"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Дорогие друзья, аттракцион невиданной щедрости – к вашим услугам акция « Welcome Everyone!» Абсолютно все персонажи из любых фандомов идут по упрощенной анкете! С 19 августа по 30 сентября для вас действует прием по пробному посту.

новости #25 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » о море, туристах и превратностях судьбы [the flash]


о море, туристах и превратностях судьбы [the flash]

Сообщений 41 страница 48 из 48

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="http://sg.uploads.ru/ge2w1.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">О море, туристах и превратностях судьбы</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Len & Barry </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

декабрь 2015 // Средиземноморье
«Туристы – это самая ужасная порода людей. Иногда возникает смутное подозрение, что любой народ за пределы страны старается отправить самых неприятных своих представителей – самых шумных, самых невоспитанных, самых бестолковых. Но, наверное, все проще. Наверное, в голове у каждого человека срабатывает секретный переключатель «отдых» и отключает процентов восемьдесят мозгов.»

домик

http://sg.uploads.ru/gjJlA.jpg
http://s5.uploads.ru/n2wZW.jpg
http://s3.uploads.ru/ZWz9K.jpg
http://s9.uploads.ru/HUJYg.jpg
http://s5.uploads.ru/lBEp6.jpg
http://sg.uploads.ru/t9Go2.jpg

+1

41

Вот теперь он мог смело забирать свои слова обратно. Потому что слишком очевидным стал факт правоты Леонарда относительно пользы отдыха и новых ощущений. Секс с кем-то незнакомым в том, числе. Ведь как бы долго он не был знаком с этим мужчиной, теперь он мог с уверенностью сказать, что почти ничего о нем не знал. Пока одна ночь, вобравшая в себя и откровенные признания, и безудержные эмоции, не перевернула все между ними. Таким он точно никогда его не видел и уж тем более не знал, вместо этого надумывая о нем разное и горюя об этом одинокими вечерами. Но едва ли он вспоминал об этом теперь, когда каждую ночь засыпал под боком у Леонарда и просыпался в его объятиях, понемногу привыкая к своей идеальной новой жизни. А для того, кто не так давно спал не больше пары часов в день и носился по городу то в роли криминалиста, то облаченный в кожаный костюм алого бегуна, привыкнуть и в самом деле было к чему.
Казалось бы, на кардинальные изменения в отношениях это тянуло едва ли. Просто помимо разговоров о разном, шутливых препирательств, без которых они никогда не могли существовать, у них появилась уйма других совместных моментов, которые очень быстро стали неотъемлемой частью жизни Барри. Он понятия не имел, как раньше мог обходиться без его волнующих прикосновений, без взглядов, в которых он не видел ничего кроме заботы и любви, без теплых объятий и откровенных поцелуев, которых ему хотелось буквально каждое мгновение. Звучало почти безумно, но Барри таковым себя не считал. Просто наконец понял и принял, что больше не один, что его жизнь в самом деле имеет значение для этого человека. И пока это будет так, он не имеет права опускать руки и ставить на себе крест, даже если больше никогда не сможет стать самым быстрым человеком на Земле. Менее счастливым он от этого не будет.
Пустота, образовавшаяся внутри него после истории с кражей, плавно перетекшей в убийство, и всех сопутствующих ей последствий, наконец, заполнилась до краев, чем-то более сильным и значимым. Открылось второе дыхание. Прекратились ночные кошмары и угрюмость на пол дня после пробуждения. Все в самом деле наладилось, хоть и верилось в это с трудом. Все, кроме скорости, которую он так и не получил назад, как бы сильно этого не хотел. Пугало ли его это? Едва ли. Большую часть времени у него просто не было возможность думать о подобном. Все его внимание было сосредоточено лишь на одном человеке и иногда на том, что происходило с ними обоими. Проще говоря, важным стало настоящее, а не прошлое или будущее. И такое положение вещей его более чем устраивало. Все вокруг будто говорило «Оглянись! Твоя жизнь может быть такой», и ему хотелось в это верить. Что все в самом деле может быть таким простым и понятным, без лишних проблем и ненужных волнений, к которым он так привык. Теперь все складывалось совсем иначе, и ему хотелось продлить это время как можно дольше.
Наконец, их отдых начал оправдывать свое название, и Барри в полной мере насладился всеми его прелестями. Его бледная кожа начала приобретать более заметный бронзовый оттенок, а список того, чего он никогда не делал, но попробовал с Леонардом рос изо дня в день. Предложи ему Снарт прыгнуть с парашютом или покорить вершину горы прямо сейчас, он бы не задумываясь согласился с горящими глазами представляя, как они сделают это вместе. Так много красок вдруг появилось в его жизни, что ему до чертиков хотелось испробовать их все. И почему он перед поездкой не выбрал для них роли любовников? Может тогда все изменилось бы гораздо быстрее и столько времени не было бы потрачено впустую. Оттого теперь он пытался восполнить каждую утерянную секунду, наслаждаясь каждой мелочью, которой прежде в его жизни никогда не было. Просто от того, что никем и никогда он не увлекался так сильно, чтобы видеть в нем смысл своего существования. Хотя важные люди были у него и прежде. Ключевое слово здесь «были», и потому, когда эти самые люди напомнили о своем существовании, сердце Барри пропустило удар.
Он уже и не помнил, когда в последний раз следил за кем-то из них, чтобы просто увидеть издалека, не говоря уже о том, чтобы быть увиденным ими и уж тем более поговорить. Когда это было? Сразу после его освобождения из Айрон Хайтс. Да и тогда он ни с кем полноценно так и не увиделся. Оказалось достаточно телефонного звонка, чтобы понять, что в Старлабс его возвращения никто не ждет. И Барри мог это понять. Потому этот внезапный сегодняшний звонок настолько выбил его из колеи. Бросив машинальный взгляд на Леонарда в поисках молчаливой поддержки, он все же ответил в момент осипшим от волнения голосом и был благодарен мужчине за то, что тот дал ему время на эту внезапную встречу с прошлым.
[float=left]https://funkyimg.com/i/31V4o.gif[/float]Звонившей оказалась Кейтлин, очевидно выбранная в качестве «жертвы», которая попытается связаться с Флэшем и попросить его о помощи. По крайней мере, по началу Барри казалось, что все обстояло именно так, но ближе к концу сбивчивой речи девушки он все же ощутил неподдельную тоску в ее голосе и лишь убедился в ней после короткого «Пожалуйста, возвращайся Барри. Все тебя ждут». Словам о том, что все в самом деле хотят его возвращения он верить не торопился, но в том, что просьба Кейт была искренней отчего-то был уверен. По словам Сноу в городе творился настоящий хаос, и силами полиции и бывшей команды Флэша его было не сдержать. Машинально попытавшись вызвать вибрацию рукой, Барри прикусил язык так и не найдя в себе сил сказать о том, что утратил свои способности и больше никому не сможет помочь. Хотя должен был. Просто сказать правду и отключиться, вернувшись к Леонарду и этой новой жизни, которая была у него теперь. Но ведь не сказал. И вернулся настолько растерянным, что далеко не сразу нашелся с ответом на вопрос, вызволивший его из задумчивого состояния.
- Это была Кейтлин. В Централ-сити… - на этом объяснение можно было смело заканчивать, потому что продолжение не обещало ничего хорошего. Он неловко замолчал, пытаясь подобрать слова так, чтобы его объяснение звучало внятно. Хотя он сам едва ли успел понять все до конца после этого странного разговора, разбередившего только-только начавшую заживать рану. – В городе орудуют новые мета, - ничего необычного. Это краткое описание его будней из прошлого, но теперь произносить подобное было не так-то просто. Взгляд так и бегал по гостиной, потому что остановиться на лице мужчины он был не в состоянии. – Кейт сказала, они не справляются. Нужна помощь Флэша, - это подразумевалось само собой, иначе с чего бы на его лице нарисовалось это почти забытое выражение вселенской печали. Закусив губу он выждал еще какое-то время прежде чем что-то сказать или сделать. Программу минимум он выполнил, объяснил что случилось в общих чертах и показал не мало своим дерганым поведением. Плюхнулся на диван рядом с мужчиной и наконец посмотрел на него, озвучивая главную причину его волнений. – Я не смог сказать, что ничем им не помогу, - его ладони то непроизвольно сжимались в кулаки, то разжимались вновь, будто он пытался размять их. Да только никакого эффекта это не приносило. Их контуры все еще были такими же четкими, нисколько не размываясь в воздухе. – Потому что больше ни на что не способен, - это он произнес сквозь стиснутые зубы, со злостью буравя взглядом свои ладони. Бесполезные ладони простого человека, а не алого бегуна, о возвращении которого просили газетные заголовки Централ-сити.
Может в глубине души он и был рад услышать голос подруги, что прежде не раз ставила его на ноги в рекордные сроки после тяжелых ранений, а порой и просто по-человечески понимала, оказывая поддержку как могла, но прямо сейчас ненавидел ее за этот звонок. Еще больше ненавидел себя за то, что оказался настолько к нему не готов. И понятия не имел, как быть дальше. Раз толку от него больше нет, а команда Флэша на него надеется. Потому что он не смог сказать правду. И стать собой снова тоже не смог. А ведь времени прошло не мало. Но сколько бы он его не потратил, все было впустую. Разница заключалась лишь в том, что теперь, когда он решил смириться с этим и пойти дальше, ему напомнили почему он не может этого сделать. Будто ударили по голове и она все продолжала звенеть, доставляя жуткий дискомфорт. – Мы можем… просто сделать вид, что этого не было и пойти поесть?

+1

42

Вопрос казался излишним, по крайней мене, один из них, потому как ответ был четко и ясно написан на лице Барри, и пусть Лен видел его лишь мельком, но, должно быть, он слишком хорошо успел изучить мальчишку, что бы сейчас представлять все в подробностях и чувствовать, если можно так сказать. Напряжение, которому обычно находилось иное объяснение, чья основа носила исключительно сексуальный характер, теперь было совсем другим - тугим и тревожным, как предвестник чего-то не хорошего. Снарт успел испытать толику разочарования, прежде чем парень заговорил. Впрочем чего он ждал? Что эти каникулы будут вечными? Что они смогут остаться здесь навсегда и про Барри просто забудут? Не нужно было копаться слишком глубоко в себе, что бы понять - да, в самом дальнем закоулке его души жила надежда на это. Крошечная и почти незаметная. Голос рассудка был сильнее и он подсказывал, что однажды эта сказка закончится. Конечно, хотелось, что бы это случилось позже, но кто спрашивал его совета или мнения? Правильно, никто. Даже Барри этого не делал, просто выдавая факты, которые, впрочем, удивительными не были.
Мета-люди всегда будут терроризировать их город, просто потому что могут. Появившись однажды, они не могли исчезнуть просто так или переехать в другое место. Лен это очень хорошо понимал, как и то, что вкусив силы и власти, мало кто сможет отказаться от нее добровольно. Он сам никогда бы не пошел на это, не будь у него достойной причины, но даже имя ее, Лен все еще не мог сказать, что отринул свою прошлую жизнь насовсем. Пока у него причин или времени, что бы думать об этом. Пока его все устраивало так, как есть. Хотя, устраивало лишь до настоящего момента, - Они всегда будут это делать, - ответил Лен первое очевидное, что пришло ему на ум, но, оказалось, что дело не в новых нападениях, не в звонке подруги. Все дело во Флэше. Все и всегда крутилось вокруг Флэша. А точнее, вокруг его отсутствия. Как он мог забыть об этом? Как мог списать со счетов, отчего-то решив, что все изменилось? наивно, должно быть, а ведь он никогда наивным не был и всегда точно подмечал все происходящее с мальчишкой, даже если он молчал и отгораживался. Но, очевидно, в этом-то и была проблема. В последнее время Барри не молчал и уж точно не отгораживался, поэтому так легко было поверить, что все наладилось, что прошлое, его прошлое, осталось в прошлом и можно насладиться передышкой, отложим мысли о будущем на потом. Не вышло. Что ж, в любом случае с этим нужно было что-то делать.
Лен отложил журнал и откинулся на спинку дивана, вполоборота глядя на Барри совсем как прежде, когда парень начинал нести чушь, [float=right]http://forumuploads.ru/uploads/0019/cc/0b/280/34029.gif[/float]не отдавая себе отчета в том, что именно это он и делает. - Я-то смогу, нет проблем. А ты? - вопрос риторический по мнению Снарта, но его стоило озвучить, что бы до мальчишки дошло, или хотя бы начало доходить, что притворяться не обязательно. После всего, что между ними были, а еще после того, через что им пришлось пройти вместе или же по отдельности но по вине друг друга, притворству и играм не должно было остаться места. По крайней мере один из них был уверен. Лен, конечно же. И он даже представлять не хотел как будут выглядеть попытки Барри сделать вид, что этого звонка не было, что он забыл о некогда принадлежащих ему силах и сможет не принимать в расчет собственную неспособность помогать другим. В последнее Леонарду не верилось вовсе.
- Мы о стольких вещах разговаривали в последнее время, - тихо начал он, как будто не затевал серьезный разговор, а собирался рассказать какую-нибудь историю, не имеющую к ним никакого отношения, - обо всем, о чем только можно было, но о главном, кажется, забыли, - сдержанно улыбнувшись, немного нервно даже, Лен осторожно коснулся плеча Барри, словно боясь потревожить. Тема не была простой, а учитывая, как подобные разговоры заканчивались в прошлом, на его успех можно было даже не рассчитывать. Но Снарт все же рассчитывал, хотя бы потому, что справедливо полагал, что сейчас изменились обстоятельства, да и настроение Барри тоже должно было быть другим. Должно было быть. Лен не хотел и боялся думать о том, что все это время мальчишка просто отмахивался от произошедшего, от того, что он потерял, притворялся, если говорить прямо, но уж точно не смирился. Этого Снарт не видел сейчас, даже намека на смирение.
- Почему ты не сказал ей, что у тебя больше нет сил? - в его взгляде было гораздо больше вопросов, чем он произнес, хотя, почти все они относились к другому, - И почему ты чувствуешь вину за это? Ты ведь чувствуешь, я вижу. И не говори, что это не так, не ври мне. Меня всегда это поражало, Барри. Я, кажется, уже говорил тебе об этом раньше. Или нет? Не важно. Твой комплекс бога никуда ведь не делся, правда? Ой, не надо говорить, что ты им никогда не страдал. Раньше ты считал себя в ответе за все то дерьмо, что происходит в Централ Сити и был уверен, что только ты способен его остановить. Я помню, - Лен улыбнулся, но немного печально. Признаться, веселого в этих воспоминаниях было не мало, - Так себя ведут только боги. Но да ладно, мне всегда нравилось это в тебе. Хотя, я до сих пор не могу понять, как можно быть на столько альтруистичным. Я помню, что ты говорил мне об этом раньше - ты можешь что-то исправить, поэтому делаешь это - так что не повторяйся. Похвально. Я горжусь. Но что теперь? Теперь вместо вины за то, что не успел спасти кого-то, будет вина за то, что ты физически не можешь этого сделать? Или все дело в том, что без помощи остались твои друзья? Если их еще можно так называть после того, как они отвернулись от тебя, - Лен на секунду задумался, вздохнув обреченно, поднялся с дивана, подошел к бару, что бы налить себе немного виски, поскольку рассчитывать на скорый ужин явно не приходилось, - Поэтому, Барри, мы можем обо всем забыть, конечно, и просто пойти поесть, если прямо здесь и сейчас ты скажешь мне, что все, происходящее в Централ Сити, теперь не твоя забота и не твоя вина, - он повернулся, вновь оказываясь с мальчишкой лицом к лицу, и сделал небольшой глоток, - Скажи это и мы обо всем забудем.

+1

43

В ответ на встречный вопрос Барри поморщился, стыдливо отводя взгляд в другую сторону. И даже не из-за того, что правда была настолько очевидна, что пытаться опровергнуть ее не было смысла. Само собой. Ужаснее было то, что на самом деле он рассчитывал, что Лен поможет ему в этом, отвлечет и избавит от ненужных мыслей, потому что ему самому никогда такое не удавалось. Хорошо, что Снарт не был телепатом, но и от его проницательности порой Барри пробивало на мурашки. Вот как сейчас. Особенно сейчас. Когда ничто не предвещало продолжения неприятной темы, а он все никак не мог расслабиться и вслушаться в слова мужчины, что вроде как обещали подобие уютных объятий. Или он слишком привык, что в последнее время большая часть их разговоров заканчивалась чем-то таким, даже если пред этим они яростно спорили, настаивая на своем казалось бы до последнего. Прикосновения всегда побеждали. Жаль, что сейчас был не тот случай.
Он пожал плечами, будто так пытался избавиться от необходимости произносить откровенную ложь. «Не знаю», да как же! Тут и телепатом не нужно быть, а если уж к делу подключался Леонард Снарт, то пиши пропало. Его уж точно таким не обмануть. Не выдержав этого вроде бы мягкого, но все же давления, Барри поднял глаза встречаясь взглядом с мужчиной, забросив эти бессмысленные попытки, оставить свои скомканные чувства при себе. Не получится. Теперь точно нет, и с этим ему нужно было смириться, так или иначе. Трудно изображать безразличие, когда все и так написано у тебя на лице, словно выгравированная надпись, которая останется там, даже если закрасить едкой краской. Такой уж Барри. Всегда был таким, даже когда молния еще не успела его выбрать. Несправедливость выводила его из себя настолько, что он был готов получать тумаки вместо того, чтобы выбирать легкий путь и проходить мимо. И это только поступки ребенка, неужели спустя годы и целую жизнь, пусть и непозволительно короткую, но все же прожитую на сверхскорости, Барри сможет оставить это в прошлом и просто пойти дальше? Даже если бы он хотел. А хотел ли?
[float=left]https://funkyimg.com/i/324FD.gif[/float]Вопросы лишь множились в его продолжающей гудеть голове, а Лен лишь подливал масло в огонь, будто выводя его из темного леса собственных мыслей. Но теперь он скорее напоминал испуганного оленя в ярком свете фар, чем спасенное существо, которое нуждалось в проводнике. Этого было мало, но в тоже время и много. Слишком многое в последнее время Леонард делал за него, ощутимо облегчая жизнь, и он настолько привык к этому, что теперь и сориентироваться не мог вот так сразу. Потому что понятия не имел в чем именно заключалась его проблема. В команде, по которой он может и забыл на время, но не переставал скучать по сей день, раз этот звонок так сильно на него повлиял. Во Флэше, который стал частью него, как только Барри вышел из комы и обнаружил в себе эти занятные изменения. Или в нем самом, в парне, который всегда хотел простого счастья, но был слишком непрост, чтобы его принять и на этом успокоиться. Вариантов нашлось не мало, но Барри не смог бы выбрать один, даже если бы от этого зависела его собственная жизнь.
Наблюдая за действиями Леонарда он сильнее поджал губы и сам весь сжался на месте, ощутив горечь на языке от одного звука наливающегося алкоголя. Или скорее от того, какой напряженной становилась эта своеобразная беседа, а спиртное стало лишь катализатором таких ощущений, раз в нем вообще появилась необходимость. Это еще что. Вот когда ему вновь пришлось встретиться взглядом с мужчиной, внимая словам, от которых тут же захотелось отгородиться по-детски затыкая ладонями уши, вот тогда справляться с натиском стало в разы сложнее. Барри обреченно вздохнул, продолжая беспомощно буравить взглядом Леонарда. И прежде, чем с его губ сорвался хотя бы звук, прошло несколько мучительных минут гнетущей тишины. А потом он набрал воздуха в легкие и вознамерился сделать то, что от него требовалось. – Все происходящее в Централ Сити не моя забота и не моя… - у него почти получилось. Произнести правильные слова совершенно бесцветным голосом, словно какую-то мантру, но не поверить в них и уж тем более не заставить поверить ему Леонарда. Это изначально было невозможно, но он должен был попытаться. Чтобы что? Лишь красноречиво подтвердить правоту мужчины, выдавливая из себя эту фразу, словно иначе его застрелят. И, как итог… он «убит».
Удрученный вздох, нервное перебирание кромки рубашки вспотевшими пальцами, вымученный взгляд, все в нем кричало о возвращении той жалкой беспомощной версии Барри Аллена, который лежал на диване в гостиной Снартов, словно извечное покрывало, разве что иногда совершающее вдохи. К слову, диван был и тут, Снарт тоже. Знакомая обстановка и чувства, которые ему так и не удалось вытравить изнутри, несмотря на то, сколько хорошего происходило с ним в последнее время. Все до единого события были связаны с человеком, который похоже сделал своей идеей-фикс возвращение Барри в норму, раз изначальный смысл этой поездки крутился вокруг этого. И обиднее всего ему было разочаровывать, не оправдывая чужие надежды. Точно так же, как он продолжал подводить свой город. Свою семью. И человека, которого любит.
- Ты ведь знаешь, что я не могу это признать, - сокрушенно сдался Барри, пытаясь добавить своему голосу хоть немного силы. Они оба это знали, чего уж скрывать, устраивая это провальное показательное выступление. И потому Барри искренне не понимал, почему теперь вдруг стал обязан сделать невозможное. Ведь он и прежде не мог, не смог и сейчас. Но это же не мешало им жить дальше. – Что теперь прикажешь мне сделать? Я отвлекся от всего, как ты и советовал, но это все еще здесь, - указательным пальцем правой руки он постучал по своему виску, так и не назвав это нечто своим именем. А чем оно было? Какой-то неизлечимой болезнью? Этим пресловутым комплексом бога, о котором не уставал говорить Лен? Заклинившей задвижкой, которая просто-напросто отсекала часть его прежней жизни, не позволяя стать полноценной версией себя? Как это не называй, но с ним все еще было что-то не так. И учитывая то, как складывались обстоятельства этого разговора, он может и хотел с этим смириться, но так и не смог.
- Я хотел бы забыть обо всем этом. Но проблема в том, что это слишком большая часть моего прошлого. Моей семьи, даже если я им больше не нужен. Меня самого, даже если прежним мне никогда больше не стать. Все это время я пытался привыкнуть, и если бы не этот звонок… - он бы продолжил верить в то, что у него получается. Что такая жизнь ему подходит, и его в самом деле может хватить надолго, если все останется таким… обычным. Казалось, его чувств к Леонарду всегда будет достаточно, чтобы пустота внутри него оставалась заполненной. Но, похоже, это совсем другой пробел, который тоже отчаянно нуждался в заполнении, но все же был другим. Принятие себя и принятие собственных чувств. Как он мог перепутать? И вот теперь его призрачный замок несбыточных надежд рассыпался на глазах вместо с затухающей во взгляде надеждой. – Я правда думал, что не все потеряно. Но видимо... так и есть.

+1

44

Конечно, он знал. Это и многое другое, что наверняка должно было оставаться вне поля его зрения, но все же попадало в него и обращало на себя внимание, не оставляя шанса на то, что бы отмахнуться, пройти мимо, не задумываться. По крайней мере Лен так не мог и потому он уже давно определил для себя, кто таков Барри Аллен, на что он способен и чего не может в принципе, сколько бы не пытался делать вид и убеждать себя. Не все подвластно силе мысли. Иначе бы проблем автоматически стало в разы меньше и не пришлось бы решать их в самый не подходящий момент, рискуя испортить только-только возникший между ними мир и понимание. Хотя, насчет последнего Снарт все таки преувеличивал. Понимания между ними как не было раньше, так и не появилось теперь. Видимо, подобное было за пределами понимания кого бы то ни было, даже самого Леонарда.
- Если я прикажу? - он сделал еще один глоток, как будто пытался скрыть за кромкой стакана недоуменную улыбку, потому что... - Серьезно? - Как будто ты когда-нибудь слушал то, что я тебе говорю. Мог бы избежать множества проблем и неприятных ситуаций, кстати, будь это так, - Лен ненадолго задумался, погружаясь в воспоминания, еще свежие, не успевшие покрыться слоем других, и от того такие отчетливые и яркие. Подлив себе еще немного виски в стакан, Снарт вернулся к Барри, но на диван садиться не стал. Выбрал место напротив него, устроившись на низком столике, что бы иметь возможность смотреть прямо ему в глаза, - Когда ты ехал сюда, ты думал, что должен все забыть? Свое прошлое и свою жизнь? - отпив немного, Лен нервно усмехнулся, - Не помню, что бы это входило в мои планы. Оставить на время свою жизнь, попробовать что-то новое ради того, что бы отдохнуть и набраться сил, что бы дать, - он протянул руку и коснулся пальцем головы Барри, совсем как тот сделал недавно, - голове отдохнуть, а мыслям улечься. Но теперь я вижу, что этого никогда бы не случилось. Просто...
Закончить свою мысль у него не вышло, потому что он понятия не имел, как объяснить все, что думал по этому поводу, простыми словами так, что бы до мальчишки дошло. Он ведь был уверен, что парень и так все понимает, что, наконец-то, он действительно понимает все и дела пойдут на лад, но... Поднявшись со своего места, Лен отошел к огромному окну, выходящему на пляж и, отпивая небольшими глотками терпкий напиток, начал всматриваться в спокойную и ровную линию горизонта, едва различимую в знойном воздухе. Там, за окном, действительно было жарко, но здесь внутри сохранялась прохлада, позволяющая вливать в себя спасительное успокоительное, - Это все моя вина, - задумчиво и до крайности тихо, будто самому себе, произнес Лен, все еще вглядываясь куда вдаль без особой опоры, как будто смотрел в пустоту или в вакуум, заполненный его мыслями, - Я был уверен, что ты, наконец-то, повзрослел. Что наконец-то понял, что с тобой происходило в последнее время, а главное почему. Что ты смог увидеть причину и сделал правильные выводы, но... Да, это моя вина. Я так радовался, когда ты просто согласился на эту поездку и потом, когда признался в своих чувствах, что просто забыл... Забыл, какой ты все еще ребенок.

+1

45

Когда он ехал сюда, честно говоря, он вообще ни о чем не думал. Лишь хотел, чтобы что-то изменилось. Желательно в лучшую строну. Терять ему было нечего, будущее все еще застыло вдалеке, покрытое туманом, и Барри не решался взглянуть в его сторону. Потому предложение Леонарда казалось чем-то сродни спасательного круга. Всего лишь шанс, который мог все изменить. А мог оставить все, как есть. Или не совсем все. В любом случае, ожидания и реальность как и всегда разошлись по разным сторонам, и Барри не говорил, что это плохо. Ему нравилось то, что произошло с ним здесь, и он не променял бы это… даже на возможность другого исхода, как бы сильно он не скучал по скорости, остро ощущая ее нехватку. Однако, выбросить из головы этот чертов телефонный звонок почему-то не мог.
На мгновение ему захотелось ухватить Леонарда за руку, не позволяя уйти и продолжить развивать эту свою печальную мысль дальше. Да, возможно смысл поездки был изначально переоценен с учетом того, каким человеком был Барри Аллен, но это не значит, что смысла в ней не было вовсе. Он очень хотел дать понять, что думал именно так, но вместо этого лишь обреченно вздохнул и отвел взгляд. Ведь осознал, что сделал именно то, чего не хотел больше всего. Разочаровал. И слова мужчины служили ярким тому подтверждением. А самое обидное заключалось в том, что он ничего не мог с этим сделать. Сколько бы не злился на себя, изнутри пылая желанием исправить этот до ужаса несправедливый момент.
И когда он было решил, что хуже быть просто не может, Леонард опроверг и это, заставив Барри встрепенуться и обратить на себя внимание целиком и полностью. Виноват? Он? В чем? В том, что носился с ним, как с писаной торбой, когда об этом его никто не просил? В том, что был единственным человеком, который верил в него, несмотря на то, что он сам умудрился утратить эту веру? И не найти до сих пор… А все потому, что оказывается Барри все еще ребенок. Это слово вызвало непроизвольную ухмылку, как будто Лен только что выдал уморительную шутку. Но осознание того, что смеяться здесь было не над чем, настигло его так же быстро. – Ты серьезно? Значит, взрослый в отличии от меня? Супер, - он скрестил руки на груди, выбрав самое подходящее слово, чтобы подтвердить насколько он не ребенок. Или сделал это из принципа? Кто тут теперь разберет, когда внутри так и клокочут эмоции, неминуемо прорываясь наружу. – И наверное все видишь и все понимаешь. И что, и почему, и выводы уже сделал. И даже вину берешь на себя. Молодец, какой! Только ты тут не причем! – не собирался он повышать голос, но явно не успел придержать громкость до того, как едва ли не прокричал последние слова. Как будто так они должны были стать понятнее, да еще и объяснить все и сразу в добавок. Вот от чего ему бы действительно полегчало.
- Раньше я думал, что лишился сил из-за тебя… Из-за того, что потерял всех и все, что у меня было. Потом понял, что ничего и никого по сути у меня и не было. И ты ничего плохого мне не сделал. Я просто… - так сложно было облечь в слова самые простые мысли, что сопровождали его едва ли не всю жизнь, от самого рождения, а со временем лишь укрепились, преобразившись в настоящий смысл жизни. – Я хочу снова быть полезным. Помогать другим, как раньше. А без сил я… не чувствую, что могу хоть что-то изменить. Как будто больше ничего не значу. – для того, чтобы понять то, через что он проходил до сих пор, нужно было как минимум пережить нечто подобное, если не то же самое. И Барри понятия не имел случалось ли с Леном что-то такое же сильное, что навсегда изменило его привычную жизнь. Они не особо делились такими историями, да и сейчас момент был крайне не подходящим. – И если для тебя это по-детски, то… прости, что создавал ложное впечатление.

+1

46

Тон мальчишки ему категорически не нравился. Но если бы только в нем было дело. Перепады настроения, эмоциональные всплески то вверх, то вниз - все это Лен уже наблюдал ни раз и мог легко пережить, прекрасно понимая, что это временно и вскоре пройдет. Просто отступит, позволив здравым мыслям выбраться на поверхность и взять управление на себя. Такое развитие событий было бы логично и более чем правильно, но, очевидно, не для всех и каждого. Как же просто было забыть, что Барри никогда не мыслил стандартно и в принципе не был похож на приверженца логики и всего того, что свойственно людям, привыкшим сначала думать, а потом уже говорить и делать. Да, с мальчишкой все было ясно, но Лен-то отчего вдруг стал походить на него? Этот вопрос терзал его слишком сильно, что бы отбросить его в сторону и просто забыть, пойти дальше и наслаждаться этой новой жизнью. Он хотел, что бы Барри стал собой прежним, но вместо этого сам изменился.
И в этом он винил себя. Не в том, что пацан потерял силы, как он вовремя подметил, и не в том, что не мог их вернуть до сих пор. Нет, в этом не было вины Лена, даже если кто-то когда-то думал именно так. Он был повинен лишь в том, что позволил расслабиться им обоим, если подумать, и слишком сильно. Да, конечно, он предложил эти каникулы, надеясь на что-то, на вполне конкретные вещи и результаты, но и представить не мог, что все выйдет из под контроля и затянется так надолго. И самое удручающее заключалось в том, что не случись этого звонка, они бы и дальше продолжали наслаждаться морем, сексом, едой, друг другом, а потом... что потом?
Объяснять все это Барри было бессмысленно. Что-что, но это Снарт уяснил четко и ясно - если парень что-то решил, то объяснить ему все просто и понятно не выйдет, придется расщедриться на слова и зайти издалека. Лен вздохнул. Этого он не хотел. К тому же, он уже ни раз пытался втолковать ему то, что Барри и сам должен был понять, но... не понял и не услышал.
Залпом осушив стакан, Снарт оставил его у бара и с глубоким удивлением во взгляде посмотрел на мальчишку, - Ничего не значишь? Не можешь хоть что-то изменить? Бесполезен? - не хотел он лезть в эти дебри, но, видимо, по другому и быть не могло. В конце концов, это же Барри - мастер по части самобичевания и осыпания головы пеплом. Не понятно только, какая роль при этом отводилась Лену, - Вот оно значит как, - он усмехнулся, скрестив руки на груди и разглядывая сидящего на диване парня так, будто видел... нет, не впервые, но заново, - И кто же тогда я во всей этой истории? Утешительный приз? Раз прошлая жизнь для тебя потеряна, ты больше ни на что не годишься и ничего не можешь, то терять все равно нечего, так почему бы не повеселиться и не рискнуть с таким как я? - звучало до ужаса логично, хоть и печально. Печально на столько, что Лен невольно почувствовал неприятный холодок внутри, не смотря на то, что всеми силами старался в это не верить, едва заметно улыбаясь.
- Как хорошо, что мы все выяснили, но... знаешь что? Мне надоело, - он осмотрелся по сторонам без особой цели, и снова вернул взгляд Барри, - Надоело быть утешительным призом и наблюдать, как ты сам себя закапываешь. Силы он потерял, видите ли, и ни на что не способен. Да на свете тысячи людей, у которых этих сил отродясь не было и что? Все сидят и скулят о своей беспомощности? Строят из себя жертв и не трепыхаются даже? Больше не могу. Не могу опять разжевывать тебе, что дело не в силе, а в том, что ты до сих пор веришь, что не заслуживаешь ее. Только в этом. Но я могу понять. Тот, кто опустился до уровня Леонарда Снарта должен так думать. Вот только я пока еще не выжил из ума и знаю, чего стою. Я Леонард Снарт, черт возьми! Я достоин лучшего. И уж точно я не собираюсь тратить время на пустое место. На того, кто сам себя не видит и не ценит, кто считает, что не заслуживает чего-то большего, чем я и вот это все. Отлично. Сиди и продолжай упиваться мыслями о том, что ты все потерял, что ничего не имел, а с меня хватит! Я пришлю кого-нибудь за вещами, а ты оставайся здесь, сколько хочешь, сколько потребуется, что бы до тебя дошло, что ты заслуживаешь и любви, и своей силы! - сказать еще можно было много чего, но Лен не стал. Расцепил руки и направился к выходу, намереваясь добраться до отеля и снять себе номер там, что бы в тишине и покое подумать обо всем основательно и разобраться, в какой момент он свернул не в ту сторону и пошел в не правильном направлении.

+1

47

«Нет», сначала его протест был безмолвным, зародился где-то глубоко внутри, как только смысл слов Леонарда задел нужные струны. А дальше лавина лишь набирала масштаб по мере того, как слова мужчины продолжали и продолжали обрушаться на его многострадальную голову. Барри же упрямо шептал одно и то же отрицание, - Нет, нет, нет, - хоть и осознавал, что поздновато спохватился забирать свои слова назад. Определенно он нес какой-то бред, если у Леонарда сложилось впечатление, будто Барри воспринимает его как какой-то утешительный приз. И тут уж обвинять было некого. Вот, что оказывается было важнее, даже этой треклятой утраты сил. Жаль только, что для того, чтобы осознание этого начало появляться в его голове, эти слова нужно было произнести вслух, да еще и человеку, которого он любит. Неужели он в самом деле заставил его это сделать?
Теперь он выглядел куда более напугано, чем после разговора с Кейтлин и нелегких размышлений о Централ Сити и прошлой жизни. Изогнутые брови едва не сошлись на переносице покосившимся домиком, глаза расширились от ужаса того, как неправильно звучали все эти слова о том, что и кто из них заслуживал. И да, с тем, что Леонард Снарт заслуживал лучшего он был согласен, сам ведь неустанно повторял ему это даже когда Снарт посмеивался над ним или прогонял. Почему же теперь ситуация изменилась с точностью до наоборот? До какого уровня он опустился и что вообще себе надумал, если человек, которого он любит, чувствует себя утешительным призом, а не самым значимым в его жизни? От одной мысли о том, что все, что случилось между ними здесь, можно было очернить и обесценить вот так просто в одно мгновение, ему стало дурно. А когда он попытался было взять себя в руки и вклиниться в поток бурной речи Леонарда, последние слова буквально оглушили его, заставив посмотреть на мужчину широко раскрытыми глазами. – Пожалуйста! – в то мгновение он и сам толком не понимал, о чем просил, но четко осознавал хотя бы то, что не должен допустить такого исхода. Они ведь только-только сошлись и точно не заслуживали скорого расставания. Ни один из них. Хотя бы это говорило о том, что Барри был не прав, и если что-то и было потеряно в прошлом, то уж точно не все. Далеко не все. И глупо было разбрасываться обретенным только потому, что прошлого уже не вернуть.
Когда за Леонардом захлопнулась дверь, ему на мгновение показалось, что вместе с ней остановилось и его сердце, так больно разом стало внутри и обжигающе горячо, словно все нервные окончания в его теле в миг стали сверхчувствительными. Что это? Сумасшествие? Это все-таки происходило? Трудно было сказать наверняка, но что-то с ним явно было не так. «Ты только что оттолкнул единственного человека, который верил в тебя несмотря ни на что. Конечно с тобой что-то не так!». И только эта здравая мысль не позволяла ему свалиться в пучину самобичевания и жалости к себе. Он провел в ней и без того много времени, довольно! Барри поднялся на негнущихся ногах и сделал несколько нерешительных шагов, отмечая явную раскоординацию в собственных движениях, но все равно кинулся к двери вслед за мужчиной. Ему не хватит и всего времени во вселенной, чтобы осознать наверняка чего он заслуживал, а чего нет. Он просто чувствовал, что так быть не должно. Что он не собирается терять этого человека, даже если пал в его глазах ниже некуда. Нужно было хотя бы попытаться подняться. Или для начала догнать его.
- Лен! – он облокотился о стену, как только оказался на улице, вновь ощутив этот сбивающий с толку приступ жара. Можно было списать все на местный климат или эмоциональное потрясение, но сейчас Барри мало волновала причина, ровно как и собственное состояние в целом. – Подожди! - Нужно было просто догнать Лена. Любой ценой. О другом он не думал вовсе, упрямо вглядываясь в удаляющуюся фигуру мужчины. Неужели он так быстро ходил? Или это Барри так непозволительно долго не мог сдвинуться с места? Тело будто деревянное абсолютно его не слушалось, как бы он не пытался заставить себя двигаться. «Быстрее, как можно быстрее!», мысленно твердил он самому себе до тех пор, пока желаемое не стало возможным. Причем буквально в одно мгновение. По жилам будто прошел электрический разряд и реальность вокруг размылась, утратив свои прежние очертания. Казалось, он успел лишь прикрыть глаза от неожиданности, не находя в себе сил и дальше не упускать ориентир в виде спины Леонарда, а в следующую секунду он буквально столкнулся с ним, разом навалившись всем телом, и больно приложившись скулой о затылок мужчины. Но это все мелочи.
Руки по инерции сомкнулись вокруг чужого тела, как будто он пытался не дать ему упасть и себе заодно тоже, потому что затормозить вовремя он попросту не смог. Слишком долго не практиковался в таких маневрах на высоких скоростях. И вообще понятия не имел, что творит. Осознал только, когда невозможное уже случилось, и он дрожащий и задыхающийся продолжал вцепляться в Леонарда, как и хотел, не позволяя ему уйти. По крайней мере, пока он не скажет ему то, что должен. – Я… ты… - так сразу мысли по местам и не расставишь, они словно разметались по его черепной коробке от такой скорости. Но главное он все же нашел в себе силы озвучить несмотря ни на что, - Ты не… не утешительный приз. Ты важен, понятно? – это в самом деле казалось совершенно очевидной вещью для Барри, но остановиться на достигнутом он все равно бы не смог. Слишком много мыслей рвалось наружу. Он сделал несколько шумных вдохов, а затем вновь заговорил сбивчиво, но решительно. – Ты всегда был важен, даже когда я сам этого не понимал. Потому и бежал за тобой. И я не перестану, - Барри свесил свою голову ему на плечо, все еще тяжело дыша и жадно глотая воздух. – Ты этого заслуживаешь.

+1

48

Любой другой на его месте проявил бы к себе снисхождение. В конце коцов, если не позаботишься о себе сам, то кто это сделает? Кто другой учтет все твои желания и потребности, устроив все так, что бы они непременно исполнились? Лен всегда знал ответ на эти вопросы и всегда следовал одному простому правилу, которое огораживало его от каких-либо переживаний и потерь, разочарований и сожалений, затуманивающих рассудок и не позволяющих увидеть всю картину целиком. Поэтому он был один. Всегда был один. Однако сейчас проблема заключалась в том, что это изменилось и думать только о себе он больше не мог. Уже давно, а в последнее время тем более, в его мыслях появилось место для нескладного мальчишки, которого жизнь так ничему и не научила. Он ничему не научил. Но пытался ли? Снарту казалось, что он сделал все возможное, говорил правильные слова и делал то, что должно, но теперь это уже не казалось правдой. Он что-то делал, что-то говорил, но на поверку оказалось, что все это было впустую. Бесполезно. Напрасно. Как иначе, если результата так и не было? Того результата, на который он рассчитывал и который должен был быть по всем законам логики, морали, да и самой жизни.
Должно быть, стоило опустить руки, забыть, наплевать, но сама мысль об этом коробила, была неприятной и раздражала, как назойливая муха, жужжащая возле уха снова и снова. Лен не хотел сдаваться, но оставаться рядом с Барри тоже не мог. И дело было даже не в словах мальчишки, которые, наверное, могли бы стать чем-то новым, откровением, вот только не стали. Может быть Лен и верил в перемены, но все же в глубине души он догадывался, что так будет. Догадывался, хоть и верил в лучшее. Людям свойственно верить в лучшее, какие бы невзгоды не встречались на их пути. Должно быть, так устроена человеческая натура и не важно, на сколько человек силен или уверен в себе и, как оказалось, Лен не был исключением. Всего лишь человеком. Одним из многих. Как оказалось. И все же остаться он не мог, пусть его уход и выглядел до крайности мелодраматично. Присутствие Барри рядом отвлекало, оно путало мысли, затуманивало их и не давало шанса на то, что бы думать о чем-то другом, кроме самого мальчишки - о его теле и взгляде, о его руках и губах. Даже сейчас, проведя поодаль всего каких-то несколько минут, он чувствовал себя так, будто глотнул свежего воздуха. И это несмотря на то, что он был раскален на столько, что лип к коже, создавая на ней мелкую испарину.
- Сходили пообедать, - горькая усмешка проскользнула в его мыслях, тут же отразившись на губах Снарта и вызвав озадаченный взгляд, попавшегося на пути аборигена. Днем на улицах было мало народу и все же редкие прохожие здесь попадались. Местные жители, в основном, поскольку отдыхающие предпочитали коротать время в прохладе под кондиционерами. Лен тоже был из их числа и сейчас больше, чем когда-либо, понимал почему. Тропический климат не мог ему понравиться в принципе, учитывая предпочтения к холоду и всему, с ним связанному, так что направляясь к отелю он искренне мечтал хоть о небольшом дуновении ветерка, который помог бы почувствовать облегчение пусть и на несколько секунд. И он почувствовал. Не облегчение, сначала нет. Но то, что уже ощущал и не раз во времена, когда все было гораздо проще, когда он был Капитаном Холодом и имел врага, противника, которого хотелось не просто победить, одолеть, но понять и узнать, как можно ближе. Что ж, по всему выходило, что последнее ему все таки удалось, не смотря на все неудачи и сомнения. Оказалось, что он, все таки, успел узнать мальчишку и не плохо, учитывая происходящее.
Он едва не рухнул лицом в песок, рискуя распластаться во весь рост прямо возле вымощенной деревянным настилом дорожки ил прямо на ней, потому что пока его мозг улавливал знакомые порывы, тело во всю реагировало на банальное столкновение - неожиданное, резкое, словно отклик его собственной реакции на слова мальчишки, которые он услышал еще в доме. Сейчас он тоже говорил, точнее пытался, пока Лен пытался усмирить расшалившееся сердцебиение. Чистая физика. Вряд ли кто-то смог бы остаться равнодушным после столь бесцеремонного вторжения в личное пространство, хотя, у Лена были и другие причины для этого. Слова... это всего лишь слова, которые были приятны и грели готовую вновь заледенеть душу, но вот другое...
- Пусти, - он не видел его лица, но чувствовал тяжесть опустившейся на плечо головы и, должно быть, со стороны это выглядело до крайности мило и... странно. Внезапно материализовавшийся возле Снарта мальчишка должен был вызвать кучу вопросов у окружающих. Лен невольно осмотрелся по сторонам, на сколько позволяли крепкие объятия, и с облегчением вздохнул, все же выпутываясь их этого внезапного проявления близости, что бы развернуться и оказаться с Барри лицом к лицу. На его губах была едва заметная улыбка. На губах Лена, конечно, потому что Барри выглядел в этот момент как угодно, но только не радостно. Возможно, Лен слегка перегнул с реакцией, но ведь оно того стоило. Стоило ведь? Ему и сейчас казалось, что в зеленых глазах, в глубине их радужки, где-то на границе со зрачками виднелись отблески желтых молний, - Я так понимаю, мне нужно заказать рейс до Централ Сити и как можно скорее, - выяснять то, кто и кому важен и на сколько он не хотел. Не то что бы в его словах, сказанных ранее, не было и капли правды, но теперь это уже не имело никакого значения. Он прекрасно слышал то, что сказал ему Барри, а учитывая то, каким образом он оказался с ним рядом... это говорило само за себя. Лен улыбнулся чуть шире, скользнув ладонями по предплечьям мальчишке и сжав их на его плечах, - Но я кое что попрошу взамен. Больше никогда не используй свои силы на мне. Договорились?

+1


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » о море, туристах и превратностях судьбы [the flash]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно