"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Миррор просыпается от долгого сна и провожает зиму. Наслаждайтесь красотой, хорошей вам недели, отличных игр и соигроков. Мы вас любим ♥

новости #26 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » return to the back;


return to the back;

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/280/748565.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">return to the back</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Len & Barry </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

Сентябрь 2016 // Централ Сити
Когда-то они были врагами. Когда-то они были "отцом" и "сыном". Когда-то они были любовниками.
Ни один из этих вариантов не принес им счастья, потому что для того, что бы все сработало, не достаточно быть только тем или этим. Что бы все получилось, им придется научиться соединить все свои роли воедино.

+1

2

[indent] Давно он не испытывал столь сильного удовлетворения от своей жизни в целом и от отдельных ее событий в частности, так что в первое время Лену даже казалось, что его реальность какая-то не настоящая, надуманная, а точнее выдуманная, потому что она были слишком хороша для того, что бы быть настоящей. Он все еще считался самым опасным преступником Централ Сити, а Барри вернулся к своему красному костюму на радость горожанам и тем, кто ждал помощи Флэша. Они балансировали каждый на грани своего мира, в конце каждого дня забывая об этом и позволяя своим эмоциям и чувствам захлестывать их и не позволять ничему и никому постороннему проникать в их крошечный мир. Подобное положение вещей было, конечно же, странным, не смотря на то, что когда-то Лен был уверен, что именно так все должно быть, но он ошибался. Как выяснилось, он ошибался во многих вещах и не только в тех, что касались его мальчика.
[indent] Обещание, или точнее сказать неотвратимый факт того, что он должен расправиться с этим местом, оказалось не так-т просто выполнить. Оружие, которое он уже успел продать, и которого было в этом городе непозволительно много, не являлось одноразовыми игрушками, а значит не стоило рассчитывать на то, что однажды использованное, оно отправится на свалку или куда-то еще. Оно наводнило Централ Сити и прочно осело не в самых чистоплотных руках. Вина Снарта, конечно, но вместо того, что бы посыпать и без того пепельную голову пеплом, нужно было придумать достойный вариант, как вывести весь этот арсенал из оборота. Сначала он думал попросить Барри вывести из строя хотя бы часть пушек - зная, как именно это можно сделать и с его скоростью он бы справился за пару-тройку дней, однако, невозможно было отследить, какое оружие уже успели использовать, а какое ждало своего часа, потому что обнаружь покупатели неисправность своей новой покупки, липкая тень легла бы на репутацию Снарта. Как бы он не планировал прожить свою жизнь дальше, терять ее Лен не хотел и не только из-за возможности ущемления собственного эго. Подобное могло быть опасным. С не чистыми на руку дельцами в их мире расправлялись довольно просто и скоро, а ему бы хотелось жить в Централ Сити спокойно и не прятаться по углам от неожиданного удара в спину.
[indent] Из всех возможных вариантов, что он перебирал тщательно, просчитывая все до мелочей, самым оптимальным оказался только один - пустить слух, что Леонард Снарт собирается отойти от дел и вскоре оружейный рынок останется без своего босса и без какой-либо власти вообще. Естественно, каждая группировка мечтала о том, что бы прибрать рынок к рукам и в городе стали учащаться стычки, в процессе которых Лену и Барри удалось вывести из строя большинство оружия - пара зарядов с правильной подачей импульса определенной частоты, и новомодные игрушки приходили в негодность с шумам, но без пыли. Никто понять не успевал, что случилось и почему. Некоторые арсеналы они попросту обворовывали, некоторые просто взрывали. Постепенно в течение нескольких недель город практически полностью очистился от мета оружия, а количество предложений о сделках посыпались на Лена с такой силой, что он едва успевал отбиваться. Давил на то, что в ближайшее время не сможет удовлетворить пожелания клиентов, но обещал, что в скором времени это изменится. Стоит только подождать. Подобная не готовность удовлетворить запросы страждущих была отличным способом отвести от себя подозрения, помимо всего прочего. Хотя, конечно, у Лена имелись на этот счет совершенно другие планы.
[indent] Он должен привести их в действие через неделю, максимум две - больше тянуть время и кормить обещаниями не самую приятную публику в городе Снарт просто не мог. Его люди все еще не знали об истинной причине смерти Коула, лишь некоторые, но по рынку все же начали расползаться слухи и пусть Лен никогда прежде не поощрял их, к этим сплетням он относился весьма снисходительно. Просто потому, что сам им и способствовал. Как он и предполагал, некоторые захотели уйти даже не поставив босса в известность, справедливо опасаясь его "уходя - уходи". Кто-то воодушевился сверх меры, считая, что они вполне могут дать отпор копам или кому бы то ни было еще, любому кто захочет лишить их доходов. Лен наблюдал за всем этим издалека, не встревая и не вмешиваясь, напирая на то, что им нужно готовиться к предстоящей сделки, а точнее, к аукциону, на котором они распродадут все имеющееся у них оружие и залягут на какое-то время на дно. С приличными суммами денег по карманам это было бы не сложно, так что никто не возражал и работал усердно, пока Снарт проработал заключительный этап своего плана, а именно свое исчезновение.
[indent] Самая сложная часть задуманного. Самая не предсказуемая. В технической стороне вопроса Снарт не сомневался. В конце концов, его парнем был Флэш и уж в желании спасти его задницу Лен ни капли не сомневался. Как и в возможностях. Сложность заключалась в другом. Окажись он единственным, кто скроется от копов в день "х", уже ничто не заставит криминальный мир усомниться в его честности. Стоило искать другой способ и он отчаянно перебирал варианты, потому что времени оставалось не так уж много, просиживая весь день в своем логове. Собственно, он и раньше так делал, поэтому никому и в голову не приходило, что их босс изменился. На него, правда, посматривали косо, когда он поднимался наверх, но Лен подозревал, что это все из-за внезапной пропажи шустрого симпатичного бармена, не больше. Конечно, Снарт никогда и ничего не объяснял на его счет. Отчитываться ему было не перед кем, да и полезно было хранить молчание, ощущая, как оно распаляет чужой страх все больше и больше. Это было полезно - сейчас, как никогда прежде. Страх туманит рассудок, мешает мыслить здраво и видеть вещи такими, какие они есть. Прежде с этим справлялся алкоголь, но сейчас из него получился бы плохой помощник. Как бы там ни было, все шло именно так, как должно было и поводов для беспокойства у Лена не было. Он сидел за столом, не отвлекаясь на мельтешение на мониторах, и чертил в блокноте схему за схемой, время от времени перечеркивая какую-нибудь из них и принимаясь водить карандашом по бумаге снова. Впрочем, даже если бы он всматривался в то, что происходило на экранах, он бы вряд ли заметил передвижение Барри, хотя, знакомое дуновение прохладного вихря он ощутил, буквально, всем телом.
[indent] - Барри? - не то что бы он не ожидал его увидеть, учитывая, что мальчишка прибегал сюда каждый вечер, а иногда и днем, если предоставлялась такая возможность, но одного взгляда на парня хватило, что бы внутри все тревожно сжалось от предчувствия чего-то не хорошего. [float=left]https://funkyimg.com/i/34i9N.gif[/float]А ведь он уже успел привыкнуть к размеренному и даже в какой-то степени спокойному течению их жизни. Все шло своим чередом, без каких-либо потрясений и неожиданностей, поэтому особенно беспокойно было видеть Барри сейчас слегка... потрепанным. Конечно, костюм Флэша не был пуленепробиваемым или каким-то неубиваемым, и Лен сам пару раз в этом убеждался, портя идеальный наряд бегуна, но с тех пор, кажется, прошла уже целая вечность, за которую он успел отвыкнуть и забыть, что вообще-то его герой не бессмертный и не неуязвимый, - Что случилось!? - звук его голоса не повышался, но в этих словах, все же, проскользнули вибрирующие нотки волнения. К тому же, мальчишка казался каким-то взвинченным и то, что Снарт понятия не имел, с чем именно это связано, задевало его неимоверно, потому что, если Барри попал в переплет и ему до сих пор что-то угрожало, он хотел об этом знать и по возможности разобраться с тем, кто все это устроил.

+1

3

[indent] Сказать, что после возвращения в Стар Лабс, жизнь Барри сильно изменилось, значило бы оставить все самое интересное без внимания. Как ни странно команда была рада видеть его в кортексе, потому что справляться с одной только хитростью и смекалкой у ребят получалось далеко не всегда. О том, что полиция уже давно не слишком успешно справлялась с задачей обеспечения безопасности горожан, можно было и не упоминать. Так что разбрасываться помощью небезызвестного бегуна в красном пока никто не спешил. Что не могло не радовать. Его здесь ждали. Его не стали осуждать за очередное исчезновение. Просто обняли с двух сторон и на перебой кинулись рассказывать о том, что он успел пропустить. И, черт возьми, это так сильно напомнило ему о давних временах, когда он только познакомился с Кейтлин и Циско. Когда они все трое постепенно узнавали пределы и возможности его способностей, решив вместе спасать этот город от нахлынувших мета-угроз. Славные были времена. Однако, с тех пор произошло слишком многое, чтобы Барри мог вот так просто закрыть на все это глаза.
[indent] И все же он с собой справился. Перестал метаться между теми, кого считал значимыми и близкими, распределяя их всех в строгой иерархии так, чтобы не страдали его чувства. На вершине пирамиды его потребностей обосновался Лен, это понятно, далее шла команда Флэша. Друзья, от которых он не был готов отказаться, даже если порой их поступки заставляли его расстраиваться. В конце концов, он тоже совершал ошибки и бывало вел себя неосмотрительно, за что может и заслуживал настороженного отношения. Семья же удостаивалась лишь третьей ступеньки значимости. Джо и Айрис, некогда самые близкие ему люди, теперь лишь назывались его отчимом и сестрой. О том, чтобы восстановить отношения до прежнего состояния не могло быть и речи, но Барри ни на чем не настаивал. Ему было достаточно и того, что с Айрис они могли время от времени болтать по телефону о жизни друг друга и пересекаться в Стар Лабс, если того требовала ситуация. Джо он так же не редко встречал будучи в костюме Флэша. По крайней мере, они могли работать без разногласий. Порой даже общались как отец и сын, но во всем этом было столько непонимания и отстраненности, что гораздо проще было перевести разговор на тему последних криминальны сводок и на этом остановиться.
[indent] Но лучшая часть его жизни принадлежала им с Леном. Безусловно. Барри не брался сравнивать с прошлым, но сейчас… они как будто пробовали состоять в отношениях заново. Странных почти секретных отношениях, которые сейчас напротив ощущались такими нормальными. После всего, через что они прошли, это казалось самым настоящим штилем, о котором Барри так безнадежно мечтал все это время. Оба были заняты делом, но вечера всегда отдавали друг другу. Много и часто разговаривали, словно наверстывая упущенное время. Обсуждали дела, делились впечатлениями. И Барри начинал к этому привыкать. Очень быстро. Как и ко всему хорошему. И теперь в логово Снарта он бежал едва ли не на пределе своих возможностей, стараясь как можно скорее оказаться рядом с ним. Услышать его. Увидеть. Обнять. Все это превращалось в ежедневный ритуал, который спасал его от целого мира, что сдавливал его своими проблемами со всех сторон. Иногда и буквально.
[indent] Барри не редко рисковал собой, когда на волоске оказывалась чья-то жизнь. Еще чаще он расплачивался за это собственным здоровьем, зная что какой бы сильной не была боль, регенерация все исправит. А с чем не справится она, придется справляться Кейт и Циско. Второй обычно ворчал, но продолжал латать многострадальный костюм, продумывая то, как усовершенствовать его в ближайшем будущем. Но кажется на этот раз сверхпрочный триполимер дал слабину основательно и бесповоротно. Ерунда решил Барри, когда с ужасом уставился на первую дырку на предплечье. Не катастрофа мирового масштаба, а это он уж как-нибудь переживет. Главное, что никто кроме него самого не пострадал. Мета, которая попалась ему на этот раз, явно не была настроена на игры с тем, кто априори не мог дать ей достойный отбор. Флэш мог. И, кажется, это приносило ей неимоверное удовольствие. Она стреляла в него чем-то вроде яда, не пощадившего костюм, но сделать что-то более внушительное у нее все равно не вышло. Зато вышло у ее подельника, обладавшего не дюжей силой. С такими у Барри все еще наблюдались сложности, но несколько ударов на сверхскорости лишили шансов и этого зарвавшегося сверхчеловека. Костюм правда затрещал по швам снова, но оно того стоило. – Двое на одного. Нечестная игра, ребята. Хотя откуда вам знать о честности, - он почти лучился от удовольствия спешно передавая своих оппонентов полиции, как только надел обоим по паре мета-наручников. А дальше алая вспышка исчезла так быстро, что Джо даже не успел пробормотать свое «спасибо».
[indent] Впрочем благодарности и прочие почести слабо его интересовали. Хотя бы это осталось в нем неизменным с незапамятных времен. Разве, что он в самом прямом смысле горел желанием увидеть гордость и обожание в глазах одного единственного своего почитателя. И Барри несся сломя голову именно к нему. Даже не удосужился заскочить к команде, оставляя Циско то, что стало с его костюмом, и отправляясь к Лену в более приглядном виде. Но эта игра с парой воров с преимуществами, возомнивших себя властителями этого города, так кстати напомнила Барри о том, как случилось его знакомство с Капитаном Холодом, что он просто не мог дождаться того момента, когда сможет сказать ему об этом лично. Ну, или не совсем сказать. В конце концов, что тут скажешь? «Я только что засадил двух засранцев за решетку, и это чертовски напомнило мне о тебе. Так что иди сюда немедленно и поцелуй меня!».
[indent] Но заявить все это с порога у него не вышло. Самый быстрый человек на земле споткнулся о собственные мысли, бесцеремонно вваливаясь в логово Лена на сверхскорости, когда услышал как Снарт произносит его имя и с каким беспокойством в глазах осматривает его внешний вид. – Что? Со мной что-то не так? – он даже развел руки в стороны и бегло осмотрел себя, чтобы вспомнить, что именно с ним не так. Но только у него самого это не вызвало такой реакции, как у Лена. [float=right]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t172288.gif[/float]Барри усмехнулся и даже не потрудившись объясниться как следует, налетел на мужчину самым настоящим вихрем, ладонями обхватывая его лицо и тут же впиваясь в губы долгожданным поцелуем. Получилось… не совсем так, как он хотел, потому что Лен явно не был готов разделить его эмоции так же бурно. И это слегка расстраивало. Барри отстранился и недовольно вздохнул, вглядываясь в лицо своего беспокойного любовника. Хотя он не мог его за это винить. Сам бы отреагировал не лучше, если бы увидел Лена в таком состоянии. Но Лен ведь и не мета, способный восстановиться в течение нескольких часов практически от любых серьезных увечий. А о нем-то что переживать?
[indent] - Двое грабителей с мета силами. Не фанаты Флэша, явно его недооценившие. Ничего не напоминает? – Барри усмехнулся, продолжая играть с Леном вместо того, чтобы объясниться как следует. Но не признаваться же в собственном извращенном восприятии действительности вот так сходу. Вот только на долгие заигрывания его все равно не хватило. Барри уже изнывал от желания оказаться в его объятиях вместо того, чтобы объяснять кого и за что он там поймал. – В отличии от тебя и Мика, эту пару я поймал с первой попытки, - последняя подсказка, расставляющая все по своим местам. Барри вспомнил былые времена. Вспомнил, как буквально фанател от их с Леном встреч, не отдавая себе отчета в том, что в самом деле испытывает к грабителю и лжецу, который никак не выходил у него из головы. До сих пор не выходил. И вряд ли когда-нибудь выйдет. - Все в порядке. Я в порядке. Костюм не в порядке, но черт с ним! – Барри всполошился, стаскивая с лица маску и спешно встряхивая влажными волосами. Оставалось только объяснить все буквально, чтобы не оставить Лену и шанса пуститься в дальнейшие расспросы или продолжить заниматься своими делами, чем бы он тут не занимался до его прихода. Эгоистично и неподобающе со всех сторон положительному герою, коим его считал Лен. Но может же он один вечер побыть плохим? – Я. Хочу. Тебя. Прямо. Сейчас. – И он напал на него снова, атакуя его губы с такой силой, будто Лен в самом деле мог дать ему отпор в любой момент. Оттолкнуть. Отказаться. Вряд ли конечно. Но это не мешало ему стараться. Изо всех сил. По-хозяйски орудуя у него во рту и едва не постанывая от одолевающей его страсти.

+1

4

[indent] Лен даже из-за стола встал, что бы оказаться как можно ближе и суметь рассмотреть все возможные ранения внимательнее, но, кажется, кому-то было совсем не до осмотра. Едва он оказался на ногах, как почувствовал на своих губах губы Барри совершенно сбитый с толку тем, что происходит. Не то что бы Лен был против, как раз наоборот, но отсутствие объяснений не давало ему успокоиться и поддаться естественному желанию ответить на поцелуй и принять стремительные ласки, как само собой разумеющееся. Он просто не мог. Едва не лишившись его, во всех смыслах, в последнее время Снарт начал наблюдать за собой то ли гиперопеку в отношении мальчишки, то ли нечто другое, что заставляло его беспокоиться по поводу и без. Большую часть времени ему это удавалось сдерживать и скрывать, но сейчас был явно не тот случай. Не мог он закрыть глаза на очевидное и даже удивленный вопрос Барри ни сколько его не успокоил. Ему нужно было больше информации. Хоть немногим больше.
[indent] Хотя, конечно же, такого объяснения Снарт никак не ожидал. Поначалу он даже не понял, о чем именно идет речь и почему подобная информация вызывает на лице мальчишке какую-то странную смесь эмоций, которую Лен никак не мог связать с охотой за очередными преступниками этого города. Его ладони покоились на поясе Барри, он продолжал обнимать его и прижимать к себе, не ослабляя хватку ни на секунду, как будто желая доказать таким образом, что он рядом всегда и во всем и никуда больше не денется, но вот сказанного не понимал. Пока. Как только речь зашла о Мике, картинка из кусочков моментально сложилась в его голове и губы невольно растянулись в улыбке, - Я допустил подобную ошибку лишь раз, - и они оба знали, как именно она закончилась. Ликованием полиции, конечно, и их с Миком заключением, пусть и ненадолго. После этого Лен предпочитал не быть столь опрометчивым в оценке чужих способностей и стал более осмотрительным. Впрочем, сейчас это не имело никакого отношения к делу, которое с каждом минутой становилось все более и более интригующим. Снарт хотел было ответить и на эту реплику Барри, сказать, что он все же сомневается и стоит осмотреть тело парня внимательнее, но следующие его слова, а затем и действия, окончательно стерли идею противиться и спорить.
[indent] Барри редко проявлял столь несдержанное желание и именно поэтому оно было так ценно. Лен почему-то вспомнил те дни на море, когда мальчишка пытался соблазнить его, не смотря на то, что Снарт всеми силами старался избегать близости ради его же блага. Было в этих двух событиях нечто похоже, хоть и совсем отдаленно. Сейчас Барри не пытался и не соблазнял. Он хотел и он брал, отчего внутри Лена моментально вспыхнула ответная реакция. Он считал своего мальчика милым и трогательным, ласковым и нежным, склонным к стеснению и смущению, но подобное проявление его желаний он наблюдал довольно редко. Очень редко. И стоило признать, что в этот момент мальчишка выглядел чертовски горячо. Хотя, возможно дело было не только в моменте. Лен с готовностью и полной отдачей отвечал на его напористый поцелуй, стараясь не отставать и как-то даже не заметил, как его ладони принялись оглаживать бедра парня, сжиматься на них, что бы притянуть к нему еще ближе, особенно их возбужденную плоть. Это ощущалось очень отчетливо и лишь добавляло горючего в и без того взрывоопасную ситуацию.
[indent] - Так ты так завелся, - прервавшись все таки, что бы глотнуть немного воздуха, Лен смотрел на Барри игриво улыбаясь и слегка прищурившись, будто так он мог лучше рассмотреть то, что творилось сейчас у мальчишки в глазах, - потому что ударился в ностальгию? - ответ был очевиден, но Снарту все равно понравилось, как после вопроса искорки безумия на радужке Барри вспыхнули еще ярче, - Так может мне достать из шкафа парку? - на самом деле, никакого шкафа в этой комнате не было и куртка с меховым воротников висела, как и прочие вещи, на перекладине возле душа. Лен говорил фигурально, хотя, как только произнес это, мысли невольно пустились в пляс, заразившись безумием Барри, похоже. Он продолжал оглаживать его тело сквозь костюм и постепенно переместил ладони на упругие ягодицы, которые сейчас на ощупь и вовсе казались каменными. Лен нервно сглотнул, а потом выражение его лица немного изменилось. Пальцы, оглаживающие одну из половинок, соскользнули с гладкой кожи, натыкаясь на что-то теплое и более мягкое, не такое гладкое, но более податливое. Он сначала нахмурился, а затем, не сдержавшись, заглянул Барри за плечо, опуская взгляд к его пятой точке и понимая, что угодил рукой в небольшую прореху, образовавшуюся там, где она вызывала много вопросов, хотя, в голове Лена задержался только один.
[indent] - Кто-то покушался на твою задницу? - он еще пару мгновение полюбовался тем, как его пальцы орудуют под плотной тканью, касаясь ягодиц Барри через белье, а потом он с нескрываемой усмешкой вновь взглянул в его глаза, - Не то что бы я их не понимал, - он улыбнулся шире, переходя на тихий шепот, как заговорщик, который не хочет раскрывать свои планы никому, кроме одного единственного подельника, - В этом костюме ты выглядишь слишком горячо, что бы не обратить внимание на твои аппетитные булочки. Признаться, они не давали мне покоя за долго до того, как я узнал, кто скрывается под маской Флэша, - он замолчал, но как-то слишком резко, и начал всматриваться в глаза Барри внимательнее. Вместе с этим руки Лена переместились вперед, оставляя задницу мальчишки в покое, а затем он просто натянул на Барри маску, поправляя так, как она и должна была на нем сидеть, - Давно хотел попросить тебя об этом, но думал, что ты не захочешь жертвовать костюмом, - тепер настала его очередь говорить загадками, но тайна раскрылась уже через несколько минут, когда он запустил пальцы обеих рук в дыру, открывающую тыл героя, и резко потянул в стороны, удовлетворенно вздыхая от звука рвущейся ткани. Не думал он, что будет так просто, но, очевидно, желание было слишком сильным или костюм подпорчен больше, чем казалось. Может и то, и другое. Не важно. Главное, что теперь доступ к желанному был открыт. Почти.
[indent] Он старался не отводить от Барри своего взгляда даже когда, бесцеремонно расправившись с костюмом, повторил тоже самое с бельем мальчишки, которое поддалось значительно легче, расступаясь под натиском так просто, будто только этого и ждало. Лен приблизился к любимым губам, - Всегда хотел узнать, какого это - трахнуть Флэша, - они всегда занимались любовью, даже когда о ней не шло и речи. Слишком заботливо, слишком медлительно, слишком осторожно даже когда страсть захлестывала. У Лена бы язык не повернулся назвать это обычным трахом, но сейчас напряжение казалось на столько сильным и необузданным, что только это слово и пришло ему на ум. Он обхватил лицо Барри в ладони, невольно задевая маску, и с жадностью его поцеловал. Жадно, напористо и коротко, потому что возбуждение, стянувшее тугим узлом пах, не дало бы ему растянуть это удовольствие. Лен обошел мальчишку сзади и слегка подтолкнул его в сторону стола, при этом не сумев отвести взгляда от его бледных ягодиц, которые призывно выглядывали из под разорванной ткани, напоминая нектарин с ярко-красной кожицей и светлой мякотью. Снарт снова сглотнул, ощутив, как от такого сравнения рот невольно наполняется слюной, а руки уже во всю расправляются в застежкой на джинсах.
[indent] Впрочем, слюна сейчас была очень даже кстати. Как только Лен оголил собственный пах, он сплюнул на ладонь и размазал импровизированную смазку по члену, после чего сплюнул еще одну порцию в ложбинку между ягодиц Барри и, на спех собрав ее головкой члена, размазал по нежной коже, в конце концов остановившись на плотном колечке мышц. Он придерживал мальчишку за бедро одной рукой, пока был вынужден направлять себя, но как только почувствовал начало проникновения, переместил и вторую ладонь на бедро Барри, удерживая его пока продолжал заполнять его тело собой. Не спеша. Не смотря на распирающее изнутри желание оказаться в нем до предела одним мощным толчком, он делал это не спеша, стараясь прислушиваться к реакции парня на свои действия. Большие пальцы то и дело оглаживали ягодицы Барри, а точнее, его костюм, что все еще скрывал все его тело, не считая этого небольшого островка, который должен был исчезнуть из виду как только Лен войдет в него полностью, и половины лица, которую Снарт сейчас не мог видеть. И все же, он наклонился к нему, почти касаясь знака молнии на его ухе щекой, а потом и вовсе прижался к ней, тихо выдыхая, на грани стона, потому что это всегда было не просто - протиснуться в тесное тело, когда возбуждение зашкаливает, - Мой алый бегун, - выдохнул он вместе со стоном и на секунду прижался губами к щеке Барри как раз в том месте, где она граничила с маской, - Спаситель города и гроза преступности. Ты заслужил награду, Флэш. Или наказание?

+1

5

[indent] Барри оторвался от него с неохотой, и тут же поменялся в лице, как только услышал верную догадку своего мужчины. И все же как хорошо он его знал, легко улавливая любой импульс. Но сейчас это чувствовалось двояко, потому что и радовало, и смущало одновременно. И как раз второе, более сильное и хорошо знакомое ему чувство, Барри изо всех сил старался сдерживать. Он ведь только что проявил себя более смело, показав Лену немного другую сторону себя. Более откровенную и вечно зажимающуюся внутри, но время от времени оказывающуюся на виду. А теперь он, что же, был готов смутиться из-за пары слов? Из-за правды, которую не был готов озвучить сам ровно настолько же, насколько и услышать от Лена. Так что все, на что хватило остатков его присмиревшей смелости, это кивнуть, игриво стреляя зелеными глазами и хотя бы в них не утаивая истины.
[indent] От слов о парке, тут же всплывшей в воспоминаниях так ярко, как если бы он видел его в ней буквально вчера, у Барри разве что не потекли слюни. Потому что… он черт возьми хотел это увидеть! И потому так нелепо не сдержался, тут же выдавая свою реакцию, как она ест, - Достань, - попросил он, будто загнанный в угол и пойманный с поличным. Теперь не отвертеться. И не сделать вид, словно он все тот же правильный мальчик, для которого внезапный поцелуй с мужчиной, который заводил его с полуоборота, казался верхом безумия. А теперь этот самый мальчик мысленно вертел сексуальную фантазию про Капитала Холода и Флэша. И вот фантазия пределом мечтаний явно не была. Куда интереснее казалось ее воплощение.
[indent] От ощущений чужих пальцев на теле из груди Барри вырвался предательский стон. Потому что эти самые пальцы в самом деле ощущались так, будто они блуждали по его голому телу. Прочная но достаточно тонкая ткань облегала его как вторая кожа, не сковывая движений, но в то же время не позволяя скорости поджечь костюм прямо во время бега. И все это было прекрасно и замечательно, но только не сейчас, когда от каждого прикосновения он млел, едва ли не начиная извиваться прямо в руках Лена. И как тут поддерживать изрядно пошатнувшуюся репутацию пай-мальчика? Который перевозбудился из-за собственных фантазий и все никак не мог прийти в себя. Даже внезапное проникновение под костюм не отрезвило. Слишком уж резкое ощущение близости проворных пальцев пришлось ему по вкусу, и только вместе со словами Снарта до Барри дошло очевидное. - Что? Нет. Никто... - но своё оправдание он так и не закончил, встретившись с Леном глазами и наконец осознав, что он шутит над ним. Потому что Барри порвал костюм на самом интересном месте, и Лен это заметил. В отличии от него самого. Значит, он не просто так обнял его покрепче, а посмотрел за спину. Он смотрел. Он видел... он говорил, а Барри кусал губы и прятал глаза. Что ещё ему оставалось? Только медленно но верно сгорать со стыда пока его задница продолжала быть предметом обсуждения. - Так значит у вас с ними любовь с первого взгляда? - не удержавшись пошутил Барри, стараясь держать лицо. Точнее его цвет как можно дальше от оттенка спелой малины. Так что когда Лен одел ему маску, на мгновение он даже обрадовался с облегчением, ведь так румянец местами окажется прикрыт, а значит не будет выдаваться так сильно. Он спасён! Или скорее пойман в плен, но ещё этого не осознал.
[indent] - Жертвовать? Ты хотел... - порой непосредственность Барри играла не в его пользу. Сначала говорить, потом думать или даже говорить и думать одновременно, приходя к поразительным выводам у него получалось чуть ли не постоянно. - Оу, - зелёные глаза округлились, а затем зажглись понятливым блеском. Рот приоткрылся, позволяя пораженному вздоху сорваться с его губ. Барри смотрел ему в глаза, ощущая как стараниями Лена оголяется его задница и чувствовал себя... так, как не чувствовал никогда. Иначе и не опишешь. Всего разом стало слишком много, и Барри едва не задохнулся от переизбытка чувств, ощущая как жар под кожей неумолимо приливает к лицу. Как алая краска липнет к скулам, заметно их подкрашивая, как расползается по щекам, выглядывая из под маски. Как жарко и невыносимо тесно становится в костюме, несмотря на брешь, проделанную Леном и слегка ослабившее натяжение. Это не помогало. Это, черт возьми, все осложняло. Но Барри ничего не мог с этим поделать.
[indent] Хотел он было напомнить ему, что вообще-то он трахал Флэша уйму раз и уж точно должен знать какого это. Но это стало бы верхом наивности, и Барри благоразумно промолчал. Вспыхнул ярче и чуть не подавился собственным вздохом, но все же произнёс это очаровательнее разрешение, - Тогда сделай это, - Боже, он даже не смог назвать вещи своими именами! Лез целоваться как будто слетел с катушек, но не мог произнести то же, что только что сказал Лен? - Трахни, - нет, все же мог. Доказал это себе и ему тоже, упрямо вздёрнув подбородок, обрамленный маской. За что и получил желанную награду, ещё один безудержный поцелуй, инициатором которого на этот раз был не он. И, оказалось, ощущать чужую страсть было не менее приятно, чем пытаться заразить своею. Барри хрипло выдохнул и с готовностью облокотился о стол, ощущая как собственное дыхание не дает ему спуска, просто от осознания того, каким сейчас видел его Лен.
[indent] Нет, это просто не укладывалось у него в голове. Да он и не пытался в нее хоть что-то уложить. Не хотел думать о том, что уже однажды едва ли не побывал распятым на столе, прямо здесь же. Но только сейчас они оба хотели одного и того же. Только сейчас такая позиция не смущала его, а лишь сильнее заводила. Заставляя давиться всхлипами и прятать как можно сильнее залитое краской лицо. Как раз в тон костюму. Теперь он алый с ног до головы, но на счастье Барри Лен не мог этого видеть. Но мог чувствовать. Должен был почувствовать даже сквозь ткань костюма то, насколько разгоряченным был тот, кто находился под ней. Он тонко простонал, когда почувствовал слюну на своей коже, и едва не содрогнулся от нетерпения, призывно вздергивая зад. Пожалуй, так откровенно он предлагал себя только на отдыхе, когда между ними все только начиналось, и Барри никак не мог насытиться близостью с ним, наверстывая упущенное за все то столь продолжительное время, что они потратили невесть на что, танцуя вокруг друг друга. Но сейчас он словно испытывал это во второй раз. С удвоенной силой. Потому что теперь знал, что это такое, чего он хочет и даже попросил об этом прямо, хоть и покрывшись румянцем с ног до головы.
[indent] Он звонко вскрикнул, когда ощутил, как сильно возбуждение Лена начинало распирать его изнутри. Будь не ладна эта чертова регенерация! Из-за нее все каждый раз ощущалось так же остро, как в первый. Барри неотвратимо вело от этой гремучей смеси чувств и ощущений, настолько, что не выдержав их натиска он плавно осел на стол еще больше, Позволяя Лену увидеть эту маленькую капитуляцию. Потому он едва ли не вздрогнул, когда почувствовал его рядом с собой. Так невыносимо близко. И впервые он чувствовал себя настолько беззащитно, будучи в своем костюме. Боже, он вероятно издевался над ним, говоря такие ужасно смущающие вещи тому, кто еще не успел оправиться от первой порции. И теперь этот кто-то жадно втягивал воздух, чтобы хоть как-то прийти в себя перед тем, как начать отвечать, - За то, что связался с тем, чьей заслугой является львиная доля преступности в городе, и заставил его изменить своим излюбленным привычкам? О, я уверен, что ты давно припас для меня наказание, - разумеется, он не болтал все это всерьез, только старался вторить настроению Лена, тону его голоса, хоть его собственный и подрагивал в моменты, когда ему приходилось со свистом втягивать воздух. – Ты ведь хотел сделать это со мной… с первой встречи? – он вроде бы уточнял, но при этом на самом деле не хотел знать правду. Не хотел пересматривать их общее прошлое, добавляя его деталями, которых раньше не замечал. Тогда все между ними было мило и почти невинно. А сейчас?
[indent] Барри непокорно толкнулся бедрами, будто в самом деле рассчитывал отодвинуть Лена от себя. Для чего во-первых, ему слегка недоставало мышечной массы, а во-вторых, он еще не выжил из ума, чтобы сопротивляться тому, чего хотел сам. Так что это было игрой, его ходом в ней. Строптивая попытка проявить себя и тут же за это поплатиться, со стоном зажмуривая глаза, а потом часто дыша, пока все еще острые ощущения не улягутся. Заигрался. Переоценил себя. Это все в его духе. В духе Флэша, который из раза в раз рисковал собой, даже когда оно того не стоило. Но Лен определенно стоил. Каждая минута с ним стоила того, чтобы пережить все тяготы, выпавшие на него в прошлом, еще раз. Еще не один раз, только бы в конце он получил это. Его. Всего целиком. В самом деле меняя того, кто однажды сказал ему что «не может» измениться. И вот где он теперь, окружает своего назойливого бывшего врага жаром своего тела, распаленной страстью и чертовой заботой, которая не пропадала никогда. Даже в самые темные моменты. Барри помнил. Слишком много всего. Потому изо всех сил старался заставить их обоих забыть и остаться здесь и сейчас.
[indent] - Давай же, - он все еще старался звучать уверенно. Не просить, но требовать того, чего жаждало его изнывающее от прикосновений тело. И раз он не мог получить всего. Не мог почувствовать всего, как это бывало обычно, ему хотелось поскорее получить то единственное, на что он мог рассчитывать прямо сейчас. – Пожалуйста, - нет, он все же он опустился до просьб. Жалобных и совсем не подобающих бесстрашному герою. Хотя бывали и такие дни на его памяти. Нередко он просил и Снарта, то напоминая ему об обманутых обещания, то выпрашивая помощь, то напротив уговаривая ее принять. На самом деле он просил его о многом. Но сейчас только об одном. Теперь всегда только об одном. Быть рядом. Так близко как сейчас. Забирая все его тревоги и страхи, все изломанные воспоминания, все чувства, слишком необъятные для его тела, переполненного ими всеми, что порой они сами прорывались наружу. Вот как сейчас.

+1

6

[indent] Он бы не назвал это любовью с первого взгляда. Со второго, наверное, тоже. Но определенно это был сильный интерес, который со временем разросся в нечто большее, в нечто невероятное и на столько правильное, что эти чувства можно было лишь принять и попытаться к ним привыкнуть. Лен не сразу это понял, не сразу прочувствовал. Поначалу в его голове данная голомка не складывалась. Ему всё казалось, да и не казалось тоже, потому что было неоспоримым фактом, что у столь разных людей нет не единого шанса, даже намека на него, который бы позволил им сблизиться. Однако все это оказалось нелепым и даже в какой-то степени не важным, потому что их друг к другу тянуло. Снарта тянуло навстречу этому светлому солнечному мальчишке, а Барри притягивал холод и тьма, к которым привык Лен. Хотелось бы ему, что бы парень никогда не прикасался к этой стороне человеческой жизни, его жизни, но, если подумать, разве у него был выбор? разве кто-то оставил ему возможность вбирать? разве мог он отказаться от неотвратимого урагана, которым его накрыло, как только он дал слабину и немного ослабил запоры, удерживающие стены, возведенные вокруг его сердца? Нет, это было неизбежно. Теперь, оглядываясь в прошлое, пусть и не долгое. Лен понимал, что все это - он и Барри - было неизбежностью.
[indent] В его жизни всегда не хватало кого-то, кто смог бы осветить ее и сделать хоть немного теплее, уютнее и более пригодной для существования. Видимо, Барри тоже не хватало того, кто бы смог позаботиться о нем, причем не оглядываясь на мораль и правила каждую долбанную минуту (потому что, любому дураку понятно, в реальной жизни на таком топливе далеко не уедешь), кто ставил бы его нужды и желания превыше всех прочих, хотя бы потому, что самостоятельно сделать это мальчишка не был способен. Что ж, по всему выходило, что они нашли друг друга. Совершенно неожиданно, там где люди обычно теряются, а именно на передовой борьбы добра и зла, они просто столкнулись лицом к лицу и это решило все. Так что нет, любовью с первого взгляда не было, но это было связью - связью с первого противостояния. Вряд ли он стал бы говорить об этом вслух, тем более в подобный момент, но все таки в голове эта мысль промелькнула, делая тепло и приятно в груди, в противовес тому, что творилось со всем телом, наполненным совершенно иными эмоциями и ощущениями. Телу было горячо. В душе тепло. Голова шла кругом. Отличное тройное сочетание, предвещающее нечто поистине сильное и приятное, уносящее подальше от будничных проблем.
[indent] Вот о чем Лен не задумался ни на секунду. Целиком и полностью он был поглощен тем, кто был в его руках, буквально. Кто был под ним в самом прямом смысле этого слова. Кто говорил с ним, причем таким голосом, что от одного него кожа покрывалась мурашками и появлялась испарина. Впрочем, последнее могло быть следствием того, что Снарт так и не избавился от одежды, но какой в этом смысл? Конечно, он был всегда, но именно сейчас фантазию больше всего прочего будоражило именно наличие одежды - его собственной и, конечно, костюма Барри, - Вот как. Наказание, - почему-то этот ответ вызвал у Лена целую бурю эмоций. Хотя, понятно почему. Даже у него, знающего мальчишку со всех сторон и даже с самых неприглядных, его образ до сих пор не вязался с чем-то развязным и откровенным до крайности. Из головы Снарта до сих пор не выходило одно единственное слово, которое парень повторил за ним, при этом почти сливаясь цветом своего лица с цветом костюма. Лен до сих пор не мог понять почему, но его каждый раз в жар бросало, когда он наблюдал подобное стеснение, как будто и он испытывал тоже самое. Вот только его жар не был связан со стеснением и, тем более, стыдом. Его согревала мысль, что это он довел мальчишку до подобного состояния и как можно было ее игнорировать? Снарт не мог. Ни тогда, ни сейчас, когда Барри говорил о нем, - Маленький герой мечтает о том, что бы его наказали. Как неожиданно.
[indent] Он уже прижимался к нему всем телом, пахом чувствуя упругие ягодицы, а бедрами прохладную гладкую кожу его костюма, и подобный контраст будто играл с ним, смешивая два совершенно разных ощущения в одно, которое подначивало и подталкивало продолжить. Но Лен все еще медлил, отвлекаясь на разговоры, - Нет, не надейся. Конечно, я бы хотел, но больше меня интересовало, кто ты и какой ты, - его губы все еще находились рядом с ухом парня и если бы сейчас на нем не было маски, но бы обязательно коснулся его губами, лизнул мочку и прошептал прямо в него, - Теперь я знаю, какой ты, - Лен мог бы долго описывать то, что лон про него понял и знал за все то время, но посреди его мыслей он почувствовал, как нетерпеливо Барри двинул бедрами, от чего Лен невольно сжал ладонями его бедра чуть сильнее, - Тише, малыш, тише. Какой ты несдержанный и неосторожный, - губы Снарта моментально растянулись в хищной улыбке, - Не знал, что ты еще и на столько похотливый, Флэш, - привычно растягивая гласные, проговорил он и, наконец-то, отстранился. Он не мог его чувствовать, как привык, кожа к коже, поэтому не было никакого смысла продолжать прижиматься к спине Барри. Куда более увлекательно было смотреть - на изгиб его спины, обтянутый красным, на широко расставленные бедра, кажущиеся сейчас чуть более накаченными, чем на самом деле, и на просвет бледной кожи, который приковывал к себе взгляд, не отпуская ни на секунду. Стоило Лену снова взглянуть на оголенные ягодицы, он больше не отводил глаз. Удерживал мальчишку за бедра, наблюдая за тем, как его член выскальзывает из тесного тела, а затем вновь погружается в него, не оставляя и намека на испорченный костюм. Снова и снова, раз за разом, еще и еще - Лена начал двигаться не торопясь, будто дразня и себя, и Барри, но постепенно его темп увеличивался, толчки становились все более сильными и резкими, он замирал на мгновение или два, давая себе передышку, а затем вновь продолжал толкаться к него, под конец начав помогать себе руками и будто натягивая тесное тело на свою плоть до самого предела, по упора, до основания.
[indent] Сколько это заняло времени, Лен понятия не имел. Счет ему был потерян. Он кончил с долгим протяжным стоном, немного хриплым и таким глубоким, что даже горло засаднило от столь напряженного звука. Тело было окутано приятной негой, расслабленностью, которой хотелось поддаться, но он даже медлить не стал, все еще глядя на ложбинку между ягодиц Барри и не спеша отводя свои бедра назад, что бы увидеть, как член выскальзывает из плотного плена мышц, а следом за ним вытекает белесая вязкая жидкость. Ее было не много, но досточно, что бы она стекла вниз, пачкая красную кожу. Зрелище было поистине потрясающие и если бы прошло чуть больше времени, Лен непременно ощутил бы эрекцию. Он огладил бедра Барри и, наконец-то, переместил свой взгляд, притягивая мальчишку к себе и целуя, размазано и лениво, будто успокаивая. Прижимая его к себе как можно теснее, он вдруг осознал, что в отличие от его собственного, стояк Барри никуда не делся. Лен отстранился. Опустив взгляд вниз, а затем вернув его к глазам мальчишки, - Ты так и не кончил? - вслед за вопросом, он накрыл бугор на костюме ладонью и слегка сжал, - Мой бедный герой. Но, пожалуй, теперь ты заслужил награду. В душе.
[indent] Скинув с себя одежду по пути к душевой, Лен не сомневался, что Барри отправиться следом и что он со своим костюмом справится гораздо быстрее. Открыв оба вентиля и пустив теплую воду, он снова заключил парня в объятия, но снова ненадолго, лишь для того, что бы приласкать его губы, а затем сделал то, что хотел еще там, у стола - приблизился к его уху, обвел раковину кончиком языка и слегка прикусил мочку, - Наклонись и раздвинь свои половинки. Пошире, - дожидаться полного понимания он не стал, развернул мальчишку к себе спиной и надавил между лопаток, что бы уже никаких сомнений у него не оставалось. Взяв с полни небольшой флакон, Лен принялся растирать мыльную жидкость между ягодиц Барри, невольно соскальзывая внутрь его тела, словно промывая и там тоже, а затем опустился на колени и провел языком по нежной коже, задевая плотное кольцо и немного на нем задерживаясь. Переместив одну руку вперед, он обхватил член мальчишки у основания, сжимая его так, что бы тот не кончил сразу же, и принялся ласкать пего анус, щекоча кончиком языка снаружи и проталкиваясь внутрь, проникая, а затем вновь возвращаясь к ласкам. Упругие струи падали сверху, лились вдоль позвоночника Барри и скатывались там, где орудовал язык Снарта. Он ощущал это и распалялся сильнее, усиливая нажим языка, скользя свободной ладонью по бедру мальчишки, впиваясь в него пальцами и, наконец-то, ослабляя хватку на его члена, начиная двигать рукой и позволяя Барри кончить.

+1

7

[indent] Нет, уж, похотливым он не чувствовал себя от слова совсем, потому и невольно содрогнулся в его руках, пораженный таким эпитетом в свой адрес. Ни он, ни Флэш никогда бы не…но прямо сейчас оба они в его лице доказывали обратное. Барри закусил губу, чтобы не простонать слишком громко просто от слов? Ну или не совсем уж просто. Но ведь это было лишь начало их безумной игры, которую он сам и затеял в тот миг, когда решил, что отправляясь к Лену снимать костюм совершенно не обязательно. Настолько не обязательно, что можно и позволить себе немного шалостей, раз уж защита Флэша так основательно пострадала. Вот только он понятия не имел, что это так сильно развяжет ему язык и спустит с поводка то, что внутри него обычно смирно сидело на привязи и даже не изъявляло желания проявить себя. Теперь и он сам знал, какой он на самом деле. Каким может быть, если позволит себе чуть больше свободы. Больше, чем ему вообще требовалось. Но пути назад не было.
[indent] Во всех смыслах сразу. Он не мог, да и не стал бы, отказываться от собственных слов, и заявлять будто вовсе не такой. Со стороны ведь было виднее. Лену было виднее, хотя бы в этом он мог не сомневаться. Вот уж кто точно видел его на сквозь всегда, с самой первой их встречи и до нынешнего момента. Лен видел его, чувствовал его, безошибочно предугадывал его шаги, но Барри все равно продолжал пытаться. Потому что желание поражать этого мужчину не ослабевало в нем до сих пор. Пусть больше это ему и не требовалось. Он никогда не перестанет играть в эту игру. Стараться ради него и смотреть вместе с ним, что из этого получалось. Хотя сейчас ему оставалось лишь представлять эту воплотившуюся эротическую фантазию, наполняя яркие картинки в голове звучанием их голосов, несдержанных, жадных до ощущений и получающих их сполна.
[indent] Уж Барри получал все и даже больше, пусть и в таком положении. По-прежнему затянутый в костюм почти с ног до головы он изнывал от недостатка ощущений, но в то же время мог сконцентрироваться на одном единственном, не сбиваясь больше ни на что другое. И вот это случилось с ним впервые. Столь бурные ощущения, от которых попросту некуда было деться. Барри постанывал в такт каждому движению чужих бедер, под конец едва не сорвавшись на крик, когда все внутри едва ли не начало гореть, и сам он был уверен, что вспыхнет огнем в любую секунду. Заискрится и откроет в себе новую чертову сверхспособность. Но ответ крылся в совсем другом и был куда более понятен. Барри просто этого не осознавал, хоть и чувствовал как его собственная возбужденная плоть трется о ткань костюма изнутри, добавляя непривычных почти болезненных ощущений. Давление оказалось слишком тесным, но Барри ничего не мог с этим сделать. Разве что выпрыгнуть из костюма на сверхскорости и вернуться обратно. Лен бы даже не успел ощутить подмены. Но это значило бы, все испортить. Разрушить магию момента, убить ожившую сексуальную фантазию своего возлюбленного. Да и свою тоже, чего уж отпираться. Так что Барри не искал легких путей, ровно как и всегда, оставаясь Флэшем до самого конца. Самого фееричного из всех, что он помнил. Просто от того, что Лен кончал, а сам он впитывал каждое мгновение этого действа, яростно сжимаясь вокруг разряжающейся плоти. Обычно в это время он и сам кричал, накрытый жгучей волной оргазма, но сейчас… все было совсем иначе. И нет, он не жалел об этом.
[indent] Только жалобно скулил, все еще тяжело дыша и не в силах пошевелиться. Приподняться, обернуться и встретиться с Леном глазами, наперекор смущению демонстрируя то, что одолевало им помимо этого вездесущего чувства. Но это все равно бы случилось, как бы ему не хотелось сохранить в его глазах хотя бы часть того образа «маленького героя», как он его назвал. Теперь он все еще казался ему таким или он уже никогда не сможет смотреть на него так, как прежде? По крайней мере, он мог целовать его так, как прежде, и это вселяло бескрайнюю надежду. Барри тянулся к нему как утопающий за своим последним шансом, за своим спасением. Или все же погибелью? Вопрос застал его врасплох, а от прикосновения ловких пальцев, он лишь покачал головой и выдал еще один смущенный стон, решив, что другого ответа от него и не требовалось. – Ох… в душе? – как-то обессиленно проговорил Барри, слегка охрипшим голосом, а потом уставился на явную демонстрацию правдивости обещания Лена, засмотревшись непростительно долго на то, как мужчина раздевался, прежде чем начать выпутываться из костюма. И… в общем Барри смухлевал. Воспользовался скоростью, чтобы хоть немного облегчить себе жизнь, а заодно и не опоздать за своей наградой. Ведь он ее именно что заслужил. Потом и смущением, с которым ему пришлось бороться изо всех сил. Но одержал ли он победу?
[indent] Барри был уверен, что да. Целиком и полностью это «да» после того, что они только что сделали с его костюмом. В его костюме. Капли спермы запачкавшие ткань не укрылись от его затуманенного взгляда, когда он избавлял себя от оков. Барри сглотнул и смело шагнул в душевую кабину вслед за Леном. Да боже! Он целых две недели носил чертов ошейник. У всех на виду. Каждое утро сверкал новой порцией засосов на самом видном месте и при этом держался так, будто ничего сверхъестественного не происходило. Потому что на фоне их с Леном драмы это и в самом деле казалось чем-то незначительным. Куда сильнее его волновали недоступные чувства Лена и невозможность достучаться до него. О каком смущении могла идти речь? Но сейчас все становилось на свои места. И алая краска похоже не собиралась оставлять его в покое. Растрепанный, разгоряченный, весь измучавшийся и оттого чувствующий себя так, будто был готов на все. Абсолютно на все. Барри застыл и весь задрожал от одних только слов. Снова. Целиком и полностью капитулируя перед Леонардом Снартом.
[indent] Он был готов ко всему. Кроме этого. К этому он решительно не был готов, и если бы был хоть немного в состоянии осознавать слова Лена как следует вместо того, чтобы задыхаться от ощущений, что дарил ему его язык, он бы просто не смог этого сделать. Вот так просто у него на глазах повернуться спиной, прогибаясь в пояснице, и сделать то, о чем он его попросил. Приказал? Чем бы оно ни было, Барри не смог бы. Но благо ему и не пришлось. Не потому, что Лен так пошутил над ним, а потому что как раз не пошутил. Развернул, прогнул и раздвинул. И Барри оставалось лишь замереть, широко распахнув глаза, но в то же мгновение зажмуриться, жадно впитывая в себя слишком откровенные ощущения. Не то, чтобы Лен никогда его там не касался, но так никогда. Так, черт возьми, никогда. И на мгновение Барри просто выпал из реальности, сорвано втянув воздух в легкие и просто позволяя этому произойти с ним. Этому сметающему все вокруг урагану ощущений, сваливших его с ног едва ли не моментально. Если бы не Лен. Если бы не его искуситель, знающей где прикоснуться, насколько сильно надавить и как обхватить, даже если сам Барри понятия не имел, что такое может настолько его поглотить.
[indent] Оттого он продержался недолго, соскальзывающими пальцами из последних сил держась за собственные ягодицы. Пока его тело буквально не прошило иглами электрического разряда, отчего он окончательно утратил над собой контроль, со вскриком бурно изливаясь в чужую ладонь. И вместе с тем едва удерживаясь на ногах. Они ведь в самом деле задрожали, Барри чувствовал. Как они с каждым мгновением предают его все сильнее. Потому он не смог отказать себе в этой слабости. Опустился на колени, оказываясь на одном уровне с Леном и буквально обрушился ему на плечи, все еще содрогаясь из-за пережитого и потому неосознанно продолжая прятать горящее лицо у него за спиной. Вода продолжала течь, скрывая тихие всхлипы, пока Барри медленно но верно приходил в себя понемногу успокаиваясь.
[indent] А ведь впервые он проявил к нему что-то такое же несдержанное в душе. В доме, в котором Лен приютил его после того, как Барри спас его потому что не мог поступить иначе. Потому что не знал, почему именно поступил так, резко, быстро, не задумываясь. И выразил это единственным способом, которым смог, даже не догадываясь о том, что говорило в нем в тот момент. Но вот теперь он понимал. И мог делать такие безумные поступки, поражая своего мужчину, который отвечал ему двойным, а то и тройным ударом, после которого было не так-то просто оправиться. – Ты сошел с ума, - шутливо укорил его Барри, когда нашел в себе силы связать и произнести хотя бы пару слов, все еще тяжело выдыхая ему в шею и оставляя на ней мягкий благодарный поцелуй. – И я вместе с тобой. Из-за тебя, - он будто задыхался, хватаясь за эти слова так, чтобы можно было переждать еще немного, не прокручивая в голове все то, что только что произошло. Вот только вечно это длиться не могло. В конце концов, ему пришлось бы столкнуться с реальность, с глазами Лена, в которых как в замедленной съемке будто отражалось все то, что этот негодник только что с ним сотворил. – Это самая безумная вещь, которая когда-либо со мной… - звучало сухо, странно и совсем непохоже на то, что он только что испытал. Слова не отражали и капли тех эмоций, что все еще звенели внутри него, заставляя продолжать ощущать его повсюду, его язык касающийся чувствительного колечка мышц, его ладонь, своими движениями дополняющая и без того громкий эмоциональный взрыв внутри. Так что не было ничего удивительного в том, что его последствия продолжали напоминать ему о себе. – Черт! Должно быть после того, что я скажу, твое мнение обо мне сильно изменится, но… Лен… - он протянул это, изо всех сил стараясь не прятать взгляд, но вместе с тем, будто обвиняя его в содеянном. Кого же еще ему было винить? – Мне ужасно… черт, мне понравилось!

+1

8

[indent] В момент, когда Лен предлагал награду, как он выразился, он ведь даже не подумал о ее последствиях. Он должен был? Наверное, да. Уж кто-кто, а он-то точно должен был заглянуть вперед хоть немного, как делал это всегда и во всем. И если кто-то и мог предугадать дальнейшие события, то тоже только он и никто другой. Он знал этого мальчишку. Он понимал его не всегда и не во всем. Он одобрял не все и не всегда в его поступках. Но знал, что вызывает у него улыбку, что заставляет грустить или морщить нос, каким бывает его взгляд, когда он думает, и как меняется, когда мысли превращаются мечты. Порой Лен сомневался или надеялся на иной исход, но если подумать, он всегда оказывался прав, и пусть не умом, но сердцем он каждый раз угадывал. Он чувствовал его. И как он мог упустить из виду то, что предложенное им окажется через чур... через чур. Он ждал его реакцию. Он хотел ее - сильную и открытую, каким сейчас казался сам Барри. Что ж, он хотел - он получил. Гораздо больше, чем мог надеяться.
[indent] Лен едва успел подхватить своего героя, обнимая его крепко, на сколько было возможно, учитывая, что они все еще находились под "водопадом" и ладони то и дело соскальзывали с его тела. Но он пытался. Держал его, прижимая к себе, гладил по мокрым волосам и не мог скрыть довольной, слишком довольной улыбки, которая, кажется, в полной мере отражала все то, что испытывал Снарт в отношении произошедшего. Перед глазами так и застыла картинка, как стоп кадр, на котором Барри стоял, нагнувшись и раскрыв свои ягодицы, позволяя ему, именно позволяя, доставить ему удовольствие таким способом. Ладонь как будто все еще ощущала пульсацию чужого члена, хотя, уже приличное время находилась в другом месте и чувствовала под собой совсем другое. Лен не мог отпустить это. Точнее, все случившееся не могло отпустить его. Быть может, ничего необычного, но ведь речь шла о Барри, который все еще прижимался к нему и даже сквозь волу Снарт мог ощущать, что температура его тела значительно повысилась. Быть может, ему казалось. Быть может, ему хотелось, что бы было так. Но когда мальчишка заговорил, Лен не стал гадать. Он точно знал.
[indent] Слушал и улыбался. Уже не довольно, не только. В его улыбке появились игривые нотки и нечто, сродни лукавой усмешке хищника. Нет, он не считал, что сошел с ума и не думал, что это происходит с Барри. Он просто хотел был с ним, как можно ближе, и показать, на сколько хорошо им может быть вместе. Разве это безумие? Не, Снарт так не думал и потому чувствовал себя абсолютно нормальным. По крайней мере сейчас, да и в любой другой момент, который он проводил рядом с этим мальчишкой, он чувствовал себя совершенно правильным и нормальным до невозможности. Жаль, что их с Барри мнения на этот счет расходились, но... но! Он был уверен, что однажды и мальчишка поймет это и перестанет смотреть на него так, будто и правда верит в возможность безумие, при этом покрытый "краской" чуть ли не до ключиц.
[indent] - Я догадался, - Лен хотел усмехнуться, на сколько это было очевидно, но не стал, боясь испортить своей реакцией такой воинственный настрой героя, который и правда героически говорил о том, что все еще его смущало, - Понравилось? Прекрасно, на это я и рассчитывал, малыш. И если так, то можно будет как-нибудь повторить. Согласен? - сдерживать улыбку было выше его сил, поэтому Лен бросил все попытки, но спрятал ее в мягком поцелуе, который, наверняка, плохо сочетался с тем, что мальчишка испытал совсем недавно. Но он не хотел распалять его снова, не так быстро. Он будто успокаивал, лаская чужие губы неспешно, оглаживая чужое тело осторожно, будто навредить боялся, - Я тебя обожаю. Все в тебе, - проговорил Лен, отстранившись и заглянув в глаза тому, кто, кажется, так и не отошел от своей "премии". Он проводил ладонями по волосам Барри, будто убирая их назад, что бы не скрывали его лица и не мешали любоваться им, - И ничто не изменит моего мнения о тебе, Барри. Ты был, есть и всегда будешь моим милым мальчиком, который смущается, когда ему говорят о любви и, тем более, когда говорят это слишком откровенно. Которого не смущает то, что он влюблен в убийцу и вора, но мысль о том, что он делает с ним в постели заставляет покрываться румянцем, буквально, везде, - в подтверждение свих слов, Лен скользнул жадным взглядом по обнаженному телу парня и тихо вздохнул.
[indent] - Можешь подняться? - сам он не стал выжидать и оказался  на ногах, вслед за этим помогая и Барри сделать тоже. Быть может, этого и не требовалось на самом деле, но Лену хотелось, потому что так он мог сразу же заключить его в объятия, прижимая к себе, и опять ощущая близость его тело на столько, на сколько это вообще было возможно, - Люблю, когда ты краснеешь, ты знал? Это как напоминание, что все, происходящее между нами, слишком ново для тебя, и что тебе это нравится. То, что люди ненавидят и не отвергают, никогда не вызывает у них смущения, - последнее Лен прошептал ему на ухо, а после развернул, прижимаясь теперь к спине мальчишки, - Помнишь, мы пообещали друг другу не скрывать своих желаний, - его губы все еще находились возле уха Барри, поэтому он мог говорить не громко, но просто разговоры Лена не устраивали. Он забрал с полки пузырек с гелем, выдавил на свою ладонь и принялся растирать ароматную пену по телу мальчишки, не забывая про его пах и промежность, намыливая тщательно и даже перемещаясь к ложбинке между его ягодиц, - Я хотел трахнуть тебя в твоем костюме и я сделал это. Я хотел приласкать твою маленькую упругую дырочку, и я сделал это. Считаю ли я себя сумасшедшим? Если тебе это принесло такое же удовольствие, как мне, то это не сумасшествие, малыш. Это способ получить наслаждение вместе с тем, кого ты любишь.
[indent] Пока Лен распалялся на слова и намыливал тело парня, он и сам покрылся пеной чуть ли не полностью, так что смывал он ее с себя и с Барри одновременно, не оставляя его в покое и продолжая оглаживать ладонями притягательные изгибы даже когда от геля не осталось и следа. Все эти разговоры о наслаждении и удовольствии, о костюме и ласках не на шутку будоражили не только воображение, но и нутро, заставляя вновь ощутить значительный прилив возбуждения. Ничего удивительного. Но для сохранения игривого настроения Снарт шлепнул его по голому мокрому заду с настоятельной рекомендацией отправляться в кровать. Сам задержался под душем еще на минуту, может меньше, но когда покинул кабинку, невольно замешкался. Невольно, потому что и представить не мог, что его слова возымеют на Барри подобное действие. Мальчишка не пошел к кровати, а стоял возле душа, облаченный в парку Снарта. У него даже бровь взметнулась вверх, выдавая удивление и невероятный, нереальный адреналин, который, кажется, зашкаливал в нем не на шутку, - Пока я мечтал о твоем костюме, ты... мечтал о моем? - Лен так и не понял, что за эмоции добавлялись сейчас к его удивлению и невероятному возбуждению, которое, вне всяких сомнений, начало напоминать о себе в всех возможных смыслах, - Мог бы просто попросить, - все таки, это была доля юмора, или веселья, или просто радости от того, что Барри его не послушался и решил распорядиться его словами по своему. Худое тело, затянутое в кожу, выглядело, вне всяких сомнений, соблазнительно, но тоже самое тело, еще влажное после душа, в обрамлении мешковатой парки, которая лишь еще сильнее подчеркивала телосложение мальчишки, заставляя воспринимать его, как хрупкое, оказалось куда более соблазнительным и желанным.
[indent] Снарту не потребовалось много усилий, что бы оказаться к Барри в плотную и, запустив обе руки под полы куртки огладить его бока и остановиться на бедрах. Чуть больше он затратил на то, что бы приподнять мальчишку над полом и усадить на свои бедра, заставив обхватить свое тело ногими. При этом лицо Барри оказалось чуть выше привычного, отчего Лену пришлось вскинуть голову, заглядывая в его глаза снизу и тут же теряясь от того, что он видел в них сейчас. Не хватало самой малости. Убедившись в том, что Барри держится самостоятельно, Лен накинул на его голову капюшен и тут же расплылся в весьма странной, но абсолютно искренней улыбке, в которой без труда читалось нетерпение и предвкушение, - Похоже, вся моя одежда идет тебе гораздо больше, чем мне, - он снова поддерживал его под задницу обеими руками, но на месте больше стоять не мог. Дошел до кровати, уселся на край, а затем повалился на спину, переворачиваясь и оказываясь сверху мальчишки. Было похоже, что Барри просто лежит на его парке, сунув руки в рукава скуки ради и ради смеха подвинувшись так, что голова тонула в огромном капюшоне, меховое обрамление которого свисало на лоб мальчишки. Лен бы мог любоваться этим зрелищем очень долго, но, похоже, не ради него все это затевалось, - Такой фантазии у меня никогда раньше не было, - усмехнулся он и приблизился к губам Барри, невольно скользнул возбужденным членом по его бедру, - Но знаешь что? - обычно Лен убирал все лишнее с лица мальчишки, но сейчас он даже мысли не допускал, что нужно что-то изменить. Опираясь на одну руку, второй он ловко скользнул под полу куртки, просовывая ее между Барри и кроватью, что бы прижать к себе теснее и заставить парня почувствовать его возбуждение сильнее, - Я так хочу оказаться внутри тебя сейчас, что чувствую, как от нетерпения мой член дрожит.

+2

9

[indent] Реакция Лена не казалась чем-то удивительным. Он как будто именно ее и ждал, но тогда не ясно, чего же так переживал, с тревогой доверяя ему свои чувства и мысли. Быть может, потому что прежде никогда так не делал? Вот так, будучи обнаженным, расслабленным и совсем беззащитным. Ничего не утаивая, не пытаясь казаться лучшей версией себя, чтобы Лен смог снова его полюбить. Наконец-то ему не нужно было беспокоиться о подобном, оттого внимание пало на действительно важные вещи. Потому он и говорил об этом вслух. Потому и хотел, чтобы Лен его услышал. Потому теперь слушал его, временами пытаясь затаить дыхание, чтобы его собственные шумные вдохи и выдохи не заглушали слов, от которых сердце колотящееся изо всех сил, начинало биться быстрее. – Да, - Барри кивнул раньше, чем успел подумать, что именно имел в виду Лен. Секс с Флэшем или то, что он сделал с ним после? Похоже, его устраивали оба варианта, причем как по отдельности, так и вместе. Он ведь уже дал свое согласие. Правда стоило уточнить, чтобы они не повторяли эту игру слишком часто, иначе у него не останется оправданий из-за вечно рвущихся костюмов.
[indent] Пока Лен не  произнес все это вслух, Барри и не задумывался о том, насколько сильно успели измениться его представления о нормальности. Когда-то и сотрудничество с преступником, казалось ему несусветной чушью, на которую он никогда и ни за что не пойдет. Смешно теперь думать о таком, когда этот самый преступник ласкал его в душе и говорил, что обожает, несмотря на все странности выстроенных им приоритетов. Слушая об этом Барри прикусил нижнюю губу, чтобы не улыбаться слишком широко, потому что ведь так все и было. Смущала ли его такая правда? Разве что немного. И только из-за того, что он только что пережил. Теперь то можно было не краснеть. Хотя бы не везде. Ощутив на себе взгляд мужчины, Барри едва не рассмеялся, почувствовав иррациональное желание отвлечь его от этого занятия. Но Лен справился и без него.
[indent] Барри кивнул и принялся вспоминать как точно функционировало его тело, чтобы он в самом деле смог встать на две ноги. Слишком сильно выпал из реальности, позабыв о том, что делает и почему. Так что помощь Лена оказалась очень кстати. Даже если этот засранец никогда ничего не делает просто так. Зато честно. Барри коротко рассмеялся, оказываясь в его объятиях, и тут же едва не покрылся новой порцией румянца от комплиментов, к которым он оказался не готов. На самом деле он никогда к ним не был готов, и никогда не будет. В этом и суть. Иначе и не существовало бы этих алых пятен на его коже, которые очевидно так нравились Леонарду. Барри ахнул, как только оказался к нему спиной и ощутил вспененные руки мужчины на своей коже. Ну как? Как так выходило, что любое его прикосновение по-прежнему вызывало в нем этот неудержимый вихрь эмоций, как будто он все никак не мог привыкнуть к этому. И это при всех стараниях Лена? Или как раз из-за его стараний, которые и не давали привыкнуть. Потому что несмотря на все те вещи, что он когда-либо с ним делал, они не говорили об этом вот так откровенно. И в этом было что-то особенно возбуждающее. Просто слова, от которых все внутри скручивалось тугим узлом, заставляя вслушиваться в них, принимать их такими, какими они были, не оставляя особенно смущающие действия Лена неопределенными. Теперь то он понимал, что ничего безумного они не делали, только то, что хотели. Оба. – Я люблю тебя, - подтвердил Барри, обернувшись и едва не уложив голову на плечо мужчины. И это не было напоминанием о том, что он действительно чувствует к нему именно это. Прямо сейчас эти три слова заключили в себе гораздо больше. «Я люблю тебя. Я доверяю тебе. Я хочу, чтобы мы и дальше продолжали в том же духе».
[indent] И Барри так и сделал. Продолжил в самом прямом смысле слова. Ойкнул от неожиданности, когда на его зад опустилась ладонь Лена, но потом с улыбкой выскользнул из кабины и… увидел ее. Единственную и неповторимую парку Капитана Холода, от вида которой прежде все его тело начинало искриться от предвкушения «догонялок» с его горячо любимым врагом. К слову с тех пор почти ничего не изменилось, потому что прямо сейчас его тело предало его точно также, заставляя испытывать странное влечение к этой чертовой куртке. В которой Лену наверняка было тепло и комфортно, когда он то и дело  самозабвенно примораживал его к полу. И оттого Барри захотелось… отнять ее? Украсть? Ни одно из определений не подходило, потому что сражаться за парку Барри было не с кем, а кража открылась моментально, ведь он не планировал прятаться. Напротив, он хотел, чтобы Лен увидел его. Иначе не стоял бы перед ним, так и не удосужившись обтереться после душа. Оттого подкладка медленно но верно пропитывалась лишней влагой, а сам Барри стоял с беззастенчивой полуулыбкой на губах и наслаждался тем, как ноздри щекотал едва уловимый запах Лена, который парка хранила на себе. – Всегда об этом мечтал, - признался Барри, когда скрывать очевидно не было смысла. Правда в его мечтах он не был обнаженным, но… это явно усиливало производимый эффект. Барри не мог насмотреться на желанную реакцию, отразившуюся на лице мужчины. – Если бы я попросил, то не смог бы увидеть тебя таким, - удивленным? Взбудораженным? Возбужденным? Барри не стал определяться с чем-то одним и потому оставил это недосказанным. Вряд ли кто-то из них нуждался в конкретике, все ведь было более чем очевидно. А то, что не было пояснялось действиями.
[indent] Барри не знал, что именно он сделает, потому ждал с неподдельным интересом. И определенно не разочаровался, когда ощутил его ладони на своих бедрах. В глубине души он ожидал, что Лен шлепнет его снова за то, что он нацепил на себя его куртку, вот только банальным Снарт не был. Об этом Барри знал, но все равно подавил удивленный вздох, оказываясь у него на руках. Оба все еще были влажными после душа, потому обхватывать тело Лена ногами было не так-то просто. И все же Барри справлялся, держась за плечи мужчины обеими руками. – Что…? – вот чего он не ожидал, так это капюшона на своей голове в такой момент. Но улыбка Лена оправдывала любое удивление и дарила тепло, разливающееся внутри. – Ты и понятия не имеешь о том, как ужасно привлекательно выглядишь! Во всем. И без всего, - с этим он просто не смог не поспорить, потому что знал, что прав. Знал, что определенно нравится Лену больше, и каждый из них останется при своем, но не собирался оставлять его без своей порции комплементов. Не все же одному ему краснеть и слушать.
[indent] На кровати Барри на долю секунды подумал, что окажется сверху, в самом деле примеряя на себя не свойственную роль. Возвышаясь над Леном почти так, как прежде он сам делал много раз в этой самой парке. Он всегда усмехался, с лихвой приправляя и без того нелегкое положение Флэша сарказмом, пока сам он злился, представляя как однажды ухмыляться будет не Снарт. Похоже, и в этот раз его фантазии не суждено было сбыться. Был ли он огорчен? Едва ли? Потому что все равно пришел в боевую готовность, только от того, что чертова парка наконец оказалась на нем. Барри тяжело сглотнул, а затем выразительно распахнул губы с пониманием масштаба их с Леном проблемы. Не то, чтобы он не знал их как следует после всего, что между ними было, но порой нечто подобное распаляло не на шутку именно из-за того, каким невинным казалось на фоне более откровенного опыта. – Вот как? – он легко усмехнулся, будто в самом деле был удивлен столь бурной реакции своего любовника. Сам ведь был возбужден не меньше, но вдруг резко включился в эту игру более основательно, вознамерившись задать ей свои правила. Ведь так обычно заявлял обладатель этой парки? А если сейчас она была на нем, то… - Тогда нам не стоит заставлять тебя ждать, - справедливо заключил Барри и расплывшись в хитрой улыбке, будто что-то замышлял, тут же воплотил это в жизнь, пока Лен не успел бы опомниться. Снова обхватил его бедра своими ногами и опрокинув на кровать своего любовника оказался сверху, чуть тяжело дыша из-за резкой смены позиций, но сияя изо всех сил. Ровно как это делал Снарт. Вернее Барри надеялся, что как он, даже если в его интерпретации это не выглядело и в половину так же самодовольно.
[indent] - Но позволь показать тебе мою фантазию, - Капитан Холод никогда бы не стал спрашивать, но Барри все равно это сделал. Не хотел переигрывать, да и точность исполнения роли тут была совсем не нужна. Весь смысл был в действиях. В поступках, которые Барри спешно планировал, с вожделением оглядывая тело мужчины под собой. Чуть сместив бедра назад, он слегка потерся ягодицами о твердых член, позволяя губам расплыться в более яркой улыбке, не отводя пристального взгляда от глаз Леонарда. Будто хотел видеть его реакцию на каждый его поступок. Не получить то, что крутилось в голове, а в самом деле показать, чего он хотел. И чтобы Лен показал ему, что испытывает здесь и сейчас. Но дольше Барри в самом деле медлить не стал. Не позволил себе опуститься за поцелуем прежде чем сделать что-то еще, иначе это заставило бы приласкать и шею мужчины, к которой у Барри были особенные чувства, а затем настала бы очередь груди и они медлили бы еще долго, пока Лен не вышел бы из себя. Он не хотел его истязать. Да и себя тоже. Потому лишь приподнялся, позволяя полам парки сильнее расступиться в стороны, провел языком по собственной ладони и завел ее за спину, чтобы огладить твердую плоть прежде, чем она окажется внутри него.
[indent] Барри прикрыл глаза, вытягиваясь всем телом так, что половина его лица утонула в пушистом капюшоне, оставив на обозрение лишь его приоткрытый рот, с застывшим на нем сорванным вздохом, пока жаркая плоть плавно проникала внутрь. До самого конца. Барри опустился на его бедра, сжимаясь вокруг его члена так плотно, будто это их первый раунд за сегодня. И оттого ощущения продолжали быть почти невыносимо яркими. Настолько, что Барри пришлось потерпеть несколько долгих мгновений, хоть ожидание и сводило его с ума сильнее обычного. В конце концов, он не вытерпел и подался вперед перехватывая запястья Лена своими руками. Чего не делал никогда. Не мог представить, что сделает, но прямо сейчас… черт возьми, как ему нравилось это мнимое ощущение власти над нам, словно пропитавшее его, как только парка оказалась на его плечах. – Я всегда хотел тебя поймать, - он простонал это совсем не так самодовольно, как представлял в своей голове, но едва ли это портило момент. Реальность была куда более живой, насыщенной и одуряюще жаркой, что Барри едва не начал задыхаться от переполняющих его чувств.
[indent] В какой момент что-то пошло не так, он уловить не успел. Только слегка подался бедрами назад, будто пытался насадиться сильнее, позволяя плоти, немного выскользнувшей из него из-за небольшой смены позы, оказаться внутри. Затем повторил это движение чуть напористее, не ощутив резкой боли, а потом его буквально прошибло волной ощущений, каких он не испытывал прежде. Не в такой момент. Не во время их с Леном близости. Но видимо иначе его тело просто не могло справиться с переизбытком впечатлений, внезапно накрывших его с головой. Он обещал ему не использовать скорость, когда они вместе, но это случилось непроизвольно. Он буквально не контролировал себя, позволив легкой вибрации завладеть каждой клеточкой его тела, будто вводившей его в своеобразный транс. Но Барри тут же остановил это и пришел в себя, задышав тяжелее и глядя на Лена с тревогой и… интересом? Мог ли он все испортить или нет? – Прости. Я не… - Барри понятия не имел как это объяснить, потому что был поражен не меньше, и от изумления даже выпустил его руки из своих, будто проверяя не навредил ли. – Кажется, я слишком увлекся, - вот это звучало довольно правдиво и более чем объяснимо. Лишь бы это увлечение не показалось Лену неприемлемым.

+2

10

[indent] Никогда прежде он не был с ним на столько открытым и раскрепощенным. Барри? Да, конечно, но и Лен тоже. В своей голове он создал образ милого мальчика, которому чужды какие-либо проявления желаний и эмоций, выходящих за рамки обычных, нормальных, как принято их называть. Видимо, именно по этой причине у Снарта сложилось мнение, даже не мнение, а ощущение, что он не должен этого менять. Он всегда оберегал мальчишку. Так или иначе. Просто приглядывая за ним издалека или делая что-то конкретное, заметное, что-то значительное. Потакая его желаниям, почти всем, надавливая сильнее, когда понимал, что это необходимо. Но никогда, никогда он не переступал черту, за которой начинались неизведанные дали сексуальных девиаций. Лен считал, что это им не нужно, хотя, иногда у него возникало желание испытать Барри на выносливость и прочность. Образно говоря. Однако не редко подобные фантазии заканчивались видением, одним и тем же каждый раз - отголоски удивления и страха в пронзительном взгляде зеленых глаз, которые неминуемо сменяются отвращением. Сейчас Лен и сам не знал почему именно это виделось его воображению, но оно заставило его увериться в мысли, что перешагивать именно эту черту нужно не спеша, постепенно, с осторожностью и осмотрительностью, что бы ненароком не спугнуть то, что между ними было, испортив все слишком резкими и откровенными действиями. Это было похоже на план. Один из тех, что он продумывал с особой точностью, прорабатывая каждую мельчайшую деталь. И один из тех, что летел ко всем чертям, перечеркивая кропотливую работу.
[indent] Его милый невинный мальчик с непосредственностью ребенка и таким взглядом, что вызывал мысли о вечном, добром, светлом, поражал его сегодня раз за разом. Да, Снарт сам начал рушить собственный план, но не заметь он в глазах Барри того азарта, не почувствуй он того жгучего желания, которое мальчишка обрушил на него, едва появившись, он бы вряд ли решился на откровенное признание своих желаний. ТОгда он что-то увидел, что-то почувствовал. А може быть все и сразу. Он увидел, почувствовал и решил подыграть. Сначала с костюмом, а когда эта часть игры удалась, внутренний голос подстрекал действовать дальше, в душе. В душе... Реакцию Барри на произошедшее там вряд ли можно было назвать удивительной или необычной, но все же она была особенной. Особенной для него. Лен до сих пор ощущал жар, исходящий от его тела, чувствовал дрожь, что охватила его после оргазма и слышал слова, что лишний раз подтверждали, что изначально Лен был прав. Когда хотел подождать, не торопиться, дозируя новое и раскрывая свои желания перед ним постепенно. Вот только Снарт не учел одного - Барри надоело ждать. Импульсивность и нетерпеливость мальчишки в некоторых вопросах он совершенно списал со счетов. А ведь не должен был. Не должен был забывать о них, особенно теперь, особенно после того, как они, наконец-то, помирились. Барри тянулся к нему, казалось, каждой клеточкой своего тела даже когда они просто находились рядом и разговаривали. На самом деле, не было ничего удивительного в том, что он мог почувствовать настроение Лена, впитать импульсы его желаний и подхватить их, добавляя что-то свое для развития и продолжения. Ничего удивительного, ведь Лен всегда так поступал, даже невольно. И разве можно было представить что-то более идеальное?
[indent] При всей своей богатой фантазии Снарт не мог представить более правильной и идеальной ситуации. Все в ней было именно таким, каким должно было быть, начиная с действий их обоих и заканчивая ощущениями, что не сменяли друг друга, а дополняя, рискуя не уместиться внутри и вырваться наружу необузданным ураганным потоком, сметающим со своего пути здравый смысл и все возможные ограничения. Однако пока ему удавалось их сдерживать. Ему, но не Барри. Как будто они поменялись местами. Причем не только в прямом смысле, но и в другом. В том, где мальчишка, на котором сейчас красовалась парка Снарта, будто сменил "костюм", а вместе с ним и настроение. Лен смотрел на него снизу и не мог отвести взгляда, ощущая довольно странные и очень сильные позывы. Барри не просто оказался на нем, он будто бы был между ним. Ними. Между Леонардом Снартом и тем, что уже давно стало воплощением его сущности с огромным меховым капюшоном. Он даже простонал протяжно, как только осознание этого удивительного факта заняло все свободное пространство в седой голове, но когда мальчишка направил изнывающий нетерпением член в себя, стало в разы... нет, не хуже, но сильнее и острее, усиливаясь еще на несколько порядков в тот момент, когда Лен ощутил на своих запястьях руки Барри.
[indent] Ох, как же прекрасен он был в этот момент. Подавить удивленного и, вместе с тем, восхищенного вздоха-стона Сарт просто не смог. Да и не хотел. О сдержанности не могло быть и речи, даже близко, - Ты давно меня поймал, малыш, - конечно, он понимал, что Барри имел ввиду физическую сторону вопроса, но не мог не зацепиться за формулировку, напомнив ему, что попался еще задолго до сегодняшнего дня и даже до момента, когда мальчишка осознал свои чувства к главному преступнику Централ Сити. Как же давно это было. Казалось, прошла целая жизнь, а может быть даже две, наполненные эмоциями, чувствами, болью, ненавистью, сожалениями... всем спектром всевозможных переживаний, что доступны человеку. Они и правда пережили многое и, вне всяких сомнений, заслужили то, что называлось счастьем. Они заслуживали всего, воплощения любых желаний и не важно, какими непривычными и непривычными они будут. Тем более Барри. Особенно Барри. Лен понимал это так ясно, видел это так отчетливо, что даже и не думал о том, что бы протестовать. Он наслаждался: видом, ощущениями, несдержанностью мальчишки, его напористостью и проявлением того, что таилось у него внутри. Кто бы мог подумать. Кто бы знал, что этого окажется так много.
[indent] Лену нестерпимо хотелось прикрыть глаза, что бы утонуть в удовольствии, которое дарил ему любовник, но он не позволял себе поддаться этой слабости больше, чем на пару секунд, когда держать глаза открытыми становилось совсем невыносимо. Он срывался на стоны, которые, казалось, не подчинялись какому-то определенному ритму и слетали с его губ хаотично и рвано. Бездействие сейчас было хуже всего, но, вместе с тем, была в нем какая-то особенная притягательность, обостряющая и без того сильные ощущения. Невозможность дать выход эмоциям, желанию прикоснуться запирала их внутри, где они копились, смешиваясь с возбуждением, стремительно нарастающим и приближающим момент разрядки. Конечно, он должен был наступить и довольно скоро, но стал для Снарта полной неожиданностью. Тело подстраивалось под то, что он испытывал, но в один миг просто не справилось. Каким-то невероятным и совершенно немыслимым образом он ощутил на своей плотине равномерное трение и давление, а воздействие сотен, может больше, отдельных частиц. Вибрацию. Хотя, осознал он это не сразу. Сначала кончил в теле Барри с немым стоном, застрявшим где-то в горле, заставшим на приоткрытых губах, невольно приподнимая бедра, будто пытаясь продлить момент, не смотря на упругую пульсацию своего члена. Это было слишком быстро и внезапно, но вопросов не вызывало. По крайней мере до того, как Лен перестал чувствовать давление на своих запястьях, до того как тело начало расслабляться после разрядки и до того, как он взглянул на Барри мутным слегка безумным взглядом, поняв, что в отличие от него мальчишка не кончил, да к тому же чем-то обеспокоен.
[indent] Он должен был сам догадаться, должен был понять. Но вряд ли стоило ожидать от кого-либо сосредоточенности и внимания в подобный момент. Даже от Снарта. Тем более от Снарта. Он блаженно прикрыл глаза, свободными, наконец-то, руками огладив ноги и бедра Барри, пробираясь для этого под полы своей парки, и расплылся в довольной улыбке, - Какой же ты, оказывается, засранец, - он бы даже рассмеялся подобному заключению, если бы не пребывал до сих пор под влиянием оргазма и сладкой него, что окутывала все его тело, - Я думал, что мы сделаем это вместе, а теперь... может мне наказать тебя и оставить не кончившим? - он смотрел на мальчишку все так же улыбаясь, но теперь в его улыбке были проблески лукавства. Лен приподнялся, усаживаясь на кровати и прижимая к себе Барри, скользнул ладонью в капюшон, что бы накрыть ей его загривок, отчего меховой ореол тут же спал с головы парня, и припал к его губам, вовлекая в глубокий вдумчивый поцелуй, продлившийся ровно столько, сколько можно было задержать дыхание. Отстранившись, Снарт заглянул в его глаза, прижав ладонь к щеке и огладив большим пальцем все еще влажные губы Барри, - Это было потрясающе, - чистая правда, много преуменьшенная, - Тебе не за что извиняться, - и наказывать мальчишку тоже было не за что.
[indent] Снарт прижал Барри к себе чуть сильнее и не медля повалил на кровать. Он снова был сверху, будто бы опять возвращая себе свою роль, но все таки не до конца. Подобно тому, как поступил мальчишка, Лен приблизился к его губам, но целовать не стал. Вместо этого, он провел двумя, сложенными вместе, пальцами по ним, слегка надавливая на нижнюю и заставляя приоткрыть рот, а затем погрузил пальцы внутрь, скользя по шероховатому языку. Наблюдая за этим действием какое-то время, Лен все же остановил себя и сполз по телу Барри вниз, подхватив одну его ногу, что бы он согнул ее в колене. Прижавшись губами к низу его живота, Снарт не спешил касаться члена, но пальцами уже трогал плотное колечко мышц, все еще влажное от его спермы. Он поглаживал его, не спеша, будто дразня, продолжая целовать живот Барри, но вскоре все таки пошел дальше - надавил сильнее, проникая внутрь и чувствуя горячую влагу на своих пальцах. Конечно, они не могли сравниться с членом, который только что побывал в мальчишке, но Лена это не останавливало. Он проникал все глубже, пока не погрузил их в Барри до предела, чуть согнул, будто оглаживая его изнутри, а затем обхватил губами призывно торчащий член, вначале приласкав головку, слегка ее посасывая, а затем опустившись вниз по возбужденной плоти до самого основания, что бы добавить к ощущениям между ягодиц еще немного удовольствия, которое он пытался растянуть, начав с неспешных мягких движений губ и постепенно перейдя к более резким и дерзким - почти выпуская член Барри изо рта, а потом вновь вбирая его в себя на всю длину, позволяя мягкой головке упираться в свое горло.

+2

11

[indent] Барри тяжело дышал и никак не мог понять одну единственную вещь. Как это вообще случилось? То есть, да, это далеко не первый раз на его памяти, когда он терял контроль над своими способностями. Это не ново. Но, во-первых, так было, когда Барри только обнаружил в себе способности и попросту не знал, как их контролировать. После чего долгие и упорные тренировки научили его пользоваться своей скоростью, а не позволять ей пользоваться собой. Во-вторых, и что самое главное, близость с кем-либо еще никогда не вызывала подобного. С Леном. Они столько раз сплетались телами, растворяясь в друг друге целиком и полностью, что будь у Барри такая проблема, он бы просто не смог так долго ее скрывать. Сдерживаться. Вот что определенно выходило у него хуже всего. И точно не в момент, когда разум благополучно отдыхал, оставляя Барри наедине со всеми этими чувствами и ощущениями, от которых все внутри будто превращалось в сахарную вату. Как? Ну как во все это умудрилась влезть… «Вибрация?», он будто мысленно спрашивал самого себя, потому что толком не смог уловить того, что сделало его тело. Но кажется здесь и сейчас был только один человек, который как и всегда видел и понимал гораздо больше него.
[indent] Чем бы это ни было, оно заставило Лена кончить. То есть он сам и заставил, даже не подозревая об этом, да и как на зло осознал все последним. Постфактумом. Догадался по блаженному выражению лица мужчины и влаге внутри. Так значит, все в порядке? По крайней мере, не стоило паниковать сразу. Лен не злился. Вроде бы. Смотря как расценивать его слова. С этим Барри определился не сразу, поначалу несмотря ни на что ощутив явный прилив самодовольства. Будто Лен только что похвалил его скрытые таланты, или воплощение бурной и неудержимой фантазии Барри настолько его покорило. Но счастье длилось недолго, сменившись озадаченность, которая закрыла собой несмелую улыбку, умостившись аккуратной щербинкой меж его приподнятых бровей. – Не… - кончившим. На этом он предсказуемо запнулся, мгновенно ощутив так и не пропавшее желание, и тут же остро осознав, что такое продолжение, вернее отсутствие продолжения, его не обрадует. – Не надо, - потому что, как бы соблазнительно это не звучало, но прямо сейчас быть наказанным Барри совсем не хотел. Второй раз за этот вечер его собственное тело явно играло против него, а он должен был за это расплачиваться? Где же тут справедливость? Взгляд невольно упал на ладони Лена, что приятно ощущались под полами парки Капитана Холода. Какая еще справедливость? Бери свое, обводи вокруг пальца. Что-то такое точно должно было значиться в кодексе того, кто носил эту куртку и держал в страхе толстосумов этого города. Такой себе из Барри получился вор и лгун. Его тревоги мгновенно отразились у него на лице. А мысль о том, чтобы красть желанные ощущения ему и вовсе претила. И если бы Лен был серьезен, он бы… расстроился конечно, но давить бы точно не стал. Но, к счастью, горести возбужденного и взбудораженного парня были развеяны.
[indent] Не сразу, потому какое-то время «наказанный» никак не мог понять за что же его тогда целуют и не мучают ли в отместку, потому что ничего кроме этого поцелуя он уже не получит. И тогда Барри включился в процесс более основательно, в итоге пожалев, что потерял драгоценное время в смятении. Он действительно почти поверил в то, что Лен захочет так жестко его проучить. Но потом прозвучала настоящая правда, это читалось по зелено-голубым глазам. И Барри с усмешкой выдохнул, ощущая как скулы предательски вновь начинают гореть. Серьезно? Какие еще реакции таило его собственное тело, чтобы потом в самый неподходящий момент застать Барри врасплох? Хотел бы он знать, но очевидно же, что кроме как опытным путем ему никогда и ничего об этом не выяснить. И, кажется, пока Лен не спешил заканчивать их сегодняшнее исследование.
[indent] Назвать то, что случилось с ним далее, наказанием нельзя было даже с натяжкой. Куда больше это тянуло на награду, самую настоящую, ту что доставалась Барри не слишком часто, чтобы каждый раз становился запоминающимся по умолчанию. И было в этом что-то особенно притягательное. Но осознание того, что его поджидал такой сюрприз, посетило его далеко не сразу. Поначалу Барри лишь пытался подстроиться под чужие действия и настрой, хоть и переживать о том, что он может остаться неудовлетворенным его покинули. Снарт никогда не давал ему заскучать, привыкнуть, предугадывая его поступки и реакции. Оттого наблюдать за ним было интересно вдвойне. Следить за движениями его пальцев, пропуская их сквозь приоткрытые губы и робко проходясь по ним языком. Всего лишь пальцы. Два пальца, но Барри оказался так сосредоточен на этом процессе, будто никогда в жизни не делал ничего более откровенного. Хотя возможно дело было даже не в том, что делал он сам, а в том, как Лен смотрел на него, заставляя Барри не отрывать глаз от его лица. Тут главное не думать о том, что видел мужчина и тогда возможно он больше не будет краснеть. Хотя бы не больше, чем уже покраснел. Будто после слов Снарта о том, что ему это нравится, чертов румянец получил законное право пылать на щеках парня без зазрения совести. Но сейчас в самом деле был более чем подходящий момент. Ведь с каждым моментом ласки становились все более откровенным.
[indent] Предел еще не достигнут? Барри просто понятия не имел о том, как он должен выглядеть. Где та грань, за которую они не станут ступать, и существует ли она вообще? О, наверняка. Но это не самый подходящий момент, чтобы думать о том, чего Барри не смог бы стерпеть в постели. Тем более что прямо сейчас ему казалось, что такой вещи просто нет. Не рядом с этим мужчиной, который из раза в раз приоткрывал ему завесу его собственных желаний, что оказывались на виду и прятать их и дальше не было никакого смысла. А ведь сам бы он ни в жизни не попросил его о чем-то подобном. Это просто не пришло бы ему в голову. Но ощущалось так волнующе и приятно, что Барри не мог реагировать как-то иначе. Он видел далеко не все, но чувствовал гораздо больше, сгорая от нетерпение и едва не начав извиваться, подставляясь под ласки горячих губ и пальцев, которые не позволяли ему почувствовать слишком много. Не все сразу. Но Барри хотелось большего. Ему не требовалось время, чтобы дойти до грани. Возбужденный член изнывал без внимания, а внутри все будто горело. И лишь разгоралось сильнее по мере того, как влажные пальцы оказывались внутри. Барри сорвано выдохнул и изогнулся в пояснице, будто подставляя подрагивающий живот под чужие губы. Будто не мог поверить в то, что он в самом деле это делает. Оттого ему даже захотелось приподняться на локтях, чтобы увидеть чуть больше, хоть сколько-нибудь больше. – Ох, черт… - но, наконец, губы Снарта оказались именно там, где Барри хотелось этого больше всего и желание полюбоваться притягательным зрелищем оставило его наедине с резкой вспышкой наслаждения. Барри ахнул так громко, что это едва ли уступало крику, но кто бы стал винить его в такой ситуации? Кто бы смог остаться равнодушным? Уж точно не он, пораженный двойной порцией не самых привычных ощущений настолько, что перед глазами заплясали звезды.
[indent] Если прежде перспектива остаться без разрядки его почти огорчила, то теперь, напротив, ему больше всего на свете не хотелось кончать. Не так быстро. Не прямо сейчас. Только он понятия не имел, как задержать этот момент подольше, как приказать своему распластанному, легко поддающемуся ласкам телу продержаться еще чуть-чуть. И еще. Чтобы он успел прочувствовать это как следует, а не сдаться в ту же секунду, как его напряженный член целиком и полностью оказался во рту Лена. - Хорошо… так… чертовски… хорошо… - подумал Барри вслух, утратив ничем не примечательную человеческую способность удерживать мысли в голове. И если так пойдет и дальше, то о его состояние можно и забеспокоиться. Барри всхлипывал и совершенно точно начал бы вскидывать бедра вверх, чтобы догнать горячий рот, не позволяя ему оставлять его без внимания, если бы не пальцы, движения которых буквально заставили его скулить от безысходности. Слишком хорошо. Вот, что выворачивало его эмоции наизнанку. Настолько, что он не мог с этим справиться, как ни пытался, держать себя в руках. Сжимать в кулаках рукава куртки, которая по-прежнему была на нем. Лишь бы продолжать балансировать на грани вместо того, чтобы в одночасье лишиться этих прекрасных ощущений. И в какой-то момент его невозможное желание исполнилось. Способности вновь дали о себе знать, напоминая, что он не такой как все и в самом деле может задержать мгновение, жадно впитывая каждый его фрагмент. Что Барри и сделал. Замер посреди процесса, едва не захлебываясь глотком воздуха, а затем совершил большую ошибку. Приподнялся на локтях и посмотрел на Лена.
[indent] Хватило одного взгляда. Одного гребаного взгляда на то, как его губы обхватывали член, чтобы у Барри сорвало крышу. Или это уже случилось, а все остальное лишь последствия неизбежного? Трудно было сказать наверняка, ровно как и объяснить происходящее. Барри рухнул на постель изогнувшись так, как если бы спину пронзило заостренной стрелой. Согнутая нога по собственной воле оказалась на плече у Лена, будто какая-то часть него все еще не хотела, чтобы он останавливался. Даже если сам он дрожал каждой клеточкой своего тела, явно не упрощая задачу своему любовнику. Его затрясло. Снова. Но выглядел он скорее как… чуть размытая в воздухе версия себя? Огромный вибратор в полный рост? Который вместо того, чтобы доставлять удовольствие кому-то другому, сам распадается на куски, отчаянно желая продлить момент. Все еще. Даже когда стон наслаждения показался непривычным ему самому. Вибрация коснулась и голосовых связок, придавая голосу легкое дрожание. Но в конце концов Барри сдался. Остановился, тяжело дыша и не желая открывать глаза. Не после того, как он излился прямо в горячий рот возлюбленного, даже не дав ему шанса отстраниться. Вновь утратил над собой контроль. Но только на этот раз сделал это осознанно. Чтобы продлить момент. Почувствовать больше. Еще больше. Пока всего не стало слишком много. – Это все парка, - вместо извинений и оправданий поведал Барри свой веский аргумент, по-прежнему предпочитая смотреть на мир закрытыми глазами. – Ты и твоя чертова парка заставили меня потерять контроль, - но игривая улыбка, вновь появившаяся на его губах, не позволяла звучать словам обвинительно. Жалел ли он об этом? О, нет. Он бы с удовольствием это повторил.

+2

12

[indent] Реакция Барри была в высшей степени достаточным вознаграждением за любые старания, действия и ожидания. Ради не все и затевалось. Конечно, не только, но Снарту нравилось наблюдать, как реагирует мальчишка на его прикосновения, нравилось чувствовать, сколь сильную власть он имеет над ним в подобные моменты, и сегодня, без преувеличения, демонстрация этого достигла своего апогея. С каждым новым движением его пальцев внутри чужого тела Лен и сам ощущал все больше. При каждом новом скольжении его губ по чужому члену он все сильнее пропитывался возбуждающими звуками чужого голоса, которые обступали его со всех сторон, пробирались внутрь, проникая через кожу, и звучали эхом в голове, вторя новым стонам, пока еще находящимся снаружи. Они провели вместе достаточно ночей, что бы иметь возможность привыкнуть, или по крайней мере перестать удивляться тому, что может произойти, если Лен коснется своего мальчика так, а не иначе, если надавит тут, приласкает здесь, если сожмет губы на его члене чуть сильнее или же коснется его едва ощутимо, но сейчас все было совсем не так, как было прежде. Не хотелось списывать со счетов собственные действия, но по всему выходило, что они всего лишь служили дополнением к той атмосфере, пропитанной наэлектризованными импульсами, что возникла из-за их общей прихоти внести разнообразие, а точнее, вспомнить о тех различиях, что до сих пор влияли на их жизни.
[indent] Холод и Флэш. Лед и пламя - совсем как на той картине, которую они некогда видели в музее Централ Сити и которая теперь хранилась в более безопасном месте, дожидаясь своего часа в частной коллекции любителя бесценных экспонатов. И пусть в денежном эквиваленте она не стоила ровным счетом ничего, но для Лена она являлась чуть ли не самым главным сокровищем, не считая того, связь с кем она олицетворяла. Приоритеты. За последние пару лет они для Снарта значительно поменялись. Хоть это и пугало, и ставило в тупик, и выбивало почву из под ног, исправить он уже не мог ничего. Он сопротивлялся, пытался вернуться к привычной жизни, старался обо всем забыть, но что из этого вышло? То, что сейчас он утопал в стонах и влажных звуках, которые создавали вакуум вокруг их тел. В нем было горячо и влажно, как внутри тела Барри и во рту Лена. В нем было шумно и неспокойно, потому что удержать эмоции внутри казалось невозможным. Даже Лену это не удавалось. Сквозь плотно сомкнутые губы он умудрялся воспроизводить нечто похожее на стоны, которые застревали между его языком и членом мальчишки, которые вибрировали между горлом и бархатистой головкой, создавая при этом непередаваемые ощущения.
[indent] И все же они передались. Лен был так поглощен процессом, что поначалу воспринял это, как происки своего воображения, которое нарочно усиливало его ощущения, доводя до исступления. Но это было бы слишком просто. Слишком предсказуемо. Совсем не то, что было свойственно этому вечеру. Он должен был догадаться сразу, ведь один раз сегодня он уже стал свидетелем того, как Барри потерял над собой контроль. Вот только кто станет задумываться так глубоко, когда поглощен чужой реакцией, когда чувствуешь на своем плече ногу любовника, будто пытающегося таким образом оказаться как можно ближе к тебе, а значит и к ласкам, которые он получал. Мальчишка хотел еще, это было понятно, и Лен давал ему больше, все что мог в таком положении, получив в ответ самую высшую, пожалуй, похвалу - ту самую вибрацию, что он передавал Барри, усиленную в разы, и его разрядку. Снарт едва не пропустил ее, невольно отвлекаясь на совершенно иные ощущения, но вкус чужой спермы во рту возвращал к реальности безотказно.
[indent] Высвободив пальцы, Лен невольно обтер их о простынь и переместил ладонь на живот Барри, оглаживая его успокаивающими движениями. Пульсация под губами уже не ощущалась, но он все равно не спешил выпускать чужой член изо рта. Он все ожидал, когда мальчишка немного успокоится и лишь потом приподнялся, перед этим слизав с опадающей плоти все до последней капли, что бы и следа не осталось. Очень вовремя, потому что, может, тело Барри и начало расслабляться, но явно не он сам, - Вот как? - оказавшись с мальчишкой лицом к лицу, Лен оперся локтями о постель и запустил пальцы во взъерошенные влажные волосы Барри, перебирая ими так, будто пытался их пригладить. Он смотрел на него и улыбался одной из своих улыбок, которая скрывает за собой недосказанность и некий вызов, - Так теперь мне всегда брать ее с собой? Не то что бы я никогда не мечтал о таком, но звучит, как секс втроем... серьезно, Барри? - конечно, он говорил не серьезно, но смотрел на парня так, будто действительно хотел знать ответ и весьма однозначный, - Или, может, оставить вас наедине? - игриво дернув бровью, Лен улыбнулся, - Я бы посмотрел, как ты играешь с собой, закутанный в эту парку, с мыслями обо мне, - а вот это было уже абсолютно серьезно. Представить подобную картину не составляло большого труда, но углубляться в ее "разглядывание" не хотелось. Удовольствие требовало дозирования, что бы не утратить способность удивлять. Лен приблизился к губам мальчишки и приласкал их языком, но не облизывая, а лишь слегка задевая кончиком, будто собираясь проникнуть им в чужой рот. Но все таки не стал. Остановился, - Может быть, когда-нибудь порадуешь меня, - это не был вопрос, скорее... он даже не знал, как это назвать. Пожелание, озвученное вслух? Возможно. В любом случае, оно прозвучало, а дальнейшие разговоры теперь казались неуместными. Снарт поцеловал Барри, ненавязчиво оглаживая его тело ладонью и перекладываясь на бок. Он манил мальчишку за собой поцелуем и ласками, что бы тот повернулся, а когда это случилось, провел по его плечу, пытаясь стянуть с него куртку, хоть немного, давая понять, что ей пора на покой, - Надеюсь, спать в ней ты не собираешься? - еще одна шутка, хотя, немного напряженный и хриплый голос Снарта создавал иллюзию, что спрашивает он серьезно, - Не то, что бы я против, малыш, но хочется завладеть всем твоим вниманием.
[indent] А вот это уже было чистейшей правдой без тени шутки или чего-то подобного. Точно так же, как ему нравилось считывать эмоции, что отражались на лице Барри во время их близости, слышать его стоны и чувствовать, как тело пробивает дрожь, когда оргазм овладевает им, Лену нравилось чувствовать это худое тело тело в своих объятиях после, нравилось ощущать тяжесть головы, устроенной на его плече, нравилось расползающееся по коже теплое размеренное дыхание, под которое он уже привык засыпать, так как знал, что когда проснется, то все еще будет чувствовать все это. Страшно представить, что долгое время он был лишен такой возможности. И даже тогда, когда они проводили здесь ночи. Тогда все чувствовалось иначе, потому что Лен ничего не чувствовал. Теперь же он утопал в эмоциях, в ощущениях и да, в чувствах, которые испытывал к этому невероятному мальчишке, которого не выпускал из объятий до самого утра. Не выпускал бы и дольше, но почему-то пробуждение коснулось его, как никогда, рано.
[indent] Удивительно, что после такой ночи он чувствовал себя отдохнувшим и полным сил. Хотя, возможно, не смотря на это ему стоило остаться в постели вместе с Барри, который всем своим видом олицетворял покой и умиротворение. Лен даже позавидовал, немного, какое-то время прислушиваясь к тихому дыханию мальчишки и разглядывая часть его лица, что была доступна взору. Однако долго лежать без дела Снарт не смог. Иногда в такие моменты он шел на поводу у своих желаний и будил Барри, начиная день с неторопливого секса и осторожных ласк, но сегодня вырывать парня из сладких объятий сна не хотелось. Воспоминания о том, что он устроил ночью, все еще были свежи и вызывали приливы возбуждения, однако его можно было контролировать, а мальчишка, вне всяких сомнений, заслужил немного лишнего сна и отдыха. И не только. С этой мыслью Лен выбрался из постели, с ней же отправился в душ и даже когда одевался, она по прежнему пульсировала в его висках. Конечно, оставлять Барри одного Снарту не хотелось, но стоило признать, что это было необходимо. С точки зрения Лена, конечно.
[indent] На верху, на удивление и к счастью, было безлюдно и тихо. Хотя, удивляться конечно же не стоило. Здешние обитатели вели ночной образ жизни, в основном, и потому утро для них начиналось с полудня, а то и позже. Снарт никогда не понимал подобного расточительства времени, но сейчас, пожалуй, он был этому очень рад. Не хватало еще косых взглядов и вопросов, пусть и неозвученных, но все же. Вопросы это всегда плохо, особенно если пытаешься сохранить в тайне, что твой бывший любовник, он же бывший бармен, он же бывший работник лаборатории не просто исчез, а совсем наоборот, и вообще никакое не бывший, по крайней мере по одному из перечисленных пунктов, а очень даже настоящий, к тому же герой. Буквально.
[indent] Интересные могли бы получиться разъяснения. И очень неуместные. Так что, все складывалось наилучшим образом, а когда Лен вернулся после небольшой прогулки с пакетами в руках, стало еще лучше, потому что он вернулся к своего мальчику, вернулся домой. Барри по прежнему спал. Кажется, прошедшая ночь подействовала на него слишком сильно, что одновременно вызывало и сожаления, и улыбку, однако сожалениям поддаваться Снарт не стал. Оставил пакеты, источающие запах свежей выпечки и хранящие в своих недрах еще много приятных желудку изысков от кулинара из итальянского кафе в паре кварталов отсюда, прямо на кровати, кофе - на тумбочке рядом, и прилег возле мальчишки, приподнимаясь на локте, что бы лучше видеть его лицо. Таким зрелищем можно было любоваться вечно, ну или ровно до того момента, когда судьба остывающего завтрака не начнет всерьез беспокоить. Хорошая отговорка, что бы перестать тратить время на молчаливое любование и перейти к активным действиям. Не слишком, но достаточным, что бы вернуть Барри из мира снов. Лен осторожно коснулся его волос, убирая со лба выбившиеся пряди, затем огладил щеку, едва касаясь, и, наконец, склонился чуть ниже, что бы коснуться теплых губ своими, - Просыпайся, соня, - тихо проговорил Снарт, сдерживая улыбку от того, что собирался сказать дальше, - Кое кому нужен его герой, что бы помочь справиться со всей этой едой и самым большим кофе, что только можно найти в этом городе.

+2

13

[indent] Барри приоткрыл глаза, как только ощутил присутствие Лена так близко, что удержаться и не посмотреть на него было просто невозможно. И не улыбаться тоже. Потому что улыбался Лен, и Барри невольно заражался его настроением, намереваясь продолжать эти свои игривые обвинения в собственном неимоверном удовольствии. Было в этом что-то особенно приятное, то как они никогда не переставали быть собой. Даже в подобные момент, когда мысли в голове едва ли способны формироваться в нечто вразумительное, они умудрялись перекидываться словами, явно наслаждаясь процессом больше, чем следовало бы. Уж Барри точно наслаждался. Настолько, что даже позволил себе говорить раньше, чем успеет как следует подумать об этом и как следствие пожалеть, - О таком и не мечтай! – предупредил он, шутливо пихнув его в бок, но быстро исправившись и приподнявшись всего на мгновение, украл короткий поцелуй, будто пытался отвлечь его от мыслей о третьем лишнем в их постели. Даже если этот лишний чертова парка Капитана Холода, которая определенно не должна была получить столько внимания. Мало того, что ей отвелась отдельная роль в их импровизированной постельной игре, так теперь Лен предлагал не менее интересный вариант развития событий. И уже была очередь Барри разыгрывать удивление, - Серьезно? – на шутку это и близко не походило, но фантазия уже живо рисовала картину, описанную мужчиной. Сколько бы там Барри не изумлялся. Тем более, что на самом деле против такого сценария он ничего не имел. И против того, чтобы этот ласкающий язык не останавливался, пошел дальше и в миг заставил бы его позабыть и о парке, и о каких угодно фантазиях. Но смысл ведь был в прямо противоположном. И Барри тоже пришлось это понять, - Теперь я знаю, что стоит дарить тебе на день рожденья. Или Рождество. Я подумаю, - он тоже умел играть в эту игру. Может даже не хуже Лена. Немного практики, и ученик запросто превзойдёт своего учителя. Другое дело, что гораздо больше ему нравилось, когда учитель из раза в раз превосходил его.
[indent] Как ни странно, о парке он все-таки забыл. Настолько, что едва не переспросил «В чем?» на вопрос Лена, не уловив шутливого подтекста так сразу. Рот приоткрылся, но кроме глухого смешка он так ничего и не издал, спешно выпутываясь из рукавов куртки и позволяя шуршащей ткани проскользить по постели к полу. Пусть там себе полежит. – Я весь твой, - пообещал он и не посмотрев на то, как сложилась дальнейшая судьба парки. Потому что и Барри не горел желанием отвлекаться на что бы то ни было, кроме мужчины, который заставлял его забыть обо всем на свете. Кроме себя самого. С самой первой их встречи и до сих пор. Это чувство лишь росло и крепло, распространяясь на абсолютно все аспекты его жизни. Настолько, что Барри уже не мог представить себе, как это засыпать без него, игнорируя ненужную подушку. Обнимая крепкое тело мужчины так, будто он сам пытался стать его частью. Тогда им никогда больше не пришлось бы расставаться по утрам. Были у этого несбыточного плана свои преимущества, но даже при всей его неосуществимости Барри все равно не переставал пытаться.
[indent] Пожалуй так быстро он не засыпал уже довольно давно. Измотанный погоней за метой, а затем избавленный от остатка сил куда более приятным способом, Барри уснул почти сразу, как только оказался в объятиях Лена, удобно устраиваясь у него под боком. Лучшее лекарство от бессонницы. Хотя вряд ли вообще она могла ему грозить. Только не теперь, когда ночи вновь стали самой прекрасной частью каждого его дня. Утро порой бывало не менее, а то и более приятным, но это уж как повезет. Если ему не позвонят из Старлабс, уговаривая бежать к месту преступления как можно скорее. И, к счастью это утро было совсем не таким. Потому что костюм Флэша не предусматривал карманов, и мобильник попросту был не рядом с ним. Отчего Барри благополучно расслабился. Тело отвоевало себе власть над спящим разумом и старательно брало свое, пока была такая возможность. Ну в конце концов, хоть иногда может же у героя Централ-сити случаться выходной? Всего один. Или хотя бы пол дня, смотря какой распорядок был в планах у Лена. И раз уж спрашивать разрешения ему не приходилось, а разумная часть мистера «справедливость до мозга костей» отсыпалась, Барри в самом деле умудрился проспать слишком долго. И крепко. Чтобы благополучно пропустить пробуждение Лена, его уход и возвращение. И, видимо, почти проспать завтрак.
[indent] Барри слегка нахмурился из-за внезапного пробуждения, каким бы приятным оно ни было. А оно было. Еще как было, что он успел осознать быстрее, чем открыл глаза. Лен был рядом, говорил что-то про еду и своего героя, сочетая в одном предложении две самые любимые вещи Барри, спасение людей и всевозможные вкусности, отчего его губы сами собой растянулись в улыбке. – Заманчивое предложение, но кое-кому придется предложить кое-что в замен, - он пробормотал это хрипловатым после сна голоском, но ничуть не смутился, тут же принявшись доказывать серьезность своих намерений. Выскользнувшая из-под покрывала ладонь обхватила шею мужчины, чтобы заставить его оказаться как можно ближе, таким образом давая понять, что герой не принимает отказов. Какой же он тогда герой, если требует награду за помощь, да еще и требует ее авансом? Герой Леонарда Снарта, разумеется. Это должно объяснять все и сразу. Барри отстранился лишь после продолжительного поцелуя, и наконец заглянул ему в глаза. А затем слегка отстранился, приподнимаясь на постели, и осмотрел не только его лицо, но и внешний вид, заключая очевидное. – Ты проснулся раньше. И принес нам завтрак. Ну разве мне достался не самый замечательный мужчина на свете? – ответ на вопрос мог быть лишь один и Барри прекрасное его знал, потому не ждал, что вселенная даст ему его снова. Хотя логическая цепочка и могла показаться спорной на первый взгляд. Только не для Барри.
[indent] Он вновь потянулся к Лену, чтобы как следует закрепить высказанное умозаключение, и только после этого завозился на постели, чтобы усесться, сгорбив спину и с любопытством осматривая пакеты с выпечкой. О том, что это была именно она сообщали красноречивые ароматы, которые Барри, как сладкоежка с большим стажем, не спутал бы ни с чем. – Ты знаешь, как сделать утро не раздражающим временем суток. И булочки с кофе тут ни причем, - ведь дело и в самом деле было вовсе не в них. Хоть их определенно не стоило оставлять без внимания. Ну раз уж они здесь и так привлекательно пахнут, так и соблазняя на покушение. Барри распаковал первое, что попалось под руку, но прежде чем пробовать самому, протянул кажущуюся еще теплой припудренную сдобу Лену, чтобы полюбоваться на то, как он кусает ее, после чего на его пухлых губах остается сладкий ореол, который Барри тянется слизать кончиком своего языка. Всего лишь жест. Короткий, но ужасно соблазнительный для него самого. После чего в голове вспыхивает легкое резонное напоминание, «Ты, что же, хочешь пить остывший кофе в прикуску с холодным завтраком?». Быть может это не такая уж и плохая идея с учетом того, что он получит взамен. И все же Барри взял себя в руки занимая рот едой, чтобы желание занять его чем-то другим по крайней мере ненадолго притормозило.
[indent] Хотя бы до тех пор, пока в его сонной голове начали ворочаться мысли о насущном. То ли это была заслуга еще горячего кофе, то ли присутствие Лена полностью одетого на фоне его хоть и прикрытого, но все еще обнаженного тела, заставило его задуматься о чем-то таком. Ведь вчера он заявился сюда так внезапно, явно застав Снарта врасплох. И оторвав от дел. Важных, в этом можно было не сомневаться. И посетившее его осознание этого факта мгновенно привело в чувства. Молчать о своем открытии долго Барри не смог, – Ты вчера был занят, когда я пришел. А я был настолько возбужден, что… - «не удосужился спросить тебя «как дела». Этого он не произнес, но все равно выдал всем своим виноватым видом. Ясное дело, что Лен не стал бы жертвовать более важными вещами ради удовлетворения бурных потребностей своего любовника. Хотя с каждым мгновением Барри все сильнее в этом разубеждался. Потому что знал, что ради него Лен без раздумий пожертвует всем. Уже жертвовал. И Барри хорошо помнил, чем все это кончилось. – Я ведь не оторвал тебя от более важных дел? И… они ведь у тебя все еще есть? – не самая понятная формулировка, но в том то и дело, что Барри понятия не имел как подобраться к этой теме более осторожно и при этом ничего не испортить. Но они же договорились говорить обо всем, что волнует. Вообще обо всем. Прежде, чем размышления начнут множится внутри его собственной черепной коробки, порождая абсолютно не нужные и неправильные догадки.

Отредактировано Barry Allen (8 мая, 2020г. 23:38:04)

+2

14

[indent] Возможно, насчет размеров кофе он слегка преувеличил, а может и не слегка, но чего не скажешь ради того, что бы добиться желаемого результата. Наблюдать за спящим Барри, конечно, было в удовольствие и Снарт ни за что бы не отказался от него просто так, но и жевать в одиночестве - удовольствие так себе. Ниже среднего. Хотя, на долю секунды Лен пожалел о том, что решился разбудить его. Лицо мальчишки было таким умиротворенным, таким спокойным, что, глядя на него, легко верилось в отсутствие каких-либо проблем. Пожалуй, сейчас это было не лишним. Да и вообще. В их жизни было столько сложностей, что даже мгновение покоя и веры в то, что все будет хорошо, казалось бесценным. Конечно, с недавних пор таких моментов стало больше, но лишние не помешали бы. К тому же, наблюдая за Барри сейчас, Лен испытывал какое-то необъяснимое удовлетворение, как будто только в таком состоянии он принадлежал только лишь ему и никому больше. Не было непрошенных мыслей, невольных размышлений, которые наверняка наводняли буйную голову не переставая и так или иначе отвлекали от Снарта. Лен был в этом уверен. Как и в том, что подобное состояние не могло длиться долго. Даже если бы он поднялся желанию и не стал его тревожить. Это все равно бы случилось, так зачем медлить, упуская еще одну возможность почувствовать что-то приятное.
[indent] Сонный мальчишка, едва-едва открывший глаза, был похож на котенка, хотя, уже давно им не был по сути. Как бы Снарт к нему не относился, как бы его не называл, он знал, что Барри уже давно не ребенок - ни по возрасту, ни по той ответственности, которую на себя взвалил. Лен никогда не понимал этого и до сих пор не мог принять за чистую монету то, как Барри готов жертвовать собой ради спасения всех и каждого... Стоп. Сейчас все это значения не имело. В этот самый момент, когда его мальчик завозился под одеялом, а сам Снарт сидел на кровати и наблюдал за этим милым действом, важно было лишь то, что они рядом и могут этим насладиться. Как наслаждались первым утренним поцелуем, который невольно утягивал к воспоминаниям о прошедшей ночи и норовил сбить с толку, заставляя променять любые другие дела на что-то более приятное и желанное. Лен соврал бы, сказав, что мог оставаться серьезным и сдержанным в подобные моменты, но кто-то же должен был. К тому же, запланированное на сегодняшний день действительно было важным и не только для него одного. Для них. Наверное, только лишь поэтому он не позволил себе расслабиться и окончательно поддаться настроению Барри, скользнув к нему под одеяло, предварительно раздевшись.
[indent] - Тебе не обязательно делать мне комплименты каждый раз, когда я это делаю, - старательно сдерживая улыбку, Лен игриво вздернул бровь, как будто не ожидал ничего подобного или, по меньшей мере, был не согласен. Возможно. Но что бы он сам не думал, слышать такое от мальчишки каждый раз было приятно, не смотря на то, что он готов был поспорить с его мнением и привести сотню доводов против. Впрочем, все это стоило оставить там же, где теперь находилось его необоснованное желание сделать жизнь Барри проще, исключив из нее себя - в прошлом. Там вообще много чего хранилось теперь, когда для них, если можно так сказать, началась совершенно новая жизнь. Жизнь, в которой не было больше места сомнениям и неправильным решениям, так что Лен готов был согласиться со всем, что скажет Барри, тем более, если его слова будут сдабриваться поцелуями. И не только ими. Стараясь скрасить это утро чем-то теплым и сладким, Снарт совершенно упустил из виду, что даже самая простая еда может оказать будоражащий эффект, если окажется в правильных руках.
[indent] Это было символично. Более, чем символично. Красивый мальчик, кормящий с рук не молодого уже мужчину - юный герой, приручивший матерого преступника. Как раз их случай, так что Лен не смог сдержать легкой полу улыбки даже во время того, когда откусывал предложенную Барри сдобу. Конечно, он это сделал. Как можно было отказаться? Лен даже пожалеть успел, что сам не поступил подобным образом, но сожаление продлилось недолго. Едва он ощутил прикосновение чужого языка к своим губам, он мог думать о чем угодно, но не о сожалениях. И не о завтраке, как таковом. И почему с ним всегда это происходило. Стоило только настроению сменить направление хоть немного и эмоции моментально следовали за ним, усугубляя и обостряя все до такой степени, когда сопротивляться уже невозможно и не хочется. Он и сейчас готов был пуститься по этому притягательному течению, но если в первый раз он смог удержаться сам, то сейчас этому поспособствовал Барри. Лен старательно пережевывал то, что еще не успел, разглядывая парня и пытаясь найти хоть одну причину, что бы остаться на своем месте поверх покрывала, в одежде и продолжать просто есть.
[indent] Ах, да, дела. К сожалению, хотя наверное все таки к счастью, они так никуда и не делись. Делая очередной глоток кофе, Лен кивнул, а затем усмехнулся, - Теперь тебя мои дела интересуют? - не то что бы он упрекал или был против того, как вчера все обернулось, скорее [float=left]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/280/910111.gif[/float]наоборот, но не мог не поддеть Барри, хоть и не стал наслаждаться результатом слишком долго, - Конечно, они у меня есть, - Лен вздохнул с нескрываемым напряжением, поскольку разговаривать сейчас об этом ему не хотелось совершенно, но, наверное, это был вполне подходящий момент, что бы сообщить мальчишке о некоторых деталях. Скинув с себя ботинки, Снарт все таки забрался на кровать, - Ну ка, подвинься, - и уселся поудобней, облокачиваясь о спинку кровать и подушку, - У тебя, кстати, она тоже есть. Или будет, - выпечки за один день было съедено уже достаточно, так что теперь Лен просто прикладывался к стакану с кофе, делая небольшие глотки, словно смакуя невероятно приятный вкус. Как будто новый, но все таки знакомый. На самом деле, он просто размышлял, как лучше сказать обо всем Барри, хотя, попросту тратил время их обоих. Он уже ни раз приходил к выводу, что с этим парнем лучше просто говорить - прямо и желательно с мельчайшими подробностями. Впрочем, сейчас Снарт не был уверен, что сможет ему их дать. - Через несколько дней состоится аукцион. Полиция уже предупреждена и будет на месте в нужный момент, но... - он снова сделал глоток и ненадолго задумался, как будто все еще не решался или же надеялся отыскать другой способ решения своей маленькой проблемы в самый последний момент, - если с аукциона исчезну только я один, это будет крайне подозрительно и вызовет много вопросов. Не то что бы это сильно проблематично, но я не хотел бы разбираться с последствиями. Было бы не плохо прихватить с собой пару-тройку человек для видимости и в этом мне понадобится твоя помощь. Если ты не против, конечно, - если бы речь шла о нем одном, он бы не стал спрашивать, но просить Барри о спасении преступников было не логично и странно, он это понимал, но все же по другому не мог и должен был это сделать. Они оба должны были, - Обещаю, что выберу самых никчемных и безобидных, - возможно хоть так он смог бы сгладить неловкость ситуации, потому как она действительно являлась таковой. Леонард Снарт, Барри Аллен и неловкие ситуации - готовое название какого-нибудь экшн триллера с романтическим уклоном, не меньше.

+1

15

Невероятно но факт, Барри Аллен снова краснел. И хоть в этот раз он вновь был обнажен и даже находился в постели, в кой-то веке речь шла не о смущении, не о неуверенности в себе, а о самом настоящем стыде. Который все равно его настиг, красноречиво закатив глаза на эти его смехотворные попытки исправиться и проявить внимание к возлюбленному с большущим опозданием. И все же момент не был утерян. Даже несмотря на шпильку Лена, к слову абсолютно заслуженную, но тем не менее холодом и обидой от нее не веяло. Барри бы почувствовал. А пока кроме собственных угрызений совести его ничто не тревожило. Он даже стыдливо улыбнулся ему в ответ, будто упрашивая поделиться мыслями, которые они должны были разделить еще вчера, если бы не внеплановый секс-марафон. Воспоминания о котором, в свою очередь, не позволяли Барри жалеть о нем ни секунды. Это было… прекрасно. Жаль только, что нельзя было растянуть его дольше чем на одну ночь. Пока все еще было нельзя, и Барри как раз надеялся узнать почему.
Хоть они и договорились делиться абсолютно всем, чтобы избежать прошлых ошибок и опасных недосказанностей, он все еще чувствовал себя напряженно всякий раз, когда задавал вопросы, просил открывать что-то, чем Лен возможно не стал бы с ним делиться. Он настолько приучил себя к мысли, что дела Лена это только его дела и ему в них нет места, что никак не мог привыкнуть к действительности, в которой Снарт все же посвящал его в рабочие момент. На добровольной, черт возьми, основе. Рассказать бы кому, да вряд ли кто-то поверит. Или захочет слушать о личной жизни Флэша и Капитана Холода. Не то, чтобы Барри так уж горел желанием делиться. Ему больше достанется. Завтрака это тоже касалось, потому что в отличии от Лена Барри жевать не перестал. Он нервничал. Совсем немного, но бурный голод, внезапно заявивший о себе, был явным признаком этого не самого приятного чувства. Которое Барри благополучно заедал, не переставая наблюдать за Леонардом. И оттого он едва не пролил кофе на простыни, принявшись сдвигаться на постели с полными руками. К счастью, катастрофы не произошло, но от греха подальше руки Барри освободил. Накинул на плечи покрывало, закутываясь в него так, чтобы обнаженное тело не отвлекало Лена от важного и прислушался к словам мужчины со всем возможным и невозможным вниманием, - С этого момента давай ка поподробнее. – Он улыбнулся, явно воодушевившись мыслью поработать вместе снова. Ведь, чтобы с ними не происходило в прошлом и чего, он надеялся, больше не случится в будущем, но совместная работа у них всегда ладилась. У преступника и героя. И тем не менее с фактами не поспоришь.
Окажись они по одну сторону закона, не важно даже какую именно, и из них бы вышел отличный дуэт блюстителей порядка в городе или нарушителей душевного спокойствия его жителей. И, как ни странно, Барри не цеплялся за единственный положительный сценарий, как это было в начале их едва завязавшихся вражеско-дружеских отношений. Барри хотел во что бы то ни стало доказать ему, что в Леонарде есть добро, но вместо этого лишь показал зло в самом себе. И как бы это не убивало его тогда, теперь он уже не видел в этом ничего плохого. Ведь это было правдой. И возможно Лену нужно было это увидеть. Как и ему самому познакомиться со своей темной стороной. Вот почему ему больше не были нужны витиеватые оправдания перед собственным моральным кодексом, чтобы оправдать работу с преступником, помощь ему или какие угодно другие исключения. Теперь в торгах не было никакого смысла. Но, кажется, Лен так не считал.
Барри слушал, как Снарт обрисовывает ему свою просьбу со всей присущей ему осторожностью и сам заразился этим его настроем, затаившись и судорожно представляя как стоит реагировать на это. Ну так, чтобы не отбить у Лена желание и дальше делиться с ним своими размышлениями, да и сотрудничать с Флэшем в целом. И все же мысль о том, что Лен считал будто Барри не станет помогать ему, если речь идет о спасении преступников, слегка коробила нутро. Ну или не слегка. Будто Барри мог поступиться тем, что было между ними ради того, чтобы спать спокойно, зная что ни один преступник не остался безнаказанным. К слову, засыпая на груди у самого безнаказанного из них. И вот это не могло не развеселить его. Так что Барри стоило больший усилий не рассмеяться в то же мгновенье.
Дело в том, что Лен никогда ни о чем не просил его. Вот так просто. Потому что действительно нуждался в чем-то, что не мог провернуть сам. Без помощи Флэша. Без того, кто сделает для него все со сврехсилами или без. Но так, как Лен сделал это только что. Как произнес эти слова, объясняя зачем и почему им надо поступить именно так… Барри был тронут. Тем, что Лен в который раз доверился ему. Тем, что он по-прежнему видел в Барри то, от чего он сам продолжал отнекиваться, глядя на себя в зеркало и все же замечая налет прошлых ошибок. Он простил себя, он переступил через все, что делал, но не настолько, чтобы вернуться к истокам и продолжить делить мир на черное и белое. Ведь он не такой. И Барри не такой тоже.
[float=left]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t208414.gif
[/float]-  Думаешь, если вместо никчемных и безобидных выберешь самых отъявленных головорезов, я откажусь? – Барри не собирался давить на него, но должен был спросить, чтобы его ответ стал более ясным. Этот и многие другие ответы, если в этой удивительной голове появятся новые вопросы на этот счет. – Мой моральный компас проходит ускоренный курс восстановления, но это не значит, что я перестану выбирать тебя, если при этом придется рисковать, - по-другому и не назовешь. Это не хорошо и не плохо, это риск. К тому же вынужденный. О чем вообще могла идти речь? Барри одновременно не понимал и понимал от части. Потому что за последнее время с ними случилось слишком много всего, чтобы очевидные вещи вновь успели стать очевидными. Пока о них все еще стоило напоминать. Как можно чаще.
Барри улыбнулся мягко и почти застенчиво, перебираясь на постели под бок к Лену, потому что ощутил невыносимое желание оказаться как можно ближе к нему. На расстоянии менее чем вытянутой руки не подходит. Только сложив голову на плечо и удовлетворенно вздохнув он продолжил. – Я тебе доверяю, - поступки говорили об этом лучше него самого, но видимо пока их было недостаточно. Хорошо, что Барри не привык останавливаться на достигнутом. – Ты можешь на меня положиться, - еще более дикая вещь, которая вряд ли могла поддаться принятию Лена вот так запросто, но Барри собирался сделать все, что от него зависело, чтобы и эта истина отпечаталась у него на подкорке. Ведь Барри знал его достаточно, чтобы помнить, что Леонард Снарт не привык полагаться на кого-то кроме себя самого. Он и не заставлял его это менять. Всего лишь предлагал. Совсем не настойчиво. И чтобы смягчить эту свою речь, не выдержал и свел все к шутке. – Во всех смыслах, - он поднял голову и потянулся в сторону мужчины, чтобы мягко боднуть его скулу кончиком носа. – Уверен, мы справимся.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » return to the back;


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно