"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Дорогие друзья, аттракцион невиданной щедрости – к вашим услугам акция « Welcome Everyone!» Абсолютно все персонажи из любых фандомов идут по упрощенной анкете! С 19 августа по 30 сентября для вас действует прием по пробному посту.

новости #25 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » welcome to the high school


welcome to the high school

Сообщений 21 страница 36 из 36

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://i.imgur.com/FnKDFQO.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">welcome to the high school</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Barry & Leonard </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

Настоящее время // США, Топика
- Они ведь просто дети, - безобидная фраза, ошибочная на столько, на сколько это вообще возможно. Дети жестоки, и это известно всем, особенно, когда речь заходит о старшеклассниках. Однако это вовсе не значит, что они не способны на любовь и понимание.

Отредактировано Leonard Snart (21 сентября, 2019г. 22:41:58)

+1

21

Он и не надеялся, что его поездка закончится подобным образом. Конечно, она еще не закончилась, но когда он думал о том. что именно произойдет, когда он увидит Барри, он рассчитывал на разговор и робкую надежду на то, что все еще может вернуться к началу. Что они договорятся забыть о случившемся в школе, что Ленни расскажет о том, что Барри ему нравится и у них будет шанс выяснить на сколько сильно. Однажды. Но не сегодня. Все пошло не по плану, но пошло самым невероятным и приятным образом из всех возможных. Новые друзья, теперь уже старые, конечно, и прошлые, заглядывали Ленни в рот, когда он рассказывал им о своих приключениях в Лос Анджелесе, о том, как потерял девственность с одним из парней, что участвовали в фотосессии для очередного выпуска журнала его матери. Что это не было любовью или отношениями, а всего лишь интрижкой, ничего не значащей, как и большинство тех, что случались после. Должно быть, после таких историй он казался им бездушным и поверхностным, но вот чего он им не рассказывал, так это го, что какой бы увлекательной и насыщенной не была его жизнь, в ней всегда чего-то не хватало. Чего-то особенного. Кого-то особенного, кто смог бы стать для него чем-то большим, чем способом удовлетворить физические потребности.
Конечно, в его возрасте вряд ли кто-то стал бы задумываться о подобных вещах и желать чего-то серьезного. Может быть, он был не как все, или начал слишком равно и уже мог с уверенностью сказать, что случайные связи не приносят столько удовлетворения, сколько хотелось бы. Они опустошают, но взамен не дают чувства насыщения. Как если в рационе у тебя только тофу - ты вроде бы не голоден, но всегда хочешь большего. С теми, с кем Ленни был знаком, такое было невозможно. Он не знал почему и с чем это связано, но не мог представить никого из своих знакомых, проводящих спокойные вечера с кем-то постоянным. Даже Сью, которая связалась со взрослым уже мужчиной, умудрялась искать приключения на стороне. Они вместе их искали и, возможно, Снарту еще ни раз и не два захочется вернуться к той своей жизни, но прямо сейчас у него было все, чего он хотел. Или почти все.
Ощущая чужие прикосновения, он хотел почувствовать еще. Отстраняясь от чужих губ, он тут же снова возвращался к ним, потому что ему было мало. Лаская ладонями чужое тело, он не хотел останавливаться, потому что отклик на его прикосновения был слишком откровенным и возбуждающим, что становилось ощутимее с каждой минутой и мешало расслабиться. Ленни терся о бедро Барри, что бы добавить себе ощущений, но что бы ослабить их требовалось гораздо больше. В голове, среди потока бессвязных мыслей, начали появляться идеи, как лучше это сделать и как незаметно перейти к тому, что ему поможет. Возможно, он слишком долго об этом думал и слишком увлекся, упуская из виду то, что из них двоих Барри приходилось тяжелее. Снарт помнил свой первый раз, не смотря на то, что он ничего не значил в моральном плане, физически он пережил так много эмоций и потрясений сразу, что, признаться, долго думал, что больше никогда и ни за что не захочет заниматься сексом. Все было на столько сильно и ярко, что он просто не был уверен, что еще раз сможет такое пережить. Но он пережил. И второй раз, и третий, и каждый новый уже не оставлял такой отпечаток и, тем более. слабо задерживался в памяти. Не важно. Услышав голос Барри он будто снова вернулся на пару лет назад и словно сам почувствовал все то, что испытывал сейчас Аллен.
[float=right]http://s9.uploads.ru/fIrCy.gif[/float]Отстранившись еще немного, Ленни приподнялся на локтях, заглядывая в лицо Барри и пытаясь сосредоточиться на его словах. Он просил так, будто ничего важнее в его жизни не было и уже не будет, и от тона его голоса у Снарта замирало сердце, пропускало удар и вновь бешено колотилось о грудную клетку, заставляя дыхание сбиваться. На секунду он подумал, что сейчас как раз тот момент, когда он сможет облегчить свои ощущения и сделать приятно другому парню, но уже спустя мгновение мысль эта растворилась в другой, - О, боже... - он поднялся на колени, что бы было удобней снять с Барри остатки одежды, и сделал это сразу же, не тратя время на осторожность и с удовольствием отмечая, как дернулся возбужденный член парня, едва остался без сковывающей ткани. Язык Ленни скользнул по его губам совершенно неосознанно. Он был ценителем красивых тел. Поправочка, красивых мужских тел, и в них главным достоянием всегда было то, что находилось ниже пояса. Еще одна шальная мысль мелькнула в его голове, как отголосок его собственного желания, но он тут же ее отогнал. это было бы слишком для первого раза.
Теперь он нервно сглотнул. Он помнил о том, что сказал ему Барри, конечно, но почему-то именно сейчас этот факт стал иметь на столько весомое значение, что Ленни внезапно почувствовал огромную ответственность. Представить только, этот парень еще никогда и никому не принадлежал и его никогда не касались чужие руки. Там так точно. Разве что сам Барри периодически ласкал себя, как делают все подростки. Внезапно Ленни заинтересовал вопрос, а делал ли он когда-нибудь это, думая о нем, но спрашивать, конечно, не стал. В полумраке сарая не было заметно в доскональности, краснеет Барри или нет, но дышал он так, что Снарт легко мог это предположить. В любом случае, его ждали вещи куда более приятные, чем разговоры о мастурбации, и Барри тоже. Вновь склонившись к нему, Ленни коротко поцеловал его в губы и прилег рядом, опираясь на одну руку так, что бы можно было видеть лицо парня и при желании коснуться его губ в поцелуе. Он провел свободной ладонью по его груди, медленно и плавно опускаясь все ниже, пока не достиг живота, после чего его движения стали еще более неспешными, почти дразнящими, и все же, когда его ладонь достигла цели, он не стал медлить. Сначала накрыл член Барри рукой, осторожно водя по нему вверх-вниз, а затем обхватил в ладонь и сделал то же, не увеличивая темп, а сдерживая его. Впрочем, это не сильно помогло. Ленни так сильно увлекся наблюдением за эмоциями на лице Барри, что не смог бы сказать, как скоро под пальцами начала ощущаться упругая пульсация и на коже осели влажные следы чужой спермы.
Убрав руку, Ленни продолжал смотреть и продолжал просто лежать, не двигаясь, как будто дальше должен был наступить покой без какого-либо продолжения. Но он просто ждал. Ждал, когда дыхание Барри станет чуть более ровным, что бы можно было наклониться к его губам и коснуться их своими, будто снимая с них горячий налет стонов и вздохов. Ленни так и сделал, не углубляя поцелуй, а просто лаская чужие губы, не глядя шаря по постели в том направлении, куда отправил одежду парня. Первыми под руку попались его боксеры, которые Снарт поспешил использовать не по назначения, обтирая о них свою ладонь, а затем и тело Барри от следов его семени, - Это было быстро, - не мог он удержать это в себе, хоть и не было в его голоса упрека или чего-то подобного, - Но это не страшно, потому что я тебя никуда не отпущу, - дальше можно было бы продолжить, расписав то, почему не отпустит и что будет дальше, но Ленни предпочел вовлечь Барри в очередной поцелуй, на этот раз более жадно и требовательно, попутно устраиваясь между его ног и стянуть с себя то единственное, что еще прикрывало тело.

+1

22

Пожалуй, еще никогда в своей жизни он не чувствовал себя таким беззащитным, как сейчас. Открытым от и до со всеми этими эмоциями, выставленными напоказ. Он совсем не привык к подобному. Не привык не иметь никакой маломальской заслонки, которая бы скрывала его недостатки от всего остального мира, которому он не хотел показывать себя. Кажется, он считал это непозволительной слабостью, потому и выбрал для себя роль невидимки, чтобы не иметь никаких дел с тем, с чем он понятия не имел как справляться. И вот он добровольно отказался от своего спасительного кокона, в котором прибывал двадцать четыре часа в сутки. Взял и позволил Ленни вытащить себя из него, с ужасом и невероятным восторгом сталкиваясь с поражающей действительностью, в которой было еще много всего, что он не позволял себе испытать. Не потому что не хотел. Просто не видел шансов для себя. Слишком привык к тому, что его никто не замечает, чтобы вот так легко осознать, что вот теперь его наконец заметили. Да не кто-нибудь, а именно тот, кого он сам хотел увидеть в качестве смотрящего на себя. Нет, все же дело было не во всех этих новых эмоциях, с которыми ему было не под силу справиться в одиночку. Просто он никогда и никому не открывался. И это преодоление себя давалось ему не так просто, как могло показаться на первый взгляд.
Хотя ему и без того было за что себя похвалить. До этого момента он держался совсем не плохо. Не идеально конечно, но сейчас к подобному стремиться и не следовало. Все равно ничего бы не вышло, даже если бы он из кожи вон лез, чтобы поразить Ленни тем, чего в нем абсолютно не было. Ничего сверхъестественного, только он сам и его чувства. Сумбурные и местами даже слишком резкие и переменчивые, но зато искренние. Разве это не ценнее всего? По крайней мере, ему казалось, что было именно так. Потому ему было так легко вверить себя в руки этого парня, несмотря ни на что. А ведь заходя в этот сарай он считал его своим врагом номер один, который испортил ему жизнь. Как быстро все поменялось. И как легко он отбросил все свои предрассудки вместе взятые, вновь разглядев в этом парне того, кто долгое время был и продолжал быть для него особенным. Быть может зря он так спешил ему верить, но просто не находил абсолютно никаких аргументов в пользу того, чтобы этого не делать.
Довериться Ленни казалось единственным правильным решением. Потому что сомнений в том, что парень сможет о нем позаботиться у него не возникало. А вот за самого себя он не был так уверен. Но он постарается. Хотя бы ничего не испортить у него должно получиться. На большее он и не рассчитывал. Только смотрел на Ленни, неотрывно следил за его действиями, напряженный до предела особенно в момент, когда остался совсем без одежды. Еще одна нарушенная граница. Благо у него не было возможности как следует погрузиться в размышления о том, выглядел ли он достаточно хорошо для этого парня или скорее вызывал смутные впечатления. Трудно спорить со своей заниженной самооценкой в момент, когда чужие пальцы касаются обнаженной кожи, заставляя рвано выдыхать, взглядом невольно следуя за их перемещениями, пока не… Он тут же дернулся всем телом, заметно изменившись в лице, и на мгновение даже затаил дыхание, чтобы перевести дух. Такое казалось чем-то слишком интимным. Да, все происходящее можно было не задумываясь подписать под это короткое определение, и все же этот момент казался чем-то невероятным. Такие прикосновения вместе со взглядом, который не оставлял и шанса, не подчиниться ему, заставляя фокусироваться лишь на ощущениях, от которых у него сами собой поджимались пальцы на ногах и тяжелело в паху. Но странным образом, ему это нравилось. Это будоражащее ощущение преодоления самого себя, глядя прямо в глаза тому, кто определенно этого стоил, и едва дыша. Да он счастливчик, что не сдался в первую же секунду, потонув во взгляде голубо-зеленых глаз, которые сейчас с каждым мгновением лишь утягивали в свой темный омут все больше и больше.
Это ощущение и в самом деле было сродни утоплению. Хоть ему никогда не приходилось тонуть по-настоящему. Но вот нырять на глубину, чтобы проверить как долго он сможет продержаться без кислорода, приходилось и не раз. Потому он хорошо знал это ни с чем не сравнимое ощущение первого глотка воздуха, режущего по нервным окончаниям и заставляющим широко распахивать глаза. В такие моменты мир вокруг казался лучшим местом, в котором ему приходилось существовать. И теперь для него это место оказалось рядом с Ленни. Он был рад? Удивлен? Потрясен? Все и сразу. И гораздо больше. Он просто не знал, как помирить все эти чувства между собой и найти золотую середину, которую будет легко объяснить и еще проще понять самому. Но прекрасное ощущение жаркого удовольствия, разливающегося по всему телу, длилось не долго. [float=left]http://s9.uploads.ru/t/jUPZ2.gif
[/float]Вернее он больше не смог думать о том, как хорошо ему было, когда вдруг ощутил, как Ленни нисколько не смущаясь прибирал устроенный им «беспорядок». Черт, это оказалось слишком. Барри перестал смотреть, устремляя взгляд в потолок, как будто если он не видел, что делал парень, этого не было. Но, оказалось, это не самое трудное испытание, которое ему нужно пройти.
«Быстро». Да, он это понимал. Об этом он и пытался предупредить его, почти умоляя о помощи. И все же одно дело держать это в своей голове, но совсем другое услышать от партнера, воспринимая такую действительность не очень-то снисходительно. Теперь созерцание потолка уже не спасало. Барри опустил взгляд, не глядя ни на что конкретно, но все же замечая как быстро вздымалась его собственная грудь. Да, он волновался, это вот так просто не скрыть, надевая сколько угодно защитных масок, чтобы казаться сильнее чем был на самом деле. Истина все равно слишком выдавалась в его неровном дыхании и нежелании встречаться с Ленни взглядом. Как он мог это исправить? Извиниться? О нет, так он убьет настрой окончательно. Если, конечно, еще этого не сделал. Рисковать и проверять не хотелось. На самом деле его будто парализовало это смутное расстройство, медленно наполняющее голову, как какой-то вирус. Благо меры были приняты вовремя и Барри еще можно было спасти.
Сам бы он этого не смог. Но сегодня Ленни творил чудеса, а ему оставалось только поражаться всему, что видел, что чувствовал и ощущал, всецело отдавшись спасительному поцелую. В голове все еще раздавалось это многообещающее «не отпущу», а тело послушно реагировало, позабыв о глупых переживаниях своего обладателя. Нашел время для расстройств, когда тут такое происходит. Какое «такое» он не описал бы и в сотне слов, даже если бы ему дали на это уйму времени. Их бы все равно не хватило. Просто Ленни вдруг оказался так же обнажен как и он сам. И осознание этого породило новую волну захлестывающих впечатлений. С собой без всего он уже смирился, но вот чужое тело заставило его вспыхнуть куда сильнее, отчего ладони тут же начали неверяще исследовать сантиметр за сантиметром гладкую кожу там, где еще недавно была скрывающая ткань. «О, мой бог…». Это получилось у него вот так просто, что он едва успел поразиться собственной раскованности. Был слишком отвлечен поцелуем, выбивающем всякую опору и уверенность в чем бы то ни было, чтобы еще и себя контролировать. А все потому что Ленни был ураганом, быстро загнавшим его в эпицентр. Но этим совсем не вызывал у него страх. Только неподдельное желание сделать это с ним. Не по какой-то особой причине. Не чтобы доказать что-то кому-то, да даже самому себе. Это какая-то слишком сложная схема. Он просто хотел его. Без совершенно ненужных объяснений и оправданий. Потому и тянулся к нему всем телом, медленно но верно сходя с ума от ощущения чужого возбуждения. И если до этого его так накрывало от собственных впечатлений, то наконец как следует ощутив наличие чужих, растерял остатки самообладания. Теперь важным было не то, чего хотел он сам, а что хотел другой человек. Кого хотел. По-настоящему, а не в мечтах. Разве существовало хоть что-то лучше этого?

+1

23

Сделать это оказалось не так уж и просто, учитывая положение и то, что он не хотел отрываться от тонких губ, заметно припухших и от того еще более мягких и горячих. Это было сродни какому-то наваждению, которое охватило его не внезапно, но, кажется, к этому моменту достигло своего пика. Ленни было с чем сравнивать и даже если он не хотел этого делать, подсознательно это все равно происходило. Не смотря на весь свой опыт, он все еще был подростком, жадно впитывающим каждое новое ощущение, каждую новую эмоцию и чувство. что в нем возникали. И они были прекрасны. Он был уверен, что не смотря на довольно бодрое начало, дальше возникнут сложности. Ничего не обычного. Сомнения всегда возникают, когда их меньше всего ждешь, особенно когда решаешься на что-то важное. Ведь так и бывает в первый раз. Он помнил. Барри не был похож на того, кто нырнет с головой в невероятный омут неизвестности, но когда Ленни ощутил на своем члене прикосновение его руки, прежние мысли моментально растворились. Ему хотелось улыбнуться прямо в поцелуй и он попытался, но его полуулыбка исчезла где-то на полпути, заглушенная тихим стоном удовольствия. По инерции он двинул бедрами навстречу чужой руке, потом еще раз и снова, что бы почувствовать больше, но облегчение могли принести совсем другие ощущения и действия.
Ленни отстранился от губ Барри. Коротко поцеловал его снова, заглянул в глаза, будто задавал немой вопрос о том, уверен он в продолжении или нет. Он мог бы спросить и вслух, конечно, но ему вдруг показалось, что любой звук, любое слово сейчас нарушат это магическую тишину, в которой всех все устраивает. Прерывать столь удачное начало ему точно не хотелось. Он смотрел на Барри не долго. Сполз с него, затем откатился на спину и исчез в темноте, шурша сеном и собственной одеждой. Быть может он поторопился, когда подумал, что лучшего места для уединения не придумаешь? Конечно, в том, что это лучше комнаты в доме Мика он не сомневался до сих пор, но это вовсе не значило, что место было идеальным. Точнее, место могло быть любым, на самом деле, а вот условия... Ленни нашел то, что искал с первой же попытки. Бумажник заметно выделялся в кармане его джинс, так что он тут же оказался в его руках, а следом за этим и два презерватива, которые Ленни постоянно носил с собой. Эти он купил как раз перед тем, как уехать из Лос Анджелеса.
Грустно было думать о том, что с тех самых пор они ему так ни разу не пригодились, но, с другой стороны, учитывая происходящее и что он собирался сделать это с парнем, который никогда прежде этого не делал, любые ожидания были оправданы. Вновь оказавшись рядом с Барри, Снарт лег на спину и повернул голову в его сторону, что бы видеть его лицо. И глаза. И то, что будет в них, когда продолжение станет более, чем просто очевидным. Разорвав зубами упаковку презерватива, он тут же достал его и, быстро раскатав по члену, снова поднялся на колени и вернулся к тому, на чем остановился. Почти. Теперь, находясь между ног Барри, он не спешил склоняться к нему и целовать, не смотря на то, что очень хотелось. Он прижал ладони к его бокам, повел вниз, большими пальцами оглаживая живот, пока они не спустились к самому паху. Замер ненадолго. Потом все же наклонился к губам Барри и поцеловал его с той мягкостью и осторожностью, что должна была успокоить и показать, что все будет хорошо. Говорить по прежнему не хотелось. [float=right]http://s9.uploads.ru/GcYjv.gif[/float]Хотя, наверное, он должен был переступить через это и сказать что-то приятное, что бы не казаться тем, кому нужно только одно - горячее продолжение, после которого все станет чуточку сложнее. Для одного из них уж точно. Это всегда все меняет. Не важно, как ты к этому относишься и ждешь ли продолжения, внутри что-то меняется и это влияет абсолютно на все - на чувства, на мысли, даже на слова. Меняется отношение к окружающим тебя людям, отношение к себе. к привычным и некогда любимым вещам, к ненавистным ранее вещам и вообще всему, что тебя окружает. Ленни знал, каково это, и ему до безумия хотелось увидеть, как это произойдет с Барри.
Он коснулся его губ еще раз. Поднялся. Ладони вновь скользнули по бокам и впалому животу, переместились к бедрам и дальше. Он без труда разместил ноги Барри на своих плечах и, подтянув его за бедра, придвинул к себе ближе. Все это время Ленни старался не отводить взгляда от его глаз, даже когда это было очень сложно. Что-то непонятное читалось в них, от чего ему становилось еще более волнительно и жарко, а это здорово туманило остатки здравого рассудка, останавливающего от того, что бы просто взять и сделать, что хочется, чего жаждет его изголодавшееся по ощущениям тело и член, готовый взорваться под оберткой из латекса. Тянуть дальше не было смысла. Воздух начал тяжелеть и напряжение становилось все более ощутимым. Ленни наклонился вперед, опираясь на вытянутую руку, пока второй помогал себе ощутить плотное кольцо мышц, не желающее его впускать. Он облизал в момент пересохшие губы, лихорадочно соображая, что делать дальше. В это момент в голову пришло только одно, - Барри... эй, - тихо позвал он и даже изобразил подобие улыбки. От частого дыхание кожа на губах сохла в мгновение ока и если пока они целовались, все было в порядке. то сейчас старая рана расползлась в стороны от малейшего воздействия. Ленни облизал губы снова, но теперь уже машинально стирая с них каплю выступившей крови, - Все будет хорошо, ты слышишь? Будет немного больно, но это нормально. Потом станет легче и приятнее, я обещаю, - он попытался склониться ниже. Ощущая тяжесть чужих ног на плечах, это было не просто, но он все же поцеловал Барри в очередной раз, отстранился и тут же повел бедрами, слегка надавливая и протискиваясь между плотными мышцами. Немного, всего лишь самую малость, после чего подался назад, выжидая, а затем снова оказываясь в тесном плену чужого тела, на этот раз больше. Ленни был так сильно сосредоточен на этих действиях, что почти не отдавал себе отчета в том, что чувствует. Еще сильнее отвлекала его реакция Барри, но когда в очередной раз он, наконец-то, оказался в нем полностью, сдерживаемые до сих пор эмоции одним махом накрыли его, заставляя срывать на протяжный стон, тут же заполнивший пространство вокруг.

+1

24

Теперь он наконец расправился с неуверенностью в себе. Все что угодно мог поставить под сомнение, но только не себя самого. Ведь он оказался прижат разгоряченным и полностью обнаженным телом Леонарда Снарта не потому что случайно подвернулся ему на вечеринке, не ради забавы на потеху целой школы голодных до сплетен подростков. Потому что он нравился Ленни. Слова могли быть лживыми, ситуации могли быть подстроены, но обмануть реакции тела у него бы вряд ли получилось. И Барри завораживала эта своеобразная честность между ними. Когда не нужно было ничего объяснять, нервно пытаясь подобрать слова. Двигаясь на встречу друг другу у них получалось объясняться гораздо лучше. Больше он не хотел увидеть одобрение во взгляде парня, чтобы убедиться в том, что все делает правильно. Свой ответ он получил и так, едва не задрожав от ласкающего слух чужого стона. Он был не первый за эту ночь. Но именно сейчас Барри прочувствовал, как вызвал его сам, получив своеобразную толику влияния на парня, который совсем недавно казался ему недосягаемым. Такое опьянит кого угодно.
[float=left]http://s7.uploads.ru/t/EAk25.gif
[/float]Может поэтому он и смотрел на него так, будто вовсе не переживал о том, что будет дальше. Смело, конечно, с его стороны вообще предполагать, что на этом они не остановятся. Но все указывало на то. И слова Ленни, и взгляд, который он расценил по своему, однако уточнять ничего не стал. Решил, что заговорит, если вдруг окажется что он понял его как-то не так и слова все же не помешают. Пока же ему, казалось, они понимают друг друга правильно. А может нет. На какое-то короткое мгновение Барри даже подумал, будто парень ждет, что он его остановит. Глупое предположение, абсолютно не подходящее ситуации. Но было что-то во взгляде Ленни, что заставило его так подумать. Однако, даже если это и было правдой, он этого не сделал. Более того, спроси он его об этом вслух, Барри не изменил бы своего молчаливого ответа, пытливо ожидая того, что будет дальше. Не потому что был так самоуверен, или был готов настолько слепо довериться другому парню. На самом деле внутри него все пылало от противоречий. И в тоже время что-то подсказывало, что сомневаться не стоит, раз ему в самом деле этого хочется.
Но это вовсе не значило, что он не нервничал. Или что вид чужого обнаженного тела не вогнал его в краску еще сильнее. Хотя, казалось бы, куда уж больше? Но видимо его предел еще не был достигнут до того самого момента, пока взгляд не проследил за тем, как на вздернутом члене парня появилась резинка. И это официально стало самой возбуждающей вещью, которую он когда-либо видел. Ленни сделал это так легко, как будто далеко не в первый раз. «Конечно, не в первый!». Представить такого парня девственником было трудно, поэтому Барри и не пытался. Наоборот, осознание того, что хотя бы один из них точно знал, что вообще делает и что надо делать, чтобы все было в порядке, вселяло в него своеобразное спокойствие. Было бы куда сложнее, если бы они оба никогда ничего подобного не делали. Или нет? В любом случае, об этом Барри уже не узнает. Да и не хотел он знать, что было бы, если бы все было по-другому. Настоящее волновало его куда сильнее. И Ленни нравился ему именно таким, как сейчас, со всеми своими эмоциями и реакциями.
Целоваться с этим парнем было до жути приятно, это он уже хорошо уяснил. Но все равно тянулся за каждым новым соприкосновением губ так, будто до сих пор так и не смог как следует распробовать это ощущение. Может и никогда не сможет. По крайней мере, сейчас казалось, что это попросту невозможно. Что не хотеть его у Барри уже не получится. Не после всего того, что они уже успели проделать и собирались еще. Хотя по логике вещей после всего эта буря, внезапно возникшая внутри него, должна была успокоиться. Но ощущалось совсем иначе. Как будто этим он раззадорит ее лишь сильнее и уже никогда не сможет усмирить. Барри не считал себя романтиком. Реалистом, прагматиком да, но воображать вещи лучше чем они есть из слабо объяснимых побуждений…зачем люди таким занимаются? Ответа на этот вопрос он не знал, и все же сейчас слегка уподоблялся им, стараясь воспринимать каждое действие парня, как нечто более значимое или даже значительное. Быть может, дело было в первом разе, или в его ужасной влюбленности в Ленни. Хотя скорее это смахивало на своеобразную защитную реакцию. Ведь так у него было куда меньше поводов для волнений, если все это не что-то обыденное и простое, а имеющее свой особый смысл. Не то, чтобы у него от этого сердце не выпрыгивало из груди или дыхание перешло в размеренный темп, но все же было легче.
Пока ему все же не пришлось посмотреть правде в глаза. Или скорее услышать ее, отзеркаливая улыбку Ленни каким-то нервным жестом и машинально согласно кивая в ответ. Теперь отвертеться было трудно. Ровно как и воображать что-то другое кроме того, что только что описал ему парень. Оттого он слегка запереживал, выдохнув на чужие губы после поцелуя, будто не хотел чтобы они отдалялись. Как будто так мог оттянуть момент когда ему станет «немного больно». Не самая взрослая реакция, но другой у него не было. То, чего он так хотел, происходило прямо сейчас и именно с тем, с кем он этого хотел. Но будто не так, как он себе это представлял. Без бабочек в животе и страсти, застилающей глаза. Тогда в нем говорили слепые чувства, сейчас же он был сам за себя, понемногу втягиваясь в то, на что вот так внезапно решился. Ведь Ленни дал ему шанс отказаться. Но в какой вселенной он смог бы это сделать, даже если бы с ума сходил от страха перед неизвестным?
Хорошо, что с ним ему не было страшно. Больно тоже не было какое-то время. Было странно. Как перед любым новым опытом, который не вызывает у тебя совершенно никаких ожиданий, и оттого ты лишь жадно впитываешь каждое новое ощущение, согласно принимая его таким, какое есть. Даже если было не особо приятно. Или совсем не приятно. Настолько, что в момент достижения наивысшей точки испытываемых ощущений, когда его напряженное тело наконец сдалось и расслабилось, ему захотелось вскрикнуть от боли, с силой сжимая ладони в кулаки. И, кажется, он в самом деле это сделал, вытянув шею и прикрыв глаза. На какое-то мгновение ему даже стало ощутимо легче. Но он быстро опомнился, всполошившись и задышав чаще. Сарай стоял не настолько далеко от дома, чтобы они оказались в изоляции и их никто не услышал, если отсюда начнут раздаваться крики. Так что ему как минимум следовало быть по тише. Сместив голову слегка вперед, он хотел поймать взгляд Снарта, который и без того не мог увидеть четко, а в такой момент тем более, и все же пытаться это ему не мешало. Очертания его лица он видел достаточно хорошо и прекрасно понимал, что буря внутри не у него одного. Кажется, Ленни стонал? За собственной более громкой реакцией, он его едва расслышал. И все же знал, что это не было плодом его воображения. – Ты сказал «немного», - растягивая губы в улыбке шутливо пожаловался Барри, чтобы сгладить момент своей слишком бурной реакции, все еще хмуря лоб от сдерживаемых эмоций и звуча довольно сдавленно. На самом деле все было не так плохо. Уже. Кричать больше не хотелось, но приятного пока было мало. Хотелось, чтобы поскорее наступило это обещанное «потом», ради которого ему приходилось терпеть болезненные ощущения, жадно хватая ртом воздух. Казалось, внутри него случился пожар. Везде. Пламя уже разносилось по венам, проникая буквально в каждую клеточку его тела. И оттого Барри словно в лихорадке пытался надышаться кислородом и вместе с тем успокоиться. Кажется, он молодец, и самое сложное уже перенес, дальше ничего плохого просто не могло быть. Иначе из-за чего люди готовы терять голову? Что заставляет их переплетаться телами и тонуть в ощущениях, разделяя их с кем-то другим? На свой счет Барри и так знал ответ. И все же хотел распробовать то, что должно приносить не сравнимое ни с чем удовольствие. Ленни не стал бы ему лгать.

+1

25

И не только его. Сознание запоздало подкинула этот факт, но лишь слова Барри заставили обратить на него свое внимание, - Прости, - хрипло выдохнул он, нервно улыбаясь. Порыв успокоить Барри очередным поцелуем он тут же подавил, понимая теперь, что у парня и без того не слишком удобное положение. Во всех смыслах. От этой мысли Ленни бросило в жар, хотя, не только от нее, конечно. От одного взгляда на Барри он готов был забыть, что вообще происходит. Глупо, конечно, но от ощущений не сбежишь. И это при том, что освещение, слишком слабое для того, что бы увидеть все в мельчайших деталях, позволяло видеть лишь неясные очертания. Хотелось бы ему, что бы сейчас была не ночь, а самый солнечный свет из всех возможных в это время года, и что бы не пришлось всматриваться, а просто считывать эмоции с красивого лица и утопать в них. Опасное желание, потому как уже сейчас он испытывал нечто подобное, не в состоянии взять себя в руки. Зато в его руках было кое что более притягательное. Ладони удобно лежали на чужих бедрах, придерживая, оглаживая теплую коже, скользящую под пальцами так приятно и возбуждающе. - Прости, - что еще он мог сказать? И что мог сделать. Остановиться? Уж точно не теперь, потому что в этом не было бы никакого смысла. Они уже так много прошли для того, что бы закончить начатое, как полагается.
Ленни жадно втянул в себя побольше воздуха, словно собирался нырнуть или прыгнуть туда, где совсем не будет кислорода. Легкие обожгло, но все его внимание так и осталось приковано к Барри, чьи бедра он сжимал чуть сильнее, не давая и шанса на то, что бы сдвинуться с места. Двигался он сам, освобождая тело Барри от давления. Осторожно и так медленно, как только был способен в своем состоянии и, кажется, только теперь осознал в полной мере, насколько тесно было внутри этого парня. Слишком. Жар внутри его тела прокатился новой волной, выбрался наружу, скатился по позвоночнику, но отчего-то не обжигая, а холодя кожу и оставляя после себя щекочущее ощущение, постепенно исчезающее чуть ниже поясницы. Язык не заметно скользнул по губам. Ладони поднялись вверх по ногам Барри, оглаживая их, и тут же вернулись к бедрам, уже привычно впиваясь в податливое тело. Он думал, что сильнее этих ощущений уже ничего не будет, но как только он решил войти в него снова, они вернулись, умножившись в разы. Хриплый протяжный стон моментально сорвался с его губ, смешиваясь с чужим, и повис где-то в воздухе, не желая растворяться. Мышцы чужого тела сжимали его плоть так плотно, что казалось будто движение не возможно. Но все таки они впускали его и с каждым разом все легче и проще. Ленни чувствовал это, а когда и эмоции на лице Барри начали менять, если только ему не показалось, стало спокойнее, но лишь по части беспокойства за состояние парня.
[float=right]http://s5.uploads.ru/xufc1.gif[/float]Он остановился. Замер, прижимаясь пахом между ягодиц Барри, как будто боялся потерять это ощущение, и убрал его ноги со своих плеч, позволив им устроить на бедрах. От напряжения колени заметно ныли и потому, наклонившись вперед, Ленни испытал ощутимое облегчение. Перенеся вес своего тела на локоть, который опирался о постель, он касался телом тела Барри и это ощущение добавляло эмоций в и без того бурную гамму, переполняющую его изнутри. Теперь он мог гораздо больше. Он мог вновь ощутить губы Барри под своими, мог исследовать языком его рот, сталкиваясь в нем с языком парня, словно подначивая и предлагая поддержать эту игру, отвлекающую от неприятных ощущений. Он мог запустить пальцы в растрепанные волосы, не делая что-то необычное с ним, но чувствуя, как приятно они скользят по коже и путаются, стоит слегка сжать ладонь. Он мог другой рукой изучать чужое тело, начиная от шеи и плеч и опускаясь все ниже, проскальзывая между чужим телом и постелью, невольно прижимая Барри к себе чуть теснее. И, конечно, он много снова начать двигаться. По отдельности все эти действия и движения приносили немало удовольствия, но все вместе они создавали нечто невероятное и нестерпимо приятное. На столько, что даже сквозь поцелуи пробивались глубокие стоны, сдерживать которые не было ни сил, ни желания.
Сейчас не нужно было извиняться ни за то, что было в прошлом, ни за неудобства, которые он успел доставить Барри сегодня. Ленни чувствовал, что всего этого не нужно делать, потому что происходящее компенсировало все с лихвой. Никакие слова и обещания не могли дать больше, чем то, что происходило сейчас. Как будто между ними установилась какая-то особая связь, не похожая ни на одну другую, принадлежащую и понятную лишь им двоим. Быть может причиной тому было долгое ожидание и мысли, что переполняли его в течение последней недели, приведшие его в эо место, к этому парню. А, возможно, он почувствовал это сразу же, как только впервые увидел его или в тот раз, когда они первый раз поцеловались, а все остальное было лишь доказательством того, что этот момент неизбежен. Зачем задумываться о таком, когда можно просто сдаться и позволить ощущениям захлестнуть тебя с головой и принести столько счастья, сколько ты способен выдержать. И даже больше.
С каждым новым движением, с каждым неспешным толчком в чужое тело, с каждым прикосновением своих и чужих рук, с каждым стоном и поцелуем это чувство нарастало, заполняя собой каждую клеточку внутри тела и вне его, пока, наконец, не нашло выход одним единственно возможным способом. Ленни ощутил, как туго стягивает мышцы, будто на них плеснули кипятком или пропустили разряд, не смертельный, но достаточно мощный, что бы задохнуться не от боли, нет, от всепоглощающего восторга, сопротивляться которому он не смог бы, даже если бы захотел. Он все еще продолжал цепляться за Барри, как будто это могло помочь ему продлить удовольствие или сделать его чуть слабже, но это была лишь иллюзия. Пульсирующая в чужом члене плоть не оставляла сомнений в том, что все закончилось. Ну или почти все.
Ленни не хотелось покидать уютный кокон из соприкосновения влажной кожи с чужим телом, горячего дыхания и звуков, которые будто нарочно продолжали будоражить все внутри него, даже когда напряжение спало, он он все таки отстранился от Барри, тяжело дыша, и повалился на спину рядом с ним. Нужно было избавиться от резинки, что он сделал как можно скорее, потому что после этого они смогли бы продолжить. Или нет? Повернув голову, он взглянул на Барри, не в первый и, наверняка, не в последний раз, слизывая с губ следы их бесконечных поцелуев, - Ты в порядке? - должно быть, это был очень глупый вопрос, а может быть самый правильный из всех, что стоит задавать в такой ситуации, но в любом случае, он должен был узнать. Он хотел узнать.

+1

26

Он его ни в чем не обвинял, по крайней мере, не по-настоящему. Потому и не ждал, что парень все же скажет что-то такое в ответ. Одно слово. Короткое и совсем не новое, Барри слышал его много раз прежде, произносимым другими людьми, но никогда еще оно не имело такой эффект как сейчас. Обычно от этого не легчало так, как вдруг полегчало ему. Обычно это произносят в попытке загладить вину, но не подразумевая ничего особенного. А у Ленни получилось сделать из этого что-то вроде кодового слова, которое уже не несло за собой свое первостепенное значение. Так его воспринял Барри. Как некую подсказку к ощущениям другого парня. Ему важно, что происходило с ним сейчас. В самом деле. Поэтому он отреагировал так, а не как-то иначе. И Барри чувствовал это. В каждом прикосновении его пальцев, от которых по телу бежали мурашки.
Он все еще находился в своеобразном процессе осознания одного простого факта. Который и так был очевиден, но не для парня вроде него. Он вовсе не ненормальный, каким его нередко шепотом между собой называли одноклассники. С ним все более чем в порядке, а то и куда лучше многих, учитывая с кем он был сейчас. Наконец, рядом с ним появился кто-то, способный как следует показать ему это. Что он не придурок с книжками в обнимку, вызывающий недоумение у окружающих, он такой же как и все. Способный испытывать настоящие чувства к кому-то другому и чувствовать ответную реакцию. Он мог привлекать, мог нравиться, мог быть желанным. Настолько, что едва выдерживал этот стремительный напор из чувств и ощущений. Но каково бы ему не было, он не хотел, чтобы это прекратилось. И даже слегка запереживал, когда почувствовал что Ленни выходит из него, высвобождая горящие мышцы от жгучего давления. Неужели он все же заставил его остановиться? Минутная и совершенно неправильная мысль. И хорошо, что он ощутил это совсем скоро, не успев отреагировать так же ошибочно. Он вообще ничего не успел. Даже вздохнуть как следует, послушно выпустив весь воздух из легких вместе со сдавленным стоном. Ленни снова был внутри, и это все еще было непросто. Не так, как в самом начале. Тогда он оказался менее подготовлен к подобному. Сейчас же чувствовал себя чуточку храбрее, зная чего ожидать от проникновения.
И как хорошо, что он не мог видеть глаз Ленни настолько отчетливо, чтобы продолжать безжалостно покрываться пятнами алого румянца при каждом новом звуке, что неизменно вырывался из его груди в такт движений парня. Будь его зрение получше, он бы просто сгорел со стыда прямо у него на глазах.  Потому что, это странно, но происходящее начинало ему…нравиться? Ленни пока не делал ничего другого, однако, с каждым движением жгло уже не так сильно, пожар внутри медленно но все же угасал, оставляя после себя лишь горячительное тепло. Это его и смущало. Что стоны из болезненных переходили в просящие. От этого ему даже хотелось закрыть себе рот ладонью, сдерживая эти ужасно смущающие звуки. Такого он от себя не ожидал. Да вообще переставал узнавать себя с каждым мгновением все больше и больше. Как будто вместо прошлого него здесь и сейчас появлялся кто-то другой. Более раскованный. Чувствующий больше, чем он когда-либо мог себе представить. «Так вот оно как…».
Осознание настигло его слишком внезапно. Не успел он опомниться, как Ленни оказался совсем близко, будто чувствовал где именно и насколько был ему нужен. Такое положение их тел понравилось Барри гораздо больше. Оно нравилось и прежде, когда они не могли оторваться друг от друга, утопая в поцелуях, но сейчас дополнилось и другими впечатлениями. Ведь так он мог ощущать его каждой клеточкой своего тела. Потому что так, казалось, что Ленни был повсюду. Касался везде, позволяя чувствовать биение своего сердца, словно доверял что-то сокровенное. Сейчас все происходящее между ними казалось ему чем-то особенным, сродни какому-то секрету. Которой был только их, и оттого сближал их еще сильнее. Не только физически. Барри хотелось запомнить все это таким. Не череду болезненных ощущений, которые ему пришлось вытерпеть ради более приятного продолжения. Хотя и это, Барри был более чем уверен, уже никогда не сотрется из памяти. Каждое мгновение будто отпечатывалось в ней в мельчайший подробностях. По крайней мере, так ему казалось сейчас. Что всего слишком много, и он едва успевает впитывать чужие вдохи, смешивающиеся вместе с его собственные между застывающими на губах так и не нашедшими выхода стонами. Теперь он вновь оглаживал его тело своими ладонями, но делал это чуть более бессознательно и оттого куда свободнее, чем прежде. Кажется, ему нужно было делать так почаще. Отпускать себя, отключать голову, и будь что будет.
Что будет, было ясно с самого начала. Быть может все было предопределено с того самого момента, как он зашел в сарай и накинулся на него с обвинениями. Хоть Барри и подумать о таком не мог. Но сейчас предположения были излишни, все было предельно ясно и не предполагало ничего сверхъестественного. Но не для Барри. Одно дело понимать, чем все кончится, а совсем другое ощутить чужую разрядку прямо внутри себя, едва не задохнувшись от переизбытка разом наполнивших его чувств. В этот момент он напрягся до предела, а затем тоже расслабился, не в силах хоть как-то восстановить свое шумное дыхание. Если бы не доказательства, растекшиеся по его животу, собственная разрядка показалась бы ему игрой распалившегося воображения. Бледная кожа дрожала под липкими следами, пока сам он раскрасневшийся и тяжело дышащий медленно но верно приходил в себя. Ну вот теперь его можно было поздравить с долгожданной потерей девственности.
[float=left]http://s8.uploads.ru/t/sAgVi.gif[/float]Он был в полнейшем беспорядке. И морально, и физически. Всего все еще казалось слишком много. Реакции собственного тела поражали не на шутку, но то как их вызывал Ленни восхищало куда больше. Он не знал, что так бывает. Что все это не просто прикосновения от которых становилось хорошо. Есть и куда более интересный уровень жарких ощущений, от которых у Барри до сих пор захватывало дух. И все это только что случилось с ним. Только подумать. Он шумно выдохнул, пытаясь спрятать дурацкую улыбку, которая грозилась растянуться на губах, и провел ладонью по лицу, стирая выступившую на нем испарину. – Да, - он произнес это глядя ему прямо в глаза, устав избегать собственное смущение. Все равно ведь догонит. – Все хорошо, - не самое подходящее слово. Потому что «хорошо» звучало уж слишком безлико и неоднозначно. Просто хорошо? Нет, это нельзя было так назвать. Но из всех слов он почему-то выбрал именно это, все же улыбаясь совершенно несдержанно. После всего неловкости между ними просто не находилось места, и пользуясь моментом Барри слегка развернулся на своем месте, стараясь не совершать лишних движений, и потянулся к его лицу, пальцами осторожно касаясь кожи, пока не дернулся пораженно, натыкаясь на самую настоящую рану на губе парня. Она была здесь все это время? Как он умудрился не почувствовать, почему заметил только сейчас? Или это из-за него? – У тебя кровь, - он вроде бы утверждал то, что видел, но тон все равно звучал слегка вопросительно. Потому что произнести он хотел совсем не это, вопросов мигом возникло целое множество. Обеспокоенный взгляд соскользнул с лица перемещаясь вниз по телу, пока не остановился на еще одной находке, которую прежде в пылу чувств он так же невнимательно упустил. – Что это? – Синяк, очевидно. Причем внушительных размеров. Это уж точно не мог сделать он, никоим образом. И от вида увечья Барри заметно всполошился, приподнявшись на локтях, чтобы лучше видеть лицо парня. – Откуда? – пальцы осторожно прошлись по более темному и оттого выделяющемуся участку кожи на чужом теле. Почти невесомо, чтобы ненароком не навредить. А ведь он касался его все это время и даже не подозревал о том, что этим может причинить боль. – Ленни, - взгляд зеленых глаз смотрел неотступно, а голос будто упрашивал его заговорить в ответ. Потому что ничего хорошего подобное не могло за собой скрывать. И отчего-то ему не хотелось, чтобы это нечто продолжало от него скрываться.

+1

27

Приятная слабость во всем теле не позволяла забыть о том, что только что произошло, и не хотела отпускать, будто утягивая обратно в омут удовольствия и полного отсутствия каких-либо мыслей и Ленни не смог бы с точностью сказать, что из этого приятнее и лучше. Пожалуй, одно не могло существовать без другого и потому поддаться этой неге было так легко. Хотелось просто лежать, не двигаясь, продолжая улавливать легкие вибрации, щекочущие нервные окончания, закрыть глаза и отключиться, что бы сохранить ощущения, которые переполняли его до сих пор. Вот только вместе с этим желанием Ленни все еще чувствовал, что получил не достаточно. Наверное, так бывает, когда, наконец-то, получаешь желаемое и не разочаровываешься в нем. Хочешь продлить главные моменты и утонуть в них, испытывая нечто сродни восторгу от того, что другой человек находится рядом. Сейчас Барри был рядом и это одновременно успокаивало и будоражило все внутри него. Они только что переспали и это было прекрасно. Когда он ехал сюда, он представлял многое, но такого в его фантазиях точно не было, по понятным причинам. С другой стороны, разве не об этом он думал тогда, на вечеринке? Все ведь было более, чем очевидно. Их обоюдное влечение друг к другу невозможно было придумать. Все было по-настоящему. И никакой алкоголь не мог раскрепостить человека на столько, что бы он, забыв обо всем, решился на сближение. Ленни тут же вспомнил, как постоянно натыкался на Барри в школе, что создавало стойкое ощущение, будто он повсюду, куда не посмотри. Теперь это казалось еще более забавным. Его губы растянулись в улыбке, чуть ослабшей, когда он ощутил прикосновения парня.
Кровь? Он уже успел забыть об этом, но теперь, когда Барри заметил... у Снарта не было желания продолжать эту тему, но, кажется, он не подумал об этом, сбрасывая с себя одеяло и остатки одежды. Приоритеты, которые и не позволили бы ему поступить иначе, но теперь предстояло с этим разобраться. Как-то. Улыбка, так и не сходила с его губ, но когда Ленни проследил за взглядом Барри, она просто застыла. Он выругался, про себя, конечно, а потом поймал руку парня, притянул его к себе, что тот мог видеть только его лицо и ни что больше, и коснулся тыльной стороны его ладони губами, - Не удачно упал, не обращай внимания, - он говорил совершенно искренне, потому как то, что случилось с ним не стоило даже времени обсуждения, раз закончилось все так, как закончилось. Он потянулся губами к Барри, целуя его мяко, успокаивающе, хотя, вряд ли это могло помочь стереть те мысли, что неминуемо возникли в голове Ленни. Так легко было забыть о причине, по которой он тут оказался, но, наверное, ему не стоило этого делать. Причины всегда важны, как бы хорошо не было после и какие бы радужные картинки не рисовало разыгравшееся воображение о том, что будет после. Можно было отвлечься, забыться, притвориться, что все хорошо, но правда заключалась в том, что хорошо было лишь здесь и сейчас и глупо было надеяться, что это продлится долго. Ленни хотел бы отложить этот разговор до утра, но уже не в первый раз обстоятельства вынуждали его менять планы, ускоряя их на столько, что он едва успевал сориентироваться. Впрочем, он не имел права жаловаться. В первый раз все закончилось даже лучше, чем отлично.
Отстранившись от Барри, Снарт вздохнул. Всматриваясь в его глаза, он приложил ладонь к его шее и обгладил большим пальцем щеку. Разговор предстоял не то что бы сложным, но его исход волновал Ленни на столько, что он никак не мог решиться и подобрать подходящие слова. Это и правда было не просто, учитывая, что он все еще прижимал Барри к себе и чувствовал его всем телом. Тут и думать не нужно было. С большим удовольствием он бы просто продолжил наслаждаться их уединением и вернулся к тому, на чем они остановились, взяв вынужденную паузу, что бы отдышаться. Это было бы так просто. Барри уже был в его объятиях. Голый Барри, который сказал, что все хорошо. Он чувствовал себя хорошо после первого раза, так значит можно было надеяться, что и против продолжения он не станет возражать. Ленни усмехнулся этой мысли, но вместо того, что бы ее проверить, отпустил парня и поднялся. [float=left]http://s5.uploads.ru/P3XWr.gif[/float]Более нелепо он себя еще никогда не чувствовал. Ну, кто в здравом уме и твердой памяти станет добровольно отказываться от такого. Взгляд невольно скользнул по обнаженной фигуре Барри, язык по губам и он снова вздохнул, накинув на него одеяло, что бы не отвлекаться. Другим его краем Ленни прикрылся сам, усевшись на постели по-турецки, вновь оглядел Барри и себя и остался доволен. На одежду для деловых переговоров не тянуло, конечно, но уж точно помогало скрыть все, что могло отвлечь и, наверняка, отвлекло бы его от того, что он собирался сказать.
- Ты собираешься вернуться в город,  - кажется, к такому невозможно было подготовиться, так что Ленни начал без предисловий, - и в школу? - главный вопрос он задал, но просто сидеть и ждать ответа было слишком тягостно. Он должен был сказать еще что-то. Чувствовал, что должен сказать еще что-то, что поможет Барри принять правильное решение, ну или хотя бы то, что пойдет на пользу им обоим, - Мы же должны об этом поговорить, так почему не сейчас? Я понимаю, почему ты сбежал тогда из школы. Хотя, если бы не сбежал, мы могли бы все выяснить уже тогда. Но я был сильно удивлен, когда твои родители сказали, что ты вообще не хочешь в нее возвращаться. Это ведь не на совсем, верно? - Ленни вдруг подумал, что возможно сейчас как раз озвучил то, что будет происходить дальше и это ему не очень понравилось. совсем не понравилось, если уж говорить точнее. Он придвинулся ближе и, найдя руку Барри, взял ее в свою, - Будет не просто встречаться с парнем, который живет в четырех часах езды от дома.

+1

28

Кажется, он не на шутку разволновался, раз не заметил как назвал парня по имени в первый раз. Ничего сверхестественного в этом не было. В школе все его друзья так делали, а Барри же оставалось лишь завидовать молча, мечтая хоть раз просто заговорить с ним, даже не рассчитывая на полноценное знакомство. А потом оказалось, что Снарт тоже о нем знал. Тем вечером на вечеринке вокруг было столько знаков, а Барри их не замечал. Ослеп, как только Ленни подошел к нему, и просто не мог мыслить здраво. Но хорошо, что узнал обо всем теперь. Даже думать было страшно о том, что Ленни мог бы не приехать сюда. И тогда Барри бы продолжил пытаться вызвать у себя ненависть к парню, который разбил ему сердце. А потом бережно собрал все кусочки воедино, и стало даже лучше чем прежде. Хоть это и не поддавалось никакой логике.
Барри тоже не собирался поддаваться, не слишком доверчиво изогнув бровь на такое уклончивое объяснение. Это он со своей природной неуклюжестью и плохим зрением мог не вписаться в поворот и распластаться по полу, то и дело что-нибудь себе расшибая. Представить таким Ленни ему удавалось с трудом. Может конечно спортивная травма или… что-то другое. Наверняка, что-то другое. Но думать об этом с каждым мгновением ему становилось все труднее и труднее. Стараниями Ленни разумеется. К его собственной заслуге, он не очень-то сопротивлялся, хотя мог бы проявить характер. И заодно испортить момент. Пожалуй, сейчас это казалось важнее, раз парень попросил не продолжать эту тему. А еще реагировать иначе он пока не научился, в этом заключалась его главная проблема. Замечал ли это сам Снарт, но стоило ему потянуться к Барри, как тот мгновенно терял связь с реальностью, а реальность теряла для него свою значимость. Жесть. Но как ни странно сейчас это его не пугало. Скорее расслабляло лишь сильнее, заставляя желать большего. Поцелуй это хорошо. Очень хорошо. Но теперь-то он знал, что может рассчитывать на продолжение. Последствия которого его тело все еще медленно переживало, а между тем Барри тянулся за добавкой. Кажется, его первый раз поменял его в лучшую сторону. Это с какой стороны посмотреть, конечно. Но сейчас испорченным мальчишкой он себя не чувствовал. По крайней мере, пока приятное не прекратилось, а Барри так и замер с легким непониманием на лице. Ленни больше не хотел, или что-то не так?
Он хотел спросить об этом вслух, но голос у него так и не прорезался. Как будто произнеси он это, и проблема действительно материализуется из воздуха, а пока он молчит все еще может оказаться в порядке. Хоть и глупо было верить в подобное, наблюдая за действиями парня. Он никогда бы не подумал, что будет ощущать себя некомфортно накрытым одеялом. Все из-за странного ощущения разом возникшей преграды между ними, но в этот самый момент Барри не слишком анализировал собственные противоречивые ощущения. Ему хватало того, что Ленни не начал собираться у него на глазах, хотя было и такое нехорошее предчувствие, которое моментально развеялось, но неприятное послевкусие все же осталось. Что-то ведь все равно было не так. Понять бы еще что.
[float=right]http://sh.uploads.ru/t/zO8yn.gif
[/float]Хотя у него все равно не получилось бы. Скорее он бы выдумал сто и одну причину, почему Ленни вдруг переменился и сел рядом вместо того, чтобы продолжить начатое, чем угадал бы тот единственный верный ответ, который услышал от парня, как только тот заговорил вновь. От неожиданности у него широко распахнулись глаза, а дар речи забрался куда-то еще глубже, совсем не помогая выйти из положения. «Откуда он знает?». Ответ был прост, и Барри вспомнил бы о нем, если бы не пытался лихорадочно найтись со словами, которые хоть что-то смогли бы пояснить теперь, когда они выяснили, что Ленни не злодей и не устраивал ему этот школьный ад. «Ну, разумеется, родители». Больше и некому было его сдавать. И это мило, конечно, что они так откровенно беседовали с этим парнем, но будь они чуть менее разговорчивыми, и не было бы у Барри сейчас такой проблемы. Потом бы она все равно возникла, как Ленни и сказал. Не сейчас, так потом, но им пришлось бы об этом поговорить. Но к такому повороту он оказался не готов. Не после того, как этот парень поцеловал его, а потом завалил вопросами и сказал, что они… встречаются?
Вот эта информация поразила его сильнее всего. Барри даже на локтях приподнялся, невольно сжав ладонь Ленни чуть смелее в ответ. Сегодня вроде бы не Рождество, а до его дня рожденья еще далеко, чтобы судьба вот так заваливала его подарками. То есть, он конечно меньше всего хотел, чтобы после всего случившегося Ленни просто уехал восвояси, и дальше все сошло на нет. Они ведь выяснили, что нравятся друг другу, так что все логично? Еще как. Просто прежде Барри ни с кем не встречался, и оттого еще одно совершенно новое чувство охватило его всего, прежде чем он все-таки нашел в себе силы, чтобы хоть как-то на это ответить. – Тебе не придется ездить так далеко. Я люблю это место, но переехать сюда на совсем не готов, - таких планов у Барри и в самом деле не было. Он всегда ездил сюда навестить деда, но не больше. В этот раз приехал, чтобы залечить душевные раны. Но он еще не настолько разочаровался в жизни, чтобы заточить себя здесь до конца своих дней. У него было еще много неисполненных планов на будущее. Да и к тому же теперь в них появился Ленни. Многое менялось в это самое мгновение, и он чувствовал это буквально кожей, словно легкий порыв ветра. Даже в одеяло посильнее закутаться захотелось, но он не стал. – Я лишь взял перерыв, вернее родители настояли на том, чтобы я побыл здесь какое-то время. И может передумал менять школу, - наконец, он оторвал взгляд от созерцания пространства вокруг и поднял его к лицу Ленни, будто надеялся, что так им будет легче понять друг друга. – Они меня не поддерживают, потому что ни о чем не знают. А я… просто не хочу туда возвращаться, - если раньше главной причиной его нежелания переступать порог школы был Ленни и его команда, то теперь на первое место вышли все остальные одноклассники, которые все равно не дадут ему спокойно доучиться до конца года. Такие инциденты, как с его шкафчиком, у них случались редко, а потому не забывались. – Меня ведь съедят заживо, если я появлюсь там снова, - в лучшем случае. В худшем, его смерть будет медленной и мучительной, до самого выпускного. А этого Барри не хотелось от слова совсем. Он не планировал открываться перед ними вообще, и потому понятия не имел как с этим жить дальше. Но у него ведь был Ленни. Об этом он почему-то не подумал, но вот сейчас смотрел на него во все глаза, будто парень должен был дать ему ответ на этот терзающий вопрос. Что делать? Он мог оказаться куда опытнее в этом плане, ведь это не первая его школа. А сам он очевидно не первый его парень. От мыслей об этом стало немного горько, но он постарался отбросить их, проигрывая самому себе в неравной борьбе за ровное звучание собственного голоса. – Ты когда-нибудь переживал что-то подобное? В своей прошлой школе. Там тебя легко принимали, и ты мог… например, пройтись по коридору вместе со своим парнем, или никто об этом не знал? – он не хотел спрашивать об этом в лоб, заставляя Ленни рассказывать ему о своих прошлых опытах. И все же эта тема его волновала, потому и пример вышел таким конкретным, а голос предательски дрогнул на словах, которые мысленно казались ему самыми что ни на есть нейтральными.

+1

29

Такого он прежде не делал. Наверное, потому что никогда прежде не чувствовал, что должен. Вспоминая свою жизнь в Лос Анджелесе, Ленни не смог бы назвать ни одного случая, когда в его голову приходила мысль продлиться свои отношения с кем-то хотя бы на неделю или две. Слишком легкомысленно? Возможно. Но он ни о чем не жалел. Сейчас он тоже не хотел жалеть, но почему-то был уверен, что этого не случится. Странно, ведь они ничего не знали друг о друге, если разобраться. Еще несколько месяцев назад Снарт не знал о существовании Барри, а тот, естественно, понятия не имел о существовании Ленни. Они виделись в школе, как и все. Поцеловались. Переспали. Ни разговоров, ни встреч, ни попыток узнать друг друга получше, как обычно бывает. Как бывает у всех, наверное. Нет, Ленни точно знал, что так должно быть. И все же, у него произошло по другому. Если бы обстоятельства сложились иначе. если бы та вечеринка закончилась иначе, то, возможно... нет, не возможно. Ведь тогда он тоже хотел с ним переспать. Так же без разговоров, без встреч, без попыток узнать друг друга получше. Все произошло в обратном порядке, происходило так даже сейчас. но в этом была своя прелесть. Какая-то неповторимая романтика, которая будоражила кровь так сильно, что это казалось нормальным.
И вот теперь, после всего того, что уже успело произойти между ними, они все таки дошли до разговоров. Странно. И волнительно. Ленни смотрел на Барри и внутренне готовился к тому, что тот скажет. Мысленно он уже рисовал худший вариант развития событий и подбирал слова. которые еще должен будет сказать, что бы парень изменил свое решение. Но тот сказал, что никуда ездить не придется. Это вселяло надежду и, более того. уверенность, что все будет хорошо. Нормально. Или нет? [float=left]https://i.imgur.com/d4BzWlf.gif[/float]Он смотрел на Барри, улавливая каждое его слова и ощущая, что они с трудом ему даются. Ничего необычного - простые слова, в которых заключен простой смысл, но, вместе с тем, в них его было так много, что даже слушать их было не просто. Ленни не мог понять, откуда взялось это чувство, и только когда Барри начал задавать вопросы, до него начало доходить, что в словах Барри он слышит страх. Может быть не яркое его проявление, но отголоски были довольно четкие. Что он мог на это ответить? Только правду, какой бы она не оказалась в итоге.
- У меня никогда не было парня, - честно признался он, но тут же понял, что прозвучало это как-то двусмысленно, - То есть, у меня было много парней, но я никогда не ходил с ними по школе. Или где-то еще, - так было честнее, но все еще не слишком понятно, наверное, - Я ни с кем не встречался, если ты это имел ввиду. Но, да, мои друзья в курсе моей ориентации и школьные тоже, - этого вполне должно было хватить для ответа, но очевидно Барри ждал чего-то еще. Чего-то, что должно будет помочь ему понять, почему произошло то, что произошло и как с этим справляться. Ленни не был уверен, но предполагал, учитывая услышанное и то что разговаривали они в каком-то сарае на краю мира, а не в городе за чашкой кофе, - Я никогда не был в такой ситуации, как ты. Лос Анджелес совсем не похож на твой город, - он так и не привык называть Топику и своим городом тоже. Не собирался привыкать, ведь оставаться его жителем ему не придется долго, - Не говорю, что люди там все сплошь пупсики и ко всему относятся с пониманием, но там мало кому есть дело до других. Мне кажется везде так, только в маленьких городах развлечений меньше и люди ищут способ потешить свое эго и повеселиться за счет других людей. Это глупо, эгоистично и совсем не весело, но что поделать? Только убежать от этого невозможно, Барри, как не пытайся, - подобные слова слабо походили на утешительные, но Ленни не собирался на этом останавливаться. Ему хотелось сказать очень многое, еще больше пообещать, но он не думал, что имеет право делать это, ведь в конце концов все зависело от желаний Барри и его решений.
Мать часто говорила ему, что он рассудительный не по годам и не во возрасту взрослый. Отец так не считал, но откуда ему было знать. Он больше интересовался своей работой, хотя, и сына не оставлял без внимания тоже, но Ленни оно всегда казалось каким-то поверхностным. Мать давала ему больше. Люди, которые с ней работали, давали ему больше и, кажется, сейчас был самый подходящий момент, что бы проверить это на практике, - То, что случилось с тобой, это ужасно. Не потому, что именно с тобой сделали, а потому, что тебе сделали больно. В этом весь ужас. Тяжесть плохих поступков определяется лишь этим - какой след они оставляют в твоей душе. Со мной такого не случалось, но если бы случилось, я не стал бы убегать. Мама ни раз говорила мне, что если показывать людям свои слабости и страхи, то они обязательно этим воспользуются, они их почуют. Я думаю, что она права. Трудно быть храбрым, когда ты не такой, как все, но разве ни это главное? Быть особенным, не походим на других и отличаться от серой массы, которая нас окружает? Ты не сможешь изменить себя, потому что это не возможно. Не сможешь постоянно бегать и прятаться. И ты должен понять, что пока ты не решишь постоять за себя, любой сможет вытереть о тебя ноги и испортить твою жизнь, - звучало как-то слишком высокоморально, но наверное все тоже самое можно было сказать более простыми словами, - Ну, что они сделают? Снова разрисуют твой шкафчик? Изобьют? После того, что им устроил директор, вряд ли они захотят повторения. Ты же не думаешь, что они и правда тебя съедят? - после такого серьезного разговора хотелось свести все к шутке или хотя бы попытаться, - Если ты сбежишь сейчас, они будут думать, что победили, а значит, что были правы. Но ведь это не так. Если ты им не нравишься, то это их проблемы. Другое дело, если ты не нравишься самому себе. Ты можешь сменить школу, сменить город и образ жизни, но это навсегда останется с тобой. Но если ты покажешь, что принимаешь себя, что ты такой, какой есть, каким хочешь быть, то никто не посмеет в этом усомниться. Это просто. Тяжело и больно, но просто, - Ленни вдруг стало жарко. То ли от количества слов, которые он только что произнес, то ли от их смысла, но расставаться с одеялом он не спешил, - Ты что, совсем в себя не веришь?

+1

30

Кажется, это был первый раз за все время, когда они просто разговаривали. Не то, чтобы до этого они делали все молча. Скорее проблема заключалась в том, что это был первый их разговор, который Барри помнил. Ну и вряд ли тогда на вечеринке они успели хорошо узнать друг друга прежде чем добраться до поцелуев и слишком этим увлечься. Здесь же они тоже не особо преуспели в сближении не посредству физического контакта. Они вроде как успели выяснить отношения прежде чем…все случилось. Или это он так себя успокаивал, чтобы не чувствовать себя еще более странно, чем уже чувствовал. Да, такое разумеется было не в его духе. Все, что связано с Леонардом Снартом, было не в его духе. Что вообще было в его духе? Избегать проблем, пока они не рассосутся сами собой? Самое рациональное из принятых им решений. Потому что обычным подростком он не был. Не знал, как надо знакомиться, привлекать к себе внимание, чтобы кому-то понравиться. У него такого и в мыслях не было даже после того, как он осознал, что совершенно точно не просто так подолгу смотрит на этого парня. Его привычное поведение не слишком изменилось, кроме того, что он частенько ходил за ним попятам и смотрел исподтишка, пока все не становилось слишком очевидным. И вот теперь впервые заговорил о том, что в самом деле его тревожило с кем-то, кто был одного с ним возраста. Надо же, он делал успехи! Причем семимильными шагами, учитывая, что во время этой волнующей дружеской беседы он лежал абсолютно голый, все еще ощущая на себе последствия их близости. Кто этот парень и что он сделал с Барри Алленом?
[float=right]http://sd.uploads.ru/t/ZIOz4.gif
[/float]Этот вопрос стоило задать и Снарту. Или нет. Сейчас определенно не стоило, потому что перебивать его в такой момент ему бы и в голову не пришло. Что творилось в его собственной голове прямо сейчас тоже не поддавалось описанию. Еще большая сумятица, чем до этого. Не было парня? Много парней? Один ответ хлеще другого, и Барри уже не был так уверен, что вообще хочет это слышать. С тем, что в отличии от него самого Ленни не был девственником до того, как они переспали, он вроде как смирился. Вроде как. А еще до этого Ленни не был сторонником отношений, что определенно должно было обрадовать его. Ведь ему он только что сказал, что они будут встречаться. Господи, почему все так сложно? Почему его первая любовь не могла быть простой и понятной, постепенной и размеренной? Почему ему нужно было учиться плавать прямо походу дела, все больше и больше удаляясь от безопасного берега? Потому что это был Ленни. И он все равно тянулся к нему даже после того, как услышал совсем не то, на что рассчитывал.
У него в самом деле не было никого другого, чтобы обсудить произошедшее. Во-первых, друзей у него не было, а теперь тем более не будет после всего, что случилось в школе. Во-вторых, родители хоть и были его опорой и поддержкой все эти годы, не знали о том, что их сын гей. Потому он не мог прийти к ним и сказать, что его «раскрыли» и он не знает, что теперь делать. Поэтому Ленни и оказался лучшим кандидатом. Хоть он и не пережил, что-то подобное. В глубине души Барри и не надеялся, но все равно почувствовал себя немного одиноко, когда услышал, что в жизни Ленни все было совсем иначе. Вот почему он так сильно выделялся на фоне всей школы вместе взятой. Он был словно из другого мира, мыслил иначе, вел себя совсем по-другому и этим не мог не вызывать ответную реакцию. Хотя природное обаяние тоже нельзя было списывать со счетов. Но сейчас Барри думал не об этом, а о том как сильно он хотел бы стать частью того мира, из которого Снарт сюда приехал. Чтобы больше не быть тенью, не бояться разговоров с другими людьми и их реакции на такого, как он.
Чем больше Ленни говорил, тем сильнее становилось понимание того, что он просто устал. Устал бояться быть тем, кем является. Устал прятаться и подстраиваться под ситуацию словно хамелеон, но не для того, чтобы напасть, а просто чтобы исчезнуть. Больше он этого не хотел. В кой-то веке его жизнь получила шанс измениться к лучшему. В ней появился парень, который спутал ему все карты и вместе с тем показывал, что справляться с трудностями так, как делал он, просто нельзя. Ни к чему хорошему это не приведет. Ему уж точно не полегчает в новой школе, если он так и не осмелится посмотреть своим страхам в глаза. Продолжит бояться и прятаться. И становиться еще более несчастным, чем был прежде. Ведь Ленни рядом не будет, а это значит, что он снова останется один. Один в своем непробиваемом панцире, из которого вряд ли кто-то еще сможет его вытащить. Вряд ли он кому-то позволит, помня о том, какие чувства и эмоции вызывает в нем присутствие этого парня, который кажется был умнее, чем казался, учитывая компанию которая таскалась за ним. Ленни не был таким, как они. И с каждым мгновением он убеждался в этом лишь сильнее.
- Верю, - он произнес это глядя ему в глаза слегка охрипшим голосом, но взгляда так и не отвел. Это не упрямство из принципа, он и правда верил. Со стороны такого о нем не скажешь. Самый неприметный парень в школе, что у него могло быть с самооценкой? Однако, он не считал себя ничтожеством, которое заслуживает того, что с ним случилось. Потому и не мог понять, почему, зачем, за что? Барри не нравился этот город и люди в нем. Не нравились недалекие одноклассники и прочие глупости, которые так или иначе засоряли его жизнь. Он этого просто не понимал. Но не думал, что застрянет с ними на всю свою оставшуюся жизнь, проведя ее в гордом одиночестве, наедине с книгами, которые ничего от него не ждали и не требовали какого-то «обычного» поведения. Он хотел совсем другого будущего для себя. И может Ленни был прав, и пришло время сделать первый шаг к достижению желаемого?
- Наверное ты прав, а я слишком драматизирую, - он усмехнулся, все же отводя взгляд в сторону. Представлять одноклассников зомби, которые хотят на него накинуться было даже смешно, отчего Барри заметно полегчало. Но еще легче ему стало от мысли, что он все еще держался за ладонь Ленни, и мир от этого не перевернулся с ног на голову. Все было нормально. Насколько нормальным вообще могло считаться то, что происходило между ними. – Просто я оказался не готов к тому, что они узнают. Мне по сути никогда не было дела до того, что обо мне думают другие, но быть в центре всеобщего внимания… это не для меня, - большую тайну он ему не открыл, это и так знали все без исключения в их чертовой школе. И если компания Ленни и могла рассказать ему о нем что-то, этим чем-то должна была быть именно эта информация. – Но мне стоило подумать об этом раньше. До того, как влюбляться в самого популярного парня в школе, - он улыбался произнося это. Ужасно смущался, но все равно произнес то, что испытывал все это время. Признание за признание. Ленни был откровенен с ним, теперь была очередь Барри. По крайней мере, он так чувствовал. Что задолжал ему немного честности и правды. Не просто же так он за ним следил. Не просто так пошел на ту вечеринку. И выяснять отношения пришел тоже не из желания испытать собственные нервы на прочность. Только эти безудержные чувства могли подтолкнуть его ко всем этим подвигам, которые просто не могли не окупиться, даже если он сам едва верил в то, что в конечном итоге это все же сработало. – Прости, что судил тебя по чужим поступкам. И наговорил тебе столько... - он посмотрел на него в надежде на то, что в самом деле увидит прощение в его взгляде, но быстро передумал и отвлекся на их все еще переплетенные пальцы. Для верности накрыл их своей второй ладонью, будто хотел удержать вот так. Будто это должно было значить больше, чем он вообще мог ему сказать. – Ты этого не заслужил. И поначалу я поверить не мог в то, что ты это подстроил. Я… - он так много еще хотел ему сказать. Еще о большем хотел спросить, потому что катастрофически мало знал об этом парне. И это еще одна причина, по которой у него все же получилось выдумать невесть что о нем. Но он хотел это исправить, действительно хотел узнать его получше и все еще не мог поверить в то, что теперь у него будет такая возможность. – Я так рад, что ты приехал, - Барри улыбался говоря это, но разумеется подразумевал не сам факт появления Ленни здесь на ферме. Не только его. Он скорее хотел сказать обо всем и сразу. Что рад, потому что они поговорили вот так откровенно сейчас, раскладывая ворох его проблем по полочкам. Еще больше радовало то бурное выяснение отношений, в котором он так отчаянно нуждался. А о том, что они сделали после, он не жалел тем более. Даже с учетом того, что трех свиданий у них не было. Ни одно не было, что уж там. Но от этого менее ценным то, что было между ними не становилось. Быть может это действовало с точностью до наоборот, иначе почему Барри так отчаянно цеплялся за это едва успевшее появиться «их», что-то общее и доступное только им двоим? – Знаю, ты должно быть не планировал тут ночевать и вообще… но может останешься еще на пару дней? А потом, обещаю, что вернусь в школу. Дед точно не будет против. Я постелю тебе запасной матрас в своей комнате, - хотя и так было ясно, что он им не пригодится. – Мы могли бы узнать друг друга получше и провести немного времени вместе, как…сейчас, - он не имел в виду разговоры, поэтому сейчас произнес с нажимом, чтобы Ленни точно его понял. Главное, чтобы он не один этого хотел. И чтобы у парня не было других неотложных планов. – Что скажешь?

+1

31

Весьма поучительная вышла речь. И это не смотря на то, что учить Ленни собирался меньше всего. В конце концов, каждый сам должен решать, как он хочет прожить свою жизнь и какими сложностями и проблемами ее отяготить. По большей степени люди ведь сами создают себе сложности. Слишком много думают о чужом мнении, слишком часто прислушиваются к тем, кто этого не заслуживает, слишком долго не решаются признать, что отличаются от других и потому не должны пытаться стать такими же, как остальные. Много всего. Но, пожалуй, понять такое и правда не просто. Уж точно не парню из Канзаса. Ленни повезло. Он вырос в мире, где такое понимаешь быстро. Учишься понимать, иначе просто напросто рискуешь превратиться в ничто и похоронить все свои надежды и мечты под ворохом ежедневных проблем и забот. За это он должен был сказать спасибо матери и поэтому он не хотел приезжать сюда, тем более в последний год обучения в школе. Не хотелось терять несколько месяцев на жизнь, которой он никогда не хотел жить, и на людей, которые никогда не станут ему близки. Последнее, впрочем, Ленни осознал совсем недавно. Он не был высокомерным, по крайней мере не на столько, что бы не замечать вокруг себя тех, кто был ниже по социальному статусу или же по каким-то еще параметрам. Наоборот. Он искал таких людей, искренне полагая, что в них больше душевной теплоты и понимания. Что ж, оказалось, что это не так. Он ошибся. Не беда. Ведь он нашел Барри, и представить, что он станет насмехаться над кем-то или, того больше, издеваться, как поступили с ним, было просто невозможно.
- Я первый это сказал, - Ленни тихо рассмеялся, многозначительно глядя на Барри, но тот, кажется, и не собирался его понимать, - Черт, ты же не помнишь, - сокрушенно вздохнул он, от досады прикусывая нижнюю губу, - Я такой дурак. Решил, что так будет веселее, а теперь ты еще и извиняешься. Не надо. Я бы на твоем месте тоже так подумал. [float=right]https://i.imgur.com/wuozeXH.gif[/float]Если бы ты знал меня получше... в общем, если тебе так спокойнее, то мы оба напортачили, - это было исключительной правдой. Ленни винил себя во многом - начиная от организации той самой вечеринки и заканчивая тем, что не успел поговорить с Барри до его побега. Что по сравнению с этим мысли парня, который обвинил тебя во всем случившемся? Тоже чистая правда, на которую нельзя было обижаться, а значит и прощать было не за что. Однако, спорить Ленни не стал. Сейчас ему меньше всего этого хотелось. Он переваривал слова Барри с плохо скрываемым удовольствием, хотя и была в них какая-то грусть. Впрочем, скорей всего это были лишь ощущения Ленни, от которых он никак не мог отделаться.
Он ведь не солгал Барри, когда сказал, что у него было много парней. Мог бы, но почему-то хотелось, что бы между ними все было прозрачно на сколько это вообще возможно, раз уж с самого начала вышло совсем наоборот. Так вот, парней было много и за свою почти двух годовалую активную личную жизнь Ленни чего только не видел и не пробовал. На вечеринках, которые устраивали друзья матери, друзья друзей и друзья друзей друзей не было разве что оргий, хотя. он готов был поклясться, что некоторые из них назвать иначе просто язык бы не повернулся. Блистательный и фееричный мир моды и глянца - всем плевать на возраст и правила. Возможно, Ленни устал от подобного. Устал от плотоядных взглядов, за которыми скрывалось одно единственное желание - обладать. Устал растрачивать себя по частям, понимая, что за этим не стоит ничего, кроме простого физического влечения и жажды приключений. Странно убегать от подобного в его возрасте, но ему хотелось перемен. Может быть еще не осознанно, где-то глубоко внутри, но он искал их и вот, нашел.
- Ты просишь меня остаться? - не то что бы Ленни не понял то, что Барри только что произнес и о чем просил. Скорее, он понял это слишком хорошо, но менее неожиданным это не стало. Остаться на этой забытой богом ферме, - Потрясающе, - Ленни вдруг вспомнил, как добирался сюда и что ближайший более менее приличный магазин находится в нескольких милях, что их окружает лес, поля и куча живности, с которой он просто не готов встретиться. А еще дед Барри. Мужчина хоть и показался ему довольно приветливым и добродушным, но что будет, если он из вынужденного гостя превратиться в полноценного? Узнавать ответ на этот вопрос он, почему-то не хотел, как и на многие другие, как не торопился отвечать сам. Вместо этого он прилег рядом с Барри, выпустив его ладонь из своей, и просунул под ним руку, что бы голова парня оказалась на его плече, а он смог обнять его, прижимая к себе и касаясь щекой растрепанных волос, - Между прочим, здесь не так уж плохо, учитывая компанию, - стоило сказать, если рассматривать только компанию, но быть на столько категоричным Ленни не хотелось. Зачем обижать это место, если кому-то оно все таки нравится. Барри ведь сказал, что любит его, хоть и не готов сюда переехать, - Но это уж очень сильно смахивает на шантаж, - он усмехнулся и подтянул Барри так, что бы тот оказался ближе, почти лежал на нем и почти касался его лица губами, - Очень заманчивый шантаж, что б ты знал. Поцелуй меня и я подумаю, - на самом деле, думать ему было не нужно. Не скажи Барри всего этого, он бы уговорил его вернуться в город не дожидаясь утра. Однако в его предложении и правда было много чего заманчивого. Ни школы, ни тупых одноклассников, ни родителей, ни других людей, которые могут и будут мешать им, наслаждаться друг другом. После возвращения придется себя сдерживать, но здесь и сейчас Ленни ощущал себя совершенно свободным, и если уж оставаться, то именно в том положении, в котором был сейчас.
- Твой дед правда не будет против? - он спросил, не скрывая лукавой улыбки, - Но матрас вряд ли понадобится. Мне нравится этот сарайчик. Будешь пробираться сюда по ночам, что бы дед не заметил. Та-а-ак романтично, - рассмеявшись, Ленни потянулся вперед и на этот раз сам поцеловал Барри, мягко касаясь его губ своими. В противовес этому, почти невесомому прикосновению, его ладонь скользнула вниз по спине парня, а после пальцы спустились к его ягодицам и ложбинке между ними, оглаживая гладкую горячую кожу, - Только с утра нужно будет прокатиться до магазина. Купить кое что необходимое. Поедешь со мной? - он все еще продолжал поглаживать задницу Барри, не двусмысленно намекая на то, что именно им может понадобиться в случае, если они здесь задержатся. Вторая рука проворно скользнула к чужим волосам, пальцы тут же запутались в густой шевелюре, а губы настойчиво изучали линию подбородка и скул, шею и мочку уха, которая так и напрашивалась на то, что бы ее поддели кончиком языка и слегка оттянули, осторожно прикусив зубами.

+1

32

А вот это было по-настоящему обидно. То, что по такому ужасному стечению обстоятельств он не помнил слов Ленни. Важных слов, которые теперь казались какой-то невозможной драгоценностью, которая оказывается была у него, но он умудрился потерять ее там, на пьяной вечеринке. От мыслей об этом у него даже слегка изменилось выражение лица. Все-таки не каждый день ему говорили, что в него влюблялись. А такие, как этот парень, и вовсе никогда бы этого не сказали. Если бы по счастливому стечению обстоятельств он не оказался бы в их богом забытом городе. И все равно не помнить было обидно. Впервые за все время он в самом деле жалел, что в последствии всплывшие воспоминания о той ночи были слишком размытыми и несфокусированными, чтобы в них задержалось хоть что-то значительное. Конечно, тогда-то ему каждая мелочь казалась целым событием века, а сейчас он бы предпочел оставить себе только некоторые моменты. Вроде и не так стыдно, но и на сердце тепло.
Ладно, все же ему было грех жаловаться, лежа под одним одеялом с Ленни и слушая приятный баритон его голоса. Раньше ему доставались лишь отголоски издалека, а теперь все было для него. Что могло быть прекраснее? Только поразительное осознание того, как сильно этот парень не вписывался в интерьер хоть и крепкого, но довольно старого сарая на ферме его деда. И это при том, что Ленни и в школе заметно выделялся на общем фоне. Сейчас же картинка и вовсе виделась едва ли не сюрреалистичной, оттого Барри искренне ею наслаждался, жалея, что потратил большую часть своей жизни на книги и учебники, а не на кисти и краски. Тогда он мог бы запечатлеть этого невозможного парня в пастели, аккуратными мазками повторяя каждую черточку его лица. Ведь уверенности в том, что Ленни согласится остаться у него пока не было. Скорее нет, чем да. Он вообще не понимал, на что надеялся, спрашивая его о чем-то подобном. Просто поддался желанию продлить то хорошее, что внезапно случилось в его жизни, как можно дольше. Даже если нельзя. Так что он заметно переживал, всматриваясь в лицо парня, пока у него была такая возможность, и воображая себе все эти глупости с красками только чтобы отвлечься и не разнервничаться окончательно. Отказ был бы ожидаем, но больно ударил бы по его и без того не высокой самооценке. Но к счастью переживать было не о чем, снова, и он тут же расслабился в его объятьях, ощущая как по венам растекается горячая волна. Все же к такому он еще не привык. Слишком много всего нахлынуло сразу от одних только обнимашек под одеялом, отчего ему стало почти стыдно.
Почти, потому что не он один был виноват в этом. Ленни здорово помогал ему вновь потерять над собой контроль. По чуть-чуть. Но для Барри и самой малости было достаточно, чтобы сорвало крышу. Потому он немедленно полез целоваться ради благого дела, не успев обратить внимание на легкую тень смущения, которое все еще следовало за ним по пятам. Чтобы он сам тянулся целоваться? «А ты уверен, что после этого он не разочаруется и не захочет уехать еще раньше вместо того, чтобы продлить выходные?». Откуда в нем взяться уверенности? Но не сделать этого он не смог, хоть полноценный поцелуй у него и не вышел. Это скорее походило на шутливое соприкосновение губ. Но чувственное соприкосновение. Надо же с чего-то начинать. А это уже большой шаг вперед. Огромный, без шуток.
И Барри очень скоро стало не до них. Совсем. Хотя Ленни продолжал быть ужасно игривым, заражая и его этим самым настроением. Но у него самого делать это с такой же легкостью едва ли получалось. Он безбожно краснел от мыслей о том, что ему в самом деле придется приходить сюда тайком, с замиранием сердца минуя спальню деда. «Боже, это какое-то безумие!», только это крутилось у него в голове на повторе, пока он слушал Ленни, ощущая его дыхание прямо на своей коже, чувствовал его прикосновения и мягкий поцелуй, окончательно убедивший в том, что его, черт возьми, парень! не собирается уезжать завра же. Как же круто поменялась его жизнь всего за одну ночь. Теперь было даже интересно, что подарит завтрашний день, а потом и еще одна ночь, и еще… Кажется, он сходил с ума от одних мыслей об этом. Как мало же ему было для этого нужно. Хотя, может и не так уж мало, учитывая, что творил с ним Ленни, совсем не способствуя мысленному просветлению. Наоборот, никаких приличных размышлений в его голове не осталось. Вообще ни одной мысли, если уж быть точным. А все потому, что проворные пальцы парня оказались куда более смущающей вещью, чем возбужденный член, который в нем побывал. Барри заметно напрягся и едва дышал, ощущая столько всего и сразу. А еще вчера он думал, что никогда не целовался, просто потому что этого не помнил. Но эту ночь он точно запомнит во всех мельчайших подробностях, или по крайней мере постарается, отдаваясь каждому мгновению целиком и полностью.
[float=right]http://s8.uploads.ru/t/IDFXT.gif
[/float]Настолько, что он и не заметил, как невольно закончил их поцелуй и заговорил, когда до него действительно дошло, на что должно быть намекал Ленни. Первой мыслью была пресловутая одежда или средства гигиены, но из-за них точно не следовало тратить бензин, Барри был бы только рад обеспечить своего гостя всем необходимым. Своего парня. Нет, все еще странно звучало, даже мысленно. Но потом он почувствовал характерный жар внизу живота и на радостях выдал такое, за что тут же пожелал провалиться сквозь землю. В сено. Да куда угодно, лишь бы умереть со стыда там, а не на глазах у Ленни. – Ехать не обязательно. Зря ты отказался от матраса. Потому что он в моей комнате, а там в тумбочке… - дальше можно было не продолжать, уж этот парень должен был догадаться куда быстрее о ее содержимом, которое сводило Барри с ума всякий раз, когда он по невнимательности начинал в ней что-то искать и натыкался на довольно интересные находки. – Это не… - «не то, что ты подумал». Хотя что тут думать. Он подросток с сердобольными родителями, которые не устают надеяться и верить. И в кой-то веке их потуги позаботиться о нем окажутся действительно полезны. – Отец дал их мне, чтобы… - понятно для чего. Но он все еще ужасно смущался говорить об этом. К слову, при отце он мялся и краснел куда сильнее. С Ленни все же было проще, в каком-то смысле. Но и сложнее тоже, потому что…он еще не настолько привык к новому статусу их внезапно начавшихся отношений, чтобы без проблем рассказывать о таком. И это с учетом того, где сейчас находились руки его парня. Хотел бы он знать, что именно с ним не так, но в неведении ему жилось куда спокойнее.
Дожидаться хоть какой-то ответной реакции у него просто не хватало никаких нервов, потому он совершил еще одну ужасно смелую вещь за эту ночь. Вот так внезапно. Поцеловал Ленни снова. Ну то есть попытался, но это заявление уже гораздо больше тянуло на настоящий поцелуй. Устроив ладонь на его щеке, он потянулся к нему со всем отчаянным желанием, какое только было в нем, заглушая в этом решительном соприкосновении все лишние эмоции вместе взятые. И плевать, что сердце колотилось в груди как сумасшедшее. Он чувствовал себя лучше, чем когда-либо в жизни, ни в чем не сомневаясь, а просто делая то, чего хотел на самом деле. Быстрее, чем успел бы передумать, вот как это работало. Раз, два… и на три он целовал его, пытаясь повторить те невозможные вещи, которые Ленни выделывал своим языком у него во рту. И, хоть он и делал это далеко не на пятерку, но по крайней мере явно заработал внушительный плюс за старания.

+1

33

Это было потрясающе. Не сам момент, хотя, и он тоже, а то как Барри вел себя и как менялись эмоции на его лице, когда он говорил о том, о чем, очевидно, говорить не привык. Ленни едва сдерживал улыбку, а потом и пытаться перестал, потому что это казалось невозможным. Вглядываясь в лицо парня в темноте он ловил себя на мысли, что улыбается не зависимо от своих мыслей или от слов, сказанных Барри. Невозможно было оставаться равнодушным, глядя на него. Это Снарт уяснил и довольно четко. А еще, что ему невероятно повезло. Не потому, что парень был наивным и невинным и не мог сравнить то, что между ними случилось с  чем-то подобным, оценивая при этом и делая выводы. Конечно, Ленни в себе не сомневался, но ведь не в этом дело. Вся особенность заключалась в том, что Барри позволял ему испытывать то, что он никогда прежде не чувствовал. Возможно, это было надуманно, понято не правильно, слишком поспешно и опрометчиво, но уж слишком сильно нравилось Ленни, что бы сопротивляться. Он не хотел и потому с готовностью отвечал на очередной поцелуй парня, понимая, что не обманул его сказав, что не отпустит. Уж точно не сейчас. И не потом, если повезет, а им повезет, в этом Ленни не сомневался...

Он так и не смог заснуть. Не выпуская Барри из своих объятий до самого рассвета, он не смог сделать этого и после, когда ни у одного из них не осталось больше сил и единственным правильным продолжением ночи казался безмятежный сон. Парень так и уснул на его плече, а вот самому Ленни спать не пришлось. С первыми лучами солнца, проникающими сквозь щели в стенах сарая, все вокруг превратилось в какую-то жуткую какофонию из звуков, к которым Ленни не был готов. Он был уверен, что и Барри это слышит, но оказалось, что беспокоился только Снарт. Впрочем, не слишком долго. Испортить его настроение сейчас не смог бы никто и ни что. Он просто лежал, смотрел на спящего Барри и улыбался. Снова. Губы горели от нескончаемых ночных поцелуев, но это ничуть не смущало. Ленни нравились эти ощущения и нравилось то, что он видел. Он мог бы лежат так хоть весь день, жаль только, что тело было с ним не согласно и требовало к себе внимания. Осторожно высвободив руку, он поднялся. Так же осторожно оделся, хотя, догадывался, что если все эти невыносимые звуки не разбудили Барри, то уже ничто не сможет.
Оказавшись на улице, Ленни осмотрел двор. Сейчас он выглядел как-то иначе, совсем не так, как он запомнил, но это легко было понять. Рассветные лучи солнца делали местность вокруг какой-то нереальный, а, быть может, это делало его сознание, затуманенное счастьем. Кто знает? Зябко кутаясь в толстовку, Ленни раздумывал, куда ему идти. Наверняка в это время дед Барри тоже спал и тревожить его в доме было не то что бы не правильно, но как-то... страшно? Да, пожалуй, Ленни побаивался старика и в особенности его реакции на то, что он может узнать. Наверное он бы и продолжал так стоять в нерешительности, в конце концов попросту вернувшись обратно в сарай, но оказалось, что по поводу Томаса он ошибался. И насчет сна, и насчет страха. Беспокоить деда не пришлось, он сам вышел к нему навстречу, не слабо удивившись, что парень поднялся в такую рань, в отличие от Барри, который все еще спал... в своей комнате. Ну да, Ленни не спешил его в этом переубеждать и посвящать в подробности, к тому же, от него этого и не требовалось. Томас предложил ему зайти в дом и позавтракать, а после мимоходом сообщил, что уезжает на соседнюю ферму и им придется до вечера справляться самим.
Ленни стоило больших усилий не показывать, на сколько его радовали подобные новости. Не то что бы он был против старика, но понятное дело, что без него было бы лучше. Усевшись на крыльце, он не спешил пользоваться гостеприимством и терпеливо дождался, пока пикап Томаса скроется из виду. Вот теперь можно было и воспользоваться его предложением. У Ленни была возможность осмотреть дом, но теперь он сделал более тщательно. Первым делом отыскал ванную, что бы хоть немного освежиться и прийти в себя после бурной ночи. Помогло это слабо, но все же чувствовал он себя гораздо лучше, чем до прохладного душа. Хорошо было бы выпить еще и кофе, и вот эта мысль засела у Ленни в голове основательно. На кухне он уже был вчера и наблюдал за тем, как хозяйничал Томас, так что ему не составило большого труда отыскать все необходимое для завтрака. Впрочем, как только он это сделал, в голову закрались сомнения. Сомнения в том, что он хочет делать это в одиночестве. Сопротивлялся им Ленни не долго. Гораздо дольше он готовил завтрак и пытался уместить его на деревянном подносе, который будто специально ждал его в одной из кухонных тумбочек.
Быстрее всего Снарт справился с кофе. Блины с черникой, бекон и яйца заняли чуть больше времени, но результатом Ленни остался доволен. Едва не захлебнулся слюной, пока делал все это, но был доволен. [float=right]http://sh.uploads.ru/K8pDH.gif[/float]Однажды, еще в Лрс Анджелесе, в один из тех вечеров, когда они со Сью торчали у нее дома, они мечтали о том, каким должен быть идеальный первый раз. Смешно, поскольку у обоих он уже случился, но явно не дотягивал до идеала, как потом оказалось. Поняв это, они оба долго смеялись, придя к выводу, что не тех партнеров они выбрали, но теперь у Ленни была возможность воплотить свою мечту в реальность, надеясь, что она станет исполнившейся мечтой Барри. Об этом можно было долго размышлять, но узнать наверняка был лишь один способ. Вместе с подносом Ленни отправился обратно в сарай. Он не видел себя со стороны, но был уверен, что выглядит до крайности забавным, если не смешным. Попытки удержать содержимое подноса на его поверхности требовали гораздо больше усилий, чем он предполагал, особенно когда приходилось открывать дверь, и не одну, а потом еще и подниматься на верх, где все еще спал Барри.
Дальше стало проще. Поставив поднос прямо на сено рядом с постелью, Ленни вновь прилег рядом с парнем и снова принялся разглядывать его умиротворенное лицо. Так близко при дневном свете он видел его впервые, но уже влюбился в эту картинку и не решался ее испортить. Подстегивало его лишь одно - остывший завтрак и кофе удовольствие ниже среднего, - Барри, - сначала он позвал его, тихо-тихо, как будто все еще боялся разбудить. Но ведь именно этого он и добивался, поэтому, выдернув из под постели одну соломинку, он принялся водить ей по лицу парня, предвкушая его реакцию и скорейшее пробуждение, - Эй, соня, пора просыпаться, - он не выдержал и заговорил снова, для большей уверенности приблизившись к лицу парня и слегка коснувшись своим кончиком носа его, - Проспишь все самое интересное.

+1

34

Порой представляя себе, что когда-нибудь по какому-то стечению обстоятельств он все же окажется в одной постели с кем-то другим, Барри всегда кривился от этих мыслей. Только потому, что суровая фантазия не подкидывала ему ничего безмятежного и очаровательного, а лишь ужасающую атмосферу неловкости. И не то, чтобы настигнувшую реальность он воспринял спокойно, как удав. Вообще нет, если уж быть честным. Но ничего ужасного с ним все же не случилось. Зря выдумывал всякие глупости, концентрируясь лишь на не самых приятных моментах. На деле же возбуждение, разделенное с другим парнем, сглаживало все острые углы. А еще оно открыло множество занятных подробностей о нем самом, как только Барри начал терять голову, концентрируясь на чужих движениях и реакциях, от которых в голове моментально не осталось никаких мыслей. Абсолютно.
И все это случилось с ним. С парнем, который в принципе не привык терять над собой контроль. Исключением стала та пьяная вечеринка, и эта ночь. Совпадением, что и в одном, и в другом был замешан Ленни? Или это скорее он сам был исключением из правил, которым Барри следовал неукоснительно. Пока не провел ночь с этим невозможным парнем, до последнего борясь с подступающим желанием закрыть глаза и уснуть в его объятиях. Потому что оторваться от него добровольно он просто бы не смог. Тем более, что никто не запрещал ему тянуться за поцелуями даже тогда, когда на это едва оставались силы. А был ведь от природы скромный мальчик, ничего не требующий и ни на чем не настаивающий. Был, да. Теперь же на его месте оказалось ненасытное и до одури влюбленное существо, подпитывающееся чужими ответными реакциями, которые так и просили не сдерживаться. Ну как тут не поддаться искушению?
Так называемая «кровать», доставшаяся Ленни, сильно уступала той, что стояла в его комнате, но Барри не жаловался. В конце концов, на чужом плече спалось куда слаще, чем на самой мягкой подушке. Без снов в тишине и покое, пока тело восстанавливалось после ночных нагрузок. Как физических, так и моральных, к слову. Ведь еще прошлым вечером он считал Снарта ужасным человеком, который хочет его смерти, раз приехал сюда, да еще и остался на ночевку, настырный. Теперь же все это забылось вместе со вчерашним днем. Как будто ничего такого между ними не было. Никакого недопонимания и обид. И впервые за неделю он не проснулся в холодном поту от из раза в раз настигающего его кошмара. Все было хорошо. Очень хорошо, зачем преуменьшать. Ведь все ужасы развеялись, и в награду у него появился этот парень. С которым он умиротворенно заснул и…. проснулся.
Но глаза не открывал еще какое-то время. Сначала включились ощущения, щекочущие и совсем не привычные для его пробуждений, оттого их источник слегка заставил его забеспокоиться. Меж бровей тут же появилась едва заметная морщинка серьезности, как будто он хотел спросить, что происходит, но все еще спящий голос не желал подключаться к процессу, и Барри справлялся с ситуацией как мог. Потом он, кажется, получил эскимосский поцелуй и слишком знакомый голос в придачу, наконец, проникший в сознание основательно, чтобы он мог и дальше лежать с закрытыми глазами. [float=right]http://sg.uploads.ru/t/kytMN.gif
[/float]– Не просплю, - со всей серьезностью заявил его собственный охрипший голос, после чего припухшие губы растянулись в подобие легкой улыбки, что была лишь предшественником продолжения незаконченной мысли, - Ты же со мной, - он сам не верил в то, что произносил это. Как в какой-нибудь ужасно романтичной подростковой мелодраме. Но на другое его все еще расслабленный мозг просто не был способен. Именно потому, что он с ним. Что Ленни не оказался его ночным наваждением. И вообще все это случилось по-настоящему. Собственное тело не позволило в этом усомниться, стоило ему зашевелиться под одеялом и попытаться приподняться на постели, чтобы осмотреться и окончательно прийти в себя. Все еще обнаженный под одеялом, взъерошенный и часто моргающий из-за изобилия дневного света. – Ты встал раньше меня, или всегда по утрам выглядишь так хорошо? – по сравнению с его катастрофой внешнего вида Ленни выглядел как чертова модель с обложки журнала, на которую у Барри бы просто не хватило духу смотреть. Раньше. Сейчас же он рассматривал его с интересом, здорово взбодрившись от мысли, что теперь ему можно вот так запросто пялиться на этого парня. Больше никаких «подсматриваний» исподтишка. Ничего не нужно было скрывать. Кроме собственной наготы, которая слегка смущала на фоне полностью одетого и свежего Ленни. – Как ты…? – вопросительная интонация так и застыла недосказанной, потому что вопросов стало только больше после того, как приподнявшись еще немного и вытянув шею он заметил очень интересный поднос с… завтраком в постель? Взгляд зеленых глаз попеременно метался от лица парня к подносу, и назад. Ему не мерещится? Он и представить не мог, что так делают не только во всех этих фильмах для женщин. Но еще удивительнее оказалось в миг возникшее возбуждение, просто от того, что Ленни сделал такой жест. Сделал сам. На кухне в доме его деда. Как уложить все эти новости в голове с утра? – Боже, ты слишком идеальный, - «для такого, как я», но эту подробность он все же не озвучил. Пожалуй, Ленни был идеален для кого угодно. Однако, только у Барри была возможность потянуться к нему, чтобы мягко огладить скулу, оставляя на щеке нежный поцелуй. Губ он избежал намеренно, хотя желание  прикоснуться к ним, было куда сильнее. Но нет, он не станет портить этот прекрасный момент утренним дыханием. Ни за что. Это ночью он был неукротимым смельчаком под влиянием чужих желаний так точно совпавших с его собственными. Сейчас же он снова стал собой. Насколько это было возможность. Многолетняя неловкость за одну ночь не исчезает. Барри пошарил рукой в куче своих вещей в поисках очков, чтобы наконец увидеть мир более четко и Ленни в особенности. Затем подумал о том, чтобы одеться, но передумал еще на попытке «грациозно» встать с постели, не переставая кутаться в одеяло так, чтобы не было видно не сантиметра голой кожи. Ясное дело у него ничего не вышло. Все сползало то там, то здесь. Барри занервничал. Потом осознал, что сидеть ему не слишком удобно, и с уже появившимися пятнами румянца на лице принял поражение, возвращаясь в горизонтальное положение. В голове крутились бредовые идеи о том, как разрядить обстановку непринужденной беседой. Но, кажется, в его случае это скорее подействует с противоположным эффектом. Не попробуешь не узнаешь. Барри откашлялся, - Расскажешь, как ты все это приготовил и прошел сюда мимо моего деда? И… как сильно я проспал? - он пока не представлял каким образом сможет вернуться в свою комнату и как ни в чем не бывало спуститься в низ. Особенно интересно, как сядет за стол, но до этого надо еще дожить. Или можно было остаться здесь и умереть счастливым. Потом умереть еще раз, но уже от стыда, если дед найдет их здесь вместе, заметив в каком виде был его внук. Барри машинально принялся поправлять волосы, но разумеется суетился и делал только хуже. – Есть вероятность, что я успею это попробовать прежде чем у нас появятся проблемы? – а попробовать ему хотелось и очень. Не только потому, что желудок так и грозился выдать гневную тираду против голодовки. Ведь это сделал Ленни. И… кажется, он был готов рискнуть чем угодно просто по этой причине. Вновь вдохнув аппетитные запахи, он не удержался и изловчился достать себе кусочек бекона, тут же сунул его в рот, будто боялся что Ленни шлепнет его по руке за такое варварство над его кулинарным шедевром, и прикрыл глаза от удовольствия. Все же утро бывает добрым.

+1

35

Раньше Ленни не замечал, что ему так нравится наблюдать за спящими людьми. Возможно, потому что никогда прежде он этого не делал. Невольный взгляд на того, с кем проснулся в одной постели, не в счет, конечно. Это было чем-то мимолетным и совершенно не важным. Сейчас же он чувствовал, что даже это имеет значение и приносит удовольствие. Что-то невесомое и почти незаметное, но приятно согревающее душу. Спящий Барри выглядел забавным и еще более милым, хотя вряд ли такое было возможно в принципе, но и это не шло ни в какое сравнение с выражением его лица в тот момент, когда он начал просыпаться. Ленни откровенно любовался. Картинки прошедшей ночи и то, что он видел сейчас контрастировали между собой слишком сильно. Кто бы мог заподозрить этого паренька в тех реакциях, что он выдавал на каждое прикосновение к его телу, на каждое вторжение в него и после, в самом конце, когда оба достигли своего предела. Даже сейчас, вспоминая об этом, он чувствовал, как внутри начинает нарастать возбуждение, отзываясь тяжестью в паху. Он прикрыл глаза и обреченно вздохнул, прикусывая нижнюю губу, что бы как-то отвлечься от этих ощущений, но почти сразу же вернулся к реальности.
- Эй, я всегда хорошо выгляжу, - наиграно обиженно проговорил он, но тут же расплылся в улыбке. Видел бы он его час назад, или сколько там времени прошло с тех пор, как он выполз из сарая и столкнулся с его дедом. Вряд ли тогда хоть кому-то пришло бы в голову оценивать его внешний вид выше среднего. К счастью, Барри этого не видел и Ленни был очень рад этому факту, потому что сейчас имел возможность наслаждаться восхвалением себя и своих достижений. Не слишком скромно с его стороны, но получать удовольствие это не мешало.
Он приподнялся и уселся на постели, скрестив ноги по-турецки. Смотрел загадочно. Улыбался ласково. Молчал долго, буто специально растягивал и без того затянувшуюся паузу, что бы у Барри была возможность как следует представить, какие именно проблемы их могли ждать. Могли бы ждать, если говорить на чистоту. Ленни взял с подноса одну из чашек с еще не успевшим остыть кофе и сделал глоток. С наслаждением. Конечно, он не дотягивал до того, что Снарт привык пить по утрам, живя в Лос Анджелесе, но определенно был лучше того, что ему довелось испробовать в кофейнях Топики. Стоило отдать Томасу должное, в кофе он знал толк, - А их не будет, - наконец проговорил Ленни, на мгновение просеяв счастливой улыбкой, которую поспешил спрятать за краем своей чашки. При этом он старался не отводить взгляда от Барри, что бы сполна насладиться его реакций на такую чудесную новость, - В смысле, проблем не будет, - осторожно пояснил он, начав бояться, что парень его не понял с первого раза, - Когда я выбрался отсюда, твой дедуля был в полной уверенности, что ты еще спишь в своей комнате. Предложил мне чувствовать себя, как дома, и разобраться с завтраком самостоятельно. А после сообщил, что должен уехать... на соседнюю ферму, кажется, но я не уверен... и вернется только вечером. Или он сначала сказал про вечер, а потом про завтрак, - Ленни в самом деле задумался, как будто ничего важнее этого не было, и даже взгляд отвел, возведя глаза к потолку, как будто так висела подсказка, но долго его размышления не продлились, так что он вновь уставился на Барри.
- Мы одни до самого вечера, так что можешь спокойно испробовать все, что я тут наготовил и сказать, какой из меня повар, - [float=right]http://s9.uploads.ru/gVB6o.gif[/float]не то что бы он сомневался в своих кулинарных способностях, ведь не изысканный ужин готовил, а самую простую еду. Это каждый умеет. Но ему вдруг и самому стало интересно, как у него получилось, так что, оставив чашку на подносе, он поставил тарелку со своим завтраком себе на колени и тут же приступил к дегустации, совершенно забыв о том, что постоянно повторяла ему мать - жевать нужно медленно и тщательно, - Ммм, а вкусно вышло. Или просто я такой голодный, - разговоры с набитым ртом она бы тоже не одобрила, но к счастью сейчас они были здесь только вдвоем, а значит все нравоучения можно было отмести на задний план, - Ты тоже ешь, силы тебе понадобятся, - учитывая, сколько их было потрачено за эту ночь, Ленни в сказанном ни чуть не сомневался, хотя, как ни странно, имел ввиду совсем ни это. Ни только это, - Я оставил на кухне небольшой беспорядок, - начал объяснять он, - вряд ли Томас такое одобрит, так что придется прибраться до его возвращения. Не хочу, что бы он начал думать обо мне плохо. Он, вроде, классный, - Ленни потерял и одного, и другого деда с разницей в несколько лет, но в обоих случаях был слишком мал, что бы осознать в полной мере свою потерю. Тот, что был со стороны отца, умер первым, но из того, что Снарт знал, он представлял мужчину сурового и волевого, не дающего спуску никому, даже собственным детям. Возможно, это были не все его достоинства, но Ленни ничего не было о них известно. Зато рассказы матери про ее отца ему нравились и сейчас он почему-то подумал, что они бы могли подружиться с Томасом. Вот было бы странно и в тоже время интересно понаблюдать за подобным. Наверное в этом и заключалась одна из причин, по которой Снарт не хотел портить отношения с делом Барри. Вторая... вторая находилась прямо перед ним и все еще привлекала к себе внимание, заставляя то и дело мысли в голове перемещаться многим ниже и будоражить воображение.
- И вообще, ты должен показать мне здесь все, - прикончив яичницу и бекон, Ленни вернулся к кофе, добавив к нему румяный блин. Не хотелось рассказывать Барри, что этой ночью он так и не смог уснуть и теперь организм работал на пределе, вырабатывая слишком много энергии. Ленни был уверен, что ближе к ночи он, скорей всего, просто вырубиться, но сейчас тело требовало каких-нибудь действий, - Чем ты занимаешься целыми днями? Куда ходишь? Покажи мне. Только без подробностей сельской жизни, пожалуйста, это совсем не мое.

+1

36

Взбудораженный и разрывающийся между диаметрально противоположными эмоциями, Барри никак не мог понять в чем дело. То есть, что-то он конечно понимал, догадывался, бурно озвучивая все, что волновало его в этот самый момент. Но вот вид Ленни никак не вписывался в общую картину не слишком удачного стечения обстоятельств. Само собой. Но даже если опустить всю странность появления Снарта на ферме его деда… «Чего это он такой спокойный?». Об этом лучше было спросить у него самого, но Барри почему-то не решался. Стеснялся, или просто не хотел показаться глупым сильнее, чем уже это сделал всеми этими лишними неуклюжими телодвижениями и словами. Любопытство щекотало нервные окончания, но он держался. Прямо таки стоически. Потому смысл слов Ленни уловил не сразу, продолжая смотреть на парня в искреннем изумлении. Самое странное утро в его жизни. С первого же мгновения.
Что? Дед спокойно принял Ленни, а потом уехал на ферму, и тот приготовил ему завтрак в постель? Как уложить все это в голове и не почувствовать себя сумасшедшим? Хороший вопрос. Барри усмехнулся, слегка безумно и даже неверяще. Потому что все слишком хорошо. Настолько, что подсознание так и просит начать искать подвох. Но увы и ах, он был повержен этим удивительно будничным видом парня своей мечты, который по-прежнему вызывал у него это привычно взвинченное состояние. Особенно по утрам. Ну да, для полного счастья ему не хватало только возбуждения и жуткого смущения в придачу. Кожа уже начинала предусмотрительно розоветь, и Барри опасливо попытался закутаться в одеяло поплотнее. Вчера такие мелочи, как утро в компании Ленни, его не волновали, но сейчас он был весь как на иголках. Еле умостился в более менее удобной позе для принятия пищи, а затем едва не пролил кофе на простынь и одеяло импровизированной кровати, когда ручка чашки неловко соскользнула в его слегка подрагивающих пальцах. – Х…хорошо, - вряд ли он мог сделать то, о чем сказал Ленни, спокойно, но такой расклад и в самом деле радовал. Даже очень. Совместный завтрак, после совместной ночи, без необходимости куда-то спешить и, что самое ужасно, врать дедушке. Идеальное развитие событий. Правда не без погрешности на тараканов Барри, которые почему-то решили напомнить о себе именно в такой момент.
От комментария Ленни он лишь сильнее покраснел и поспешил начать пробовать предложенный завтрак, согласно кивая и непроизвольно издавая звуки, которых никак от себя не ожидал. [float=right]http://s5.uploads.ru/t/y7bCs.gif[/float]– Это правда очень вкусно, - справедливо рассудил Барри, расплывшись в легкой улыбке. Дед не кормил его чем-то таким, хотя продукты на завтрак зачастую были абсолютно идентичны. Все же многое, если не все, зависело от человека, и мысль о том, что Ленни приготовил это для него, делала из простой яичницы с беконом самое настоящее изысканное блюдо. – И мы оба проголодались, - эта шутливая констатация факта даже позволила ему немного расслабиться и вздохнуть с облегчением. Ведь никто не требовал от него какого-то особенного поведения. Никто, кроме него самого. Потому что мысль о том, что Ленни теперь его парень, все равно заставляла суетиться. И если бы не спасительный разговор, Барри ушел бы в себя посильнее, не в силах справиться с собственным преувеличенным значением всего, что было связано с этим парнем. – Он в самом деле классный. Позволил мне быть здесь сколько захочу, не стал ни о чем спрашивать. Порой мне кажется, что он знает меня лучше, чем мои собственные родители, хотя с ними я вижусь гораздо чаще, - и впрямь забавное наблюдение, но Томасу удавалось понимать его без лишних слов, как будто он и без того видел Барри насквозь и не осуждал, что бы с ним не происходило. Потому ему было так спокойно и хорошо находиться здесь все это время. Теперь же все становилось иначе. С появлением Ленни все перевернулось с ног на голову, и Барри не знал что и думать. Тем более не имел понятия, что думает обо всем этом его дедушка. Какой-то парень ни с того ни с сего приезжает на его ферму, Барри выходит из себя у него на глазах, вдобавок незнакомец остается ночевать, а на утро он еще и предлагает ему самому озаботиться завтраком и позволяет остаться с Барри наедине. Ой, лучше бы он даже не задумывался о том, что творилось в его голове. Зачем лишний раз будоражить и без того раздразненное сознание? Он и так разнервничался не на шутку и потому жевал с удвоенной скоростью, неотрывно глядя в свою тарелку. Нет, конечно, взгляды исподтишка на Ленни тоже бросал, но тут же смущался и спешил отвести взгляд, пока не пересекся глазами с парнем. Боже, у них ведь все уже было. Или проблема как раз и заключалась в том, что кроме этой ночи у них не было ничего. Ту ночь на вечеринке он едва помнил, а все остальное и подавно не тянуло на полноценное узнавание друг друга. А если прибавить к этому скромную натуру парня и сильно сдерживаемые коммуникативные навыки… да он еще очень хорошо держался. И вел себя почти нормально, оказавшись в такой непривычной для себя ситуации. – Как скажешь, парень из солнечной Калифорнии, - не то чтобы он надеялся приобщить Ленни к общественно полезному труду, но не смог упустить этот шутливый комментарий. Он до сих пор с трудом осознавал, что Снарт вообще доехал сюда, да еще и остался с ним. И, похоже, не скоро Барри со всем этим смирится и привыкнет. Но, по крайней мере, у него была возможность ускорить процесс и сдвинуться с этой ужасно неловкой точки «я встречаюсь с парнем, с которым переспал прошлой ночью, а до этого едва ли просто разговаривал с ним». – Обычно я помогаю деду, а в свободное время читаю у озера, если погода хорошая. Или занимаюсь… ну, знаешь, в этом году выпускные экзамены,«Тормози, так ты точно не улучшишь свой образ в его представлении. И ваши отношения долго не продлятся». Он в самом деле так думал, потому быстро прикусил язык и вздохнул, мысленно сокрушая самого себя на чем свет стоял. – Ничего интересного. Ладно, давай для начала… вернемся в дом. Я приведу себя в порядок, а потом посмотрим, что ты устроил в кухне. И придумаем, чем заняться, - быстро сформировавшийся план звучал даже довольно здраво, и он мысленно похвалил самого себя за сообразительность, попутно быстро-быстро натягивая на себя одежду, чтобы не покраснеть до кончиков ушей под чужим взглядом. Хотя в его случае о таком уже можно было не переживать. Но спорить с собой себе дороже, это он хорошо усвоил.
До дома он шел едва ли не вприпрыжку и совершенно не представлял о чем говорить с Ленни. Свежий воздух слегка остудил голову еще больше растрепывая волосы, но успокоил слабо. Барри нервничал, и это выдавалось достаточно сильно, чтобы он перестал надеяться на то, что Снарт не заметит. Все, что он ему сказал с того момента, как оделся и они собрались выйти из сарая, что возьмет на себя часть посуды, подхватывая чашки и блюдца с подноса. Не ахти какой диалог, но хоть что-то. Дом же встретил их звенящей тишиной. Деда и в самом деле не было, правда он уже не знал было бы ему спокойнее в его присутствии или вот так, как сейчас. Слишком много накрученных нервов. И соответствующие этому последствия не заставили себя долго ждать. – Ты можешь пойти со мной наверх, - буднично предложил Барри, но тут же изменился в лице, вытаращившись на Ленни едва ли не в ужасе от того, что только что произнес. – То есть, в мою комнату. В смысле… Ты можешь подождать там или остаться здесь. Пока я схожу в душ. Дом в твоем распоряжении. Только наверху в дальнюю комнату не заходи, она дедушки. Он не одобрит, - не то, чтобы в ней находилось что-то специфическое, чего не стоило показывать гостям, и все же Барри посчитал нужным предостеречь Ленни на всякий случай о рамках дозволенного. – Я быстро, хорошо? – спрашивать о таком было странно. Еще страннее он чувствовал себя поднимаясь по лестнице в свою спальню и едва не спотыкаясь о каждую ступеньку. «Да перестань ты уже нервничать, в конце-то концов!». Легко сказать. Да еще и мысленно. А на деле он продолжал чувствовать себя так же глупо, пока не остался наедине с собой под успокаивающий аккомпанемент шума воды из крана. Так-то лучше. Барри прикрыл глаза и вздохнул с облегчением. Или рано обрадовался? Что если такое гостеприимство все же окажется Ленни не по душе, и он предпочтет уехать, пока выдался удобный момент. Без лишних слов и неловкостей. Барри заторопился и начал тереть себя мочалкой быстрее, не взирая на не слишком приятные ощущения. В некоторых местах тело откровенно ныло из-за того где и как именно он провел ночь, но и это едва ли его беспокоило. Поболит и перестанет. Это скорее услужливо напоминало о том, что все это было наяву, а не во сне. Но проще от этого не становилось. Барри наскоро почистил зубы и пятерней зачесал назад просушенные полотенцем, но все еще влажные волосы, натянул сменные спортивные штаны и толстовку, и буквально бегом спустился вниз, попутно заглянув в свою комнату. Ну так на всякий случай. Ленни там не было. В гостиной на первый взгляд с лестницы его присутствия не было заметно тоже, так что отдаленные панические нотки уже начали возникать в неуемной голове. Но только до тех пор пока он не услышал посторонние звуки, раздающиеся из кухни. А потом еще и расплылся в счастливой улыбке, наблюдая за тем, как Ленни в одиночку занимается там уборкой. – Эй, так не честно! Ты вообще-то гость и не должен так стараться, - Барри едва не налетел на парня со спины, ощутив небывалый прилив энергии от того, что Ленни никуда не делся и продолжал быть таким… Что слов не получалось подобрать. А ведь он был довольно начитанным парнем и никогда не жаловался на нехватку словарного запаса. – Не знал, что ты любишь убираться, - на самом деле он толком ничего о нем не знал кроме каких-то общеизвестных фактов вроде того, откуда Ленни приехал и что его отец был шерифом. Так что прямо сейчас у него была отличная возможность пополнить свою копилку фактов об этом парне. – Готовишь вкусные завтраки. Что еще ты умеешь делать так же хорошо? Или что вообще любишь делать в свободное время? – Барри подхватил свободную тряпку и принялся помогать, оттирая то, до чего руки Ленни еще не добрались.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » альтернатива » welcome to the high school


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2019. Создать форум бесплатно