очищающих заклинаний, чтобы остановить распространение ожогов, наложить припарки, которые всегда лежали в сумке эльфа на всякий случай, проверить насколько сильно ударилась девушка головой и устроить ей более комфортную лежанку. Сурана даже умудрился облазить часть оврага и его окрестностей, чтобы убедиться, что погони за ними нет, но и лечебных трав не видно.
Даже если звать на помощь, услышат ли их?  Сколько Лелиана времени еще будет в таком состоянии? Даже если он ее понесет на руках, куда идти?
Сурана расчистил небольшой пятачок от листьев, еще раз обошел все вокруг и очень скоро на дне оврага полыхал небольшой костерок.  Огненные заклинания маг не любил. Они были уделом Дайлена, но парочку он знал. Как раз на подобный случай.
Еще раз проверив состояние Лелианы, он сел рядом и стал ждать, прекрасно понимая, что в лесу, полном оборотней, костер – не очень хорошая идея.

+1

10

Сколько она так пролежала? Час? Два? Шесть? Это знал только Алим, который сидел рядом. Лелиана плавала в тумане собственных мыслей и болезненных снов, которые приобретали форму то церкви, то Львиной площади в Вал Руайо, то комнаты Маржолайн, и везде она слышала один и тот же вопрос, обращенный к самой себе: что я здесь делаю?
Она не колебалась в своей вере в Создателе и его промысел, но не была до конца уверена, что делает правильно, что поняла смысл Его воли так, как Он и задумывал. Стоило ли ей оказываться в маленькой мятежной армии Дайлена? И так уж ли не прав тейрн Логейн, который пытается сплотить страну железной пятой под мощью одного лидера? Что если ее удел- утешение верующих и за лук снова она взялась зря?
Мысли роились в голове так быстро и хаотично, что это причиняло боль. Когда девушка сумела разлепить тяжелые веки, над ними уже висели плотные сумерки и мигали первые робкие звезды, но под кронами Брессилиана все равно клубилось зеленое марево, как будто какая-то особенная атмосфера или магия, которую ничем нельзя было смутить: ни рассветом, ни полуденным зноем, ни шумевшим по верхам ветром. Бард пошевелилась, застонала и приложила холодную ладонь к голове, пытаясь унять боль.
- Ооо...Где мы? Как долго мы здесь? Алим, ты в порядке?,- она поняла, что маг все это время был один с ее бессознательным телом на руках и не знала, что и думать,-  Скажи, что ты цел, пожалуйста!
Костер, весело трещащий ветками, не дал им замерзнуть и отгонял надоедливую мошкару. Но и привлекал внимание. Бард осмотрелась, ища оборотней или зверей, или демонов от которых они бежали, но каждый поворот головы давался ей с трудом. По хорошему, нужно было встать на ноги и идти подальше, выйти к реке, понять, куда они залезли...Ох, Амелл с них голову снимет, как пить дать! Чтож, сейчас лучница была с ним совершенно солидарна, ведь искать по лесу двух потерявшихся балбесов, которые умудрились потревожить древний могильник, когда времени в обрез и всюду могут шнырять порождения тьмы- это уже из ряда вон. Даже она бы рассердилась. Ох, а как будет ликовать и язвить Морриган!
Она начала подниматься на ноги и тонко взвизгнула, когда ногу прожгло болью: только теперь она заметила, что Алим наложил припарки везде, где только можно, и судя по всему, нога у нее в мерзком состоянии. Кость не сломана, но двигать больно.
- Здорово же мы влипли,- в сердцах бросила она, подсаживаясь к эльфу поближе и жестом прося у него воды.

+1

11

Как только Алим услышал, что Лелиана приходит в себя, он мигом пересел к ней поближе. Ему было страшно находиться одному в незнакомом и чуждом всему, что он знал, лесу. А теперь их было двое.
- Мы в лесу, - услужливо ответил эльф на первый вопрос, а потом честно попытался ответить на остальные, - не знаю, но уже стемнело. И да, я в порядке. Не шевелись так сильно. А то ты не в порядке.
Но Лелиана не стала внимать очень тихому голосу разума, который, скорей всего, и не услышала и начала подниматься. За что мигом поплатилась.
- Старайся не наступать на эту ногу. - Алим протянул барду бурдюк с водой и снова занялся костром. Надо было подкинуть веток, пошевелить угли. И молиться Андрасте, чтобы их заметили нужные личности, а не оборотни. Или порождения тьмы.
Потом он снова занялся Лелианой. Обработал ожоги порцией магии, сменил припарки, которых у него теперь совершенно не осталось и, только после того, как девушка была обслужена, успокоился и сел прямо на траву. Ночь в лесу — это страшно. Всегда страшно. Просыпаются непонятные звери, звуки изменяются и вокруг ничего не видно. Кто знает, быть может, опасность поджидает прямо за соседним кустом, просто пока о ней ничего не слышно.
- Твоей ноге нужен отдых. Там кожа клочьями слезает. Ты можешь занести в рану грязь и тогда ногу придется отрезать. Наверное.
Вдали от остальных, эльф чувствовал себя безумно неуверенным. В лесу все было не так, как в башне. И только знакомые голоса, понимание того, что ты не один на один со всеми внешними опасностями, помогало не сойти с ума. Но сейчас он, почти что, в одиночестве. Сможет он защитить Лелиану? Найти дорогу обратно к эльфийской стоянке? Дотащить ее на себе?
- У того… Существа… У него был странный шлем. А еще, я кое-что уронил, когда мы убегали.
Нет, возвращаться он точно не хотел. Не было никаких гарантий, что посреди развалин сейчас спокойно и тихо, как было до их прихода. Скорей всего, мерзкие твари рыщут в темноте.
- Мы должны выбраться отсюда и рассказать о том месте. Иначе кто-то может пострадать.
Вот только, как они пойдут по темноте? Да и если осветить путь, где вообще их дом? Куда надо повернуть, в какую сторону вообще идти. Алим слышал, что в лесу можно ориентироваться по деревьям и мху, но, хоть он и читал о том, как это делается, деревья ему казались совершенно одинаковыми, а мох, словно на зло, рос во все стороны разом. Да и на какой стороне света лагерь, он понятия не имел.
- Ты знаешь, куда нам надо идти? - с надеждой спросил он у Лелианы. Быть может, девушка, которая словно единое целое со своим оружием и столь благочестива, что ее привела к ним Андрасте, сможет найти дорогу «домой»?
А где-то вдалеке раздался вой, заставивший эльфа подскочить на месте и затравленно посмотреть по сторонам.

+1

12

Боль всегда хорошо отрезвляет. Особенно излишне самоуверенных. Лелиана никогда не относила себя к таковым, скорее всего, всему был виной ее страх и раны. Шипя ошпаренной кошкой, лучница присмирела и позволила Алиму творить над ее болезной ногой свое колдовсвое ремесло. Тем более, что и выбора у них особенно не было.
- Создатель!,- шипит она, когда ожоги дергает болью,- Алим, меньше всего меня заботит , какой шлем был на той твари!
Она это не со зла. Сурана, наверняка, знает об этом, он умный мальчик.Мальчик... Милосердная Андрасте, а ведь он и впрямь едва-едва перестал быть ребенком и вступил в юношеский возраст и вот теперь- должен быть мужчиной. Должен, но умеет ли?
Лес темен, звезды над ними едва видны и каждый ночной звук пугает до дрожи. И хотя она должна быть поддержкой и гарантом спокойствия, как более опытная в таких походах, Лелиана не обольщается: они не убегут. Не с ее ногой. Не напролом в темень леса, которого они не знают. Поэтому им остается уповать на милость Создателя и ждать утра. И это будет самая долгая их ночь.
Пока что пострадали только мы,- бубнит себе под нос девушка и тянется за оружием, с недовольным цоканьем проверяя растянутую тетиву,- Я даже не знаю, куда мы забрели, Алим. Все что могу сказать: надо ждать утра. И идти к воде, чтобы оборотни нас не учуяли.
И как будто в издевку, по темени прокатился волчий вой, заливистый и пробирающий до костей. Лелиана вскидывает голову и пытается определить направление. Не то чтобы им это особенно помогло бы, но все же...
-Алим, если все обернется худо, я их задержу, а ты беги что есть сил. Так у нас шансов будет больше,- она говорит отстраненно, будто и не о перспективе быть разорванной,- твоя задача- выжить, найти Дайлена и никогда больше не соваться в этот лес,- она подтягивает тетиву, но та лопается и лучница качает головой, что заменяет ей ругательства. затем, нащупав запасную в мешочке на поясе, принимается споро ее менять,- И не надо так возмущенно сопеть. Можем еще до утра на дерево забраться, если хочешь.

+1

13

Ладно. С потерянным можно разобраться в другой раз. Например, никогда. И шлем и впрямь был не важен. Совсем не важен. Совсем-совсем. Эльф втянул голову в плечи, уставившись в огонь. Просто, до момента, как Лелиана разозлилась, ему казалось, что шлем — это важно. Дайлен говорил, что он должен быть внимательным здесь, вдали от башни. Он должен замечать вещи, запоминать. А он только шлем запомнил, когда надо было запомнить дорогу. Он подвел и Дайлена и Лелиану. Потому Сурана примолк, изредка вороша ветки в костре. Костер он тоже не любил. Как и лес. И грязь. И траву вокруг. И насекомых, которые привлеченные светом пламени, слетелись, казалось, со всех сторон и теперь изредка покусывали то эльфа, то женщину.
Но когда слышишь вой, который то удаляется, то приближается, уже как-то не до укусов насекомых. Эти-то укусы пострашнее будут, кем бы ни были ночные певцы. Алим надеялся, что это волки. Обычные такие волки, которые им ни раз встречались за время их путешествия. Волки не страшны магу, особенно, если это ледяной маг. Волки ничего не успевают сделать, даже если их много. А что если это оборотни? О них Алим ничего не знал. Вернее, знал только то, что им рассказали, а рассказы уверенности в свои силы точно не прибавляли. Эльф вцепился в посох и посмотрел на Лелиану. Лазить по деревьям он не умел. У них не росли деревья в Круге.
- Они быстро бегают? - это и было ответом на предложение барда. Бегать, конечно, Сурана умел, но вот бегать по лесу ночью — это уже, простите, что-то сверх его возможностей. Если уж не в дерево врежется, то запнется о какой-нибудь куст. И его очень быстро нагонят. А даже в книгах написано, что если ты начал убегать от хищника, ты тут же стал жертвой в его глазах. Потому, им придется сражаться. Вместе.
- Нет. Я останусь.
К тому же, все равно Сурана понятия не имел, в какую сторону бежать. А рядом с Лелианой было не так страшно. Эльф поднялся и повернулся в сторону все приближающегося воя. Сколько он не вслушивался, понять, волки то или оборотни, он не мог. Для него, что собака, что волк, что этот самый оборотень — звучали едино. И они здесь не умрут. По крайней мере, Алим на это надеялся. Дайлен должен их найти. Обязательно. Он, наверное, уже знает, что они куда-то ушли, знает, что они не вернулись и уже, наверняка, их ищет. Алим шмыгнул носом и заморозил ближайший зашевелившийся куст.

+1

14

- Мы от них уже не убежим, Алим,- немного горько бормочет Лелиана, поворачиваясь в противоположную сторону и накладывая стрелу, чтобы с звонким треском натянуть ее в боевую готовность,- Ты- можешь попытаться. Но не "мы".
Девушка весьма трезво оценивает свои шансы: в городе у нее была бы возможность оторваться, но сестра не долиец и не следопыт, она не видит в темноте, она ранена и не знает леса. Бежать равносильно признать себя мертвой, а лучница еще хочет пожить, она упорно отказывается сдаваться. Алим, судя по всему, тоже. Маленький отважный маг. Он поражает ее силой своего духа, помещенной в столь тщедушное тело и, пожалуй, навсегда завоевывает уважение в ее сердце.
-...Не было слова
Для небес и земли, для моря и неба.
Была только тишина.
Затем Голос Создателя вымолвил
Первое Слово,
И Слово Его стало всем..

Лелиана чутко реагирует на каждый шорох, на то, как Сурана наносит упреждающий удар и с кончиков его пальцев срывается мороз и колкий лед. она и сама не отстает, и стоит подозрительному  рыку раздаться с ее стороны, в ней нет промедления: стрела уже летит, когда морда волка только высовывается из зарослей, и находит свою цель в визге, крови и боли. Она не смотрит, на тетиве уже вторая стрела, и Соловей повышает голос, заставляя горячее ободрение пробежать жаркой волной от затылка в самые пятки.

-...Сном и мыслью, надеждой и страхом,
Безграничными вероятностями.
И из него сотворил Он своих перворождённых.
И молвил им...

Они смотрят на них из зарослей блестящими как огни свеч глазами, рыщут, перекликаются лающими голосами. Стая желает напасть нахрапом, скопом, завалить раненных , отбившихся от стада животных. Это пока еще просто волки и  Лелиана не думает о том, что будет, когда придут оборотни - их не взять простым стрелам. Она просто читает песнь и посылает одну стрелу за другой, сбивая волков в полете. Вот, один прыгнул прямо через костер и она, каким-то шальным чувством угадывая исход, хватает сурану за мантию и перебрасывает себе за спину, меняясь с ним местами. И почти в упор отправляет стрелу, падая навзничь сбитая силой удара под звериной тушей. Приходится резво вскакивать и девушка вопит : боль в ноге никуда не делась. Ее Песнь сбивается, но не умолкает.

-...По облику Моему Я создал вас,
Вам даю я власть
Над всем сущим.
По вашей воле
Да свершится всё!

Лелиана не следит за Алимом: ей банально некогда. Он жив, она чувствует его суету, его магию кожей и просто стреляет, резкая и острая, как и стрелы, которые посылает.  Кажется, на время она и дышать то забывает, расправляя легкие лишь тогда, когда половина поляны оказывается заморожена, а половина- усеяна трупами животных. Тринадцать волков, огромная стая, по крайней мере, для них двоих. Из горла у нее вырывается стон и свист, она не знает, можно ли им расслабиться, поэтому дрожащие, немые руки все еще натягивают тетиву.
- У тебя еще остались силы? Хочу, чтобы ты зажег вокруг нас огненный круг,- хрипит девушка, не сводя взгляда с клубящейся вокруг темени.

+1

15

Он знал эти слова. Каждое из них и даже больше. Здесь в чаще леса они казались чуждыми, но даровали надежду. Воспоминания о доме. О месте, которое они называли домом. Да поможет им сила Создателя. Да присмотрит за ними Андрасте.
Каждому слову Лелианы тихо, словно эхо, вторил Сурана. Эльфу сложно следить за тем, что происходит вокруг. Он не учился битвам, он готовился стать тем, кто унимает боль, залечивает раны. Столько всего пришлось выучить уже после того, как он покинул Круг. Он видел только тех врагов, которые были перед ним, сплетая заклинание за заклинанием, следя за тем, чтобы сил внутри него осталось достаточно. Если он прыгнет выше головы, они точно погибнут. Если бы не Лелиана, если бы она не следила и за ним, скорей всего, Алим уже лежал бы с распоротым горлом. Но женщина успела его спасти, пусть и заклинание прервалось. Враг за врагом падал, громко скуля, сраженные стрелами и льдом. Крик. Маг обернулся, но, к счастью, Лелиана была пока жива. Просто нога. У нет столько сил сейчас, чтобы залечить ее, но он может поддержать, вдохнуть сил, унять боль.
Теплая обволакивающая энергия покоя потянулась к барду, струясь по ноге и проникая внутрь тела. Боли нет. Боль не существует.
Алим знал, что эффект долгим не будет, но стая, решившая сегодня превратить двух несчастных в свой ужин, заметно поредела. Вот только опускать руки было рано. Что-то еще скрывалось во тьме?
- У тебя еще остались силы? Хочу, чтобы ты зажег вокруг нас огненный круг.
Они устали. Алим слышал в голосе Лелианы отголоски боли. Им надо отдохнуть. Все это надо прекратить. Эльф кивнул. Силы у него еще были, хоть руки, сжимавшие посох, заметно дрожали. Вот только… Круг огня? Он мог выдавить из себя огня на костер, но не на круг огня. Дайлен всегда шел по пути огня, справляясь с этой стихией так, как самому Алиму и не снилось. У его друга была талант. Сам же эльф с огнем не шибко-то и дружил.
- Встань за мной.
Кроме льда он знал еще кое-что. Но одна ошибка и их так же заденет. Да, круг огня был бы прекрасным решением. Он бы точно смог защитить их. Проблема в том, что Алим - не Дайлен. Это всегда было огромной проблемой. А сейчас - смертельная проблема.
- Прикрой.
На то, чтобы прочитать заклинание, нужно было время, и Алим надеялся, что, хотя бы пара выстрелов барда обеспечат его безопасность. Воздух словно зазвенел, знакомый запах, ворвался в легкие, напоминая о летнем дожде. Первая молния сверкнула в воздухе, зацепив кого-то в темноте. Вторая. Третья. Запахло паленой шкурой, а тьма перед путниками заполнилась визгом. Снова. Разряды белыми цепями словно соединили небо и землю.
- Быстрее, уходим.
Он схватил девушку за руку и буквально потащил за собой прочь. Остаток магии ушел на ногу Лелианы. Ровно столько, чтобы они могли уйти. Алим чувствовал, что больше у него нет сил ни на одно заклинание. Им просто надо убираться из этого места и надеяться, что они не сломают шеи в темноте.
«А затем Создатель запечатал врата
Золотого Города
И там восседал, ожидая,
Какие чудеса
Сотворят Его дети»

+1


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » Один вопрос: Лелиана...КАК?![Dragon Age]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно