"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Миррор просыпается от долгого сна и провожает зиму. Наслаждайтесь красотой, хорошей вам недели, отличных игр и соигроков. Мы вас любим ♥

новости #26 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » незавершённые эпизоды » I hate you [bsd]


I hate you [bsd]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://i.imgur.com/ZSKpQ5H.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">I hate you</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Dazai Osamu, Nakahara Chuuya</div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

прошлое // штаб Мафии
Если бы моя ненависть имела материальную форму, я бы позволил ей убить тебя.
Это всего лишь работа и всего лишь их личная неприязнь.

+1

2

Лепестки ликориса рассыпались по столу, напоминая пятна крови. Даже увядшие и помятые, они источали тяжелый неприятный дух угасания. Осаму он не нравился. Ему вообще не нравились сильные запахи — они только нос раздражали, вызывая желание чихать без остановки. И цветы... какой в них смысл? Красивы, но бесполезны. Об осыпавшихся тигровых лилиях, присланных неизвестным, такого, правда, нельзя было сказать. Изящные и тонкие, они скрывали чьё-то имя и секрет неминуемой смерти. Это интриговало и завораживало, заставляло терпеть отвратительный аромат, сидя в окружении лепестков.
То, что было совсем недавно конвертом лежало чуть поодаль, почти у самого края стола. Расклеивая его, Осаму постарался не повредить бумагу. У него всё получилось так, как надо, но старания не принесли пользы. Он лишь убедился, что на конверте нет ни надписей, ни знаков, ни рисунков, сделанных обычными или симпатическими чернилами. Следов яда тоже не наблюдалось, но такой вариант с самого начала казался маловероятным. Слишком много условий надо соблюсти, чтобы отравление удалось. К тому же предыдущие жертвы проклятья паучьей лилии, как его уже начали называть, умирали в течение двух недель после получения письма. Ни один яд не станет ждать так долго.
Возможно, подумал Осаму, сгребая в ладонь увядшие лепестки, сминая их пальцами, это просто-напросто какая-то способность. Нейтрализована ли она теперь, когда цветы побывали в его руках? Или для этого нужно добраться до носителя? Как знать. Рисковать они в любом случае не могут, придётся искать отправителя.
К тому же узнать ответы будет даже любопытно. Может быть, даже удастся умереть вместо Мори.
Осаму улыбнулся было, предвкушая собственную смерть, но его улыбка почти сразу же угасла. Он сжал лепестки в кулак, покосившись на плотно закрытую дверь. Перспектива в очередной раз терпеть Накахару не радовала. Чутьё не подвело Мори: они действительно в каком-то смысле дополняли друг друга и с работой вместе справлялись, несмотря ни на что, хорошо. Быстро, эффективно, качественно. Что, кстати, раздражало сильнее всего. Потому что получалось, что всё правильно. Всё верно и полезно для дела, и это приходилось признавать. И Дазай признавал — про себя, но не принимал. Даже спустя пару лет Чуя оставался бесячным, самонадеянным и слишком глупым. Пёс, на которого он собирался надеть ошейник, но который ухитрился спастись. В сложившейся ситуации утешало лишь одно: дразнить и изводить Накахару не становилось скучно. Ни-ког-да.
Уголки губ Дазая Осаму приподнялись снова. Он высыпал лепестки обратно на стол и откинулся на спинку стула, потянувшись сладко и с наслаждением. Пожалуй, с этого они и начнут. Немного веселья ведь никогда не вредит, верно? А потом можно будет придумать Чуе какое-нибудь занятие, которое не даст ему путаться под ногами, задавать глупые вопросы, лезть туда, куда не просят и шуметь.
Особенно, кстати, хотелось бы избежать лишнего шума. Мори не говорил об этом прямо, но весьма прозрачно намекнут, что слухи им не нужны, и Осаму с ним согласился. В городе уже и так поговаривали о проклятье, о ликорисе, о возмездии. Страшно представить, что может начаться, если в связи с этим всем всплывёт имя Босса Портовой Мафии.

+1

3

Чуя смотрит на дверь кабинета и понимает, что ему не хочется туда заходить. Не хочется опять видеть эту бесящую улыбку, но приказ есть приказ. Мори все хорошо рассчитал, когда сделал их напарниками, но часто это сотрудничество вызывало неудобство, приходилось терпеть общество друг друга. Хотя, по большей части, терпел Накахара и терпел все – начиная от подколов, заканчивая попытками суицида ни в то время и ни в том месте. Впрочем, все это с лихвой окупалось, когда дело касалось совместных миссий и Чуя был, конечно, благодарен Осаму за аннулирование Порчи [но в этом он признавался только себе] и это была, пожалуй, самая веская причина, чтобы вновь и вновь вытаскивать идиота с того света.
Он не спешит открывать дверь, задерживая пальцы на ручке, приказывая себе ни за что не поддаваться эмоциям, даже если эта сволочь проедется по нервам. Текущее задание было очень важным, правда босс не особо вдавался в подробности, а просто сказал, чтобы Накахара узнал все сам, но и по слухам, что расползались по городу подобно сорнякам, было понятно, что проблема очень серьезная. Чуя выдыхает и дергает за ручку, открывая дверь. В нос сразу ударяет запах цветов, от которого начинает тошнить [настолько он невыносим].
- Какого… - он прикрывает нос, ища глазами окно, которое оказалось закрытым. Чуя бросает быстрый взгляд на Дазая, чувствуя, как внутри разрастается злоба и словно лавина сметает установку «не поддаваться эмоциям». То, что этот придурок самолично сейчас задыхается в окружении цветов бесит донельзя. – Тебя что потянуло на эстетику, раз ты решил тут задохнуться, ублюдок чертов?! – он быстрым шагом подходит к окну и открывает его, впуская немного свежего воздуха, разбавляя удушливый аромат лепестков и дышать становится чуть легче. Покончив с этим, Накахара подходит к столу, внимательно смотрит на кучку лепестков и конверт.
- Когда? – вопрос сам срывается с губ, ему важно все знать, немедленно. Потому что раз конверт здесь, то это означало только одно – странное происшествие не обошло организацию стороной и действовать надо быстро.

+1

4

Как и всегда, Чуя принёс с собой шум, беспокойство, раздражение. Помехи. А ведь только-только порог переступил! Осаму чуть поморщился, вздохнул устало, как человек, которому слишком часто и много приходится терпеть и смиряться с неизбежным злом, и снова принялся перебирать пальцами лепестки.
- Ночью, - прикасаться к распотрошённым цветам приятно. Ещё бы они не пахли так мерзко. - Мори-сан нашёл его на столе в своём кабинете.
Никто ничего не видел и не слышал, никто ничего не заметил и не заподозрил. До тех пор, пока письмо с ликорисом не добралось до адресата, ночь, как думали все, протекала обычно. Осаму уже успел немного поломать голову над этой загадкой и пришёл к выводу, что без использования какой-то неизвестной способности точно не обошлось. Иначе так далеко таинственный почтальон забраться просто не смог бы.
- Письмо мог принести чужак, - Осаму снова ссыпал лепестки на стол, - который обладает  подходящей для такой работы способностью, или кто-то из наших. Я бы проверил всех, кто находился на этаже ночью, но Мори-сан настаивает на секретности, - Дазай запрокинул голову, уставившись в потолок. Помолчал немного, прежде чем неохотно признать:
- К сожалению, он прав.
Но именно поэтому у них сейчас никаких зацепок и придётся начинать чуть ли не с самого начала. Осаму снова вздохнул и сел прямо, придвинувшись рывком к столу.
- Говорят, что все умирают в течение недели после получения письма, - сказал он, - так что времени у нас почти нет. Придётся поехать на место прошлой смерти прямо сейчас, - Дазай вытянул из кармана сотовый, глянул на экран. - Точнее мы уже должны быть в пути, но ты задержался, Чуя, и теперь мы опаздываем. Надеюсь, причина хотя бы стоящая была?
Он сунул телефон обратно в карман пальто и наконец-то встал совсем, сметая взметнувшимся рукавом лепестки со стола. Глянул на напарника и улыбнулся ему особой улыбкой — мягкой, почти добродушной и в то же время вкрадчиво-многозначительной.
- Или, может, ты просто работать не хочешь? Так ты тогда оставайся. Я один съезжу.
Так и шансы умереть значительно выше. Разумеется, Дазай собирался сначала узнать хоть что-то, но... но с другой стороны — после смерти расследование перестанет его касаться.

+1

5

Чуя слушает предельно внимательно, стараясь не упустить ни одной важной детали, однако Дазай сообщает мало [катастрофически мало] информации, что рождает больше вопросов, чем ответов. Накахара хмуриться. Никто из подчиненных в здравом уме не пойдет против Мори, так что этот некто либо идиот, либо его хорошо запугали. Чуя хоть и был импульсивным, но идиотом точно не являлся, чтобы не понять такой простой истины. И он почти готов был согласиться со своим напарником – с допросом дело бы пошло быстрее, но приказы босса не подвергаются обсуждению.
- Если это кто-то из организации, то отправитель его неплохо запугал, ну или он конченный дурак, - произносит Чуя. – Если бы можно было бы проверить, я бы даже закрыл глаза на твои мерзкие методы получения информации, - он тихо усмехается, хотя признаться, манера допроса Осаму его самого приводила в дрожь, словно они живут в средневековье во времена Инквизиции, а не в современном мире.
Он задумывается насчет поездки на место первого убийства. Если преступник что-то там оставил, то это провал. Впрочем, Накахара сомневался, что они найдут хоть что-нибудь, указывающее на убийцу. Слова напарника заставляют вернуться в реальность и одарить его гневным взглядом.
– Не твое дело, Дазай! – признаваться в том, что пытался успокоить нервы, Накахара не собирался. Но вот эта падла похоже решила совсем их уничтожить, потому что в следующую секунду он одаривает Чую улыбкой, от которой непроизвольно сжимаются кулаки и появляется дикое желание стереть ее тут же, выбив несколько зубов точным ударом.
«Твою мать! Как же я тебя сейчас ненавижу, ублюдок!» - ненависть сейчас выползает из дальних уголков души и, возможно, проскальзывает в воздухе, потому что, как только последние слово растворяется в комнате, Чуя словно срывается с невидимой цепи. Хватает напарника за ворот пиджака, резко дергает вниз и со злобой смотрит ему в лицо. Если бы он мог сжигать одним взглядом, то Дазай уже бы сгорел заживо.
- Завались к черту, иначе я тебя твоими тряпками заткну! – Накахара чуть ли не шипит это. – Поедем вместе. Понял? – он, наконец, разжимает пальцы, давая Осаму свободу. – Идем, сам говоришь, что мы опаздываем, - с этими словами он идет к двери, не оборачиваясь и стараясь взять себя в руки.
Он раздраженно выдыхает дым в приоткрытое окно, в ожидании пока Дазай сядет на задние сидение машины. Осознание того, что сейчас нужно будет узнавать адрес первого убийства и подробности, болезненно давит, но Чуя пересиливает себя. Задание важнее.
- Что ты думаешь там найти все-таки? - смотрит в окно и старается говорить спокойно, но в голосе проскальзывают гневные нотки. Хотелось уже поскорее прибыть на место и заняться работой, потому что Накахара подозревал, что это задание не будет скоротечным. Да и о раздражающем напарнике хотелось думать поменьше и он надеялся, что их поездка в этом поможет.

+1

6

- ...или он находился под действием какой-то способности, - Осаму поморщился досадливо. - Тогда даже мои мерзкие, как ты выражаешься, методы могут не помочь. Но спасибо, Чуя, очень мило с твоей стороны признать их действенность.
На самом деле, неважно, что думал о них Накахара или кто-то ещё. Результативность — единственное, что должно волновать каждого из них. Что интересует самому Осаму в его сомнительных допросах, которые всем так не по душе. Может быть, они даже правы в чём-то. Но почему же никого не смущает пользоваться потом результатами? Всё же люди — ужасные лицемеры.
- О, - разумеется, реакция Чуи от Дазая не укрылась. Он увидел и запомнил всё — от первого мгновение, когда в чужом взгляде промелькнула первая искра негодования, и до последнего, когда чужие пальцы стиснули воротник пиджака, - конечно, конечно, можешь оставить их при себе. Мне твои личные секреты без надобности.
Улыбка его стала до безобразия довольной, но развивать эту щекотливую тему дальше Осаму не стал. Они действительно опаздывали. «Проклятье», что бы там за ним не стояло, могло начать действовать в любой момент. Потому,оказавшись наконец-тов машине, Дазай первым делом продиктовал адрес, а потом уже соизволил снова обратить своё внимание на Чую. Что бы там ни говорил Мори-сан и что бы ни думала онэ-сан, пёс должен знать своё место.
- Понятия не имею. Пойму, когда найду, - Осаму вглянул в окно, едва заметно морща нос — запах дыма всё равно просачивался в салон, но возникать на эту тему было бесполезно и скучно. - Подойдёт любая мелочь и деталь, всё, что покажется странным или необычным... или неестественным.
Какой там по счёт должен стать жертвой Мори-сан? Пятой, кажется. Но в деле до сих пор полно белых пятен и непонятностей. Ничего удивительного, что люди готовы поверить в проклятье. Тем более что попытки провести какое-никакой расследования так ни к чему и не привели. Осаму отдельно узнавал: обезглавленные группировки держались какое-то время, а потом скатывались в междоусобную борьбу за власть или поглощались группировками побольше. Здесь не до истины, живыми бы остаться.
Предыдущая жертва отошла в мир иной в собственной спальне в большом старинном особняке на окраине Йокогамы. Письмо, как удалось выяснить, принесли туда же. Загадочный почтальон оставил пухлый конверт на прикроватной тумбочке ночью, когда хозяин творил тёмные делишки. Обычное дело для их бизнеса. Который, кстати, оказался за брошен сразу же после получения письма с цветами. Надеясь спастись, жертва отрезала себя от мира, скрывшись за дверьми собственного дома и спальни, за тяжелыми гардинами и надёжной охраной. Но сейчас особняк пустовал. Вчерашние приближённые и подчинёнными успели разбежаться, а наследники не спешили предъявлять свои права.
Окинув темные слепые окна задумчивым взглядом, Осаму заметил негромко, не оглядываясь на своего напарника:
- Не думаю, что нас там ждут, но ты всё-таки будь осторожнее, - он ухватился за ручку, чтобы распахнуть дверцу машины, - не шуми и не создавай нам лишних проблем.

+1

7

Он слушает Дазая молча, все еще злясь непонятно на что. То ли на Дазая, то ли на Мори, что даже не подумал посвятить его в суть проблемы, а просто отослал к напарнику. Конечно, Накахара был импульсивным и часто действовал силовыми методами воздействия [все они прилетали часто лишь одной персоне], но он не являлся дураком и умел вести себя тихо, когда это было нужно. А сейчас он ощущал себя полным идиотом.
- Если там вообще что-то осталось, - замечает он, наконец, осматривая особняк, когда машина подъезжает к месту назначения. Выходя из машины Дазай не упустил шанс лишний раз напомнить о том, чтобы Чуя не создавал шума. Накахара скрипит зубами, давя желание хорошенько ударить Осаму головой о дверцу машины, подарив «дорогому» напарнику место на больничной койке.
- Умолкни! -  произносит он едва слышно, выходя следом, обещая себе по возвращению в штаб начистить ублюдку лицо, если тут все будет мирно. Накахара бросает взгляд на двор, что выглядел не менее заброшено, чем особняк, с его пустыми, словно глазницы, окнами, и идет вперед, осматриваясь по сторонам, в случае если кто-то все же нападет.
«Весьма неразумно оставлять кормушку, даже в панике» - мелькает в голове. В любой, даже самой мелкой группировке, есть те, кто захотят прибрать к рукам все. Помня о том, что нельзя шуметь, Чуя заходит в дом, стараясь не терять Дазая из виду, не хватало еще, чтобы эта ходячая заноза куда-нибудь исчезла в потемках.
Помещение встретило их тишиной, полумраком и нетронутой обстановкой. Похоже обитатели покидали дом в большой спешке. Обходя мебель, Чуя думает о том, что неплохо бы включить свет, но тут же отказывается от этой затеи. Нельзя, чтобы хоть одна живая душа знала, что тут кто-то есть. Приходится ориентироваться по фигуре напарника, что маячит совсем рядом [хотя в своем черном плаще Дазай почти сливался с общей картиной].
- Ты хоть знаешь, где жертва была найдена? – осведомляется Накахара, когда они подымаются по лестнице на второй этаж. Труп могли обнаружить черт знает где, а значит бродить по комнатам они могли очень долго, а это лишняя трата времени. Да и Чуя был здесь впервые, поэтому ему приходится сейчас полагаться на напарника, точно слепому.
– Ну и? – бросает он, осматривая коридор второго этажа, который мало чем отличался от первого, и одаривая Дазая презрительным взглядом, мол «давай, веди, ты же у нас самый умный». Он не горел желанием еще час плутать по комнатам в поисках каких-нибудь улик.

+1

8

“Осталось».
Что-то всегда остаётся. Не всегда явное, не всегда очевидное и заметное, но — остаётся. Понять бы только, куда смотреть и что именно искать. Но об этом лучше как раз думать на месте, смотря своими глазами, а не читая безразличные строчки чужих отчётов, мнений и догадок.
Осаму усмехнулся коротко и многозначительно и двинулся вперёд, не глядя больше на своего спутника. Доводить Чую до высшей точки кипения прямо сейчас — нерационально и непродуктивно. Им ещё несколько часов терпеть друг друга, а может и больше. И если не повезёт ничего найти здесь, то придётся ехать дальше, на место ещё более ранней смерти, где шансы наткнуться на хоть какую-то зацепку ещё меньше.
Под ногами шуршали обрывки бумаги, хрустело стекло. Осаму перешагнул через опрокинутый стул, отмечая про себя, что дверца серванта распахнула настежь, но посуда цела и на месте. Что за паническое отступление здесь было? Неужели местных так напугала смерть их босса? Впрочем, люди так суеверны и так легко ведутся на всякие мистические штучки.
- Да, конечно, - Дазай отозвался сразу же, и голос его звучал легко, буднично, слегка удивлённо. Как будто они о какой-то ерунде говорили и вовсе не он совсем недавно дразнил Чую. - В спальне. Его нашли в спальне.
Ступеньки поскрипывали под ногами едва слышно. Откуда-то ощутимо тянуло сквозняком. Осаму замедлил шаг, бросив быстрый взгляд в приоткрытую дверь — в сумерках угадывались очертания кровати. Наверное, комната для гостей.
- Получив письмо, - начал Дазай негромко, снова сдвигаясь с места, - хозяин дома пришёл в ужас и заперся в своей спальни. Он не выходил сам и никого к себе не пускал, не принимал ни еду, ни воду.
Боялся ли он смерти? Или, может, его сильнее пугала неизвестность? Теперь уже не узнать. Да и важно ли это?
Осаму уверенно и больше не останавливаясь прошёл до конца коридора, толкнул прикрытую дверь. Та открылась медленно и бесшумно, и в лицо ударил слабый запах лежалого белья, гнилой воды и испорченной пищи. Но могло быть и хуже. Они запросто могли ощутить сейчас аромат разлагающейся плоти - раз уж отсюда так стремительно удирали, то могли и на похороны рукой махнуть.
Переступив порог спальни, Осаму чуть помедлил,оглядываясь, и направился к окну. Так как дверь была заперта всё время после получения письма и до самой смерти жертвы, оно оставалось единственным возможным способом попасть внутрь. Или хотя бы вести наблюдение. Конечно, камеры в таком деле надёжнее, но заранее ведь не предскажешь, как поведёт себя жертва.
Или предскажешь?
Тяжёлые плотные шторы оказались задёрнуты не плотно  Дазая распахнул их совсем, оглядел подоконник задумчиво, затем — присел на корточки, осматривая пол. Полы и рукава плаща разметались по нему крыльями, но его, казалось, это совсем не заботило.
- Проверь пока постель, Чуя.

+1

9

«Он отказывался от еды, воды и все-таки умер» - думает Чуя, молча следуя за напарником. Как глупо. Пытался избежать того, что шло за ним по пятам и дышало в затылок с момента получения письма. Накахара тихо усмехается, поражаясь людской глупости.
Он проходит следом за Дазаем в спальню, что являлась последним пристанищем жертвы и явно не могла что-то поведать им о преступнике, скорее о том, как убитый проводил свои последние дни, ожидая смерти. Он осматривается, но не видит ничего, кроме подноса с гнилой едой и стаканом уже протухшей воды. Накахара едва заметно дергает плечами от отвращения, но спасибо, что хоть тело унесли. Их вполне мог тут ожидать разложившийся труп. Когда Дазай просит проверить постель, он отвлекается от своих мыслей и идет к кровати, хотя и сомневается в успехе осмотра.
- Если двери и окна были закрыты, то как тогда убийца проник в комнату, - произносит Чуя, тщательно осматривая постельное белье, которое уже успело немного посереть. – Прошел через стену, что ли. Для этого надо быть одаренным, - он переворачивает подушку, замечая на ней пятна крови, а на простыне несколько волос.
– Дазай, не знаю насколько это важные улики, но тут несколько пятен крови и волосы, - Чуя поворачивается к напарнику, что сейчас сидел на полу. – Но, возможно, все это просто подтверждает факт, что он был убит здесь, не более того, - произносит он с нотками раздражения. Если это так, значит они опять оказываются в тупике и опять придется ехать. Да, Накахара не был глуп, но вот только он всегда являлся боевой единицей. Разумом в их дуэте был Осаму. Это он придумывал планы, методы и мог разгадать все, что угодно – Чуе оставалось лишь следовать указаниям. И сейчас – высказав свое предположение – он стоит в ожидании вердикта, что будет, скорее всего, одной из колкостей напарника, но Чуя готов это стерпеть, ведь дело куда важнее, чем избиение Дазая. Так что пусть издевается, пока может.

+1

10

Никаких следов под окном не оказалось. Пыль, ничем и никем не потревоженная, лежала ровным тонким слоем на полу и на темном ковре. Это, правда, ничего не значило. Убрать улики можно легко и быстро, когда знаешь, что именно убирать.
Осаму выпрямился медленно, снова глянул в окно. На мгновение у него появилось неприятное чувство, что откуда-то снаружи, из-за переплетения ветвей и сизых сумерек, кто-то наблюдает за ними, но пропало оно почти сразу же. Скорей всего просто показалось.
- Такая способность многое бы объяснила, - Осаму ухватился за край шторы и задёрнул её — не до конца, но достаточно, чтобы кровать нельзя было рассмотреть снаружи издалека. - Но есть и другие варианты.
Убийца мог проникнуть сюда до того, как комнату заперли и оставаться в ней всё время. Или он мог подбросить сюда что-то смертельное, что хозяин нашёл или использовал не сразу. Какое-то устройство, лекарство или яд.
Осаму закусил нижнюю губу, отворачиваясь от окна. Взгляд его метнулся по комнате и остановился на постели.
- Что? - переспросил он таким тоном, что сразу становилось понятно: все рассуждения Чуи насчёт улик пролетели мимо его ушей. - А...
Будто очнувшись от короткого сна, Дазай направился к постели. Схватил подушку и, повертев её в руках, бесцеремонно выдернул её из наволочки. Пятна крови проступали на другую сторону ткани, но дальше никаких следов не наблюдалось. Забавно.
- Здесь ведь больше нет подушек, да? - Осаму огляделся задумчиво. Потом неаккуратно скомкал наволочку, явно намереваясь прихватить её с собой. Скорей всего кровь и волосы принадлежат погибшему, но для очистки совести можно проверить. Это стоит сделать хотя бы потому, что, похоже, раньше в ней находилась другая подушка. - Думаю, - Дазай перестал оглядываться и взглянул прямо на своего напарника, - мы можем возвращаться. Но прежде чем мы уйдём, мне, кажется, стоит тебе кое-что сказать. Скорей всего убийца использовал кого-то из охранников или домашних жертвы. Вероятно, он каким-то способом умеет подчинять себе или внушать нужные мысли. Если это так, то попасть под его влияние может любой человек, - он улыбнулся мягко и лишь самую малость неприятно. - Хироцу-сан, онэ-сан... ты. Любой член Портовой Мафии.

+1

11

Как только Дазай задает вопрос [безобидный по своей сути], Чуя ощущает медленно нарастающее раздражение. Сам же говорил ему поторопиться и сам теперь пропустил все рассуждения мимо ушей.
- Будь внимательнее, я два раза повторять для идиотов не собираюсь, - отвечает весьма грубо, осматриваясь по сторонам, не видя больше никаких зацепок. – Тут только эти подушки. Вряд ли кто-то убирался здесь со дня смерти. Все разбежались, как крысы с корабля, - произносит, наблюдая за действием напарника. Следующие слова Дазая повергают его в шок и Чуя хмурится, давя в себе желание приложить «дорогого» напарника головой об окно.
- Я надеюсь тебе эта мысль только сейчас пришла в голову, и ты не молчал о ней всю дорогу, - цедит он тихо, ощущая себя обманутым, хотя, возможно, Дазай и правда только сейчас догадался об этом. – Другими словами ты подозреваешь всех, даже меня, - мысль о том, что он сам мог принести конверт оставляла в душе весьма мерзкое ощущение.
«Да это же просто бред какой-то» - Накахара как-то невесело усмехается и все же отгоняет эту мысль, задумываясь о том, что же теперь делать и как искать таинственного убийцу, раз он может манипулировать людьми. Однако в любом случае здесь им больше делать нечего.
- И как ты думаешь поймать его, если он обладает такой способностью? – ему действительно интересно какой вариант имеется у Осаму, если его догадка, к несчастью, верна. Вряд ли он будет убивать сам, скорее сделает это чужими руками, иначе как вообще объяснить отсутствие отпечатков и прочих следов, даже дверь была не взломана.

+1

12

Грубость пролетела мимо ушей ветром. Осаму помолчал ещё пару мгновений, ощупывая ткань подушки. Может, вскрыть её? Впрочем, вряд ли внутри окажется что-то неожиданное или интересное, раз следы крови есть лишь на наволочке.
- Конечно, Чуя, конечно, - пробормотал Осаму, возвращая подушку на место и скользя взглядом по одеялу. Помятое, но не скомканное, будто его кто-то встряхнул и набросил сверху на постель. - Но тело ведь отсюда забрали, не так ли?
Значит, могли унести и ещё что-то. Что-то важное для их расследования.
Сладкое, волнующее ощущения близости к разгадки пробежало по нервным окончаниями, заставляя Дазая закусить губу с силой. Он усмехнулся коротко, отворачиваясь от своего напарника.
- Разве есть разница, когда именно я об этом подумал? - поинтересовался он спокойно и даже как-то равнодушно, направляясь к двери в ванную. - Да. Тебя тоже. Скажи, Чуя, ты хорошо помнишь всё, что делал в последние дни? Нет каких-то пропущенных моментов? Пробелов, которые ты не знаешь, чем заполнить? Странные знакомства, может быть?
Отчасти Осаму сейчас дразнил его. Дёргал, так сказать, тигра за усы. Чуя ведь из тех, кто верен, предан и надёжен, сомнения в его лояльности просто не могут его не взбесить. Но с другой стороны — от такого действительно никто из них не застрахован.
- Во-первых, на тебя она сейчас уже не действует. Я прикасался к тебе, пока мы ехали сюда, - Дазай приоткрыл дверь, щёлкнул выключателем, оглядывая ванную комнату, большую и роскошную, но совершенно пустую. Здесь пахло мылом и порошком. Интересно. - А во-вторых, - он вздохнул, - высока вероятность, что под действием способности находится или будет находиться сам Мори-сан.

+1

13

Накахара вздыхает, стараясь игнорировать тон Дазая. Сейчас не то время и, не то место, чтобы поддаваться эмоциям, нужно сосредоточится на деле, которое обрастало новыми загадками, словно сорняками. Слушая напарника, Чуя постарался вспомнить все советы Озаки, чтобы не сорваться, ибо эта зараза начинала опять издеваться, задавая вопросы, на которые мог и сам ответить [при желании, конечно], но решил забросать ими Чую. Хотя в одном он был согласен с Дазаем – зачем кому-то уносить труп, если особняк опустел со смерти жертвы. Может тело и есть главная улика, ведущая к личности преступника.
- Хочешь сказать, что труп и является важной зацепкой? – он, наконец, озвучивает свои мысли, хотя не до конца в них верит. – Но как он вынес его тогда? – спрашивает Чуя, стараясь скрыть свое раздражение. Последнее, что Дазай может себе позволить – сомнения в его преданности Мафии.
- Естественно, я помню, что делал в последние дни, пока не доставили конверт, - он едва слышно фыркает, выражая недовольство. – Последние дни я провел в штабе. Сам же знаешь, я не из тех, кто будет вот так запросто болтать с кем-то на улице, да и без тебя я практически не покидаю стены организации. Так что из всех странных личностей только ты и остаешься. Не удивлюсь, если после этого инцидента мы друг от друга не отойдем, - произносит немного тише и едва заметно морщится после слов Дазая. Осознание некой зависимости больно бьет по гордости, поэтому он смотрит на Осаму с ненавистью, следуя за ним в ванную комнату.
«Прямо предел мечтаний, иметь спасителя, которому вечно обязан и нужно спасать его самого» - хмуро размышляет Накахара. Может быть он и будет благодарен напарнику, но не сейчас. Сейчас он не может контролировать эмоции в полной мере, чем Дазай нагло пользовался, выводя Чую из себя. В нос ударяет запах порошка, заставляя мысли переключится. Почему запах еще свежий, если дом уже пустует несколько дней?
- Такое ощущение, что тут что-то стирали, - задумчиво бросает он. – Но ведь дом пустует несколько дней, после смерти жертвы. Зачем тут проводить стирку, - наличие новых вопросов раздражало. – Значит он попытается убить себя сам, если того захочет этот тип, - мрачно констатирует Чуя в ответ на слова напарника. – Если это так, тебе придется находится рядом с ним, чтобы нейтрализовать способность, однако он вполне может заставить кого-то из наших, когда все провалится. Дерьмо какое-то, - ругается он, прислонившись спиной дверному косяку и ожидая, когда Дазай закончит поиск и они покинут дом.

+1

14

- Зацепкой? Вовсе нет, - Осаму хмыкнул. - Я хочу сказать, что его похоронили. По-быстрому и скромно, но всё-таки... всё-таки пока этим занимались, отсюда могли забрать что угодно.
Надо бы разыскать тех, кто занимался подготовкой тела к кремации и погребением, и поговорить с ними как следует. Дазай поморщился недовольно. Вот, что самое досадное, кстати. Нет никакой возможности устроить эксгумацию! Вскрытие-то провели явно абы как, и в документах даже причина смерти вписана странная — остановка сердца, без всяких пояснений. Сразу видно, насколько сильно бывшие подручные хотели избавиться от останков своего босса и прежних обязательств. А им теперь расхлёбывай...
Ответ Чуи не слишком обнадёживал. Если их загадочный заговорщик действительно так умён, как кажется, ему не сложно было бы предусмотреть все варианты и заранее побеспокоиться о том, чтобы не оставить никаких следов в памяти. С другой стороны — когда всё складывается удачно, любой может расслабиться и допустить ошибку-другую.
- Судя по всему, так и есть, - Осаму отодвинулся, прикрывая дверь ванной, покосился в сторону окна, задумавшись ненадолго.
Чуя прав: сидеть рядом с Мори постоянно — единственная возможность точно предотвратить покушение. Но вдруг на это и расчёт? Им нужно больше информации, больше фактов, больше зацепок. Пока что можно утверждать лишь то, что убийца каким-то загадочный способом ухитрялся проникать внутрь организаций.
- Может быть, и придётся, - Осаму взглянул Накахаре в лицо и улыбнулся, - но не сегодня. Сегодня ещё есть дела в городе... сколько там времени? Нам придётся заглянуть в паре человек из свиты покойного.
Не факт, правда, что их удастся отыскать, что они будут живы, что смогут что-то рассказать. Но иногда мелочь, деталь, кажущаяся самому человеку незначительной, оказывается ключом к разгадке.
Осаму развернулся на пятках — чёрный плащ взметнулся вороньими крыльями - и зашагал к двери из спальни.
- Не отставай, Чуя-я! Иначе тебе придётся догонять и меня и машину, - он рассмеялся чуть ли не в полный голос, пересекая коридор и легко сбегая по лестнице вниз. На улице уже успело совсем стемнеть, и в доме клубились плотные сумерки, но, как ни странно, Осаму ни разу не споткнулся и не сбился с пути.

+1

15

«Кто-то поторопился, а нам теперь сведенья собирать» - размышляет Чуя и слегка хмурится в ответ на слова своего напарника, о том, что поиски не закончены. Они явно потратят кучу времени, но ничего не поделаешь, главное хоть какие-то данные собрать. К тому же, может так он скорее привыкнет [что нереально на самом-то деле] к причудам Дазая. Накахара едва не цыкает на свои собственные мысли, напоминающие сейчас больше бред умалишенного, созерцая его улыбку и только собирается уточнить к кому именно сейчас они должны поехать, как Осаму поступает совершенно по-детски, выходя из спальни. Чуя вовремя срывается с места, чтобы поспеть за ним, проклиная все на свете.
- Только попробуй уехать без меня, чертова скумбрия! – гневно кричит он, стараясь разглядеть плащ напарника и не слететь с лестницы. – Я пересчитаю тебе кости и выброшу на помойку, будешь развлекать своими шуточками бродячих собак и котов! – рычит Накахара, сбегая по входной лестнице, следом за Осаму. Пока они обыскивали особняк улица уже успела погрузится в сумерки, в которых дом стал выглядеть еще зловеще, со своими темными окнами. Накахара поежился и направился к ожидавшей машине, по пути осмотрев двор еще раз, не прячется ли кто, но все вокруг было погружено в тишину. Хотелось как можно скорее покинуть это место, что сохранило в себе лишь дыхание смерти, оставшись напоминанием о недавней трагедии.
- Когда ты будешь относится к работе серьезно, Дазай? –  хмуро осведомляется он, садясь на заднее сидение автомобиля. Временами подколы Осаму отвлекали от реальности и ставили в тупик, не говоря уже о том, что Чуя не любил быть обманутым. И в другое время он бы закрыл глаза, обозвав Дазая придурком, то сейчас Накахара недоумевал и был немного раздражен выходкой своего напарника, но не настолько, чтобы забыть о деле, которое на них свалилось.
– К кому, из свиты покойного, мы сегодня еще сможем успеть? – он переводит тему, потому что пререкания о пренебрежительности Дазая вполне могут подождать и до штаба.

+1

16

Иногда Осаму казалось, что его вспыльчивый напарник действительно верит, что его угрозы могут что-то поменять. Что они не только веселят и раззадоривают, но ещё и как-то положительно влияют на ситуацию. Наивно, конечно, так думать, но — очень по-накахаровски. Чуя, будучи вроде бы не совсем дураком, иногда мыслил так узко и скучно, стереотипно. Ужас просто!
- Ну да, ну да, - Осаму ухмыльнулся, отодвигаясь к противоположной дверце, - ты-то у нас уже больше не бродячий пёсик. У тебя-то есть хо-зя-ин, - он протянул руку, легонько хлопнув водителя по плечу. - Поехали! Хорошо бы успеть до конца ночи в пару мест.
Замечание насчёт своего отношения к работе Осаму пропустил мимо ушей. Мурлыкая себе под нос незамысловатый мотив песенки, что сейчас звучала чуть ли не на каждом углу, он покосился на замелькавший за окном автомобиля пейзаж. Деревья, деревья, деревья... до города ещё катить и катить.
- К тому, кто живёт ближе всех, конечно же, - Осаму хмыкнул, откидываясь на спинку, повозился чуть, устраиваясь поудобнее. - Широ Каору, кажется... или что-то вроде того. Скорей всего он прибыл сюда первым, когда стало известно о смерти его босса. Ну, а если он вдруг опоздал, то тем лучше. Тогда у нас лишний повод его подозревать и задавать вопросы.
Широ Каору, один из ближайших подручных покойного, в отличие от начальства, обитал в апартаментах на верхнем этаже дома на окраине города. Здесь как раз велась активная застройка, и жильё продавалось втридорога. Тем не менее, желающих раскошелиться было не мало. Насколько Осаму знал, Портовая Мафия тоже успел прикупить здесь пару квартир — разумное и перспективное вложение.
До нужного дома они доехали меньше, чем за полчаса. Но остановились, как настоял Осаму, не рядом с ним, а чуть поодаль. Лучше вести себя скрытно сейчас, когда ощущение слежки никак не желало пропадать, вызывая противное желание то и дело оглядываться по сторонам. Осаму, кстати, именно это и сделал, быстро повертев головой и будто бы просто осматривая местность. Ничего подозрительного. Вот чёрт...
- Хотел бы ты жить в таком месте? - спросил он у Чуи, сжимая пальцами его рукав и утягивая его в нужном им направлении. - Смотри, какие дома красивые! И окна большие... как думаешь, из них хорошо улицу видно, а?

+1


Вы здесь » Mirrorcross » незавершённые эпизоды » I hate you [bsd]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно