"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Миррор просыпается от долгого сна и провожает зиму. Наслаждайтесь красотой, хорошей вам недели, отличных игр и соигроков. Мы вас любим ♥

новости #26 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » I Don't Speak Human [marvel]


I Don't Speak Human [marvel]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://funkyimg.com/i/2Z3De.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">I Don't Speak Human</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Steve Rogers & James Rogers & Loki</div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

  05.01.2018 // Новый Асгард

Никто из них троих не доверяет друг другу, никто не верит в искренность слов.
Но обстоятельства сводят их, чтобы дать каждому шанс начать все с чистого листа.

+2

2

Шури рассматривала его, как какого-то интересного зверька по ту сторону стекла, с той лишь разницей, что никакого стекла не было, и в любой момент вакандская принцесса могла протянуть руку и то дернуть за волосы, пока Джеймс с осторожностью и предусмотрительной медлительностью принимался за любезно предоставленный ему не то ужин, не то второй полдник; заставить помотать головой, схватить за руку или и того хуже — начать искать у мальчишки лишнюю пару конечностей.
— У меня нет шести рук, третьего глаза и второй печени, если ты их ищешь…Вы. Ваше высочество, типа… — сконфуженный, Джеймс пытается увернуться от очередной порции тактильных контактов, поводит плечом и крепче хватает пальцами ложку.
— Шури. Можно просто Шури, и оставь в покое столовые приборы, я не буду тебе больше мешать, — принцесса понятливо усмехается и даже отходит на пару шагов назад, но все равно наблюдает, будто младший Роджерс сейчас выкинет что-нибудь эдакое, что разительно отличало бы его от обитателей этой вселенной. Но Джеймс ничего не делает, просто осторожно ест и то и дело озирается, ожидая подставы.
Ее, впрочем, тоже не случается.

— Кто такой этот Локи? — спрашивает как бы между прочим юноша, неуютно ерзая на кушетке, пока Стив, явно обеспокоенный, все еще переговаривается то с Т’Чаллой, то еще с кем-то, кого распознать не было пока никакой возможности. Его напрягал тот факт, что для того, чтобы просто со всем разобраться, приходится прибегать к услугам кого-то постороннего, кого здесь даже нет.
— О, — Шури поджимает губы, словно говорить ей не особо и хочется, — почитай в сводках новостей как-нибудь. Узнаешь. Ну, или…сам увидишь. Потому что Капитан явно собирается брать тебя с собой.
Джеймс переводит взгляд с виднеющегося чуть поодаль силуэта не-отца на Короля, потом обратно, потом на Шури и куда-то в стенку, словно та способна дать ему ответы.

— Так может ты скажешь мне, куда мы летим, зачем и что ты задумал? — Джеймс не спит нормально уже почти сутки, наверное, лишь изредка прикрывает глаза в попытках задремать, но выходит это из рук вон плохо: стресс не отпускает, мысли роятся в голове одна хуже другой, да и спать на жестких скамьях джета — та еще затея. Они куда-то летят. Стив упрямо молчит, постоянно думая о чем-то своем, и сколько бы Джеймс не спрашивал, его будто и не существовало вовсе. Он откидывается назад, скрещивая на груди руки, и ощущает, как за бортом ощутимо холодает, каким-то шестым чувством понимает, что они меняют не только часовые пояса, но и климатические условия. После жаркой Африки погода за пределами их транспорта еще заставит ощутимо поежиться. Щит Джеймсу не вернули, аргументируя это его нынешней непригодностью к использованию, хотя сам Роджерс подозревает, что тут еще и была попытка в обеспечении безопасности, в первую очередь, окружающих людей. Будто бы им мало наличия самого Капитана Америка рядом, готового в любой момент вмешаться.
Джеймс периодически все еще косится на него из-под ресниц, снова и снова улавливая знакомые черты лица, но вместо того, чтобы рефлексировать на тему их родства, честно пытается сосредоточиться на собственных воспоминаниях относительно этого…Локи. Говорил ли Тони о нем, когда рассказывал им байки перед сном? Слушал ли его Роджерс в этот момент или нет? Был ли этот Локи знаковой фигурой и был ли вообще…

Джеймс мотает головой, больно задев затылком стенку, шипит и чуть съезжает на своем месте вниз, вытягивая ноги и нервно дергая коленом. Бесконечно тянущееся время давит на мозги мертвым ожиданием, в котором варишься, как на медленном огне и плаваешь среди собственных мыслей, идей и решений, которым не суждено реализоваться. Линять ему надо, сваливать из этой вселенной обратно к себе домой, потому что там его, черт возьми, место. Там, и нигде больше.
Мерное гудение двигателей вводит в почти трансовое состояние, пока с мягким толчком и скрежетом джет не…садится. Вопрос только, куда.

— Мне кто-нибудь вообще расскажет, что здесь к чертям собачьим происходит, а? Стив?! — прикрикивает Роджерс, разом теряя желание спать, потому что из-за распахнувшихся створок ярко слепит белым снегом.

+2

3

О чем он должен говорить? Что стоит умолчать? Он впервые сталкивается с этой задачей, и в военных учебниках о тактике ничего подобного не изучают. Если предположить самое невероятное и невозможное, хотя судя по всему в этом времени, в этом мире это уже довольно обыденные вещи, то у них произошло столкновение двух вселенных. Если верить теориям этого времени — такое вполне может быть. Почти одинаковые вселенные, разветвления в ключевых событиях. Они победили Альтрона в своем мире, но в другом... Он не хочет думать о смерти всех. Своя его не страшила никогда, но смерть друзей, близких, оставленные дети. Это отдается глухой тоской за грудиной.

О Чем он должен говорить? Что стоит умолчать? Как вообще нужно вести себя в такой ситуации? Если бы только Баки был рядом. Стиву не хватает мудрого слова, теплого плеча, не хватает шуток... Но это все удел Бруклина, почти выцветшего прошлого, сохраненного в его подкорке, в его снах. Прошлого уже никогда не вернуть. Зачем думать о несбыточном?

Этот день длится слишком долго, эта ночь слишком длинная, и Стив чувствует, как усталость пробирается в мышцы, стягивает их узлами напряжения. Ему бы поспать, может это поможет?

Время относительно. Оно сжимается тонкой пружиной, чтобы больно ударить при распрямлении. Он чувствует, как по инерции усаживается в кресло джета, настраивает маршрут, проверяет все ли работает. Черт, он может делать это с закрытыми глазами. Именно так и происходит, так как он отслеживает краем глаза перемещения Джеймса. Смотрит, думает, смотрит.

Он никогда не думал всерьез, что станет отцом. А смотри-ка, стал.

Полет никакой. Он не помнит ничего, кроме своего взгляда в никуда, мыслей, полных смятения, нелоумения, надежды. У Локи должны быть ответы. Они распрощались на дружеской ноте. Разве? Разве можно доверять тому, кто хотел поработить Землю? Разве он вправе оспаривать законы Асгарда? Он должен связаться с Тором.

Мысли о Торе всегда приводят к мыслям о Тони.

Тот репортаж. Глаза Тони, спрятанные за стеклами очков, улыбка, за которой прячется сам Тони. Ничего нового, но сердце
грохочет каждый раз, разгоняя кровь по артериям, в ритм колебаний аорты.

Сколько человек может вынести боли?

Он сажает джет плавно. Оборачивается к Джеймсу.

- Сейчас мы находимся на территории Америки, отданную в собственность Асгарду. Я не знаю, есть ли в вашем мире Асгард и все... - он вздыхает, чуть прикрывая глаза. - Джеймс, на данный момент я знаю только одного человека — Стив осекается. - Почти человека, который может знать о том, что случилось. Сигнатура, портала, через который ты упал в Ваканду, схожа с тем порталом, что был на Манхеттене в 2012 году. И этот портал открывал Локи. Теперь ты понимаешь, почему мы оба здесь? Пойдем, я познакомлю вас.

Слишком длинная ночь. Он качает головой и отстегивает ремни, встает с кресла и выходит, чувствуя как снежинки тают на его щеках. Он так чертовски устал.

- Это всегда странное чувство — тайком пробираться на свою родину, которая отвергла тебя, - он грустно усмехается, давая себя маленькую поблажку. А потом снова запаковывается в стальной панцирь. Ему нужно снова встретить Локи.

+2

4

Новое утро встречает серым тяжелым небом, низким настолько, что его, кажется, можно коснуться рукой. Мелкая снежная крупка сыпет из налетающих облаков, тая близ отапливаемых палаток. Полевой лагерь оказался хорошо оборудован, в него постепенно переселили матерей с детьми, несколько легкораненых асов и предложили самому Локи занять более комфортабельное место, но он оказался. Не ради напускного аскетизма - ему предстояла новая встреча с Роджерсом и ее стоило провести подальше от случайных глаз.

Текст сообщения показался Локи несколько странным. Порталы, сквозь которые проходил ковчег, никак не могли спровоцировать аномалии. А вот тот, что привел Локи на Землю, вполне мог. Оставленный как черный ход, практически лисий лаз меж темным измерением и Митгардом, сформированный трикстером прежде, чем захлопнулась ловушка с Таносом.

После память несколько раз предает бога, его мозг испытал кислородное голодание, а тело оказалось в свободном полете меж темными материями слишком долго. Провалы в воспоминаниях Локи может объяснить только лишь этим. В конце концов – краткая амнезия малая плата за возможность выжить.

Джет опускается совсем рядом с Ковчегом, ровно в тот момент, когда Локи успокаивает совсем еще юную белокурую девочку, отказывающуюся от медицинского осмотра вакандскими врачами.

- Я здорова! – протестует она, съеживаясь и кутаясь с головой в шерстяной плед. Она осталась круглой сиротой, но все это время была вполне послушной, но как только речь зашла о самочувствии, перестала идти на контакт.

- Гевьон, - варлок присаживается перед ней на корточки и говорит серьезным спокойным голосом, как со взрослой асиньей. – Для нашего народа ты вполне здорова, но эти люди, митгардцы, хотят просто в этом убедиться. Они никогда прежде не видели таких крепких и храбрых дев, как ты. Им интересно изучить тебя, они не станут причинять боль. Их приборы просто на это не способны. Мы же боги.

Протянув ладонь, Локи сотворяет простую игрушку в виде пузатого чибиса. Она выходит немного несуразной специально, голова с рогами слишком большая, а ножки короткие. Гевьон заворожённо следит за чарами и не сдерживает смеха, принимая дар и крепко прижимая к груди.

- Как назовешь его? – маг тоже улыбается, тепло и ласково, поглаживая девчушку по светлым косам.

- Гуди! – она все еще смеется, теребя игрушку за мягкие рожки и поглаживая белое пузико.

- «Добрый» - хороший выбор. Он будет оберегать от всех злых сил, но только если ты станешь вновь послушной. Пообещай Гуди, что поможешь нашим новым друзьям, и тогда он навсегда останется рядом с тобой.
Гевьон колеблется, смотрит сперва на Локи, потом на плюшевого чибиса, и наконец кивает, шепча на самое ухо игрушке: «Обещаю».

Шаги за спиной выдают Капитана, его походка настолько выверена и отточена годами службы, что даже среди непроглядной тьмы, только по звуку, варлок смог бы его узнать.
Походка второго тоже чем-то похожа на то, как ступает Роджерс, но более сбивчива, нервна.

Прежде чем встретить гостей, Локи подхватывает девочку на руки, относит к палаткам и бережно передает вакандским врачам, которые спешат отогреть ребенка с мороза. Юные асы не столь устойчивы к пониженным температурам, как взрослые. Заболевают простудой аналогично людям, пока не сформируется полноценный иммунитет.

- Приветствую в Новом Асгарде, Стив.

Трикстер немного хмурит брови, не понимая, почему в спутниках Капитана совсем еще юный парень. Он выглядит несколько растеряно и нервно, поджимает губы, совсем не обращая внимания на мороз, как, впрочем, и сам Роджерс.

- С кем имею честь?...

+2

5

Разумеется, Джеймс знает, что такое Асгард. Он, черт возьми, очень хорошо дружит с его потенциальной правительницей — там, в их вселенной. Манхеттен, 2012. Это Джеймс запоминает. Это он посмотрит потом в каких-нибудь местных архивах газет или в интернет-сети, потому что это кажется странным и очень важным.

Роджерс тихо бурчит в ответ что-то похожее на «догадался уже», поводит плечом и чуть крепче запахивает любезно одолженную ему куртку, потому что шмотки Джеймса при падении пришли в совершеннейшую негодность.
Первое, что он видит, когда выходит из джета, — сверкающий на морозе снег, сугробы кругом и чуть поодаль стройные ряды палаток. Юноша смотрит на них с интересом, чуть склонив голову к плечу в неосознанном жесте: никогда не видел до этого асов, хотя слышал рассказы о них. Та же Торунн, совершенно не стесняясь того факта, что сама она никогда не была в Асгарде, поведала Джеймсу достаточно много различных легенд и мифов, хотя тот же Роджерс в значительной мере сомневался в их правдивости. Быть может, она действительно что-то могла знать.

«Совершенно не понимаю, о чем ты говоришь», — хочется бросить небрежно и хлестко, потому что юноша на самом деле не знает, что значит быть кем-то или чем-то отвергнутым. Глупая детская мысль, о том, что это отец его — собственного сына — отверг и бросил, мысль обидная, иррациональная и лишенная всякого обоснования, разбивается о громаду факта: отец никого не бросал. Отец погиб, защищая свою семью. Джеймс не видел его в возрасте сознательном, но точно знает, что Стивен Грант Роджерс не мог пойти против своей семьи. Здешний, может, и мог. Но точно не его.
Тем не менее, Джеймс на самом деле не понимает Стива. Лишь отдаленно, в каком-то странном эмпатическом порыве переносит чужие эмоции и чувства на себя, проникается ими на краткий миг, и тут же запирается, отстраняется, выстраивая вокруг себя ледяную стену, по крепости сравнимую с арктическими льдами. Точно также, как и Стив. Джеймсу нет никакого дела до чужих душевных терзаний, равно как и остальным — до его. Они не связаны друг с другом здесь.

Он никогда не сознается в том, что боится эту связь выстроить и разом однажды потерять.

Наверное, тяжелая мысль отразилась на лице, хотя Джеймс надеется, что все-таки не настолько, чтобы вызывать чье-либо удивление, но на него смотрят заинтересованно, так, словно юноши здесь на самом деле никогда не должны было быть. Хотя, возможно, все так и есть.
Первое, что он видит, когда обращает внимание на того, с кем, по всей видимости, его и хотел познакомить Стив, так это глаза. Яркие, внимательные, в них плескался опыт поколений. Роджерс не знал, сколько этому человеку — почти человеку — лет, но мог предположить, что, возможно, не одна, не две и даже не три сотни. Может быть, даже под добрую тысячу. Джеймс чувствует себя так, будто если он и дальше продолжит в них смотреть, то просто выложит про себя и свою жизнь все, не утаив и малейшей детали, будто про него уже все знают. Это по-настоящему жутко.
Этот Локи — бог, не сложно догадаться. Но он не Торунн, хотя та тоже вполне себе относилась к богам. Он другой.

Младший Роджерс стискивает зубы так, что желваки ходят под кожей, и заставляет себя перестать пялиться:
— Джеймс...Роджерс, — мальчишка ломает пальцы, не зная, куда все-таки деть руки, — Джеймс Стивен Роджерс.

И выдыхает, потому что у окружающих его людей наверняка все еще имеется огромная кипа вопросов.

+2

6

Для Стива Локи остается загадкой. Даже сейчас, когда он видит, как тот практически нежен с ребенком, этот образ накладывается на тот, что играючи убивает в Германии, наслаждаясь пыткой людей, предлагая-приказывая им встать на колени. Он не может перестать видеть это. Даже после их разговора, даже после понимания, как асгардиане воспринимают своего принца.

Для Стива Локи остается загадкой. И он просто смотрит, надеясь вытеснить старые образы, надеясь увидеть еще больше деяний, ведь слова не имеют значения, никакие слова не станут поступками, если не будет действий. Слова – это всего лишь пыль, пепел, деяния – вот что является для Стива фундаментом характера человека. И сейчас он в смятении, умело скрывая это в себе, анализируя все, что видит, тасуя факты, как стертую колоду. Пока выходит паршивый расклад. Противоречивый.

Стив чуть приподнимает брови, вдыхая воздух. Он почти комментирует это вслух, почти, но хмыкает, качает головой, сдерживается. Если мальчишка будет и дальше представляться полностью, то вопросы возникнут. Много вопросов возникнет. Но это даже немного льстит. Наверное. Он пока не может разобраться в этом borstch'е чувств.

- В принципе вот и причина моего возвращения так скоро, - Стив красноречиво смотрит на Локи, мол, угадай с трех нот похоронный марш. – Не скажу, что это ожидаемый ход событий. Шури отследила сигнатуры, и всю эту высокотехнологичную часть, которую я не совсем понимаю. Если бы я мог … но с Брюсом и Тони у меня нет связи. Тем более портал, насколько я помню, на Манхеттене открывал именно ты.

Он не хочет напоминать себе об этих событиях. Он не хочет вспоминать эту боль пробуждения, невозможности найти себя в мире, нежелания жить. Он не хочет вспоминать то, как зацепился за единственную возможность заставить себя жить. Фьюри дал ему это тогда, Локи дал ему это тогда, придя на Землю. И возможно если размотать этот клубок до самого конца, то Локи причина, по которой Стив не нашел способ уйти. Еще раз.

Он никогда не любил анализировать себя. Он никогда не хотел анализировать себя. Но ему приходится.

Он не хочет быть невежливым гостем, но ему придется напомнить об этом Локи, застрявшему здесь с ними. Он не хочет быть невежливым гостем, но ему придется задать самые неудобные вопросы.

- Я думаю, стоит пройти в более тихое место. Я хочу знать более подробно о том, что происходит с миром, Локи. И я почему-то уверен, что именно ты знаешь об этом больше, чем хочешь показать.

Стив смотрит ему в глаза. Прямо, без тени сомнения в своих словах. Если потребуется, он возможно может применить силу. Но он не хочет. И знает, что Локи все это чувствует.

Он не чувствует холода, но он оглядывает Джеймса. Стив устал, но в первую очередь думает о Джеймсе. Холодно ему? Страшно ли ему? Как помочь ему? Бедный подросток.

Ему было двадцать семь, когда он проснулся в "новом мире". Отчужденность. Он всего лишь проспал семьдесят лет, он не падал в другую вселенную, не оказывался один на один с совершенно чужим миром. Он не может представить всего масштаба, но он сочувствует. Если все это правда, то Стиву больно за Джеймса. Если все это правда, то в этом мире возможно все. Если все это правда, то возможно... возможно... Он не хочет думать ни о чем. Его желания никогда не играли особой роли, кроме того, что приносит пользу родине.

Отредактировано Steve Rogers (22 декабря, 2019г. 15:09:29)

+2


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » I Don't Speak Human [marvel]


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно