"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Миррор просыпается от долгого сна и провожает зиму. Наслаждайтесь красотой, хорошей вам недели, отличных игр и соигроков. Мы вас любим ♥

новости #26 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Night Of The Hunter


Night Of The Hunter

Сообщений 61 страница 68 из 68

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://funkyimg.com/i/2Wpv2.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">Night Of The Hunter</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Loki & Quentin </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

1900-е // Лондон
One night of the hunter
One day I will get revenge
One night to remember
One day it'll all just end

Vampire-ay с Английской эстетикой и смрадным психологизмом


[icon]https://i.pinimg.com/originals/1e/96/f2/1e96f2d2b74cfa63656dd6bbb3282ff1.gif[/icon][nick]Thomas Sharpe[/nick][status]Жизнь — это одиночество[/status][lz]<div class="proinfozag"><a href="http://mirror.rolebb.su/viewtopic.php?id=31#p73"><b>marvel</b></a></div><div class="proinfo">Лучший способ завоевать людей — это завоевать их умы и сердца</div>[/lz]

0

61

Томас может и хотел бы отвести взгляд, но облик Бека оказался настолько угрожающе-притягательным, эстетичным и отвратительным одновременно, что актер не в силах даже промолвить слово. Смотрит на клыки, нечеловеческие глаза, понимая, как был слеп все эти дни.
Последние части мозаики встают на свои места.
Уединенный, эксцентричный, бодрствующий ночью… И как Том раньше не задумался об этом всерьёз.

Приподнявшись на локте, Шарп смотрит за боем, будто перед ним разыгрывается спектакль. Нереальное действо, трюк фокусника, и только последний противник заставляет сознание вновь начать обрабатывать информацию.

- Квентин, стой! – неожиданно прямолинейно, непростительно фамильярно, окликает актер Бека. Силится подняться, пусть это и получается не сразу, тянет руку в останавливающем жесте.

- Не трогай парня…

Том хочет добавить что-то еще, но юноша, воспользовавшись промедлением, выхватывает из внутреннего кармана синюю таблетку и мгновенно разгрызает ее. Цианистый калий, не иначе, Шарпу доводилось читать об этом ужасном смертельном яде. Пробормотав проклятья в адрес графа, террорист начинает корчиться в судорогах. Его неудержимо выворачивает на пол, быстро выбивает из сознания. Он еще некоторое время продолжает испражняться и умирать в муках от невозможности даже сделать вдох.

И только теперь Томас отворачивается, почти на ощупь старается покинуть разрушенную комнату через боковой вход, лишь бы не видеть и не слышать, как совсем молодой парень сводит счеты с жизнью.
Опустившись на пол в слабоосвещенном коридоре, актер с силой дергает себя за волосы, бьет руками по щекам в надежде, что весь этот ужас лишь игра воображения. Тяжелая поступь графа заставляет прекратить самобичевания. Из библиотеки не доносится больше ни звука, юноша испустил дух, или Бек милостиво прекратил его мучения своими силами.

- Мой черед? – тихо, хрипло интересуется Томас, бросая краткий взгляд снизу вверх. Бек все также страшен и красив.
Ожоги стягиваются на его коже словно по волшебству, а значит вся драма с глазом, пару дней назад, была фикцией. Бессмысленным вождением за нос, как и все прочие слова о болезни и искренности намерений. Актеру хочется рассмеяться, но не выходит. Он прикасается к своей шее машинально, желает расслабить тугой ворот, и наконец-то догадывается о причине странных отметин на коже. Укус, конечно. Но старые сказки врут - свет Шарп переносит до сих пор спокойно, а жажды крови не возникает — значит, подобным образом стать монстром нельзя.

- Как я мог быть столь слеп… Это лежало на поверхности, так очевидно, - исступленно бормочет Том, подергивая плечами в подступающей истерии. Эмоции от потрясения сметают, не дают хоть сколько-нибудь рационально посмотреть на произошедшее. – Зачем? Просто зачем спасать от смерти, чтобы после… Или я должен был стать главным блюдом?

От подобного предположения все нутро сжимается сильнее. Обхватив себя руками, Шарп замирает, останавливается взглядом на упавшей раскрытой книге, по злой иронии, оказавшейся сборником сонетов Шекспира. В тусклом мерцании ламп две последние строчки врезаются в память, словно их выцарапывают ножом:

Tired with all these, from these would I be gone,
Save that, to die, I leave my love alone.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/1e/96/f2/1e96f2d2b74cfa63656dd6bbb3282ff1.gif[/icon][nick]Thomas Sharpe[/nick][status]Жизнь — это одиночество[/status][lz]<div class="proinfozag"><a href="http://mirror.rolebb.su/viewtopic.php?id=31#p73"><b>marvel</b></a></div><div class="proinfo">Лучший способ завоевать людей — это завоевать их умы и сердца</div>[/lz]

0

62

Умирающий охотник получает ту милость, какую бы не даровал вампиру сам - быструю смерть. Квентин встряхивает рукой, смахивая капли крови, и прикрывает глаза. В ушах немного шумит, но это уже от головной боли - слишком яркий свет, и с каждой минутой он был все невыносимо сильнее. Но мгновения уединения необходима ему чтобы привести в порядок мысли и чувства, подобрать слова...

Вампир разворачивается на каблуках и следует за Томасом в коридор, слушая его забивающееся в истерике сердце.

— Мой черед?

- Нет, - только и отвечает Бек, отходя от гостя и опускаясь на пол на отдалении. Он дает время Шарпу отдышаться, успокоиться, выговориться - сейчас любые его слова будут непоняты и искажены испугом.

Вампир закрывает глаза, выдыхает и ждет - ждет, пока парень выговорится, задаст вопросы и будет готов слушать ответы. Томас лепечет что-то совсем невнятное, и Бек только качает головой.

- Нет, - повторяет мужчина, - Пока я жив - никто и ничто не навредит вам. Ни я, ни другой... человек. Единственное желание по отношению к Вам, которое можно поставить в вину, так это обладание.

Квентин открывает глаза - они все еще наполнены кровью и смертью, но тускнеют, как прошедшая ярость, ураганом сметя врагов затихает в его груди, оставляя груз ответственности.

- Спасибо что спасли мне жизнь. Я задолжал Вам тысячу объяснений, но надеялся что этот момент наступит много позже - если наступит. Мой дом оказался не той тихой гаванью, которую я обещал, за что прошу прощения.

Бек качает головой. У них еще есть время впереди, но нужно выбрать, найти те слова, что успокоят Томаса. Потерять его было бы невыносимо, но и непростительно опасно - в том числе для самого Шарпа.

- Ваша рана - моя секундная слабость. Голод способен сотворить с разумом ужасные вещи, но Вы никогда не должны были стать блюдом на моем столе. Мои дорогие подопечные для меня всегда были важнее моих желаний и потребностей, и Вас я хотел оберегать так, как оберегал их - до самой смерти в глубокой старости, не нарушая естественный ход событий. На том расстоянии, что будет позволено, любить и восторгаться, пробуждать забытые чувства, - Квентин смотрит на Томаса с выражением, похожим на... мольбу, - Вы ведь актер. Вы знаете, как выглядит человек, который врёт и притворяется. Разве я не был честен на нашей ночной прогулке?

Бек поднимает руку, обводя ладонью стены коридора. О, ирония. Они зашли в его святилище, его храм, где он предавался воспоминаниям и хранил дорогие сердцу вещи.

На стенах были портреты его дражайших протеже, их книги, их картины - часть была весьма благопристойна, но часть, ох, изображала куда более расслабленную и интимную обстановку. Словно подсмотренная посторонним сцена между любовниками, поступок доверия.

- Я живу на свете уже столько лет, но эти люди, каждый из них сделал больше меня за свой недолгий век. Они и их творения оставили меня живым внутри, желающим большего. Я не могу создать ничего прекрасного, но вы, люди, можете. И разве имеет значение, кто дарит Вам эту любовь, человек или вампир?

+1

63

Не весь смысл слов, сказанных Квентином, докатывается до сознания. Томас все еще читает раз за разом рукописные строчки текста сонета, медленно расплывающегося перед глазами. Запоздалые слезы испуга и выходящих наружу глубинных эмоций расчерчивают впалые щеки. Обычно такая секундная слабость тщательно скрывается актером, но сейчас в этом нет ровно никакого смысла. Прикрыв рукой глаза, он делает несколько вдохов и выдохов. Недобро усмехается на фразу про обладание, тихую гавань.
Ощущение, будто граф считает себя исследователем, наблюдающим за животным в просторном вольере. Хотя, можно ли его за это винить – существо ночи, создание преисподней, что хочет быть поближе к живому.
Бек все еще соблюдает почтительный тон, хотя облик сохраняет черты монстра. Глаза пугают более всего, отблескивают завораживающе, поэтому актер старается не смотреть прямо, утирает влажные щеки пальцами, размазывая по ним чужую кровь.

- Слабость, голод, оберегание… Не слишком ли вы много на себя берете граф Бек? – Томас поднимается, тяжело и грузно. Подбирает с пола книгу и возвращает на полку. – Каким принципом вы руководствуетесь, чтобы выбрать своего нового протеже, которого будете одаривать, как вы выразились, «любовью»?

Смешок слетает с тонких бескровных губ. Коридор увешан портретами юношей и мужчин из разных эпох. Прежде Томас не видел этой части имения, хотя и помнил предложение Квентина посетить его личную галерею. Скорее всего – это она и есть. Неуловимое сходство типажей угадывается в чертах людей из прошлого. Некоторые запечатлены весьма целомудренно, кто-то излишне развратно. На каждом полотне присутствуют атрибуты искусств, указывающие на род деятельности того или иного фаворита графа.

- Все вампиры предпочитают стройных брюнетов, или это только ваша прихоть? - Несколько язвительно подмечает актер, стоя вполоборота к собеседнику, разглядывая портрет молодого мужчины. Золоченая табличка гласит, что перед ним никто иной, как Ульям Шекспир.
Конечно, об этом тоже стоило догадаться.

- Сколько лет вы уже занимаетесь этим? Очаровываете людей, привязываете к себе. Шарма у вас не отнять, как и мастерства к притворству. Я может и актер, но плохой лжец. А вот вашему таланту рукоплескал бы весь старый и новый свет. Впрочем, это пустое… как скоро вы намеревались уложить меня в свое ложе и одарить «любовью»? И как скоро бы признались в своей истиной сущности – когда я стал бы полностью зависим от вас? Бросьте скрываться за маской добродетели. Тем более, ваши ожидания все равно окажутся обмануты – я состою в тайной связи с женщиной, что никогда не будет мне принадлежать по праву. Пусть и общество мужчин мне всегда нравилось больше, выбор сделан.

Развернувшись к Квентину, актер еще раз бегло окидывает взглядом пострадавшее крепко слаженное тело. И как бы не протестовал разум, в душе словно что-то обрывается, от вида искалеченного красивого вампира. Но более всего трогает виноватый ответный взгляд. И Томасу становится стыдно за свои резкие слова.

- Ваше общество за эти несколько дней сделало меня счастливее, вернуло жажду к жизни. Но сейчас… не знаю, я кинулся к вам на помощь искренне. Не понимая, с чем могу столкнуться. И то, что вы остались живы, радует безмерно. Кем бы вы ни были, умереть в своем доме от рук этих людей не заслужили. Даже если у них есть мотивы, методы выбраны чудовищные. Они очень удивились, кстати, что я не оказался тоже… вампиром. Но к смерти меня все же приговорили.

Кровь на коже рук начала спекаться тонкой коркой, вызывать неприятный зуд. Том никогда не думал, что будет способен на убийство, но перед лицом смерти, он выбрал собственную жизнь.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/1e/96/f2/1e96f2d2b74cfa63656dd6bbb3282ff1.gif[/icon][nick]Thomas Sharpe[/nick][status]Жизнь — это одиночество[/status][lz]<div class="proinfozag"><a href="http://mirror.rolebb.su/viewtopic.php?id=31#p73"><b>marvel</b></a></div><div class="proinfo">Лучший способ завоевать людей — это завоевать их умы и сердца</div>[/lz]

+1

64

Вампир отвечает на взгляд Томаса долгим изучающим взглядом. Под паникой он видел решимость и жесткость, уверенность и упрямство. Не просто человек искусства, фарфоровая маска, а острый, но красивый кинжал.

- Вы хотите честного ответа? Все пошло не по моему плану, но это жизнь. Стечение обстоятельств может перевернуть все с ног на голову, - Квентин вздыхает и скидывает испорченный пиджак, оставаясь в одной рубашке и брюках, - На приеме я хотел представиться Вам как меценат и познакомиться лично. Я имею слабость к людям искусства, особенно к тем, кто имеет свое видение произведений Шекспира - отличное от классического. Я надеялся подружиться и общаться с Вами в течении лет десяти, прежде чем покинуть Лондон, оставив Вам некоторую сумму денег, которой хватило бы до конца жизни, и вернуться только когда все, кто могут вспомнить мое лицо будут мертвы. Включая Вас. А как развивались бы наши отношения мне неведомо.

Бек вздыхает, прислоняясь к стене спиной и жмурясь. Кровь все еще кипела внутри и не хотела остывать. Похоже, новая отрава была той еще штукой.

- Вместо этого, - продолжил мужчина, - Я осознал что Вы больны и, пытаясь помочь, оказался в вашей крови. Жажда затуманила мне разум и я не сдержался, но вкус болезни моментально отрезвил меня. Чувствуя вину, я постарался искупить свой проступок заботой. Если бы все вновь пошло по моему плану, Вы бы остались под моим присмотром до того, как любая опасность для Вашей жизни минует и отправились бы домой, оставшись моим другом, если бы сами не пожелали большего. И через несколько лет я все равно покинул бы Лондон, оставив Вас на попечении. Отношения между смертным и бессмертным грозят болью для обеих сторон, и я бы ни за что не стал искать бы их сам. И хочу развеять Ваши сомнения - я не способен лечь с человеком. Ни насильно, ни в качестве награды я не стал бы пользоваться кем-либо или разбивать чьи-либо отношения.

Наглая ложь, все он мог. Только Томас бы этого не пережил, поэтому для вампира это было невозможно. Почувствовать под пальцами хруст ломающихся костей, крик, обрывающийся внезапно... Это невыносимо, настоящий кошмар. Такой же кошмар как вновь отпустить Шарпа к этой женщине.

Квентин прислушался и насторожился, поворачиваясь к двери и подбираясь, как хищник перед прыжком. Это были не тяжелые сапоги, а мягкие домашние туфли - как только слуга открыл дверь, Бек оказался рядом и прижал ладонь к его макушке, сжимая и вторгаясь в мысли.

- Ты это сделал?

- Нет, господин, - парень едва дернулся, стекленея взглядом.

- Ты знаешь кто это сделал? Или что атака будет сегодня?

- Нет, господин, - мужчина расслабляется и щелкает пальцем перед лицом слуги, приводя его в чувство. Осмысленность взгляда возвращается не сразу.

- Клуб прислал гонца, господин. Машина будет в течении получаса. Я соберу Ваши вещи и пошлю их следом, а останусь присмотреть за домом и садом, - парень учтиво кланяется Томасу и сообщает о нанесенном дому и хозяйства уроне. Его не смущает ни внешний вид графа, ни его поведение - только взгляд отводит в сторону, не заглядывая в нечеловечески поблескивающие глаза.

Охотники уничтожили все машины, часть насаждений на пути к дому, но не углублялись в сад. Особняк же пострадал больше всего и едва ли смог быть отреставрирован.

+1

65

Поясняющие речи Бека не приносят в разговор оптимизма. Томас вновь и вновь устремляет взгляд на портреты, всматривается в черты лиц, детали одежды, стили мазков. Он ощущает себя словно в логове дракона. Разглядывает «драгоценности», выслушивает сладкие речи змея - надо сказать - весьма разумного. Умеющего гипнотизировать. И это уже буквально.

Слуга ведет себя странно, явно подвергнутый какой-то сверхъестественной силе. Актер сразу задумывается о том, что сам мог подвергаться подобным чарам. Иначе откуда столько доверия, чувств к монстру с человеческим лицом?

Но подобные мысли Том сразу отсекает, гонит прочь – утратив последнее доверие к графу, он рискует остаться без защиты вовсе. А она понадобится. Он убил людей, особых людей – охотников на вампиров. И вряд ли Скотленд-Ярд встанет на его сторону. Интересно, кому вообще известно о существовании тварей ночи? Есть ли помимо вампиров демоны? Сукубы, русалки, фейри? Позже он обязательно об этом спросит.

- Юноша, что провожал меня до комнат, вел себя странно. Дуан, кажется его так зовут, ирландец. С большим родимым пятном на лице. Может это и совпадение, но после его ухода я обнаружил себя запертым в покоях.

Том более не распекает своими пламенными речами Квентина. Бек уже высказался достаточно. И среди его мыслей, надежд и фантазий точно крылась очередная ложь. Шарп надеялся, что сможет научиться ее вычленять, а пока что – сухо простившись - возвращается к себе вслед за прислугой по боковой лестнице. Замок на двери вскрывают сменным ключом, предлагают актеру освежиться влажным полотенцем и сменить окровавленную одежду на новую.

Томас делает все это словно в тумане, его мысли сменяют одна другую с неимоверной быстротой. Впервые Шарп осознает, насколько на самом деле одинок. Коллеги из театра, друзья со времен школы, не более, чем попутчики. К ним нельзя заявиться вот так – в одном исподнем, со словами о грозящей опасности. Даже к Тейлор… Беспокоить ее, подставлять под удар видится Тому ужасным преступлением.

Выходит, что он один.

С этим неутешительным выводом Шарп нетерпеливо спускается в уцелевший вестибюль. Ждет, пока Бека сопроводят до машины под черным зонтом, и только потом возвращаются за актером. Водитель человек, но крайне немногословный. Томаса усаживают в машину без всяких напускных почестей. Полумрак крытого автомобиля не позволяет оценить, насколько устрашающей выглядит Квентин сейчас. Том не заговаривает первым, не разбивает неловкое молчание своими вопросами. Куда их везут, что будут делать с ним дальше? – уже не имеет значения.
Свою театральную карьеру Томас, считай, загубил, ему вряд ли сойдет с рук убийство. Даже если вампиры смогут как-то прикрыть следы, он уже посвящен в часть их жизни, а значит – не сможет уйти просто так. За ним будут следить, наблюдать, чтобы не сболтнул лишнего. Крепкая земная твердь планомерно уходит из-под ног. От всей этой усталости Шарп не заметил, как погрузился в сон. Подперев голову рукой, он видит раз за разом картины допроса Квентина, его безумный взгляд и дьявольский оскал. За беспокойными снами путь до некой резиденции показался актеру неимоверно долгим.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/1e/96/f2/1e96f2d2b74cfa63656dd6bbb3282ff1.gif[/icon][nick]Thomas Sharpe[/nick][status]Жизнь — это одиночество[/status][lz]<div class="proinfozag"><a href="http://mirror.rolebb.su/viewtopic.php?id=31#p73"><b>marvel</b></a></div><div class="proinfo">Лучший способ завоевать людей — это завоевать их умы и сердца</div>[/lz]

0

66

У него будет много работы в ближайшие недели, месяцы, годы... Вся ленивая дымка прошедших дней, весь мягкий флёр и спокойствие уединённого особняка сорвано порывом ветра перемен, который обнажил жуткие руины и рваные раны, сорвал завесу с припрятанных скелетов былого… И оставил его перед лицом Томаса без козырей и рычагов психологического давления. Силой удержать его было бы последним рубежом морали, который не хотелось переступать.

Он монстр, но не такой.

- Спасибо, - Квентин поджал губы, кивая, - Я займусь им.

Этого Дуана он знал не так хорошо, как оказалось, пусть парень и был на крючке у братства. Не в ловушке из угроз смерти, а на игле их благосклонности и денег. Обласканная семья, отосланная подальше, спрятанная от любой формы шантажа охотников. Деньги – их было больше чем у любой секты. Вампиры не подбирали отбросов общества, надеясь на благодарную  службу и собачью преданность в ответ. Они нанимали слуг, не вынуждая их испытывать честность. Честность могла быть куплена, и они всегда платили большие деньги за свою сохранность.

Значит, угрозы. Или идеологическое промывание мозгов. Или новая, неизвестная пока что пассия. Но он не сможет так легко сбежать – не от существ со сверхчеловеческим чутьём, которые могут выследить жертву лучше, чем любая гончая. Он не сможет выдать охотникам ничего, кроме расположения дома Бека и его любимого сорта лилий. Дуан работал помощником садовника, а не слугой в господском доме, но Томас не знал внутренней иерархии работников дома, с которыми его специально так и не познакомили.

Будь эта змея к нему ближе, он бы распознал его намерения куда раньше.

Томас покинул его, отправившись в свою комнату, и Бек накинул на плечи плащ, прикрывая забрызганную кровью рубаху. Он переоденется там, где будет спокойнее. Тем более что перекрытия над коридором у его комнаты были обрушены, заливая проход ярким утренним июньским солнцем – редкостью для Лондона. Томасу нужно быть в теплой, чистой одежде для здоровья ментального и физического, а Квентин – он потерпит.

И поэтому Бек не говорит с ним во время поездки, чуя нервозность и страх, позволяя Шарпу самому уложить в голове произошедшее.

В резиденции царило… спокойствие. Их завезли во внутренний крытый двор, и машина остановилась в рядах других – Квентин, до того сидевший неподвижно, упруго поднялся и вышел из автомобиля. Это была большая общая резиденция, в которой они собирались не только братством – но и с сестринством, и даже с их смертными друзьями-членами правительства. Час был ранний, и огромный дом ещё дремал.

- Заседание назначено на двенадцать часов дня, - объявил им красивый мужчина, вышедший навстречу, - Квентин, секретарь срочно ждёт информации для составления плана совещания. Мистер Шарп, сожалею, что знакомство происходит так скомкано. Я виконт Дэвид Лоу, и я провожу Вас в покои, в которых Вы сможете отдохнуть. К вам пришлют амбассадора от сестринства, которой вы сможете пересказать произошедшее, если не хотите присутствовать на собрании.

Квентин пожимает руку мужчины, коротко кивая.

- Всё будет в порядке,
- сообщает он Томасу, глядя в глаза и пытаясь убедить без психологического воздействия перед тем, как скрыться в дверях кабинета, спокойно оставляя актёра собрату-вампиру.

+1

67

Пробуждение выходит резким, мучительным, и только лишь неимоверное усилие над собой не позволяет Томасу зевнуть во весь рот.

Двор особняка крытый, поросший плющом густо, непроницаемо. Такой полог укроет своих гостей от любых лучей солнца. Сейчас даже Том не рад наступлению утра - ощущению отсроченной угрозы, что вновь наступит с сумерками.

- Благодарю, - он жмёт руку вампира следом за Квентином, подмечая аналогичную прохладность кожи, мерцание во взгляде. Мужчина красив, держит себя почтительно, но где-то в уголке губ скрывается ухмылка «хозяина положения». Томасу позволяют быть здесь, снисходят до обычного человека. И это больно ранит гордость.

- Я бы предпочёл присутствовать на совещании, - актёр чуть вздергивает бровь и оборачивается к виконту, которого выше на добрых четыре дюйма. Рост, пожалуй, единственное преимущество Томаса против всех встреченных им вампиров. Интересно, это совпадение или следствие их темной природы? - Но побеседовать с амбассадором почту за честь. Мне необходим краткий экскурс в манеры ведения ваших дел.

- Как пожелаете, - Лоу усмехается уже открыто. Этот мимический жест Том отзеркаливает, кривя тонкие губы. А вот Квентину он не отвечает, лишь кивает, не провожая взглядом.

- Сюда, мистер Шарп.

Актер и виконт поднимаются на второй этаж в тишине. Убранство интерьера поражает своей вычурностью, дороговизной. Но Томас не смотрит особо по сторонам, больше прислушиваясь к ощущениям, ароматам, отзвукам. Все вокруг спит, это очевидно – его тоже разбирает усталость, но выдохнуть актер позволяет себе только когда створки дверей гостевых комнат закрываются.
Он отказывается от прислуги, самостоятельно набирает большую каменную ванну теплой водой, раздевается и опускается в приятную расслабляющую воду.

В какой-то момент Шарп теряет бдительность и не замечает, как из боковой двери показывается амбассадор. Мягкая прохладная рука ложится на лоб Тома, он даже не успевает открыть глаз и дернуться в испуге. Разум окутывает дымка, сознание уплывает по волнам сновидения.

Приятная полумгла, тепло домашнего халата темно-малиновых тонов, мягкая софа, на которой он может вытянуться в полный рост – настоящая роскошь для высокого человека – баюкают, дают долгожданное чувство безопасности.
В дверях стоит молодая женщина. Она – гостья, что явно ждет приглашения. Ее вид незнаком Тому, но вызывает необъяснимую симпатию. В странных чертах кроется неуловимая тайна. Шарм, нечто маскулинное и феминное одномоментно.

- Ева, будем знакомы, - голос звучит внутри головы, хотя девушка явственно различимо движет губами.

- Стоит ли мне тогда назвать себя Адамом, - с доброй усмешкой кивает Томас, продолжая без всякого зазрения совести рассматривать собеседницу. На ней женский выходной костюм в черных тонах, резко контрастирующий с пепельно-белыми волосами.

- Если хочешь, - ответный смешок колокольчиком звенит в подсознании, Ева почему-то считает его бестактность очаровательной. – Ты сейчас спишь, и пока тело отдыхает, мы можем побеседовать. Только сперва осознай, что видишь перед собой. Иначе я не смогу двинуться дальше.

Шарп только теперь задумывается, где он находится сейчас. Его комната в имении матери – место, что невероятно нравилось молодому Томасу. Горы книг, резная старинная мебель, вытертая шкура медведя у камина… Чувство уюта и настоящего дома.

- Понимаю, - с улыбкой кивает Ева, проходя вперед, меняя свои одежды словно магией, прямо на глазах. Из женских в мужские. Теперь она облачена в домашний костюм горчичных тонов, накинутый на нагое тело. Глубокий вырез пиджака не скрывает бледной жемчужной кожи с россыпями выцветших веснушек.

– Многие выбирают чертогами памяти именно места детства. Не желаешь пересесть к огню? Так будет теплее.

И правда, зимний холод пробирается под халат. Томас встает и, запахнувшись посильнее, подходит к камину. Ворошит угли, вдыхает аромат и искоса наблюдает за гостьей. Она устраивается среди подушек, поудобнее вытягивает ноги и с явным удовольствием греется, словно рептилия.
Забавно, ведь Квентин в купальнях делал тоже самое. Видимо, вампиры испытывают потребность в живом тепле.

Опустившись рядом с Евой, Томас не знает, с чего начать разговор. Лишь продолжает рассматривать прекрасное тело гостьи, черты лица. Невероятная, абсолютно иная, чем прочие девы. И явно довольная интересом к себе.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/1e/96/f2/1e96f2d2b74cfa63656dd6bbb3282ff1.gif[/icon][nick]Thomas Sharpe[/nick][status]Жизнь — это одиночество[/status][lz]<div class="proinfozag"><a href="http://mirror.rolebb.su/viewtopic.php?id=31#p73"><b>marvel</b></a></div><div class="proinfo">Лучший способ завоевать людей — это завоевать их умы и сердца</div>[/lz]

0

68

[icon]https://funkyimg.com/i/33Q7y.jpg[/icon][nick]Eva[/nick][status]Бесконечная ночь[/status][lz]<div class="proinfozag"><a href="http://mirror.rolebb.su/viewtopic.php?id=803#p65633"><b>marvel</b></a></div><div class="proinfo">Такая зацикленность на себе — это пустая трата жизни, которую можно было бы посвятить переживанию трудностей, восхищению природой, воспеванию доброты и дружбы, и танцу!</div>[/lz]

Ева широко улыбается. Каждое движение мышц и костей под тонкой, давно не видевшей солнца, кожей словно может порвать её, как тонкий пергамент из нежнейшей телячьей кожи. Теплый свет подсвечивает светлые глаза, играет в волосах нотками платины и белого золота, очерчивает  каждую черту необычного лица.

- Спасибо за приглашение. Без него я бы не зашла сюда,
- худые пальцы касаются шеи Томаса прямо над следами  от клыков и тут же исчезают, - Останется след. Ты ведь уже знаешь всё? Это не станет таким... шоком?

Женщина устраивается поудобнее, с улыбкой позволяя себя рассмотреть, пока сама разглядывает комнату, скользит взглядом по стенам, мебели – что-то свет камина выхватывает ярко, а что-то тонет в полумраке, непроницаемом даже для самого острого взгляда. Ева изучает хозяина по комнате, по мельчайшим деталям и трещинкам.

- Не любишь быть высоко от земли, - шепчет она, глядя в окно, - Не любишь большие залы? Они напоминают тебе о чем-то или просто уютнее спрятаться тут, построить вокруг себя воздушный замок из воображения и переживаний?

Женщина улыбается мягко, смотрит на Томаса, словно хочет погладить его по голове, расчесать растрепавшиеся волосы, разгладить кончиками пальцев озабоченные морщинки на лбу.

- Иногда комната скажет о человеке больше, чем он сам знает. Он может забывать о своих изъянах, особенно со временем, - Ева ложится на пол, устремляя взгляд наверх. По потолку бегут паутинки трещин, желтые пятна, теряются в полумраке, приглушающем старость и обшарпанность комнаты – и самого дома.

- …А иногда сами не понимают, какое сокровище хранят упавшим за кровать. Старую игрушку, рисунок маленьких дрожащих пальцев… Воспоминания, первые слова, - женщина подмигивает, - ты уже был в комнате Квентина, сам того не зная. Помнишь витражи, лилии и лунный свет? Он такой же. Ему не нужен комфорт и кровать, но вокруг все равно роскошь и излишество. Чудной мальчик. Как и все юноши, не удержавшие жизнь в пальцах и обменявшие её на то, что рассыпалось прахом в пальцах. Он мой хороший друг, и я хочу помочь вам помириться.

Ева подтаскивает подушку и подкладывает себе под голову, выжидающе смотрит на Томаса, словно пытаясь понять – примет ли он слова извинения, переданные ему посредником, а потом делает приглашающий жест.

- Я могу показать тебе его воспоминания, которыми он со мной любезно поделился. Они о тебе – и не только о тебе. Ты сможешь пережить их как наблюдатель, увидеть всё со стороны, - Женщина замолчала, переводя взгляд на огонь – а потом снова на Томаса, - Всё это для тебя непривычно… Я могу предложить тебе посмотреть собственные воспоминания чтоб это не стало слишком большим шоком и ты понял, что подделать память не под силу даже вампиру. В чертогах время идёт не так, как в реальности, поэтому мы можем не торопиться.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » Night Of The Hunter


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно