"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Дорогие друзья, аттракцион невиданной щедрости – к вашим услугам акция « Welcome Everyone!» Абсолютно все персонажи из любых фандомов идут по упрощенной анкете! С 19 августа по 30 сентября для вас действует прием по пробному посту.

новости #25 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » да разверзнет господь


да разверзнет господь

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Во времена становления Галаада запрет на чтение и письмо не был таким строгим, как сейчас. Работники разных отраслей, будь то инженеры, ученые или учителя – каждый пытался доказать свою ценность для нового государства, демонстрировал навыки, рассказывал про последние исследования. Женщин отсеяли сразу же, забрав у них право голоса, запретив читать, писать, а так же исповедовать любую другую религию кроме государственной. У мужчин было больше шансов урвать для себя кусок хорошей жизни в новом мире, но удалось это лишь небольшой горстке людей, половина из которых были военные, а вторая – лучшие умы страны в политических, медицинских, инженерных, сельскохозяйственных и юридических областях.   

Ричарду Паркеру повезло чуть больше, чем остальным: благодаря ученой степени в области биохимии он занимал не последнее место в управлении местной лабораторией и по долгу службы постоянно приходилось как оттачивать теорию на бумаге, так и применять все выведенные формулы на практике. Галаад не собирался оставаться беззащитным и продолжал развивать отрасль ядерной промышленности и боевой химической. Благодаря своей должности Паркер-старший постоянно приносил домой книги, в основном по работе, но иногда удавалось ухватить сборники сказок, прозы или поэзии.

Не смотря на все запреты, царившие в стране, родители никак не ограничивали тягу Питера к знаниям, скорее наоборот подпитывали, в шутку устраивая все новые и новые испытания для юного и пытливого ума. Мальчишка впитывал полученную информацию как губка, быстро запоминал и безумно любил хвастаться своими знаниями перед мамой с папой. Мэй и Ричард гордились своим наследником, однако строго запрещали хоть кому-нибудь из друзей и сверстников во дворе или школе рассказывать о своих успехах и вообще хоть как-то демонстрировать умение читать и писать. Получалось, надо сказать, отменно, да только притворяться особо не было нужды, книг им не давали, равно как и ручек с тетрадями, учились религиозным трактатам на слух и по видео.

Мне не послышалось? Питер был настолько удивлен предложением Командора, недоуменно захлопав длинными ресницами и не совсем понимая, шутка ли это, издеваются ли над ним или нет. Столь благородный жест невиданной щедрости выглядел более чем подозрительным для человека, кто как никто другой прекрасно осведомлен о всех запретах государства, которому преданно служит.
- Но я не могу, нам не позволено, - тихо вздохнул Паркер и покачал головой, с тоской взглянув на смеющееся изображение автора книги, - Если кто-то увидит, то меня накажут, Вы ведь знаете.

Настороженно наблюдая краем глаза за перемещениями Квентина, Служанка старалась сохранять спокойствие и вести себя рядом с мужчиной максимально расслаблено, особенно пытаясь унять дрожь в поднятой руке. Взгляд Командора был непонятным, как и выражение лица, словно он действительно сожалел о содеянном и оставленных им и его женой следах. Юноша не верил, да и не смел даже надеяться на лучший исход. Квентинова понимала, что следующая Церемония будет точно такой же, как и вчера, во всех аспектах, и что ей снова придется пройти через это, потому что с первого раза почти ни у кого не получается зачать ребенка омеге, а месяц спустя, что называется, закрепляют результат, и так каждый раз в период течки до долгожданной беременности. Вяло кивнув, Питер еле сдержался, чтобы не отстраниться раньше времени, лишь терпеливо подождал и опустил рукав, сложив подрагивающие ладони на книге на коленях и искоса взглянув на касающееся ноги бедро.

Заинтересованный взгляд карих глаз упал на поблескивающую в отблесках огня вазу на столике, наполненную шариками фольги.  Сладкого парнишке доводилось есть очень мало, и это были одни из самых ярких моментов в его жизни. Мама умудрялась за хорошую работу получать небольшое вознаграждение в виде плитки шоколада или коробочки конфет от одной из Жен управляющего на заводе Командора, с которой Мэри состояла в теплых отношениях еще до становления Галаада.

Решив, что невежливо отказываться и едва перебарывая в себе детское желание, Квентинова потянулась за конфетой, аккуратно взяла из вазы, покрутила в руке, пристально изучая серебристый шарик, и неторопливо развернула блестящую обертку. Внутри оказалась шоколадная сладость, покрытая тонким слоем ореховой стружки, и парнишке не терпелось узнать, что же у нее внутри. Приложив к губам юноша немного помедлил и одним движением погрузил конфету в рот, увлеченно пережевывая.

- Я хочу узнать тебя, парень. Мне всё равно как тебя воспитывали и что вдолбили в твою голову. Я хочу чтобы ты забывал про Квентинову, когда заходишь сюда. Как тебя зовут?
Питер перестал жевать и медленно повернулся к мужчине, склонив голову на бок в немом вопросе. Мистер Бек определенно вел себя не так, как другие Командоры, по крайней мере, со слов знакомых Служанок. Командор был, наверно, последним человеком, кроме его Жены, которому хотелось довериться, но Паркер на крохотное мгновение почувствовал, что сейчас, в данную минуту, Квентин не желает ему зла.
- Меня зовут Питер, - с легкой улыбкой осторожно ответил юноша.

Отредактировано Peter Parker (18 сентября, 2019г. 21:51:36)

+2

22

- Ну я-то никому не скажу, - Квентин пожал плечами, но настаивать не стал.
Омега имел полное право не доверять ему – Бек уже навредил ему один раз и имел полную власть распоряжаться его телом и жизнью. В отличие от беззащитного парня-Служанки, ему не грозило отсечение пальца за чтение, пытки и побои за неподчинение и регулярное изнасилование просто за генетическую случайность.
Квентин решает не давить лишний раз. В конце концов, это лишь первый их разговор, один из многих предстоящих полуночных встреч в полутёмном кабинете.  Первоначальный план - просто сделать своим, воспользовавшись чужой слабостью и своим положением, уже не был так хорош при ближайшем рассмотрении. На омеге уже были следы его страсти – руки Бека были куда сильнее рук его жены, и следы на бедрах должны были остаться просто отвратительные.
Теперь он должен был втереться в доверие. И не просто втереться для того чтобы залезть под юбку, нет – убедить в том, что не желает зла. Что Квентину можно верить, что он больше не позволит омеге пострадать и сделает для него всё, что тот попросит.
Нужно терпеть, не испугать, дать Служанке время понять, что движет Командором, какой грех лежит у него на душе и в какой им предстоит пасть вместе. Будет наверняка чертовски трудно, а права на ошибку просто нет. Если Квентин ещё только раз причинит парню боль – дороги назад уже не будет.
А потом… Бек уже почти забыл, что это за столько лет, но придётся флиртовать.
Делать комплименты, дарить подарки – и не как с Эллисон, наигранно и неискренне. Он хотел бы уже перейти к этой части взаимодействий, подразумевавшей взаимность. Игривые поцелуи с намёками, но пока без продолжения. Прикосновения, заходящие далеко, но не слишком. Как было раньше.
Сам парень наверняка такого никогда не знал и не испытывал. Пуританские нравы взрослым-то не давали проявить чувства и желания, а таким вчерашним детям, не знавшим иной жизни… Тем более, его воспитывали мужчиной, в страхе перед грехом и преступлением, что для Галаада равноценно.
А вдруг Квентинова его оттолкнёт? Вдруг гендерный изменник вызовет у него лишь отвращение?
Бек искоса наблюдает за тем, как парень ест конфету с тихим, хорошо скрываемым удовлетворением. Было ли это удовольствие от того, что ему поверили или инстинктивное желание накормить и обеспечить партнёра он даже не брался гадать.
- Приятно познакомиться, Питер, - мужчина протянул парню ладонь для рукопожатия, - Зови меня Квентин.
Бек улыбается искренне. Питер. Обычное имя для обычного парня. У него должны были быть родители, семья, которые растила, воспитывала и учила его. А теперь их друг у друга отняли.
Губы мужчины слегка дрогнули.


Последние слова, сказанные близкими друг другу, редко бывают трагичными и наполненными смыслом.
- Ждём тебя к ужину, - сказала мама, провожая его к двери. К ужину он не вернулся. У Сыновей Иакова на ужин был переворот и растворимый кофе, наскоро выпитый перед нападением на Белый Дом.
- Купи корм для пса, когда поедешь обратно, - отец был против собаки, на самом-то деле. Ворчал, морщился, хмурил брови, но теперь это была в некотором роде его собака. Когда Квентин ушёл в армию, отец забрал пса к себе, сделал партнёром для прогулок, покупал на зиму смешные комбинезоны и ботиночки. Бек не вернулся в родительский дом. На ту улицу. В тот город. Наверное, собака убежала и одичала, может померла с голоду или была застрелена при задержании.
- Всё твои шутки, вояка, - Мэгги, Мэгги. Дорогая сестра, надоедливая заноза. Такая же еврейка, как все остальные на этом корабле.

Корабль был огромный, и люди на нём издалека казались крошечными точками. Евреи, евреи, со всей территории бывших штатов, готовящиеся к «депортации в Израиль». Семья Квентина, его родственники, священник из синагоги, который говорил с ним до ухода в армию, знакомые и нет, объединённые одной судьбой.
Бек прикрывает глаза, представляя себе каюты, набитые напуганными людьми, с облегчением ступившими на палубу и готовыми наконец бежать от войны: плачущие дети, напряжённые взрослые, апатичные старики и его семья, пытающаяся найти его среди многих других семей.
Металл издал странный звук, похожий на полный боли крик агонизирующего животного – он донёсся сквозь ветер и шум волн, многократно отражаясь от берегов и стен домов опустевшего города, который использовали как перевалочный пункт. По корпусу бежала дрожь, усиливавшаяся с каждой минутой. Люди на палубе забегали быстрее, некоторые выпрыгивали в воду. Что бы ни происходило там, в глубинах трюмов, корабль был обречен.
Вот так Галаад отнял у него семью.

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/7/30/754b59cb4010b00daa2b0ebcf56bcc9d-full.jpg[/icon]

Отредактировано Quentin Beck (18 сентября, 2019г. 21:38:58)

+2

23

« - Зима будет холодной в этом году, - страдальчески вздохнула Мартинова, приподнимая белые крылья и оглядывая рябину, под кроной которой остановились две Служанки. Пожухлые грязно-желтые листья и яркие кроваво-красные ягоды были покрыты утренним инеем. На улице стояли первые заморозки, и сегодня особенно ощутимо чувствовалось дыхание зимы в белесом паре изо рта.
- Очень надеюсь, что ты ошибаешься, - зябко поежилась Квентинова, потирая покрасневшие от холода пальца, что крепко сжимали лямки тканевой сумки с покупками. Служанки по обыкновению отправлялись в магазин со списком продуктов в голове сразу после завтрака, в одно и тоже время, оказывая посильную помощь в ведении хозяйства и облегчая Марфам и без того нелегкую долю по поддержанию порядка в доме. Правда в этот раз Квентинова и Мартинова оказались одними из самих первых у полных полок местного супермаркета.
- Как к тебе относится твой Командор? – блондин повернул голову к рядом шагающему Питеру, сдерживая порыв заглянуть под боннет, - Вы разговариваете?
- Нет… Никак не относится, мы не общаемся и не видимся большую часть времени, - юноша пожал плечами, провожая взглядом уютные дома на улице, - Мне кажется, Беки меня ненавидят.
- Тебе не кажется, все они нас ненавидят: Командоры, Жены, Хранители, - хмыкнул омега, сворачивая за угол и неторопливо спускаясь по лестнице к набережной, вдоль которой лежала дорога к дому, - Но знаешь, ты ведь можешь завоевать расположение Командора. Некоторым это удавалось.
- И каким же образом? – Паркеру не особо нравилась эта затея, от нее веяло опасностью и неопределенностью, слишком много неизвестных переменных в этом уравнении, - Только не говори мне про Джеймсову, слышать ничего не хочу, фу!
- Ну уж нет, свой рот надо использовать по прямому назначению, - скривилась Мартинова, будто съев дольку свежего лимона, чем вызвала тихий смех Питера, - Поговори со своим Командором, если будет возможность и желание… после Церемонии.»

Медленно сгорающие в камине дрова поначалу успокаивали своим теплом, светом и периодическим треском со всполохом искр, но умиротворяющее воздействие сошло на нет, стоило Командору оказаться рядом. Питер осторожничал в немой борьбе с любопытством, опасливо поглядывал с интересом вперемешку со страхом, стараясь сохранять дистанцию на таком узком диване. Он не знал, может ли доверять Беку, да и с чего вообще должен? Паркер знал, что не может оставить книгу у себя, принять предложение мужчины означало, что ему придется каждый раз бояться, что кто-нибудь вовремя уборки или осмотра комнаты найдет это маленькое сокровище, особенно если взбредет в голову миссис Бек устроить внеочередную ревизию.

- Благодарю, мистер Бек, Вы очень добры, но… - Служанка немного подумала, действительно ли принимает правильное решение, и все же озвучила свои мысли, - Если Вы не против, я бы лучше поизучал ее здесь, у Вас.
Раз Квентин сам ему разрешает прикасаться к своей домашней библиотеке и даже открывать книги, то в этой комнате было наиболее безопасно для такого рода времяпровождения. Питер опасливо взглянул на протянутую руку, помедлил мгновение, будто бы у него был выбор, и аккуратно прикоснулся холодными пальцами к теплой шершавой ладони, неторопливо обхватывая, касаясь кончиками запястья и бьющейся жилки под кожей.
- Приятно познакомиться, - растерянно кивнула Квентинова, не особо понимая, как себя вести в подобной ситуации.

Его учили совершенно не этому. В Красном Центре им нещадно вбивали в голову о потребительском отношении Командоров, что ничего кроме детей от омег не требуется, и пусть их окружают напускной заботой и вниманием, формируя «здоровую атмосферу в доме», на деле же главной задачей каждой Служанки было молча и послушно отбыть свой срок в одной семье и после рождения ребенка перейти в другую.
Квентин же вел себя не так, как должны вести Командоры. Он словно… пытался подружиться, найти подход к юноше, который итак ему принадлежит. Паркер этого искренне не понимал, ведь стоит мистеру Беку приказать и Служанка сделает все, что ее ни попросят, вытерпит все, что будут с ней делать и по умолчанию будет благодарна за то, что все еще жива. Однако где-то внутри, на самой глубине, Питеру очень хотелось верить, хоть кому-то наконец научиться доверять в этом гнилом мире.

- У Вас очень много книг, Командор, - нарушила неловкую тишину Квентинова, с интересом оглядываясь вокруг, - Вы все их прочитали? Какая Ваша любимая? - почувствовав ненадолго спокойствие и тепло, юноша забылся, и лишь после начал осознавать, что возможно болтает слишком много.
- Надеюсь, я Вас не утомил, - чуть улыбнулся Питер.

Отредактировано Peter Parker (23 сентября, 2019г. 21:06:21)

+2

24

Мужчина улыбается ободряюще и аккуратно отпускает юношескую ладонь. Потребуется много стараний, чтобы растопить эту ледяную бездну страха, а он едва поскреб поверхность.
- Не надо называть меня Командором, - Квентин шутливо поморщился, не перестав улыбаться, чтобы не напугать омегу, - Мы же не на службе.
Бек встает, подходя к столику - там стоит пузатый фарфоровый чайник, накрытый салфеткой. Все, что осталось от изящного сервиза Эллисон - он не дал Марфе выкинуть его, забрав себе как сувенир или трофей. Чай обычный, черный и без добавок, но при этом ароматный и свежий - не из тех, что можно взять в магазине по талонам. Кружки под него непарные и простые, без рисунка и завитков, напоминающие старые офисы.
Они и были из офиса. Достать их было несложно – столько бизнес-центров, компаний и фирм закрыто было после переворота. Окна были открыты, ветер гонял документы по кабинетам, пыль оседала на полках, а цветы засыхали в горшках без полива. Заходи и бери что хочешь.
- Да, я читал их все и не по одному разу, - мужчина поставил перед Питером кружку, - Некоторые из них на других языках, поэтому ты их не осилишь, но остальные можешь брать. Толковые словари стоят на отдельной полке, или можешь спрашивать меня, если не поймешь что-то.
Квентин оглядел полки, задумавшись. Любимая книга? Он не был уверен, что назвать. По настроению он читал разные вещи – романы, справочники, энциклопедии… Бек не хранил ничего из запрещённой литературы – ни научной фантастики, ни книг с гомосексуальным содержанием, ни чего-либо бросающего тень на веру или имеющего женщину в качестве автора.
Эх, если бы можно было достать парнишке комиксы, которые он так любил в детстве…

Он не был лучшим ребенком. Он был обычным, на самом деле, в меру хулиганом, достаточно умным и чертовски обаятельным, одной улыбкой обезоруживая настроенных на наказание старших.
Квентин был мелким харизматичным засранцем и не стеснялся этим пользоваться.
А еще он чертовски любил комиксы, но не скучных героев, только не это. Кому нужно стараться ради людей, которые даже спасибо не скажут и не получать с этого ничего? И напротив, почему злодеи были такими тупыми? Кому нужно это дурацкое мировое господство, если по одному имени понятно, что ты говнюк?
В общем, у него был план.
- Когда я вырасту, я стану антисупергероем, - заявил он однажды сестре. Мэгги только расхохоталась на это. Доставучая старшая сестра.
- Антисуперчто? Такое слово вообще есть? И какая же у тебя будет суперсила? - спросила она, не сдерживая ухмылку, - И ты же вроде хотел быть ковбоем.
На это мальчик только махнул рукой. Много она понимает, девчонка. Хотел да расхотел.
Ковбои были классными – они катались на лошадях, у них были крутые шляпы, лассо, они были суперкрутыми. Может у него будет друг-ковбой, с которым они будут заниматься ковбойскими штуками.
Правда, до этого он хотел быть вампиром, а до того волшебником, а ещё боксёром, детективом, военным…
В итоге только последнее исполнилось. Что за ирония.
- Я буду подставлять героев чтобы они мне не мешали, и сам стану величайшим героем и мне будут платить много денег, - сообщил он пафосно и завопил, когда Мэгги накинулась на него со щекоткой.

- По ком звонит колокол, Хемингуэй, - мужчина повернулся к полке, осматривая корешки и осторожно вытаскивая сборник из шкафа. Бек любовно огладил тиснение на обложке и положил книгу на стол рядом с Питером.
- Раньше столько книг у меня не было. Их держали в отдельных зданиях, библиотеках. Книг там было куда больше, - Квентин улыбнулся, открывая сборник на первой странице и показывая библиотечный штамп, - Любой мог прийти и взять их на время. Или почитать прямо там.[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/7/30/754b59cb4010b00daa2b0ebcf56bcc9d-full.jpg[/icon]

+2

25

За последние двадцать лет Галаад ненамного расширил свою территорию, десятки штатов до сих пор держат оборону и не желают принимать ценности нового американского общества. Помимо непрекращающихся политических дебатов на границах страны регулярно проходят стычки между военными, диверсантами и группировками несогласных. В связи с чем в Галааде введен военный режим на постоянной основе, Командоров вместе с Хранителями и Очами в любой момент могут призвать на фронт, чтобы вновь доказать мощь нового государства и отхватить еще один кусок «законной земли».
- Разве Командоры не всегда находятся на службе? - с интересом взглянул Питер, поглаживая гладкий корешок книги кончиками пальцев, - Но если Вы настаиваете, то я могу просто называть Вас мистер Бек?
Командор ранее представлялся по имени и просил обращаться по нему, но у Служанки язык не поворачивался так общаться с мужчиной вдвое старше себя да еще с таким высоким социальным положением. Юноша понимал, что за этот вечер нарушил уже не одно правило будучи в обществе главы дома и усугублять собственное положение панибратским обращением было бы откровенной глупостью.

От предложенного чая с изумительным ароматом грех было отказываться. Квентинова с благодарным кивком взяла чашку в руки, втягивая носом теплый травяной шлейф и прикрыв веки от согревающего чувства в груди. Этот горячий напиток совершенно не то, что им приходилось пить изо дня в день вместе с Марфами и другими Служанками, больше напоминающий окрашенную, разбавленную и сцеженную настойку из сушеных листьев и цветов. Охотно делая глоток, Паркер блаженно улыбнулся, смакуя привкус на кончике языка и невольно облизнув влажные губы. Так вкусно, удивительно…
Питер не сразу обратил внимание на небрежно брошенную Квентином фразу про чтение. Изначально ему показалось, что Командор просто позволяет рассматривать свою библиотеку, изучать картинки и наслаждаться прикосновением к книгам, ведь одно только ее присутствие в комнате могло принести много проблем, не обязательно для этого уметь понимать смысл текста. Но что он действительно догадался об умении его Служанки читать повергло юношу в шок. Нервно перебирая краешки страниц, Паркер опасливо поглядел на мерцающий огонь в камине и повернулся к Беку.
- Как Вы... поняли, что я умею читать? – прошептал Питер, с искренним испугом взглянув на мужчину, - Прошу Вас, не рассказывайте никому.

Поднявшись с дивана и вернувшись обратно с книгой, Квентин невольно отвлек от нерадужных мыслей юношу, знакомя со своей любимой книгой. Кажется, я слышал об этом авторе от папы, он называл произведения Хэмингуэя классикой и очень жалел, что у него нет возможности его еще раз почитать…
- У Вас столько книг и наверняка Вы прочитали еще больше, чем здесь. Почему именно она? Что в ней особенного?
Квентинова с детским любопытством посмотрела туда, куда указывал кончик пальца Командора. Паркер попытался представить себе это зрелище – библиотеку, - и в голове был лишь образ точно такой же комнаты, только с бесконечно длинными стеллажами во всех направлениях и даже вверх, к солнцу. Должно быть, для такого большого скопления книг требуется целое отдельное здание, или как минимум этаж.
- Правда? Поверить не могу, даже представить трудно, - улыбнулся Питер, - Совершенно любой? Даже… женщины?

«- Папа, а ты все-все книги прочитал? – мальчишка крутился в ногах отца и собирал упавшие с рабочего стола Ричарда листы с формулами и чертежами, - А мама?
- На свете так много книг, Питер, что все не прочитал никто, - весело подмигнул мужчина, поправляя очки и сворачивая самый большой чертеж в трубочку, - Однако раньше твоя мама очень много читала, она работала в лаборатории и занималась исследованиями членистоногих, даже больше скажу - она сама написала несколько работ, из которых можно сделать целую книгу!
- Серьезно? Вау, мама такая... такая... - мальчишка усиленно вспоминал недавно прочтенное в папиной книге слово, - Охрененная!
Мэри, что домывала посуду после ужина на кухне, едва не уронила на пол сковороду, и возмущенно уперла руки в бока вместе с влажным полотенцем, чувствуя, как гневный румянец подступает к щекам.
- Ричард!
- Упс, кажется, это были не детские сказки, - нервно хохотнул Паркер-старший, подхватывая звонко смеющегося сына на руки.»

Положение женщины было запретной темой в обществе Галаада. Точнее, было запрещено любое другое мнение, отличное от доктрины правительства: женщине не дозволено читать, писать, обучаться по учебникам, не доступно право голоса в семье, не то что в решении государственных вопросов, она не может занимать никакое другое положение, кроме предопределенных системой - Эконожена, Марфа, Тетка, Жена Командора. У каждой свой цвет и свое неоспоримое предназначение в обществе. Мнение Жен на счет Служанок никто не спрашивал, по умолчанию хозяйки дома были настроены положительно, они желали почувствовать себя матерью и воспитать дитя, потому должны были создавать дружелюбную атмосферу в доме, в меру благоволить Служанке и даже не думать о том, что мужья им изменяют. Омега – это сосуд, наполненный семенем Командора, при благоприятном стечении обстоятельств, и практически всегда дающий жизнь здоровым детям.
Однако если мысли Жен никого не интересовали, то истинное отношение самих Командоров к подобной системе размножения вызывало много вопросов и интерес.
- Скажите, мистер Бек, что Вы думаете о Церемонии?Почему все происходит так? Неужели нельзя иначе?

+2

26

Квентин слегка осекся. Он привык считать, что служба заканчивается, когда он заходит домой, заканчивается за закрытой входной дверью – когда он с облегчением сбрасывал тяжёлую военную шинель с плеч, расслабляясь со стаканом алкоголя или сигаретой… Бек не знал, как объяснить парню концепцию отпусков, которые Галаад отменил – да, суббота и воскресенье, религиозные праздники или семейные торжества принадлежали им, но о том чтобы две недели валяться с пивом на диване можно было забыть.
Мистер Бек так мистер Бек. Мужчина не собирался давить на Питера и слишком быстро сближаться с ним. Пусть всё будет в комфортом для омеги темпе, не слишком быстро, как бы командору не хотелось отбросить расшаркивания – поэтому он просто кивнул, не заостряя внимания и просто наблюдая за худенькими ручками, державшими чашку.
Парню явно понравился чай, и Квентин довольно улыбнулся, взяв свою кружку и отогревая ладони о дешевый фарфор. Запах был прекрасным – чистым, без химических примесей. Богатая коллекция чаёв с разными вкусами стоила бы мужчине приличных денег, но с влиянием его «семьи» многие вещи были доступнее. Контрабанда была по всему дому – алкоголь, сигареты, сладости, специи и многое другое.
Питеру об этом знать не стоило, иначе его нервозность явно бы не дала им посидеть более-менее спокойно. Пусть думает, что это то, что достаётся правящей верхушке – Бек избегал рассказывать об этом даже на службе, опасаясь зависти и доносов.
- Ты читал корешки, я заметил, - Квентин сделал большой глоток и поморщился – он обжёг язык, - Я не расскажу никому. Обещаю. Не хочу, чтобы тебе делали больно.

Квентин прищурился, кутаясь в шинель и рассматривая качавшихся на веревках преступников. Въевшаяся в камень кровь под ногами невозможно было стереть ни дождём, ни щёткой – похоже, это место останется таким навсегда. Только если заменить камни.
Ну и перестать вывешивать мертвецов как елочные украшения.
Бек развернулся на каблуках, шагая в сторону штаба – сегодня проходил приём, и на нём нужно было быть вовремя. Эллисон ждала его в конце аллеи, болтая с остальными Жёнами.
- Благославен плод, - мужчина коротко кивнул стайке женщин в синих плащах, взяв жену под руку.
- Да разверзнет господь, - прошелестели ему в ответ – он рассеянным взглядом проследил опущенные взгляды под капюшонами. Раньше такого не было. Обычно Жены любили поболтать, и присутствие Командоров не могла заставить их замолчать.
- Жене Командора Линда отрубили кисть, - Эллисон жестко сжала его руку, ощутимо даже через множество слоёв плотной ткани.
- Кто отрубил? – Квентин наклонился, поправляя шарф на женщине.
- Командор Линд.

- Не знаю, как бы тебе объяснить, Питер. Иногда предпочтения меняются, и я могу выбрать другую книгу. Это нужно прочитать, чтобы понять, - Квентин протянул ему томик и улыбнулся, - Вначале ознакомься, потом мы это обсудим, хорошо?
Он действительно хотел обсудить книгу с Питером. Эллисон избегала чтения, и он не поднимал этот вопрос, позволяя ей иногда брать книги из кабинета – через какое-то время она их возвращала. Ни с кем не получалось поговорить о том, что волновало. Квентин скучал и зарывался в чтение, мечтая о телевизоре, нормальном компьютере или приставке – а может просто по новым ощущениям и знаниям.
Бек усмехнулся, увидев как, на лице парня появляется усиленная мысленная работа в попытке представить такое большое количество книг – но вопрос его удивил.
- Небольшая библиотека могла быть размером с этот дом, - Квентин хмыкнул, сдерживая улыбку, - Женщины и работать там могли, да ещё и самостоятельно книги писать и деньги за это получать.
Сложно было представить такое для тех, кто никогда не видел подобное. Командор понимал это – и не мог объяснить. Как рассказать парню, который с рождения видел, как государство относится к женщинам, что когда-то всё было иначе? Не было абсолютного равноправия, но всё было не так.
Но при этом общество только столкнулось с омегами, детьми из пробирки  – неизвестно как оно бы реагировало на парней, способных иметь детей.
Он не знал, как дело обстояло в других странах – омеги там были, но кто знает – вдруг их преследовали? Вдруг превратили в такие же инкубаторы, но без всяких церемоний?
— Скажите, мистер Бек, что Вы думаете о Церемонии?
Мужчина вздохнул, потерев переносицу и аккуратно подбирая слова.
- Это всё – такая херня, - наконец сказал он, поднимая взгляд на парня и откидываясь на спинку дивана, - Я против. Это если кратко. Если развёрнуто – я не хотел иметь детей и вообще жениться, но меня заставили. Не могу сказать, что я в таком же положении, как и ты... Если бы всё зависело от меня, я бы выставил жену и сделал бы всё, чтобы тебе не было больно.
Квентин повернулся к парню, рассматривая – внимательные глаза, мягкие кудряшки. Трогательный оленёнок… Бек вдруг наклонился, нежно и аккуратно прижимаясь губами к уголку губ Питера, легонько коснувшись щеки омеги, вдыхая его запах.
- Я гендерный изменник, Питер, - выдохнул мужчина едва слышно, - Но я не сделаю тебе ничего, обещаю.

+2


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » да разверзнет господь


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно