"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Миррор просыпается от долгого сна и провожает зиму. Наслаждайтесь красотой, хорошей вам недели, отличных игр и соигроков. Мы вас любим ♥

новости #26 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » moving equal to a fire;


moving equal to a fire;

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="https://funkyimg.com/i/35HP9.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">moving equal to a fire;</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Len & Barry </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

Сентябрь 2016 // Централ Сити
Нельзя говорить о переезде между "передай газету" и "кто съел пирог?".

Иногда переезд это совсем не начало чего-то нового, а продолжение слегка забытого старого. Быть может, все проблемы решило бы познавательное пособие "Как стать частью дома Снартов и при этом ни с кем не поссориться". Если бы оно существовало, конечно. Или же главная трудность заключалась в другом. Просто кое-кто абсолютно не умел ждать, а кто-то наоборот был в этом чертовски хорош.

Отредактировано Barry Allen (17 июня, 2020г. 01:12:06)

+1

2

[indent] Как бы неправдоподобно это не звучало, но Барри не строил романтических иллюзий на счет переезда. За всю свою жизнь и за последние несколько лет в особенности он нередко менял свое место жительства, умудрившись опуститься до самых низов, пару раз, а затем вновь вернувшись в ряды типичных обитателей Централ Сити, если не брать во внимание его совсем не типичное хобби носиться по городу в красном костюме и спасать тех, кто нуждается в помощи. И не смотря на все это, привыкнуть к переменам он так и не смог. Барри переживал. Точно так же, как и любой человек в его ситуации. Вовсе не из-за места, в которое ему пришлось вернуться, а из-за гнетущей атмосферы, которая материализовалась буквально из воздуха, вскоре наэлектризовав его настолько, что можно было получить электрический разряд без веского на то повода. Образно говоря, но по ощущениям до буквального воплощения оставалось не долго. Совсем не долго, как выяснилось.
[indent] По началу он все же верил в лучшее, когда они с Леном только переступили порог дома Снартов, с сумками наперевес и остатками былого воодушевления из-за перевернутой страницы жизни. Но от приятного послевкусия перемен не осталось и следа почти сразу. Барри напрягся в первый же день, как только оказался в одном помещении с Лизой Снарт и тут же осознал, насколько непростым будет для него это сожительство. В первую очередь из-за наличия еще одного человека в доме в принципе. Ведь в их прежней квартире, да и на черном рынке тоже, у них всегда было свое пространство, где они оставались в дали от лишних глаз и ушей. В доме Снартов, таким пространством была лишь спальня, но и в ней Барри все равно не покидала мысль о том, что совсем рядом, за стенкой, спит кто-то еще. Кто-то, кто ни разу не заговорил с ним с момента их переезда, если не считать безликих фраз, сказанных по крайней необходимости. И это не давало покоя Барри.
[indent] К заслуге Лена намеренно или нет, у него довольно ловко получалось отвлекать его от тягостных размышлений. Но стоило Барри остаться наедине с Лизой хотя бы на мгновение и мысли о непростых отношениях между ними вновь наводняли его голову. Вернее, об отсутствии каких-либо отношений. По крайней мере, со стороны Лизы, которая довольно явно делала вид, что Барри Аллена не существует в этой вселенной и в ее доме в частности. А заговорить об этом с Леном у Барри попросту не хватало духа. Да и не хотел он делать из этого всеобщую трагедию. В конце концов, у них с Лизой и прежде общение не складывалось от слова совсем. Что же изменилось? Все. Потому что теперь она являлась не сестрой знаменитого преступника, а сестрой его пары. И для Барри разница была существенной. Вот почему о том, чтобы закрыть глаза на проблему и спокойно жить дальше не могло быть и речи.
[indent] Барри пытался хоть что-то изменить. В подходящие и не очень моменты. Пытался завязать непринужденный разговор, а несколько раз собирался с духом именно для того, чтобы выяснить отношения. Но вместо ответной реакции всякий раз натыкался лишь на ледяную стену безразличия. Взаимностью и желанием идти друг другу на встречу здесь и не пахло. Но Барри не был бы собой, если бы опустил руки вот так просто. Лен заслуживал того, чтобы ради него стараться изо всех сил. Так что улучив момент, когда Снарту нужно было отлучиться по делам, Барри собрался с духом и пошел на крайние меры. Спустился в гостиную вместо того, чтобы отсиживаться в их спальне, как это бывало обычно, а затем перегородил собой путь к отступлению, как только заметил, что Лиза начала суетиться, чтобы спешно его покинуть. И попытал счастье снова, решив, что больше не выдержит этот запредельный уровень напряжения.
[indent] - Мы можем, наконец, поговорить?
[indent] Ощущения, что он был услышан и получил молчаливое согласие на свой вопрос, по-прежнему не было, но Барри все равно настойчиво продолжил, нервно прочистив горло и скрестив руки на груди для придания себе небольшой уверенности. – Послушай, я не пытаюсь подружиться как ни в чем не бывало. Но разве мы не можем иногда просто… общаться? Ради Лена. - И то ли его последние слова стали тем самым триггером, то ли дело было не в словах, как таковых, а в моменте, которого Лиза только и ждала. Потому что после этого, какие бы доводы Барри не попытался привести в свое оправдание, правильных среди них не нашлось бы в любом случае. Лиза, прежде поразительно спокойная и безразличная, просто взорвалась в тот же миг, как заинтересованно переспросила, - Ради Лена?
[indent] Не то, чтобы Барри по-прежнему впадал в депрессию от одних только воспоминаний о том, что еще он умудрился сделать «ради Лена», но слышать обо всем этом в исполнении его младшей сестры было особенно паршиво. С четким осознание того, что крыть ему было нечем. Он в самом деле ошибался слишком много и слишком сильно, чтобы не считать себя виноватым. Одного только взгляда на нынешний облик мужчины было достаточно, чтобы вспомнить все и захлебнуться этим разъедающим чувством вины. И если она думала, что он не понимал этого, не чувствовал и толики того, что должен был, она глубоко ошибалась. И Барри не смог с этим смириться и просто промолчать.
[float=right]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t258212.gif[/float] [indent] А ведь хотел не взрываться в ответ. Слушал ее гневную тираду и все повторял себе, что это никак не поможет ему вырасти и измениться в глазах девушки. Пока в какой-то момент это не перестало иметь значение. Необходимость защитить то, что связывало его с любимым человеком вопреки их общему печальному прошлому, оказалась гораздо важнее. И Барри сорвался, позволив гневу затопить разум. Ну он по крайней мере пытался быть дружелюбным и решить все мирным путем, но очевидно его желания и усилий было не достаточно. Что еще он мог с этим сделать? Что угодно. Лишь бы не превращать этот негативный диалог в самую настоящую ссору. А вместо этого он выпалил задетое, - Это не твое дело! – получив в ответ многозначительный взгляд. Удивление! Это уже что-то новенькое, что она смогла проявить в ответ на его слова.
[indent] - Ты не знаешь о чем говоришь и не можешь судить об этом вот так.
[indent] Но разумеется Лиза могла. О чем она и сообщила ему немедля, не забыв напомнить, что уж не ему, человеку, который притворялся диванной подушкой в этой самой гостиной, поставив на себе крест, указывать ей что думать или говорить. В ее то доме! И Барри даже слегка присмирел, вновь ощутив жалящий укол в отношении его статуса здесь. Ведь он снова по большему счету жил за счет Леонарда, пока тот позволял ему заниматься невесть чем в угоду собственному эго. Только и всего. Со слов Лизы. Свою позицию на этот счет Барри озвучить не успел, попросту некуда было вставить и крохотного предложения. Зато Лиза совершенно не стремилась ограничивать себя в словах под конец своих веских аргументов заявив, что – Совершенно ни к чему делать вид, будто тебе есть дело до чувств Лена, помимо своих собственных. Дело ведь не во мне, а в чувстве вины, от которого ты хочешь избавиться за счет моего прощения. Только я не так глупа, чтобы давать тебе вторые, третьи и десятые шансы.
[indent] Что ответить на это Барри не знал. Вернее, не успел даже подумать о чем-то более менее вразумительном, набрав в легкие побольше воздуха и тут же выпустив его весь разом, как только заметил присутствие третьего человека поблизости. – Лен? - Того, кто определенно не должен был слышать ни единого слова из этого своеобразного разговора. Но, по всей видимости, молиться о том, чтобы так оно и оказалось, было уже слишком поздно. – Ты уже вернулся? – кажется, еще никогда в жизни он не был так опечален его возвращением.

+1

3

[indent] Наверное, этот виток в его судьбе смело можно было назвать новой жизнью. Сколько раз с ним уже такое случалось? Несколько. и каждый раз Лен думал, что все, достаточно, больше в его жизни изменений не будет. И все таки они происходили. Снова и снова заставляя его менять свои привычки и взгляды на какие-то вещи. Он привыкал к новым реалиям не без труда, но все же. А потом они становились не актуальными и все начиналось сначала. В его годы подобные "качели" выматывают, но Лен умудрился пережить их все практически без проблем. Практически. Абсолютно седая, как первый выпавший снег, голова. Приступ, который явно был первым траурным звоночком по его здоровью. Внезапно появившаяся бессонница и чуть расшалившиеся нервы. Картина маслом. Ему бы отдохнуть где-нибудь вдалеке от городского шума и забот, которые выматывали, но вместо этого Лен ввязался в очередную авантюру и нет, их с Барри переезд в дом Лизы был ей лишь отчасти. Снарт нашел себе проблему куда более многогранную и обширную. Стар Лабс. Надеяться на то, что мысли, возникшие в голове после разговора с Барри, улягутся сами собой, мог лишь человек наивный и совершенно не знающий этого мужчину. Леонард не был ни тем, ни другим, поэтому он даже пытаться не стал. Наоборот, сосредоточился на них, на сколько позволяла его новая "новая" жизнь и, само собой, додумал их до совершенства. По крайней мере ему так казалось. А още оказалось, что совершенство нынче стоит не дешево. И это еще до официального заключения сделки. Покупка Стар Лабс оказалась делом хлопотным и очень. Даже завоевание черного оружейного рынка Централ Сити было гораздо проще провернуть, чем заполучить "никому не нужное", как назвал его Барри, здание некогда прогремевшей в новостях лаборатории. Но сдаваться так просто Лен не собирался. Нанятые им юристы вели переговоры о покупке, сбивали цену, подготавливали бумаги, в общем, отрабатывали свой гонорар по полной программе и пообещали Лену, что до официальной сделки и подписания окончательной версии договора никто не узнает имя покупателя и его участие до этого момента не потребуется.
[indent] Снарта все устраивало, но сидеть без дела в ожидании он все таки не стал. Требовалось проверить свои финансовые возможности, что бы в нужный момент с этим не возникло накладок, избавить от части имеющейся недвижимости и, как бы нелогично это не казалось в сложившейся ситуации, купить новую. Конечно, Лен с самого начала не рассчитывал, что они останутся в доме Снартов надолго. Он не сказал об этом Барри, хотя, наверное, должен был. Теплый прием после переезда их там не ждал. Вообще никакой не ждал. Они как будто просто вернулись в дом, где жил еще один человек, не желающий становиться частью их жизни. Что-то такое Лен предполагал. Не смотря на то, что он просил Лизу быть приветливой и милой с Барри, с первых же дней стало понятно, что прислушиваться к словам брата она не планирует. Радовало уже то, что в прямую конфронтацию с мальчишкой Лиза не вступала. На сколько знал Снарт. Днем он почти не бывал дома, занятый своими делами, новыми для себя делами и от того гораздо более хлопотными, чем он ожидал. Но все же приятными.
[indent] Конечно, намного приятнее было бы выбирать новый дом вместе с Барри. И логичнее, ведь он предназначался им двоим. Однако, загоревшись идеей сделать своему мальчику сюрприз, Лен отдувался один, сменив трех риелторов и уже готовился распрощаться с четверым. Удивительно, как люди выбирают себе занятие в сфере, в которой ни черта не смыслят? А главное, зачем? К счастью, вариант номер четыре оказался не совсем безнадежным и нашел таки то, что удовлетворило Снарта. Почти. После не долгих, но тщательных, поисков Лен начал подозревать, что из его затеи ничего не выйдет. Он даже пару раз задумался, а не слишком ли  притязательный у него вкус, но, справедливо решив, что и он, и Барри заслуживают самого лучшего, Лен поиски продолжил. И, в конечном итоге, искомое было найдено. Не без изъяна, но все таки. Снарт уже прикинул, какие стены снести, какие комнаты переделать, что оставить в саду, прилегающему к дому, а что убрать и построить. Внезапно, в его голове возникло столько идей и планов, что о поисках более подходящего варианта он больше не думал, и пока его юристы карпели над покупкой всей его жизни, снарт совершал покупку помельче, но, определенно, не менее значимую, чем приобретение Стар Лабс.
[indent] Как раз этим вечером он встречался с риелтором, что бы заключить сделку и забрать ключи от их нового дома. Перспективы радовали, будущее рисовалось уютным и спокойным. Что еще нужно мужчине в его возрасте? Только тот, с кем можно разделить эту непривычную, но потрясающе прекрасную жизнь. Задержавшись немного в своих новых владениях, Лен сделал несколько снимков внутри дома, а так же снаружи, отмечая, что хотя бы район, в котором они поселятся в скором времени, соответствует его пожеланиям полностью. Дом стоял обособленно от соседских и был окружен не только забором, но и высокими раскидистыми деревьями, полностью скрывающими улицу. Никаких промышленных или офисных зданий рядом, лишь небольшое уютное кафе, в которое Лен успел заглянуть за стаканчиком кофе, и частный магазинчик впридачу с цветочной лавкой. В этом месте легко верилось в то, что весь прочий мир такой же тихий и спокойный, без лишнего шума и суеты, которая начиналась сразу же, стоило только пересечь черту города, как про себя называл ее Снарт. Приглянувшийся ему район все еще считался частью Централ Сити, но уж больно разительно отличался от остальных. Этот выбор, в какой-то степени, был даже символичным. Знакомые им места уже давно изжили себя, к тому же хранили множество воспоминаний и по большей части не слишком приятных, так что в этом плане их новый дом был именно тем выбором, который олицетворял новую жизнь. Этот выбор был идеальным. И своевременным.
[indent] Напрасно Лен радовался мыслям, что Лиза и Барри уживаются под одной крышей без видимого недовольства. Или... нет. Он радовался тому, что они не конфликтуют, но, кажется, поторопился с выводами. Оставив машину на подъездной дорожке, Лен замешкался у входа, осматривая улицу, на которой они жили сейчас, и невольно сравнивая ее с той, на которой они скоро поселятся. Разница была грандиозной, но осознать это в полной мере Снарт не успел, переключив свое внимание на голоса, что доносились из дома. Слышать голос сестры, что не редко разговаривала на повышенных тонах по телефону, было привычно, но вот голос Барри в эту картину совсем не вписывался. Лен поспешил зайти внутрь, но дальше прихожей не прошел. Заминка не была случайной - уж больно интересную тему эти двое выбрали для спора. А в том, что это был именно он, сомневаться не приходилось.
[indent] Снарт слушал долго и внимательно, несколько раз изменившись в лице и борясь с желанием все прекратить. Мнение Лизы насчет своих отношений он, конечно, знал, но искренне полагал, что сестра не станет озвучивать его хотя бы ради душевного спокойствия своего не молодого уже брата. Ошибся. Очевидно, что его спокойствие в этом доме никого не волновали, включая Барри.
[indent] - Какого хуя здесь происходит? - он и не понял, что пока слушал, постепенно подбирался к гостинной и, в конце концов, был замечен. Однако отвечать на очевидное замечание Барри не торопился, более того, сам жаждал услышать ответ, хоть сколько-нибудь объясняющий этот цирк на дому. А ведь даже Барри считал себя взрослым уже человеком, хотя, конечно, им не являлся все таки, если судить по услышанному. Лен терпеливо ждал ответа, переводя встревоженно-суровый взгляд с сестры на любимого и обратно, но, видимо, ждал напрасно, - Удивительно, еще минуту назад с подбором слов у вас обоих проблем не было, - он усмехнулся и тут же поднял руку в упреждающем жесте, потому как Лиза, все таки, собиралась что-то ответить, - Не надо, я слышал достаточно, - он противоречил сам себе, конечно, но сильно сомневался, что услышит что-то вразумительное. Его взгляд, помимо всего прочего, вдруг наполнился необъятной тоской и печалью. Он, буквально, гипнотизировал им сестренку, надеясь, что этого будет достаточно, но, очевидно, сложившаяся ситуация требовала более значительного вмешательства.
[indent] - Я же просил тебя! - он не хотел, но голос сам собой взлетел на несколько тонов вверх, - Я просил тебя не вмешиваться и оставить свое мнение при себе! Разве я многого просил? Или ты считаешь, что я ничего не вижу и не понимаю!? Больше, чем ты думаешь, черт возьми! Только это ничего не меняет, Лиза. Что было, то было. И осталось в прошлом. Зачем снова его ворошить? Я люблю его, ты понимаешь? Как часто ты слышала от меня такое раньше? Никогда. Так почему ты решила, что имеешь право все испортить? [float=right]https://funkyimg.com/i/35P5E.gif[/float]И судить. Я уже большой мальчик, дорогая, мне не нужна... - Бред! Ты не можешь! Что тебя вообще в нем привлекает? Его смазливая мордашка? У тебя были и посимпатичней! Его возраст? - Снарт всегда старался избегать споров с сестрой, потому что еще в юности уяснил, что любовь побеждать любой ценой это их семейная черта, и сейчас, когда она заговорила, перебив его на полуслове, им овладело тревожное предчувствие. И не зря, - То, что он Флэш? - Замолчи... - совсем не зря. Лен процедил предостережение сквозь зубы, но на сестру это не произвело должного эффекта, - Почему? Потому что ты обещал никому не рассказывать его секрет? Что ж, ты солгал. С тобой такое постоянно случается. Мне ты тоже лгал. Когда говорил, что ему больше нет места в твоей жизни, что ты вычеркнул его из нее раз и навсегда. И вот он появляется в нашем доме, как ни в чем ни бывало. Герой! И говорит, что мы должны общаться. Ради тебя. Ради тебя, представляешь? Из-за него ты превратился... - Лиза, заткнись!!! - на этот раз настала очередь Лена перебивать, пока сестренка не сказала еще что-нибудь лишнее. Хотя, она уже и так выдала больше, чем следовало. Больше, чем Барри должен был услышать. И больше, чем Лену нужно было знать.
[indent] - Значит, ради меня? - он, наконец-то, перевел взгляд на мальчишку, хоть и боялся этого отчасти. Такой же печальный, такой же строгий и... уставший. Голос, правда, звучал тише, как будто в нем больше не осталось сил. Лен усмехнулся, - Не помню, что бы я просил делать что-то ради меня. Не помню, что бы давал понять, что для того, что бы быть со мной, ты должен подружиться с этой психопаткой. Я думал, что мы уже прошли ту стадию, когда решаем друг за друга кому и что нужно. Нет? Или, для того, что бы ты прислушался ко мне, тебе снова нужно одеть ошейник? - слова слетали с губ будто сами собой, под действием момента и настроения, которое окончательно и бесповоротно было испорчено и все потому, что это необходимо было... ради него, - Надеюсь, ты теперь доволен?

+1

4

[indent] Барри был в ужасе. Много раз в своей жизни, но это вовсе не означало, что справиться с этим сейчас ему было хоть сколько-нибудь проще. Скорее наоборот. В памяти так некстати возник другой момент, не менее пугающий и один из самых болезненных. Тогда он точно так же совершил ошибку в отсутствии Лена, а когда он вернулся… все было кончено. На этот раз он не изменил ему по ошибке, но это едва ли его оправдывало. От голоса Лена все внутри него сжалось, а глаза спешно стали искать где бы спрятаться. От обоих Снартов. В глазах Лизы он боялся увидеть ненависть, а в зелено-голубых глазах ее старшего брата… разочарование. Ведь он снова сделал это, заставил его волноваться. Решив поговорить с Лизой без его участия именно для того, чтобы не волновать. И как только у него получалось добиваться прямо противоположного с этой поразительной стабильностью?
[float=left]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t775527.gif
[/float][indent] Хороший вопрос, но очень не своевременный. Да и ответа на него он не знал точно так же, как не знал чем и как оправдываться перед Леном теперь. Поэтому и молчал, не решаясь усугубить ситуацию еще одним неверным словом. Кажется сегодня он мог воспроизводить только такие. Нет, лучше молчать не смотря на едкое замечание, заставившее его бросить в сторону Лена короткий виноватый взгляд. Потом так же быстро он глянул на Лизу, будто спешно оценивал последует ли она его примеру или захочет высказаться. Но в общем и целом, обстоятельства развивались настолько стремительно, что гадать долго ему не пришлось. Раз они оба молчали, первым высказался Лен. И то, как он, очевидно, пытался поставить сестру на место, вовсе не радовало Барри. Как минимум он не хотел при этом присутствовать, потому что не считал, что имеет на это право. А, как максимум, их ссора, происходящая на его глазах, случилась из-за его затеи разговорить Лизу, и этот факт заставлял чувствовать себя виноватым вдвойне.
[indent] В какой-то момент, ему даже захотелось вмешаться. Сделать хоть что-нибудь, что бы по крайней мере их отношения не оказались испорчены, но кажется это было просто невозможно. Брат и сестра перебрасывались обидными словами, и Барри едва поспевал за ними. Он никогда не слышал, как Лен говорил, что любит его, кому-то еще. И вот это случилось. Но при таких обстоятельствах, что он даже не мог этому обрадоваться. Скорее ощутить болезненный укол вины и почувствовать себя лишним здесь и сейчас. Ведь обсуждали его. В его же присутствии. Его прошлые поступки. Его…преимущества? По крайней мере, по мнению Лизы. Это даже не показалось обидным. Она не понимала, да и не должна была понимать, что Лен в нем нашел. В конце концов, он и сам до сих пор этого не понимал. Но спокойно жил без этой информации, так почему это так сильно волновало кого-то еще?
[indent] Настолько сильно, что она узнала его секрет? Вот эта новость шокировала его не меньше. Барри, наконец, перестал изображать неуклюжее каменное изваяние посреди гостиной Снартов и уставился на Лизу со смесью удивления и плохо сыгранного отрицания. «Что? Флэш? Разве я на него похож?», что-то такое он разыгрывал несколько раз с того момента как стал им и был раскрыт теми, кто не должен был знать о его супергеройской личности. Но сейчас был настолько исключительный момент, что выдать заготовленную реплику не получилось от слова совсем. – Нет, я не… - ну, он попытался, но тут же заткнулся, когда понял, что его никто не слушает и семейная ссора Снартов продолжает набирать обороты. И не только она по всей видимости. Потому, что, как выяснялось, Лиза узнала о Флэше не сама. Это не Барри в очередной раз выдал себя по неосторожности. Лен рассказал ей. Лен. Его Лен рассказал кому-то. Как? Как ему вложить это в свою голову?
[indent] Он уставился на него в полном непонимании. Просто не мог поверить в то, что услышал правду. Что Лиза не пытается оклеветать брата, чтобы вывести Барри из себя. Что это все правда. От начала и до конца. Лен рассказал ей о нем, а еще сказал, что вычеркнул его из своей жизни. И так он и сделал. Барри хорошо помнил об этом. Настолько хорошо, что вспоминать сейчас не хотел. Вспоминать и сопоставлять собственные поступки. Видеть разгневанную Лизу, слышать голос Лена, от которого он непроизвольно вздрогнул, будто кричали на него. Он будто только и ждал, что вскоре наступит его очередь, но так этого и не дождался.
[indent] На него Снарт не кричал, и этим только повысил градус ужаса, отпечатавшегося во взгляде зеленых глаз, как только он все же набрался смелости посмотреть на мужчину. Как бы тяжело ни было. Он должен был его выслушать. Резонный упрек, хоть и обидный, ведь он сделал то, что сделал, из лучших побуждений. Потому что считал это правильным. Пытался добиться… нормальности? В этом ненормальном доме. В их ненормальных отношениях, которые абсолютно не сочетались ни с чем из привычных этому миру сценариев. Стоило бы уже запомнил, что подобное не для них, но очевидно Барри все еще не мог с этим смириться. Ровно как и не мог понять, почему Лену всегда удавалось так точно нащупать его болевую точку и нажать на нее именно в тот момент, когда он не будет ожидать этого больше всего.
[indent] Он буквально побелел, как только услышал одно это слово и моментально вспомнил какого ощущать его на своей шее, как будто он сдавливал ее со всех сторон прямо сейчас. Барри с силой зажмуриться и дернулся всем телом, прогоняя это воспоминание, такое живое и все еще саднящее. А в купе со словами Лена с каждым мгновением все сильнее превращалось в один из его ночных кошмаров. Был ли он доволен, когда ему приходилось слушать его по команде? Был ли он доволен теперь, когда вывел его из себя одним своим неверным решением? Был ли он доволен в эту самую секунду, когда его невнятные метания и жалкие попытки справиться с собой происходили прямо на глазах у Лизы? Которая теперь знала еще и про ошейник. От мысли об этом вместо бледности к коже начал приливать жар. Потому что ему стало стыдно. И невыносимо обидно, что он умудрился испортить все на ровном месте и возродить ужасы их прошлого буквально из ниоткуда. А самое паршивое заключалось в том, что ему было совершенно нечего сказать в свое оправдание.
[indent] Теперь когда настала очередь Барри высказаться как следует, сделать это так же складно, как это получилось у Снартов, он предсказуемо не смог. Претензий к этим двоим у него по сути не было. Вернее, он не мог сказать о них, вот так просто в эту же секунду. И уж точно не при Лизе. Желание говорить с ней в ближайшее время у него уже успело пропасть без следа. Но вот произнести то, что роилось у него в груди словно куча мерзких земляных червей, живо поедающих нутро, Барри просто не смог. - Нет, - это и так подразумевалось. Не было нужды озвучивать, демонстрируя свое смятение во всей красе. И вместо того, чтобы добавить хоть что-то стоящее, чтобы это исправить, он не мог отвести взгляд от Лена, будто ждал, что тот поймет все сам. Прочтет его мысли, как делал это не единожды. Потому что это то, к чему он привык, ждать поступков от Лена, а не делать их самому. Или совершать их тогда, когда в них нет необходимости. Объективно нет, но не для Барри. И отказаться от старой привычки не так то просто.
[indent] - Нет, - он беспомощно повторил свое веское отрицание, на этот раз глядя на Лизу, будто задолжал и ей какой-то ответ, хотя она его ни о чем и не спрашивала. Но по крайней мере, с ее позицией он должен был не согласиться. Нет, он не псевдогерой, который рушит жизнь ее брата. Но как только эта мысль сформировалась в его голове настолько четко, он вдруг заметно замялся, потому что почувствовал себя именно таким. Ужасным человеком, который изменил этого мужчину, пусть и сделал это ненамеренно. Или он изменился сам? Настолько, что выдал его секрет и пообещал сестре вычеркнуть его из своей жизни, прежде пообещав Барри, что никогда не сделает ни того, ни другого. Что бы не случилось. Но очевидно исключения из правила все же существовали.
[float=right]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t858317.gif[/float] [indent] - Знаете что? Вы чертовски похожи. Никогда не замечал этого так, как сейчас.
Единственная вещь, которую он смог произнести, хоть и подрагивающим голосом, но довольно четко и ясно, вовсе не имея в виду их внешние данные. Горячие головы. Мастерски бьющие по слабым местам противника. Не выбирающие слов и никого не жалеющие, если причинить им боль. Барри же был их полной противоположностью. Потому вместо ответных нападок и безапелляционных требования, отшатнулся будто боясь обжечься, если задержится на том месте, где стоял, хоть сколько-нибудь дольше. - Мне нужно... - растерянно начал бормотать он не глядя ни на кого из них, и казалось и ни на что вокруг, потому что именно ему было нужно, так и не сообщил. Только быстро договорился с самим собой, решив, что смысла уходить на своих двоих больше не было. Раз уж все всё знают. И испарился во всполохах молний, в следующую же секунду оказываясь за входной дверью. Все же так было быстрее и точно никто не смог бы его остановить. Но на порожках он не задержался. Пара мгновений и желание подышать воздухом переросло в нечто большее. Пробежаться. Немного. Проветрить голову. Заставить себя концентрироваться на чём-то другом, кроме того, что с ним только что произошло. Что он только что услышал и увидел. И ноги понесли его быстрее ветра как можно дальше от этого дома, нахождение в котором дошло до своей точки кипения.
[indent] Это все равно бы случилось. С участием Лена или нет. В конце концов проблема бы обнаружила себя. Глупо было пытаться решить ее вот так. Ладно, он это признавал. Но мог он хотя бы попытаться сделать что-то самостоятельно? Без необходимости позволять Лену решать его проблемы? Как показывала практика, нет. Как бы он не пытался действовать в противоположном направлении, старые беды как магнит, возвращали его к себе.
[indent] Барри не бежал к чему-то конкретному, не имел представлений где остановится в итоге. Но так ему только казалось. Потому что подсознание работало автономно и делала это исправно. Барри паршиво себя чувствовал, и память выбрала момент из прошло, где он однажды оставил часть своих переживаний, приняв одно из самых судьбоносных предложений в своей жизни. Остановившись Барри неловко озирался по сторонам, пытаясь сообразить не напугал ли кого-то своим внезапным появлением, но кажется вокруг не было ни души. Как и в тот раз, когда Лен привёл его в эту часть парка. На эту самую скамейку, на которую прямо сейчас упал Барри, ощущая привычную пульсацию в ногах после длительной пробежки. Вот только он был тут один. Без Лена. Без купленного им кофе и булочек. Без какого-либо понимания что делать дальше. И это слегка портило идеальный вариант прийти в себя и разрешить ситуацию, кажущую неразрешимой. «Давай! Ты же хотел сделать что-то сам? Вот и справляйся с собой самостоятельно».
[indent] Какое-то время Барри просто сидел и бессмысленно созерцал довольно спокойную гладь озера, забравшись на скамейку с ногами и сложив голову на собственные колени. Пока дыхание его не восстановилось окончательно и сердцебиение не перестало барабанить о грудную клетку. Нет, ему не полегчало, но он хотя бы пришел в себя и стал задумываться оно всем не на фоне взрывных, раздирающих изнутри эмоций. А потом не выдержал и вытащил из кармана телефон, чтобы набрать короткое смс с указанием своего места нахождения на случай если Лен станет его искать. Так он сможет сделать это без лишних затруднений и претензий хотя бы на счёт побега в неизвестном направлении. Ну или сможет ждать его дома, по крайней мере, зная где он находится. Какой-никакой а все же прогресс в его способе преодолении жизненных трудностей. Он хотя бы не стремился неосознанно заставить Лена страдать из-за того, что чувствовал он сам. Но это едва ли облегчало то, что он уже заставил его испытывать дома. В том доме. Где Лен решил вычеркнуть его из своей жизни. Где говорил о нем со своей сестрой, говорил ей, что любит его. Где напомнил о том, о чем Барри предпочёл бы не вспоминать до конца своей жизни.

+1

5

[indent] А ведь он так надеялся, что с началом новой жизни изменится и это. Что, наконец-то, он смог донести до Барри то, как нужно вести себя в отношениях и что делать, если задумал что-то, а тем более если это что-то тебя тревожит. Снарт был уверен, что возвращаться к этому вопросу им больше не придется, но опять и снова, в очередной, не понятно какой по счету раз, мальчишка проявлял чудеса упорства в том, что касалось необходимости прислушиваться. Прислушиваться к Лену. Неужели это и в самом деле было так сложно? Снарт смотрел на Барри так пристально, не моргая, что в какой-то момент начало жечь глаза. Совсем немного, но желание сморгнуть было просто огромным. И все таки он этого не сделал, как будто боялся упустить мальчишку из виду даже на мгновение и, видимо, было в этом молчаливом противостоянии что-то особенное, раз даже Лиза притихла. Очень, блять, вовремя.
[indent] Лен понять не мог, почему это снова происходит. Ведь все было хорошо. По крайней мере внешне. По крайней мере, это было гораздо лучше, чем долгое время до этого момента. Он в самом деле верил, что они начинают не просто новую жизнь, а идут дальше. Вместе. Он строил планы, искл выходы, что бы облегчить их жизнь, а в результате вновь оказался на том самом месте, от которого стремился уйти как можно дальше. И снова не по своей вине. Кажется, в момент осознания этого в его глазах отразилось все то сожаление, какое он только мог испытывать. Он злился на Лизу, которая поспособствовала тому, что происходило сейчас, но на Барри... он был просто разочарован. Лиза могла не понимать многого, да и знала далеко не все (иначе бы вовсе прибила мальчишку прямо в прихожей, как только они переступили ее порог), но Барри... Барри знал абсолютно все. Он видел все, что происходило со Снартом. Он был непосредственным участником тех событий. Он был их причиной, их проблемой, но и решением. Он был всем и тот факт, что именно он не мог отпустить эту ситуацию с Лизой, хотя бы потому, что она была сестрой Лена, а значит уже являлась частью его семьи, в самом деле разочаровывал и причинял боль. Ощутимую. Почти физическую. Хотя, чуть менее острую, чем факт ухода мальчишки из дома. Побег.
[indent] По себе Лен знал, что подобное никогда не было отличным способом решить проблемы. Боже, да сам Барри это знал, должен был, учитывая, что бегали они, во всех возможных смыслах, от своих проблем очень долго, но смогли их решить только остановившись. То есть, это Снарт думал, что смогли. Сейчас, пытаясь осмыслить случившееся, он склонялся к мысли, что его проблемы не закончатся никогда. Пока рядом с ним будет этот пацан, ничего не изменится. Лен с шумом втянул в легкие побольше воздуха и выдохнул, - Ооо, как же просто я жил! - и тут же услышал, как хихикнула сестра, за что и получила ледяной взгляд Снарта, - Ну, ты-то уж точно довольна. Только я не пойму чем? Ты думаешь, твоя выходка что-то изменит? Ты ошибаешься и вот что я тебе скажу - прими его или потеряешь меня, - сказал, вроде бы, спокойно, без каких либо угроз, но, очевидно, было что-то в его взгляде, что заставило Лизу сменить веселый настрой на более подходящий, - Ленни... - Я все сказал. И не волнуйся. Очень скоро мы съедем из этого дома, но если ты снова откроешь свой рот и Барри опять узнает от тебя то, что не должен был узнать, включая это, я забуду о том, что мы родственники, - теперь ему в самом деле больше нечего было добавить. Печально, что приходилось идти на такие меры, еще печальнее, что Лиза так и не смогла понять, что происходит с ее братом и что ему нужно. Она не смогла. Барри не смог. Может быть, дело не в них, а в нем?
[indent] Хлопнув входной дверью, Лен вышел на улицу, испытывая довольно смешанные чувства и понятия не имея, что теперь со всеми ними делать. То есть, конечно, надо было бы со всем разобраться, но как? Мальчишки на улице не оказалось, хотя, он до последнего надеялся, что найдет его именно здесь, где-нибудь возле дома или на крыльце, но нет. Парня и след простыл, а значит задача с разбирательством усложнялась. И все из-за чего? Из-за того, что Лен его отругал? Да ведь и не ругал совсем. Просто сказал очевидное, удивляясь повторению прошлых ошибок и... Смачно выругавшись про себя, Снарт ударил кулаком по деревянной перилене и поморщился от неприятных ощущений, - Твою мать, Лиза! - конечно, мать у них была одна и Лен ее очень любил, но сейчас бедной женщине досталось, потому что, очевидно, некому было научить ее дочку уму-разуму, а сам Лен с этим явно не справился. Что ж, по крайней мере несколько вещей он выяснил точно. Первое, то, что его сестра не умеет держать язык за зубами, хотя, Снарт подозревал, что она специально "проговорилась" насчет того, что знает секрет Флэша. Второе, воспитатель из Леонарда Снарта вышел никудышный, на троечку, а с возрастом эта способность и вовсе сошла на нет. Ну и, третье - Барри, наконец-то, увидел его семью, так сказать, изнутри. Ничто из этого не могло улучшить его настроение и даже хоть сколько-то успокоить. Лен почувствовал, как кольнуло в груди и попытался дышать глубже и ровнее, что бы прийти в норму, но до этого, кажется, было далеко. В голову, как на зло, лезли флешбеки, на которых он слонялся по городу, но не просто так без дела, а потому что приглядывал за мальчишкой, который пустился во все тяжкие. Конечно, сейчас ситуация была совершенно иной, но почему-то ассоции возникли именно эти. Странно. И страшно.
[indent] Пожалуй, такого еще никогда не случалось. Лен уходил много раз. Он оставлял его много раз и никогда не задумывался, что же будет чувствовать, если они поменяются местами. Один раз было что-то подобное, когда Барри приперся на рынок, но тогда было множество других мыслей и эмоций для переживаний, но сейчас, когда это произошло почти на ровном месте... да, ощущения были скверными. Опустошающими. А еще они заставляли чувствовать растерянность и неуверенность. Лен терпеть не мог находиться в неведении, но хорошо, что хотя бы об этом мальчишка не забыл. Перечитывая сообщение на экране телефона, он невольно улыбнулся. С облегчением, конечно, и немного печально. Мальчишка мог отправиться в любое место этого города, включая свою любимую Стар Лабс, но выбрал совершенно неожиданное место. Хотя... кажется, новая жизнь слишком расслабила Лена, притупив его способность читать между строк и видеть то, что не замечают другие. Он бы и сам отправился туда, если бы захотел побыть один, вот только сейчас проблема заключалась в том, что оставлять Барри одного не стоило. Иногда Снарт начинал думать, что парень и вовсе не приспособлен для одиночества, что не следует оставлять его наедине с собой даже на минуту, потому что именно в эту самую минуту непременно случится что-нибудь невероятное, неприятное, разрушающее. Быть может Лен и преувеличивал, но пока у него были все основания, что бы думать именно так.
[indent] Разделяющее их расстояние Лен преодолел на такси, не чувствуя в себе сил для того, что бы снова вернуться за руль. День получился каким-то выматывающим, не смотря на то, что большая его часть была наполнена все таки приятными хлопотами, но ведь он еще и не закончился. Не слишком веселые мысли, но зато правдивые. Не смотря на то, что теперь Снарт знал, где именно находится мальчишка, успокоиться, хотя бы немного, он смог лишь тогда, когда увидел его сгорбленную фигуру на одной из скамеек парка. На их скамейке. И если бы вся ситуация в целом не была такой печальной, Лен даже умилился бы подобному зрелищу, хотя, сдержаться он все равно не смог  и, почти бесшумно подойдя к Барри со спины, положил ладони ему на плечи и, наклонившись, поцеловал в непокорную макушку, - Прости, - чувствовал, что должен извиниться, а еще точно знал, за что именно. Рассказывая Барри о том, как он жил без него, Лен многое опускал и пусть его это не оправдывало, он все равно должен был попытаться. Попробовать. Объяснить. Оно обошел скамейку и присел рядом, не вплотную, но достаточно близко, что бы ощущать чужое присутствие рядом, [float=left]https://funkyimg.com/i/35QnT.gif[/float]- Ты злишься? Но сбегать было совсем не обязательно, - не плохое начало, но все не о том, - Знаю, что не должен был никому рассказывать о тебе, даже Лизе. Я обещал, я помню, но... это было очень тяжелое время. Она была рядом и все видела. Видела, что со мной происходит. И в оправдание нас обоих могу сказать, что и для меня, и для нее это было нечто совершенно новое. Она не думала, что мне может быть так больно и все пыталась понять, как это исправить, но для начала, почему это происходит. А я не мог объяснить без того, что бы не рассказать ей все. Я должен был. Она на удивление легко подбирает слова, когда знает, о чем говорит. Мне стало легче. Самую малость, но тогда и это казалось манной небесной. Меня это не оправдывает, но я не хочу, чо бы ты думал, будто мои обещания тебе ничего не значат. Это не так. И насчет нее не волнуйся, как бы она не относилась к тебе, о Флэше она будет молчать.

+1

6

[indent] От неожиданности Барри вздрогнул и даже успел напрячься на мгновение, но тут же расслабился, ощутив совершенно обескураживающий поцелуй в макушку. Воры обычно так не поступают перед тем, как стащить бумажник и мобильник у растерянного человека в безлюдном месте в темное время суток. Ну или разве что один единственный вор, который вряд ли нуждался в скромных пожитках Барри. И уж тем более подлые карманники не извиняются. Лен тоже. За очень редким исключением, потому слышать это от него сейчас было как-то… неправильно. Барри даже сжался на своем месте, будто пытался отгородиться от этих слов, явно не чувствуя себя так, будто их заслуживает. – Не извиняйся, - вроде как попросил он, в своеобразной неуверенной попытке остановить его от дальнейших не менее незаслуженных слов. Но для достижения желаемого ему как минимум нужно было отмереть, вытащить свои мысли из головы в мир и позволить Лену на них взглянуть, а не заторможено вслушиваться в звуки родного голоса, стыдливо сожалея о том, что ему нельзя просто прижаться к нему и покончить со всей этой ересью, которая произошла этим вечером. Хотя почему же нельзя? Можно. Но только проблему это бы точно не решило, а лишь создало новую.
[indent] Поэтому Барри терпел. Слушал. Внутренне сжимаясь все сильнее. Теперь не только из-за разрастающейся вины, но и бесконечных сожалений, которых никогда не будет достаточно, чтобы исцелить все их прошлые раны. По крайней мере, прямо сейчас казалось, что они с ним никогда не покончат, и его болезненные отголоски продолжат встревать между ними, впиваться в кожу и оставлять на ней рваные кровоточащие раны. И их придется зализывать торопливо и беспомощно, прямо как сейчас. Барри слушал доводы Лена и понимал, что они ему не нужны. Что не эти осколки впивались в его грудь и будто отдавались болью при каждом неверном движении. Потому он и не двигался. Старался держать их в покое так долго, как только получится. Может даже всегда. Хорошо бы, если бы так можно было всегда. Пусть остаются с ним. Внутри. Пусть мучают его одного, но только не Лена. Хватит с него и этих мучений, которые он и так ему причинял, совсем того не желая.
[indent] - Об этом я не волнуюсь, - начать ответ вот так показалось ему проще всего, и Барри не стал искать себе преграды самостоятельно. Тем более, что теперь от него требовались более развернутые объяснения. Зачем все усложнять? – И я не злюсь. Уж точно не на тебя. Потому что ты не виноват. То есть… я не ожидал, что все окажется так. Но рано или поздно она бы узнала. Мы ведь теперь живем вместе, - даже произносить это было тяжело, как будто при этом ему нужно было держать непосильный груз, надрываясь из последних сил. И как бы Барри не пытался замаскировать обреченность в своем голосе, вряд ли у него получилось сделать это как следует. – Мне жаль, что тебе пришлось скрывать это от меня все это время. И жаль, что тебе вообще пришлось рассказать ей, чтобы почувствовать себя лучше, - потому что это он должен был говорить с ним, чтобы избавить любимого человека от боли и переживаний. Но его не было рядом. Потому что он ошибся. И, похоже, продолжал делать это и по сей день. Почему он просто не мог этого не делать?
[indent] - И жаль, что ты слышал тот разговор, - нет, не правильный ответ. Не об этом ему нужно было жалеть, хотя не жалеть и об этом тоже у него уже не получалось. Казалось, он переполнился этим до самых краев и теперь выплескивал перед Леном, не глядя и не задумываясь как следует. – И что я вообще его затеял в тайне от тебя. Но я хотел, попытаться что-то изменить. Самостоятельно. Ты ведь не можешь делать все для меня и за меня. Решать любую проблему, как будто это твой долг. Переживать из-за того, что что-то не так в моей голове. Я не хотел, чтобы и это ложилось на твои плечи. Я… - больше он не знал, как объяснить ему, почему именно он совершил этот дурацкий поступок, пытаясь подружиться с его сестрой, чтобы не жаловаться Лену на свои глупые переживания. – Снова налажал. Я знаю. Прости, - а еще он знал, что это так не работало. Что одним словом, якобы волшебным, он не мог изменить абсолютно ничего. Не хотел, чтобы Лен переживал? И чего ты этим добился? Понуро опустив голову он покачал ей из стороны в стороны, продолжая сокрушаться по собственной недальновидности и безнадежности. В самом деле и что Лен в нем нашел? За что по-прежнему сидел рядом и выслушивал. Снова и снова.
[indent] Спустив, наконец, ноги со скамейки и сев ровнее он сам придвинулся к нему и почти не глядя отыскал его ладонь, чтобы сжать его пальцы своими и тяжело вздохнуть, будто готовясь к тому, что Лен может этого не захотеть. Не сейчас. Не в этот момент. Но Барри больше не мог просто сидеть и наблюдать за тем, как рушится то, что они так старались выстраивать заново на руинах их отношений. Фундамент, не успевший как следует сформироваться. И Барри уже умудрился его пошатнуть. Необдуманно. И глупо. – Порой я совершаю ужасные вещи, хотя хочу совсем другого. Просто иногда мне кажется, что я делаю недостаточно. Что я ничего не делаю в то время, как ты оберегаешь наши отношения изо всех сил. И тогда случается… это, - он даже не хотел давать своему поступку какое-то определение. Ссора? Разборки? Нервотрепка? Там было все и даже больше. Долго перечислять. Всего одного неверное действие, совершенное из лучших побуждений, и каковы последствия?
[indent] - Я знаю, что должен был набраться смелости и просто поговорить с тобой вместо того, чтобы решать одному то, что касалось тебя в первую очередь. Твоей семьи. Это и остановило. Я… думал, что мы с Лизой сможем поговорить и все выяснить. И тебе не пришлось бы переживать об этом. Но тебе все же пришлось, и этого я не учел. Не думал, что она… настолько меня ненавидит. Не то чтобы я ожидал чего-то другого. Но все же… кажется, я ничего не ожидал и просто голову потерял от мысли, что не смогу наладить отношения с твоей сестрой. Хотя глупо было предполагать, что она станет вести задушевные беседы с Флэшем, ровно как и с парнем, который, -  едва не довел ее брата до… больницы как минимум, а худшее ему не хотелось и представлять. Ровно как произносить все это вслух. Потому он лишь сильнее сжал его ладонь и притих, пережидая нелегкий приступ терзающих воспоминаний.
[indent] Но, к сожалению, легче ему не стало ни через минуту, ни через две, потому что горестные картинки прошлого пошли дальше и показали то, чего он боялся не меньше. Того, что Лен снова станет тем, кто лишь подчинял его себе, потому что по-другому не мог. Потому что Барри сделал с ним и это тоже, получив взамен гнусное напоминание того, до чего они докатились. [float=left]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t19356.gif[/float]– Я виноват и понимаю, что не заслуживаю, чтобы ты возился со мной, но… Не надо, - внезапно оторвав свой виноватый взгляд от вечернего пейзажа перед собой, Барри разом весь переменился и теперь смотрел на Лена со смесью мольбы и почти что испуга, как будто мужчина мог достать тот самый значок принадлежности и покорности из кармана куртки и вернуть его на шею Барри, чтобы вновь сделать послушным и удобным. Знал, что Лен бы так с ним не поступил. Даже тогда не поступил бы. И все же он не мог не чувствовать себя таким беспомощным против собственных не проработанных проблем. О которых гораздо спокойнее и безопаснее было молчать. До последнего. Пока напоминание о них не заставило его сбежать посреди разборок, трусливо поджав хвост.
[indent] - Ошейник, - он выпалил это так быстро, будто само слово, будучи озвученным, усиливало его страх перед ним. – Не говори так больше. Не вспоминай. Никогда. Пожалуйста, - вряд ли это походило на внятные объяснения и более чем заметно контрастировало с тем, как он произносил их без разбора минутами ранее, подгоняемый скопленным нервным напряжением. Эти же эмоции были иными, гложущими и тягучими. От них не отбиться потоком разрозненных мыслей, обличенных в слова. Но Барри надеялся, что они и не потребуются. Что Лен все поймет сам и они в самом деле закроют эту тему навсегда и больше никогда к ней не вернутся. Иначе он не представлял, как и что будет ему объяснять.

+1

7

[indent] Он не должен был забывать, что просто у них никогда не было. Сколько бы усилий не прикладывалось, сколько бы слов и действий не было потрачено, все время появлялись новые проблемы, какие-то подводный камни, рифы, которые мешали их жизни течь в своем русле спокойно и мирно. Должно быть, такой была их судьба. Хотя, если Снарт и заслужил подобное за все свои деяния, то чем мальчишка заработал себе такое "счастье", оставалось загадкой. Жизнь парня, который ратовал за справедливость иногда даже в ущерб себе, сам являл собой яркий пример того, как не справедлива бывает жизнь. Возможно, в этом и заключалась разгадка его одержимости спасением людей и помощи нуждающимся, кто знает. Лен не хотел разбираться. Превратности судьбы и другие люди его по прежнему не волновали. Его волновал лишь один. Единственный. Вот чего Лиза так и не смогла понять, пытаясь угадать, что же конкретно привлекало ее брата в Барри Аллене. И не сможет, потому что Лен и сам этого не понимал. Но знал. Чувствовал. И то, что парень одевался в красное и носился по городу со скоростью света, было лишь малой частью всего.
[indent] Он слушал мальчишку сейчас и не мог понять, почему... почему все это он узнает лишь теперь. Ведь мог бы почувствовать, увидеть, даже если Барри не хотел делиться с ним своими мыслями насчет их жизни. Он всегда замечал тонкости и нюансы в чужом поведении, но не в этот раз. Видимо, Снарту так хотелось верить, что все наладилось, теперь-то уж точно, что он просто отбросил свою внимательность, решив заняться другими вещами. Более важными, как ему казалось, да, но что толку планировать будущее, когда застрял в прошлом и оно, сюрприз-сюрприз, совсем не радует, перебираясь в настоящее. Абсолютно, если верить тому, что говорил Барри, и сомневаться в его словах у Лена причин не было. Он слушал и каждое из них отзывалось в его сердце знакомой болью. Когда-то все это уже было. Когда-то все это он уже слышал. В другой ситуации, при других обстоятельствах и, может быть, даже другими словами, но вот интонация... Лен не спутал бы ее ни с одной другой, потому что именно она всегда указывала на то, что все не так.
[indent] Впрочем, она и не была нужна. Понять это мог даже слепец, если только он не пропадал целыми днями вне дома, а вечерами не радовался простому факту, что мальчишка рядом, что не нужно думать об окружении и тех людях, что могут оказаться рядом с ними не к месту и не ко времени. Он расслабился. В самом прямом смысле этого слова и во всех остальных возможных смыслах тоже. После стольких месяцев максимального напряжения, после беспросветных ночей одиночества и боли он имел на это право. Так что, за невнимательность Лен себя не винил. Сжав пальцы Барри своими и накрыв это сплетение другой ладонью, Снарт пытался встать на место Барри и понять, к чему же, в конце концов приведет этот разговор. Однако он бы в любом случае не угадал. Как-то внезапно атмосфера вокруг превратилась из печальной и тоскливой в удручающую и болезненную. Лен видел это по глазам мальчишки, хоть и не мог понять, что же все таки значат его слова. Не сам их смысл, а то, что за ними скрывается. Пару минут Снарт пытался сообразить, к чему Барри вообще вспомнил об этом, но потом в голове вдруг вспыхнул момент, когда с его собственных губ слетело и это слово и то, что оно должно было значить. Должно было, только вот не значило.
[indent] На несколько долгих томительных минут в воздухе повисло молчание. Лен понятия не имел, что должен ответить на просьбу Барри. То есть, он точно знал, что должен согласиться и пообещать, что больше никогда, никогда, никогда эта тема не всплывет между ними. Вот только это согласие не решало проблемы. Мальчишку это тревожило, он думал об этом и переживал не самым лучшим образом, как оказалось, а значит просто забыть не получится. однако мало было знать и понимать это самому, стоило еще донести эту светлую мысль до мальчишки, но вот как это сделать... Помедлив еще минуту, Лен высвободил свои пальцы, что бы обнять Барри и, прижав к себе, приблизился к его лицу, - Очень жаль, потому что эта картина не выходит у меня из головы, - и пока мальчишка не начал возражать и возмущаться, он поцеловал его, мягко коснувшись его губ своими, не напирая, но лаская их настойчиво. Хоть и не долго. Оглаживая теплую щеку, Лен отстранился, но не слишком далеко, потому что то, что он собирался сказать, принадлежало лишь Барри и ни единое слово не должно было раствориться в воздухе.
[indent] - Ты хочешь просто забыть о том, что было? Ничего не получится, мой мальчик. Поверь тому, кто уже пробовал пройти по этому пути. Замести гнетущие воспоминания под ковер не выход - они все равно выберутся на свободу рано или поздно и нанесут удар. Как сегодня. Ты поэтому сбежал? - Лен допускал, что ответ может быть другим, но был почти уверен, что не будет, - Знаешь, мы оба сделали много того, за что нам надо было бы извиниться, но именно поэтому нам не нужно этого делать, иначе мы так и будем топтаться на одном месте. Я знаю, что ты не хотел причинить мне боль, а ты знаешь, что в моей жизни нет никого важнее тебя. С остальным нам придется разбираться, - Лен немного отстранился, но мальчишку из объятий не выпустил, как не отвел взгляда от его печальных и настороженных глаз, - Там, на рынке, когда я одел его на тебя, я был уверен, что этот поступок покажется тебе на столько шокирующим, что ты поймешь, на сколько это место и я тебе не подходим. Теперь я понимаю, что ты был так же разбит, как и я, и просто не мог этого увидеть. И не хотел. Ты ведь мог в любой момент его снять или хотя бы попытаться, но ты даже не возразил, ни разу. До того дня, когда, наконец, понял, что это для меня значило. Но... это ведь не все. Конечно, мне не стоило напоминать тебе об этом сегодня, именно сегодня, но ведь ты был послушным и не возражал мне тогда не потому, что у тебя на шее была какая-то полоска кожи. Да, она лишала тебя сил, но ведь не воли. Ее ты лишился по другой причине, а ошейник... что ж, он должен был быть напоминанием того, что ты принадлежишь мне, но мне кажется, тебе никогда не нужно было об этом напоминать. А вот мне - да. Ты знаешь к чему привели мои попытки тебя забыть, но даже в то время, когда я думал, что мне это наконец-то удалось, подсознательно я все равно к тебе тянулся - не желание тебя отпускать, твои шрамы, затягивающиеся по ночам... все это совсем не вписывалось в то, чего я хотел добиться. Так что, в большей степени твой ошейник был напоминанием мне - напоминанием того, что ты принадлежишь мне точно так же, как я принадлежу тебе. В той комнате, может ошейник и был одет на тебе, но носил его я, как бы странно это ни звучало.
[indent] Лен вдруг задумался и на его губах тут же появилась призрачная улыбка, - Даже без чувств я видел только тебя и никого больше. Хотел только тебя и как бы не пытался прогнать или держать подальше, все равно не хотел и не мог отпустить. Это странно, Барри. Так странно, когда пытаешься изгнать кого-то из своего сердца, а он лишь сильнее его захватывает, и что бы ты не делал, какие бы мерзкие и постыдные вещи не творил, они переворачивают все так, что результат получается совсем не тот, что ты ожидал, - Лен усмехнулся и тронул кончик носа Барри подушечкой пальца, - И потом, ты просто не представляешь, как горячо ты выглядел с этой штукой на шее - обнаженный, лишенный сил и потому более восприимчивый ко всему, что я с тобой делал, и... только мой. Даже сейчас, вспоминая об этом, я чувствую, как внутри меня все закипает. Жаль, что ты чувствуешь все иначе и не можешь разделить моего восприятия. Но ведь мы не только в этом совершенно не похожи друг на друга, правда? Например, я не считаю важным принимать во внимание то, что моя сестра ненавидит моего парня, - Снарт вдруг замолчал и с некоторым сожалением взглянул на Барри, - Да, ты был прав, она ненавидит тебя и сильно. Но ты должен ее понять. Представь, что бы ты чувствовал на ее месте. Представь, что единственный человек, который тебе дорог, который тебе близок, которого ты любишь страдает по вине совершенно чужого для тебя парня. Сильно страдает и ты ничем не можешь ему помочь, вынужденный наблюдать за тем, как он угасает и  меняется. Ты бы смог подружиться с тем, кто сделал такое? Хотя... - Лен наклонил голову, словно пытаясь рассмотреть лицо мальчишки лучше, и вздохнул, - Ты, наверное, смог бы, но Лиза не Барри Аллен, в ней нет столько силы для прощения. Да оно тебе и не нужно. Она любит меня, а значит, полюбит и тебя со временем, ну а если нет, что ж, уверен, моей любви тебе хватит. Я не прав? - улыбнувшись, он прижал Барри к себе теснее, - А что касается того, что я с тобой вожусь и оберегаю наши отношения, то почему я не должен этого делать? Мне нравится думать, что я единственный, кто заботится о тебе, и наши отношения это все, что имеет сейчас значение. Не нужно все усложнять, малыш. Мы с Лизой были семьей всю нашу жизнь и она знает, на сколько она для меня важна. Но теперь моя семья это ты и если она не хочет быть ее частью, то мы с тобой ничего не сможем с этим поделать. Не думаю, что об этом стоит переживать. Разве вдвоем нам плохо?

+1

8

[indent] Он хотел, чтобы Лен просто согласился с ним, и они забыли о том, что только что обсуждали как можно скорее. Но в то же время знал, что этого не произойдет. Потому что Лен ему этого не позволит. Барри чувствовал это, словно зуд распространявшийся по всей коже, который было невозможно игнорировать. Но все равно надеялся, что этот раз станет исключительным. Что Снарт заметит, с каким трудом он выдал это свое признание и не станет заставлять его углубляться в это. Ведь порой Лен так и делал, все видел, все понимал и не осуждал, даже если Барри поступал неправильно. Честно говоря, он никогда не осуждал. Только выслушивал и давал советы. А уж следовать им или нет, было его дело. И как бы Барри не артачился из принципа, вредности или глупости, в конце концов все же признавал правоту мужчины. Но не был уверен, что в этот раз все пойдет по этому же сценарию.
[indent] И не пошло. С первых же мгновений. Он настолько не ожидал подобной реакции на свои произнесенные слова, что первое время даже не мог прийти в себя и как следует ответить на поцелуй. Да хоть как-нибудь ответить. Настолько это не сочеталось с его совершенно упадочным настроем и страхами, так и норовящими вылезти наружу. Но не Лена он боялся, не его присутствия и уж точно не его прикосновений. Только образов в своей голове, еще не успевших раствориться окончательно, каким бы приятным лекарством не оказалось мягкое прикосновение. И все же Барри слабо простонал сквозь приоткрытые губы, когда пришло время заканчивать с приятным и возвращаться к реальности, в которой они остановились не на самом удачном моменте.
[indent] Но по крайней мере, Лен не стал пытать его, чтобы узнать побольше о том, почему Барри реагировал так остро и не хотел дальнейших обсуждений того, что творилось у него внутри. Их и не было. Потому что говорил только Лен, а Барри слушал, словно неразумное дитя, внимая голосу старшего, более опытного и мудрого. Того, кто уже совершал все те ошибки, которые так решительно делал Барри, и не собирался позволить ему продолжать в том же духе. Хотя поначалу ему и казалось, что они переживали совершенно разные вещи. Но слова мужчины не оставляли ему другого выбора, кроме как поверить собственным ушам и осознать, что смысл их поступков был одним и тем же. Лен ушел от него точно так же, как сбежал сам Барри, не оставив возлюбленному и шанса. Пока в голове его не прояснилось и он не отправил ему ту спасительную смс. На всякий случай, говорил он себе. Но на самом деле он хотел, чтобы Лен пришел. И ждал, что это случится.
[float=right]http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t89116.gif
[/float][indent] Барри смог только кивнуть в ответ, хотя все должно было с легкостью прочесться в зеленых глазах. Лен бы в любом случае узнал правду, или он знал ее и так? Лен знал его самого, в чем-то даже лучше Барри, и это не раз спасало его жизнь от неминуемой катастрофы. Если бы не этот мужчина и его поддержка. Тепло его рук. Проникновенность его голоса и забота, ощущающаяся в каждом слове, даже ему требовались не малые усилия над собой, чтобы понять и принять их правильно. Так, как говорил Лен, а не так как было удобно ему самому. Усложнять. Драматизировать. Закрываться. От себя и других. Когда нужно было слушать внимательно и цепляться за подсказки, словно за удобные выступы на отвесной скале, взобраться по которой без посторонней помощи он ни за что бы не смог.
[indent] И все же его не мало удивило то, как все обстояло со стороны Лена. Как он объяснял это ему, позволяя заново посмотреть на всю ситуацию в целом, добавляя в нее совершенно новые оттенки уже знакомых казалось бы цветов. И уж если Лен мог говорить об этом так… спокойно. Мог объяснять ему все методично и терпеливо, все до последней детали, объясняя собственные чувства от и до. Барри был бы последним идиотом, если бы продолжил от него отгораживаться. Хотя рассказ про ошейник все же заставил его сидеть смирно и дышать через слово, но к концу он заметно расслабился и приник ближе к нему, будто пытался показать, что готов сам напоминать ему об этом хоть каждый день. «Я твой. И это уже никогда и ничем не изменить. Я не позволю этому измениться».
[indent] Слушать о том, как он выглядел с ошейником на шее было слегка… неловко. Отчего Барри мгновенно бросило в жар и знакомый розовеющий окрас тут же задел его лицо и шею. Тогда он не думал о том, что выглядел привлекательно, хотя знал об этом. Ведь Лен в самом деле хотел его, даже если и не испытывал к нему иных чувств. Но тогда это казалось скорее необходимостью, чем тем, что могло потешить его самолюбие. Важен был только Лен, а не он и его чувства или эмоции. Зато теперь пришло время с ними разобраться. Насколько это было возможно. Потому что разделить настроение своего мужчины ему и в самом деле не удавалось. Не из-за того, что это по-прежнему оставалось своеобразным табу, и Барри мысленно кричал «нет», пока Лен старательно вгонял его в краску. Просто изменить свои воспоминания о тех временах он уже не мог.
[indent] Огорчало ли его это? Точно не прямо сейчас, когда Леонард продолжал приоткрывать ему завесу тайны собственных чувств. Будто бы делился своими переживаниями в ответ. Тем, что он пережил тогда, пока Барри тщетно пытался пробиться сквозь толстую корку льда, которым покрылось сердце его любимого человека. В то время, как он разрывался и страдал не меньше него самого. Отталкивал и мучился. Притягивал и причинял боль, чтобы не иметь возможности сделать это снова. Он ведь винил себя не меньше, а то и в разы больше. И если теперь мог быть таким сильным для него, смог со всем справиться и говорить об этом вот так. Без лишних стенаний. То Барри, как минимум следовало поучиться у него этой невероятной способности к преодолению, а как максимум еще и взять пару практических занятий, чтобы закрепить хоть какой-то результат. И в следующий раз не сбегать без оглядки, как только в груди защемит от боли. У Лена болело не меньше, и он больше от него не бежал, а лишь открывался. Все сильнее и сильнее.
[indent] - Нам плохо только поодиночке, - не выдержав Барри все же сложил голову ему на плечо, замерев так на какое-то мгновение. Потому что принять то, что Лен в какой-то мере собирался пожертвовать своими отношениями с сестрой ради него… было не просто. Смог бы он так же? Смог. Не сразу. И этим чуть не убил их обоих. Но теперь он знал, как должен был поступить изначально и как впредь будет поступать всегда. Так что не было ничего удивительного в том, что Лену не требовалось этих проб и ошибок. Он ведь уже говорил, кого выберет, если придется. И Барри осознавал, что еще тогда он не солгал ему, не без тени грусти. – Я понимаю ее. Правда. Поэтому и был готов растоптать самого себя как только увидел, что я с тобой сделал. Но раз я все еще здесь с тобой, и все еще похож на того, кого ты умудрился полюбить… значит, у меня получилось простить того ужасного человека, что причинил тебе столько боли. Но ждать того же от Лизы я не буду, - он и прежде этого не планировал. Всего лишь плохо осознавал масштабы неприязни младшей Снарт, но теперь он смирится и примет все как есть, без дальнейших попыток изменить что-либо. Ведь это совсем не похоже на то, что нужно Лену. Два человека, которых он любил, воюющих из-за него, как из-за какого-то ценного трофея… да уж, так себе идея наладить погоду в доме.
[indent] - И пытаться просто забыть, не буду тоже. Тут ты прав, как никто другой. Не получится. Хотя тогда поначалу я не думал об ошейнике, как о чем-то ужасном. Не думал, как при этом выгляжу и веду себя. Тогда все это не имело значения. Ведь это было моим пропуском в твои покои и твое сердце. А даже если бы я не обнаружил, что по ночам шрамы затягивались, уверен, что продолжал бы носить его так же долго. Пока не… понял, что это не выход, - то был ужасный исход, разом омрачивший все то прекрасное, что он успел выстроить в своей голове. Будто Лен сможет полюбить его снова. Хоть на самом деле он никогда и не переставал. – Но каждый раз, когда перед глазами проносятся воспоминания того утра… ком все равно подступает к горлу. А ведь это был даже не ты. Не настоящий ты. Ты бы так не поступил, я знаю. И просто… хочу отпустить это однажды. Забыть, не из-за неприятных воспоминаний, а потому что это перестанет иметь такое значение, - этого он в самом деле хотел бы. Больше не думать об этом так, как сейчас. Потому что это и в самом деле не должно было иметь такую значимость. Между ними случались и куда более ужасные вещи. По-настоящему страшные. Барри ведь чуть не убил человека примерно в то же время, с легкостью отказался от своей семьи и друзей, а заодно и от самого себя, чуть не превратившись в кого-то совершенно другого. Но и это не тревожило его настолько сильно, как перспектива утратить для Лена всякое значение. Вот чего он боялся на самом деле, а не полоски кожи на шее, с которой теперь эти мысли были связаны незримой нитью.
[indent] - Спасибо, что поделился со мной тем, что испытывал сам. Это много значит для меня. Правда. Как видишь, я пока в этом… не очень хорош. Но я буду учиться у тебя, а значит однажды сделаю первый шаг, а не кучу шагов назад. Я не хотел убегать, но… ноги унесли быстрее, чем я успел подумать о том, куда именно убегаю и почему. А здесь, когда побывал тут в первый раз, я наконец почувствовал себя лучше. Благодаря тебе. Прямо как сейчас, - только сейчас он мог сжимать его в ответных объятиях, уткнувшись в его шею и присмирев до краев наполняя легкие его запахом вперемешку с вечерней прохладой. Прекрасный, казалось бы момент, если бы не реальность, слегка омрачающая почти романтическую действительность.
[indent] - Хочешь, я верну нас домой быстрее, чем сможет любое такси в этом городе? Ты ведь наверняка ужасно устал, сначала занимаясь делами, а затем разбираясь с тем, что я натворил… - извиняющийся тон, все еще чувствовался в звуках его голоса, потому что в отличии от Лена ему не так-то просто удавалось сносить себе все эти импульсивные выходки. И сколько бы мужчина не оправдывал его поступки, призывая к здравомыслию, Барри все равно оставался собой и жаждал справедливости, которой по собственному мнению и заслуживал. – Чего бы ты хотел прямо сейчас? Как только вернемся домой. Горячую ванну? Не менее горячий ужин? Не смотри на меня так, я не собираюсь спалить кухню, - Барри усмехнулся, легонько боднув его скулу кончиком носа. – Но я так быстро бегаю, что еда на вынос не успеет остыть. Что угодно. Только скажи.

+1

9

[indent] Да, поодиночке им и правда не стоило оставаться. Лен все время сосредотачивался на том, что будучи в одиночестве Барри творил бог весть что, но ведь если задуматься, то он и сам был далек от образца рассудительности и осознанности. На тот момент Снарт, конечно, так не думал, но теперь, оглядываясь назад, он поражался тому, что было, что он делал, а главное зачем. Все это было таким глупым, таким бессмысленным, таким лишним, но, более того, никогда бы не пришло Лену в голову, будь мальчишка рядом. Многое из того, что было, не случилось бы никогда, не расставайся они с Барри. Но это было, да, и назвать свое состояние в то время хоть сколько-нибудь удовлетворительным Снарт не мог даже с огромной натяжкой. Ему было плохо, им обоим было плохо, гораздо хуже, чем вместе при любых их ссорах и разборках. Размышляя об этом, Лен невольно прижимал Барри к себе теснее, продолжая вслушиваться в его слова и тот смысл, что в них скрывался. Понять его было не сложно, конечно. Сложно было примириться с тем, что все это время творилось на душе этого парня, пока Лен негласно зарабатывал себе очки для победы в номинации "партнер года". Пока ин искал им новое гнездышко, мальчишка переживал неприязнь Лизы и думал, как с ней справиться. Не очень хорошо получилось, тут добавить нечего. Разве что, пожалеть о том, что не рассказал Барри о своих планах сразу, но... не пожалел. И не рассказал. Даже теперь не собирался. Какой в этом смысл? Все уже случилось и, может быть, очень даже хорошо, что случилось, иначе бы Лен так и не узнал, что творится у мальчишке на душе и не только в отношении его сестры.
[indent] И вряд ли бы услышал от Барри столько много слов. Видимо, не зря они провели столько времени вместе и парень все таки заразился от Снарта пристрастие к длинным и вдумчивым речам. Не плохо. Лен слушал и едва заметно улыбался, хоть в сказанном и было мало забавного, особенно в той части, которая опять и снова возвращала их в прошлое, - Ты решил, что я отношусь к тебе, как к шлюшке по вызову, раз заплатил за секс? - он вопросительно взглянул на Барри, - Понимаю, я бы тоже взбесился. Сейчас понимаю, но тогда мне это даже в голову не пришло. До сих пор не знаю, зачем я тогда это сделал. Наверное, действительно считал, что любые старания должны оплачиваться и раз уж не мог отплатить иначе... - Лен задумался, но ненадолго, потому что мальчишка-то воспринимал все иначе и сейчас мог снова уйти в себя, поддавшись обиде, - С другой стороны, если бы я этого не сделал, то велик шанс, что мы бы до сих пор прозябали бы на рынке, трахаясь, как кролики, и проверяли друг друга на прочность. Не скажу, что это совсем не привлекательный вариант, но как сейчас мне нравится гораздо больше. Не люблю, когда ты грустишь и расстраиваешься, - развивать эту тему дальше Лен не хотел, но мог бы. Например, напомнить о том, что сейчас он Барри тоже платит. Конечно, не так, как тогда, не швыряя деньги на кровать каждое утро, но все таки. Они целиком и полностью жили за счет Снарта, потому как Барри, решивший стать частью криминального мира, своей нормальной работы лишился, а героям, как известно, никто не платит. Лена никогда не тяготило это, не заставляло задумываться, что мальчишка ему чем-то обязан за его расходы и даже доставляло какое-то странное удовольствие, но факт оставался фактом - сходство было, разве что теперь все было более чувственным и эмоциональным. Должно быть в этом и было все дело. В чувствах. В эмоциях, которые скрадывали острые углы и окрашивали все вокруг цветом беззаботной романтики. Не все и не всегда, конечно, но по большей части. Оставалось лишь надеяться, что и Барри однажды поймет это и научится смотреть на некоторые вещи так, как делал это Лен. Несбыточная мечта, но кто мог запретить ему мечтать?
[indent] - Ну, не прибедняйся, милый, ты делаешь большие успехи, - он не сумел сдержать улыбку, потому как сегодня Барри в самом деле бил все рекорды своей разговорчивости, по крайней мере в том, что касалось смысла сказанного. Все просто и понятно, без экивоков и хождений вокруг да около. Вот бы у них так было всегда. Еще одна мечта, но прямо сейчас Лен готов был ее отпустить, поскольку сейчас, в этот самый момент, его более чем устраивало абсолютно все. За исключением, пожалуй, продолжение, которое выглядело так, будто Барри пытается загладить свою вину. Снарт не считал, что это нужно. В конце концов, в сложившейся ситуации они оба были виноваты и он даже допустил мысль, что, возможно, стоит оставить идею с сюрпризом и отвезти мальчишку в их новый дом... - Что ж, я не против горячей ванны и ужина, - наконец проговорил он, улыбаясь своим мыслям, - но мы поедем на такси, - да, не так быстро, как на Флэш-экспрессе, но зачем спешить? Состоявшийся разговор требовал времени на окончательное осмысление и почему бы его не дать, что бы не тянуть все эти не веселые мысли в продолжение ночи?
[indent] Такси они поймали довольно быстро, и пока Барри устраивался на заднем сидении, Лен беседовал с водителем через приоткрытое окно его двери, называя нужный адрес так, что бы мальчишка не услышал, после чего присоединился к своему парню, с довольным видом заключая его в объятия и, совершенно не стесняясь присутствия постороннего, припадая к его губам. В голове возникла ассоциация с подростками, хотя, один из них уж точно подпадал пож это определение, а у Лена было слишком игривое настроение, что бы не воспользоваться моментом. И потом, чем не повод избавиться от ненужных мыслей и переключиться на более приятные, чего, собственно, и добивался Снарт, решив таким образом продемонстрировать Барри, что не считает его виноватым не в сложившейся ситуации, ни в тех, что были прежде. К тому же, про ванну и ужин не он первый начал, а тем более про "что угодно". И говорить об этом не имело смысла. Как там? Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать? Гениальная философия, особенно в отношении мальчишки, и Лен пользовался ей без зазрения совести, терзая губы Барри бесконечными поцелуями вплоть до того момента, как машина остановилась. Снарт не сразу это понял, но голос таксиста, сообщивший о том, что они приехали, доне до него эту мысль довольно доходчиво и внятно. Нехотя отстранившись от Барри, Снарт перегнулся через него, вглядываясь через стекло боковой двери в главный вход "Централ Сити Плаза". Достав из внутреннего кармана своего легкого пальто несколько купюр и сунув их водителю, Лен, наконец-то, повернулся к Барри, - Мне показалось не очень хорошей идеей возвращаться сегодня домой. Лизе полезно понервничать, а нам отдохнуть. Горячая ванна, едва в номер, мягкая постель, только ты и я, - он выдохнул это прямо на его губы, после чего, коротко поцеловав, выбрался из машины, дождался Барри и, крепко сжав его ладонь в своей, направился внутрь, незаметно кивнув в знак приветствия портье на входе.
[indent] Кстати, отличная ведь была идея - провести в отеле ночь, а может даже не одну. И почему он не рассматривал ее как вариант, вместо того, что бы переехать в дом Лизы? - Мистер Снарт! Рады Вас видеть, - вот почему. Едва они переступили порог отеля, администратор, очевидно новенький, увидев гостей, и без того редких в это время суток, тут же направился к ним. Лен тут же замер, развернувшись лицом к мальчишке, - Ты сказал, что я захочу? Есть одно желание - ни о чем не спрашивай. Хотя... есть еще одно. Отключи свой мобильник. Уверен, твои друзья сумеют обойтись без тебя в случае чего, - последнее он произнес почти скороговоркой, краем глаза отмечая, что работник отеля подошел к ним совсем близко, - Доброй ночи, мистер Снарт, - кинув слегка озадаченный и цепкий взгляд на Барри, парень вновь обратился к Лену, - Желаете снять ваш обычный номер? - Снарт оценил такое рвение скептически и немного раздраженно, надеясь, что Барри не станет слишком задумываться над смыслом услышанного, - Нет, я бы предпочел пентхаус, если он свободен, - справедливости ради стоило отметить, что и в обычном люксе им было бы гораздо комфортней, чем в доме Снартов, но раз уж Лен обещал "только ты и я", то можно было испытать удачу и нацелиться на весь этаж, что бы не волноваться о соседях. К счастью, он оказался свободен и как только ключ от него оказался в руках Лена, он не стал задерживаться внизу ни одной лишней секунды. Он не любил бывать здесь, стараясь избегать лишнего внимания и официоза, но привычка держать один номер за собой осталась у него еще с тех времен, когда он присматривался к будущим жертвам, изображая из себя обычного заезжего толстосума. Позже, когда владельцы отеля разорились и он был выставлен на торги за сущий бесценок, Лен приобрел его и, вложив некоторую сумму, смог вдохнуть в него жизнь. Что говорить - эта часть его вложений приносила самый стабильный и значимый доход, но афишировать это Лен не спешил, особенно перед постояльцами. Вот почему он уже давно не оставался здесь, но, не смотря на то, что официально отель принадлежал компании, записанной на троюродного брата внучатой племянницы его деда, работники знали, кто является его истинным владельцем и знали, как должно себя вести в случае появления хозяина. Все, кроме того, что их встретил, похоже, и потому сегодня их ждал такой бурный прием.
[indent] Впрочем, Лен легко наплевал на это. Не отложил решение возникшей проблемы на потом, а в самом деле наплевал. Уехав с рынка и начав новую жизнь, он был уверен, что этого будет достаточно, но, как оказалось и как показал сегодняшний вечер, не бывает достаточно внимания, когда речь идет о Барри и его "гениальных" решениях. И если сказанное этим вечером действительно было правдой, а ошибаться сразу оба они не могли, то хорошо им было лишь вдвоем, и пусть в более широком смысле они находились лишь на пути к этому, то почему бы не устроить отдых от всего, ото всех, от привычного хотя бы на одну ночь? К тому же, когда еще предоставится такая возможность? Лен даже вздохнул с сожалением, когда они поднялись на лифте на последний этаж и, открыв одну единственную дверь на нем, оказались внутри пентхауса, потому что с отелем в ближайшее время предстояло расстаться. Именно поэтому он не хотел посвящать мальчишку в подробности, хотя, его любопытство ощущалось, буквально, кожей, - Раньше я очень часто здесь останавливался. Нужно было для работы. Они считают меня очень выгодным постояльцем, - все же пояснил он, кидая ключ-карту на тумбочку в прихожей, а затем снимая пальто. Он сам усложнял себе жизнь этой ложью, а ведь мог этого избежать, выбрав другое место для их "выходного", но, справедливости ради, этот отель был лучшим в городе, а пентхаус и вовсе заслуживал оваций, и как уже выяснилось ранее, они с Барри заслуживали только лучшего, самого лучшего.
[indent] Притянув мальчишку к себе, Лен обнял его за пояс и улыбнулся, - Надеюсь, тебе здесь понравится. Только ты и я... так с чего начнем? С ужина или с ванны? Если только у тебя нет идей получше, - на самом деле, идеи были у самого Лена, но он не хотел лишать мальчишку шанса высказать и свои желания тоже. Впрочем, для этого у них впереди была целая ночь, - Наверное, я сориентируюсь в меню быстрее, а ты пока можешь осмотреться и организовать нам ванну. Горячую. Я сделаю заказ и сразу же к тебе присоединюсь, - спонтанность и скорость происходящего явно выходили за рамки, но если рядом с этим Снарт и научился чему-либо, так это тому, что промедление может быть крайне губительным для их отношений. К тому же, он все еще думал, что должен продемонстрировать Барри, на сколько ему важно его спокойствие и удовольствие, что бы уже окончательно выбить из его прекрасной буйной головы все те губительные мысли, что успели в ней возникнуть со времени переезда.

***

http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/280/937917.jpg
http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/280/606938.jpg
http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/280/729872.jpg
http://forumfiles.ru/uploads/0019/cc/0b/280/188945.jpg

+1

10

[indent] В такие моменты, как этот, ему до неприятного жжения под кожей хотелось что-то сделать для него. Что угодно, как он и сказал. Но с одним единственным условием, он сделает это сам. Так что не было ничего удивительного, что в голову парня, все еще чувствующего себя виноватым, лезли все эти многочисленные способы извлечения выгоды из его способностей. В конце концов, что еще он мог ему дать? Кроме себя самого и того, на что был способен он один в целом мире? Пусть Лен и не выбрал его исключительно за метачеловеческий «талант», как могла подумать Лиза. Было время когда и сам Барри ловил себя на мысли, что Снарт уделяет ему внимание исключительно из-за Флэша и пользы, которую он мог бы принести его делам. Но с этим утверждением абсолютно не вязалось то, что мужчина сделал, когда Барри своих сил лишился. Он был единственным, кто не дал ему распрощаться с собственной жизнью и даже подарил новую. Все еще непривычную, кажущуюся порой неуместной и незаслуженной. И все же, он был ему благодарен. Больше, чем кому-либо в своей жизни. Просто не знал, как иначе это показать.
[indent] Сейчас его хватало лишь на то, чтобы смотреть на этого мужчину своими большими глазами и соглашаться с теми поправками, что он ненавязчиво вносил в предложенный им сценарий. – Хорошо, - Такси? Как скажешь. Хоть где-то глубоко внутри и неприятно кольнуло от мысли, что Лен не хочет принимать его поступки. Его способности. Настолько, что ему проще было заплатить водителю, чем позволить Барри позаботиться о чем бы то ни было. Это только догадка. Странная и слегка волнующая. Но только слегка. Потому что он знал Снарта достаточно давно, чтобы понимать почему он не привык полагаться на кого бы то ни было. Даже если это близкий и любимый человек. И за это он его не винил. Ему самому следовало бы брать с него пример и начинать думать о жизни, как о своем собственном произведении, а не как о коллективном творчестве, в которое обязательно вовлечены друзья и семья. Достаточно одного единственного человека, что был рядом с ним. И Барри хотелось верить, что однажды он все же докажет Лену свою состоятельность. Время шло, а между ними ничего не менялось. Прежде он хотел соответствовать ему, будучи Флэшем, теперь же строил мечты о том, чтобы утвердиться в обычной жизни. Но, кажется, он понятия не имел к какому уровню ему придется стремиться.
[indent] Став Флэшем он перестал пользоваться такси за ненадобностью, а до этого позволял себе такую роскошь только если умудрялся опаздывать настолько, что ни одна из его изобретательных историй или широкая спина Джо не смогли бы защитить его от праведного гнева Сингха. Теперь же он ездил с комфортом с Леном всякий раз, когда тот считал нужным такие траты, оттого каждая утомительно долгая поездка казалась Барри настоящим приключением. Тем более, что ни одно из них не было похоже на предыдущее. Вот и на этот раз Лен поразил его настолько, что бедный парень успел покрыться густым румянцем, казалось, до самых кончиков волос, если такое было возможно. Ведь такси не передвигалось на автопилоте, в салоне был еще один человек, от существования которого Лен так настойчиво пытался его отвлечь. И надо сказать, у него неплохо получалось, хоть поначалу Барри и сопел, настороженно и слегка зажато, но к концу поездки так вошел во вкус, что едва не возмутился, стоило Лену оставить его без внимания. – Мы приехали? – как-то заторможено повторил он за водителем, а затем последовал примеру Лена и попытался рассмотреть улицу за окном автомобиля, - Куда… - хотел было он спросить, но затем увидел и огромную вывеску, чтобы этот вопрос отпал сам собой. Были и другие. Огромное множество самых разных вопросов, которые уже начали появляться в его голове, но он оказался настолько поражен, что не стал выдавать их вот так сразу. Неловко выпрыгнул из машины, продолжая осматриваться с неподдельным любопытством. Однако, объяснение происходящего оказалось довольно простым и прозаичным. Скрыться от всего мира за дверьми номера в отеле. И то как описал это Лен, просто не могло не подкупить, тут же наталкивая на правильные мысли и ощущения. – Звучит замечательно, но «Централ Сити Плаза»? Думал, здесь останавливаются только те, кому совсем некуда девать деньги, - а тем, чьи финансы всегда остаются под большим вопросом, и мечтать было нечего о том, чтобы оказаться хотя бы на столь близком расстоянии от подобного места. Не говоря уже о том, чтобы оставлять деньги, зарабатываемые честным трудом в течении неопределенного количества времени, за одну ночь в этом отеле. И на этом моменте стоило задуматься и поразиться тому, как сильно уже изменились принципы Барри к настоящему моменту, раз он не возмутился расточительству возлюбленного, а позволил Лену завести его внутрь. Очевидные последствия пагубного влияния Леонарда Снарта, но кажется он уже не спешил бросаться на него с праведными наставлениями.
[indent] Вместо этого мысли Барри тут же закрутились вокруг фамилии Снарта, которую здесь очевидно знали все и каждый и не вздрагивали в ужасе, торопясь вызвать копов. Что уже говорило о многом, если не обо всем и сразу. Поэтому он так легкомысленно кивнул на пожелание Лена и сразу же потянулся в карман за мобильником, чтобы отправить Циско предупредительную смс и в самом деле отключить его. Флэш берет выходной. Вот так просто. Хотя с учетом того, в каком шатком положении находилась их база, один вечер и ночь не казались таким уж кощунством по отношению к жителям этого города. В конце концов, мог он иногда предоставить шанс полиции проявить себя? Удивительно, что такие мысли наконец начали появляться в его непокорной голове. Должно быть прямо сейчас он слишком устал, вымотался эмоционально, чтобы продолжать делить мир вокруг исключительно на черное и белое.
[indent] К тому же, в голове по-прежнему крутилось это зудящее «мистер Снарт» и «обычный номер», о котором Барри нельзя было спрашивать, так что он как раз таки был сосредоточен на своих приоритетах, первое место в которых теперь занимал Лен и все, что было с ним связано. Отсюда и случившаяся катастрофа в доме Снартов из лучших побуждений. Теперь назревала новая дилемма, которую ему полагалось оставить при себе, чтобы угодить Лену. – Сомневаюсь, что здесь вообще попадаются невыгодные, - все же вырвалось у него, как только мужчина дал ему свое сомнительное объяснение. Хотя вдаваться в подробности «работы» Снарта Барри тоже не испытывал особого желания. Понимал, что не обрадуется тому, что услышит, потому изо всех сил старался принимать все как есть. Как Лен и попросил. И какое-то время у него вполне получалось.
[indent] Все вокруг поражало настолько, что Барри не успевал задумываться о деньгах и о том откуда они брались, а лишь вертел головой из стороны в сторону, как какой-то турист, посещающий главную достопримечательность города. И это при том, что этот конкретный «турист» успел оббегать Централ Сити от и до. Но здесь никогда не бывал. Не довелось. До этого момента. Ровно как и не довелось побывать в «обычном номере», который снимал Лен. И не то, чтобы убранство пентхауса поразило его не достаточно для того, чтобы не сожалеть об этом, и все же отключить собственные мысли точно так же, как и злосчастный мобильник, он не мог. По крайней мере, не до конца. Глядя на Лена он старался не выдавать своей обеспокоенности и по возможности расслабиться целиком и полностью. Ведь Лен сделал это все для него. «Для меня?». Вот это осознание настигло его так точно и так внезапно, что Барри едва не ринулся уточнять это у Снарта, чтобы расставить все по местам сразу. А ведь предполагалось, что остаток вечера будет посвящен только Леонарду, как пострадавшей стороне. В представлении Барри предполагалось именно так, но очевидно у Лена были свои представления на этот счет. Или в этом и заключалось его желание? Угодить Барри? Отвлечь настолько, чтобы ни одна мысль не смогла вернуть его в прошлое или хотя бы назад в дом Снартов. Знать наверняка он не мог, но с каждым мгновением все сильнее убеждался в том, что это правда.
[indent] - Хорошо, я… буду ждать, - от всего происходящего он оробел настолько, что говорил невпопад и смущался сверх меры. Так мало нужно было для того, чтобы вывести его из привычного равновесия. Хотя разве это мало? Один вид из любого из многочисленных окон от потолка до пола стоил всех восторженных вздохов, которые так и рвались наружу, пока Барри совершил небольшую «прогулку» в поисках ванной комнаты. Которая выглядела такой светлой и просторной, что с виду казалась больше любой из квартир, которые он когда-либо снимал самостоятельно. Этим и славился выбор Лена, изобилием свободного пространства и ни к чему не обязывающей лаконичностью. Ничего кричащего или бросающегося в глаза. Но при этом оставить без внимания хоть что-то было невозможно. Все это словно говорило Барри за мужчину, давало понять, что он выбирает для него только самое лучшее. Лучше, чем то, что обычно выбирал для себя самого. Вот почему не «обычный номер», и теперь эта догадка не волновала, а неимоверно грела душу.
[indent] С тем, чтобы набрать ванну горячей воды у него проблем не возникло. С тем, чтобы остаться без одежды тоже, хотя на мгновение он засомневался не нужно ли ему дождаться Лена. Но потом справедливо заключил, что будет совсем не прочь посмотреть на то, как он раздевается у него на глазах, и выпрыгнул из того, во что был одет едва ли не на сверхскорости, оставив на полу кучку разноцветной одежды. Синие джинсы, красная толстовка, кеды… интересно, что подумал о нем портье когда увидел его такого невзрачного рядом с Леонардом Снартом? Ответ напрашивался сам собой, но на удивление не вызвал у Барри столь жесткого неприятия. Да, наверняка его приняли за сомнительное развлечение состоятельного мужчины. Другое дело… водил ли он сюда когда-либо кого-то еще? Или это был первый раз и потому тот работник не сдержал любопытства? Вопросы снова и снова дергали за ниточки в его голове, потому Барри постарался отвлечься от них, приникнув к краю широкой ванны и завороженно наблюдая за ночным городом за стеклом, объятым яркими огнями разномастных подсветок. Красиво, ничего не скажешь. А он всегда пропускал это, оказываясь на вершине самых внушительных высоток в погоне за очередным преступником. Так заслуживал ли он чего-то хорошего, хоть иногда? Пусть и не в благодарность от спасенных им людей, но от того единственного человека, который оберегал его самого.

+1

11

[indent] Согласие. Большего от Барри и не требовалось. Хотя, именно в нем Лен почувствовал какое-то напряжение. Или растерянность. Порой он совершенно забывал о том, что они жили разными жизнями когда-то, что у каждого был свой мир и свои привычки. Снарту так сильно хотелось, что бы это было не так, что память услужливо исполняло его желание, пусть и не по настоящему. У Лена не было обостренного чувства справедливости или веры в судьбу. Он всегда считал, что человек сам должен добиваться всего в своей жизни и если у него ничего не выходит, значит, он не достоин чего-то большего, чего-то лучшего. Вера в это была сильна и существовала до сих пор, пока речь не заходила о Барри. По мнению Лена, мальчишка одним своим существованием в этом мире заслуживал всего, чего только сам пожелает. И только лучшего. Вот почему он никак не мог смириться с тем, что Барри выбрал его. Среди множества людей, которые могли сделать его счастливым, он полюбил того, кого должен был ненавидеть. Превратности судьбы. И пусть Лен в нее не верил, он принимал тот факт, что и с ним случилось подобное. Он никогда не представлял рядом с собой кого-то - кого-то близкого и желанного на столько, что бы эту близость допустить. И уж конечно он не думал, что этим человеком окажется юный герой, ведущий борьбу со всем, во что Снарт верил, ради чего жил. Долго жил, а потом его дорога пересеклась с Барри Алленом, его персональным чудом во плоти.
[indent] Осознанно или нет, Лену до сих пор хотелось показать, доказать, что Барри со своим выбором не ошибся. На словах такое не провернешь, но вот поступки с этой задачей отлично справлялись. Парень оказался способным полюбить такого, как Снарт, простив ему все его прошлые прегрешения, и уже за одно это Лен готов был облегчить его жизнь всем, чем только мог. Собственно, этим он и занимался, не считая эмоциональной составляющей временами, так зачем останавливаться на достигнутом? Снарту нужно было его согласие? На самом деле, нет, но с ним было как-то спокойней. Хотя бы немного. Лен и не надеялся, что мальчишка начнет петь дифирамбы окружающей обстановке или прыгать от радости. Случись такое, Снарт непременно испугался бы до усрачки. Его Барри никогда не понимал отношения Лена и был уверен, что лучшего заслуживают другие, но не он, так что притихший мальчишка, отправившийся в ванную, настороженности почти не вызвал, зато заставил испытать умиление и столько нежности, что Лену захотелось забыть об идее с ужином и просто пойти за ним следом. Но он остался.
[indent] Обычно, по возвращении домой вечерами, они ужинали дома. Лиза отказывалась готовить принципиально, так что в основном готовил Лен. Барри, учитывая его талант в кулинарии, этой обязанности был лишен, и когда Снарт задерживался, они просто заказывали еду на вынос. Тайскую или пиццу - ничего особенного. Однако сегодня был исключительный случай. Лен назвал бы его исключительно романтическим, если бы не печальное начало, хотя, все еще можно было исправить, если постараться. Начал он, вроде бы, не плохо, но теперь оставалось "оформить" продолжение. Заказ на поздний ужин Лен делал основательно, оговаривая все тонкости и нюансы, включая то, что еду нужно принести сразу же и сервировать столики в гостиной, а не в столовой, где было бы удобней, конечно, но не так атмосферно. Ничего сверхъестественного он выбирать не стал. Легкий салат, закуска из морепродуктов, лобстер с жаренными лимонами, фрукты на десерт и легкий рислинг, что бы все это запить. Конечно, со способностями Барри на спиртное можно было бы и не тратиться, но стоило подумать и о себе. День, не говоря уже о вечере, выдался тяжелым, так что, немного расслабиться не помешало бы. К слову, о расслаблении и атмосфере. Лен долго решал, стоит или не стоит, но все же добавил к заказу пожелание, что бы гостиную обставили зажженными свечами. Может, идея была не самой лучшей и не блистала оригинальностью, поскольку очень напоминала неудачную попытку отметить День Святого Валентина, после которой все пошло на перекосяк, но, может, именно поэтому она и была удачной - Барри уже был здесь, Лен тоже и этот был первый удобный случай побаловать себя и мальчишку и заменить неприятные воспоминания чем-то трогательным и милым. Он решил, что не будет об этом жалеть и медлить больше не стал.
[indent] Когда ему в голову пришла идея предать этой ночи более романтичное настроение, он и не предполагал, что для этого у него уже все есть. Он понял это, как только оказался на пороге ванной комнаты, и остановил свой взгляд на огромной лохани и торчащих из нее обнаженных плечах Барри. Комната подсвечивалась проникающим с улицы освещением, скрадывая полумраком все лишнее и выхватывая из темноты лишь саму ванну и небольшое пространство вокруг нее. За окном мерцали ночные огни большого города и на этом фоне четко просматривался контур сидящего в воде мальчишки. Разве не самое прекрасное зрелище на свете? Лен точно знал ответ, потому и залюбовался, медля с тем, что бы присоединиться к Барри, и он мог бы простоять так очень долго, если бы мальчишка его не увидел, - Заждался? - мог и не спрашивать, но уж очень хотелось услышать ответ.Он снял с себя джемпер, ботинки, не спеша расстегнул джинсы, выбрался из ботинок и лишь за тем разделся до конца, не отводя при этом взгляда от своего парня, - У нас есть около часа, так что можно не торопиться, - и, видимо, подтверждая это, Лен прошагал к ванне именно так, как сказал - не торопясь.
[indent] Забравшись в воду, он уселся позади Барри так, что бы мальчишка оказался между его ног, и обнял, прижимая того спиной к своей груди. Поцеловал в висок и перевел взгляд на огромное окно, - Уже успел оценить вид? - он всматривался в него несколько секунд, не больше, - Мне нравится, как наш город выглядит со стороны. Красивое зрелище, умиротворяющее, - если не знать, что скрывается за всеми этими огнями  и видимым величием.Однако вслух об этом Лен говорить не стал. Мальчишка и сам знал о Централ Сити достаточно, что бы не поддаваться напрасным иллюзиям. Портить момент неприятными подробностями было не обязательно. Можно было просто сидеть и наслаждаться покоем, тишиной и уединением, которым им так редко выпадали. Снарт предпочел бы провести ближайший час именно так или найти более действенный способ расслабиться, но были моменты, которые он просто не мог оставить без внимания. Он не назвал бы это напряжением в общепринятом смысле этого слова, скорее недосказанностью, витающей в воздухе и не дающей насладиться этой прекрасной ночью в полной мере. Ох уж эта недосказанность. Эта чертова недосказанность! В свое время она портила им не мало крови. Да что там, она чуть не сделала это снова не далее как этим вечером. И как бы не хотелось Лену абстрагироваться от своих ощущений, он не мог просто их проигнорировать.
[indent] - Не думай, что я придираюсь, малыш, но мне кажется, что ты немного растерялся, когда мы пришли сюда. Этому есть причина? Я могу ее узнать? - давить на мальчишку ему совсем не хотелось. Его интуиция в последнее время играла с ним в жестокие игры и подводила, как выяснилось совсем недавно. Лен для себя уже решил, что если Барри скажет, что все в порядке, он просто забудет об этом и заставит его забыть о том, о чем спрашивал, но по крайней мере так ему будет спокойней. По крайней мере так он будет знать, что не упустил из виду что-то важное, как в прошлый раз.

+1

12

[indent] Барри обернулся, и улыбка тронула его губы. На самом деле ждал он не настолько долго, чтобы успеть утомиться. Сидя во все еще горячей ванне, не в силах оторвать взгляда от буйства красок, то сливающихся в единый ясный поток, то играющий самыми разными огненными цветами. Но едва ли прекрасная панорама города могла конкурировать с тем, что он наблюдал здесь и сейчас, следя за каждый движением мужчины, пока тот избавлял самого себя от одежды. Казалось бы, с учетом того времени, что они успели провести вместе, подобным он должен был пресытиться и не загораться каждый раз, будто видел, как он раздевается впервые и понятия не имел, что именно окажется под одеждой. Напротив, знал каждый изгиб его тела и потому жаждал поскорее заполучить его во всей красе. Вот так странно он привыкал к нему, порой добавляя слишком много смысла даже в самые обыденные вещи. Или дело было в атмосфере сегодняшнего вечера, от которой никуда не деться?
[indent] Барри пытался абстрагироваться от места и крутить в голове заветное «только ты и я», произнесенное голосом любимого человека, но ощутить комфорт целиком и полностью не мог все равно. Не мог себе этого позволить. Лен мог. А Барри все еще слегка зажимался, пытаясь выдворить из собственных размышлений все то, что казалось лишними переживаниями. Потому что, когда речь шла именно о них, Барри попросту не знал меры. Особенно когда дело касалось действительно важных вещей его жизни. Все, что касалось Лена попадало в эту категорию автоматически. Хотя… переживать в его объятиях у него получалось гораздо хуже, это факт. Барри растаял почти сразу, заметно расслабился, прижимаясь к нему своим влажным телом и выдохнул с облегчением, кивком соглашаясь со словами мужчины и вновь бездумно прослеживая взглядом вереницы мерцающих огней. Вот так ему было хорошо, спокойно и привычно, словно он и не подозревал о том, как сильно нуждался в телесном контакте, пока был слишком занят выяснением отношений. Не то, чтобы он совсем не любил такие моменты, все же их пользу нельзя было не признавать, но гораздо больше ему нравилось просто проводить время вместе, без лишних слов.
[indent] И все же сейчас без них нельзя было обойтись тоже. Как бы Барри не пытался зарыть это поглубже в себя, правду от Лена не утаить. Он давно это понял, но все равно поступал по-своему, так и не научившись обсуждать все и сразу, как только это появилось в его голове. Никуда без работы над ошибками. – Ты привез меня в «Централ Сити Плаза», снял для нас ужасно дорогие апартаменты и еще спрашиваешь от чего я растерялся? – не удержавшись от усмешки, Барри чуть сместился в сторону, чтобы иметь возможность видеть лицо Лена, а за одно и демонстрировать то, что творилось на его собственном. Все та же растерянность вперемешку с воодушевлением, как будто сбылась его детская мечта. Хотя о подобном он не мог и мечтать. О чем и собирался сообщить своему мужчине, - Мне ведь не приходится останавливаться в таких местах по работе, - он не планировал возвращать ему его же слова, но они сорвались с языка сами собой, намереваясь выдать причину, о которой спрашивал Лен, быстрее, чем Барри соизволит подобрать правильные слова. Потому что дело было не в работе Лена и даже не в расточительстве. А в том, что он по-прежнему не мог привыкнуть к такой действительности, чтобы не испытывать этой внутренней борьбы со своими собственными противоречивыми чувствами.
[indent] - Ты же знаешь, что до встречи с тобой я не смог бы побывать ни в одном из мест, которые ты успел мне показать. В конце концов, сколько платят героям? – это тоже слова Леонарда Снарта, которые теперь вызывали лишь теплую улыбку и несмотря ни на что приятные воспоминания о днях минувших. Потому что уже тогда он цеплялся за него так отчаянно, хоть и неосознанно, что сейчас просто не мог не поражаться собственной несообразительности. – А теперь я и вовсе живу за твой счет целиком и полностью, - вот это коробило его достаточно ощутимо, чтобы волнение не пробилось в звучании его голоса. – И я благодарен тебе, правда. Но… к этому сложно привыкнуть. К тому, что ты все время отдаешь, а я все время принимаю, - об этом он говорил ему еще в парке. Что переживает, будто один только Лен старается изо всех сил на благо их воспрявших духом отношений. А Барри просто находится рядом и позволяет обеспечивать себя всем необходимым, баловать по поводу и без, отдавая взамен гораздо меньше. По крайней мере, он так себя чувствовал, хоть и понимал, что испытывает нечто неправильное. Ведь так быть не должно.
[indent] Обхватив своей ладонью предплечье Лена, он будто постарался сделать так, чтобы мужчина обнял его теснее, вместе с тем прижимаясь к нему как можно ближе и вместе с тем на мгновение просто утыкаясь в шею. Как делал всегда, когда искал своеобразного утешения у него на плече. - И в то же время, я рад, что… все понял. На этот раз действительно понял, Лен. Я предполагал, что этот вечер пройдет так, как ты захочешь. И ты захотел сделать все это для меня, - он будто специально делал небольшие паузы между словами, осторожно принимаясь за каждое из них. Подбирая их так, чтобы смысл оказался более чем очевиден, и его не нужно было додумывать самостоятельно. Ведь они договорились не утаивать ничего. Вот Барри и старался изо всех сил этого не делать. – Для нас с тобой, знаю. Я просто… порой ловлю себя на мысли, что ты балуешь меня сверх меры. Даже, когда абсолютно точно не должен этого делать, - Барри в самом деле считал так, потому что был уверен в том, что этим вечером точно не заслуживал такого подарка. - И это приятно. Очень приятно. Черт, это слишком приятно, - у него никак не получалось подобрать правильное определение степени того, насколько хорошо ему было здесь и сейчас. Но, кажется, таких слов попросту не существовало, потому что даже те, что он произнес едва ли выражали хотя бы часть того, что творилось у него внутри. Требовались дополнительные пояснения, - Настолько, что иногда меня гложет чувство вины из-за того, что я так этим наслаждаюсь, - «Привыкаю». К удобствам, к доступности финансовых средств, к беззаботной жизни, которую Лен устроил для него. И теперь Барри частенько пребывал в этом возбужденном состоянии, будто неожиданно пришло Рождество и настала его очередь открывать подарки. Вот только это Рождество случалось совсем не раз в год, и Барри был единственным посреди великого множества пестрых коробок с бантами.
[indent] - Я не хочу, чтобы ты переставал, - окончательно сдавшись и залившись алой краской едва ли не с головы до пят, Барри мысленно обрадовался тому, что из-за полумрака Лен не мог увидеть его румянец слишком отчетливо, и потому позволил себе это маленькое постыдное признание. Ведь он в самом деле превращался в избалованного мальчишку и ничего не мог с этим поделать. – Но я обязательно устроюсь куда-нибудь. В ближайшее время. Сам, - ему казалось, что это в самом деле нужно озвучить, чтобы Лен не кинулся мысленно перебирать варианты того, как бы он мог решить и эту проблему. Как решал любую проблему, о которой Барри имел неосторожность пожаловаться вслух.
[indent] - Кажется, я сегодня не могу остановиться, если начинаю говорить, - он усмехнулся и коротко коснулся губ Лена своими, будто так пытался заставить замолчать самого себя. Кстати, действенный способ. Был бы, если бы он продолжил начатое, а не подразнил и продолжил размышлять вслух, любуясь чертами лица своего мужчины. – Скажешь что-нибудь тоже? Какую-нибудь откровенность, чтобы я не чувствовал себя более… голым, чем уже есть, - это сравнение показалось самым подходящим из всех возможных, да и просьба должна была в самом деле помочь. Если конечно Лен не отшутится в свою очередь, а поможет ему перестать пылать от смущения, которое он старательно игнорировал все это время. – Ты делаешь все это потому что я не оставляю тебе другого выбора, или… тебе это тоже доставляет… удовольствие? – чем больше он говорил, тем глубже закапывал самого себя, под конец и вовсе смутившись пуще прежнего. Да уж, задал вопрос, чтобы уровнять положение, ничего не скажешь. Но мысли сами на это наткнулись. В памяти возникли слова мужчины о том, что оставшись без чувств к нему он заплатил за секс с ним не ради того, чтобы задеть, но чтобы в самом деле отплатить чем-то. Странно было думать сейчас о том моменте, но после их обсуждения не думать Барри просто не мог. И если тогда Лен сделал это на подсознательном уровне, так какова вероятность, что он продолжал делать это и сейчас?

Отредактировано Barry Allen (26 июня, 2020г. 00:23:05)

+1

13

[indent] Зря он ломал голову, пытаясь представить, что же могло стать причиной его ощущений, и поведения Барри, если они окажутся верными. Зря он корил себя за близорукость и невнимательность в отношении мальчишки, потому что это было совсем не так и он все еще был способен читать его эмоции и настроение. Может, чуть хуже, чем прежде, но все таки мог. И, наверное, ему самому стоило догадаться, что конкретно беспокоит парня, выросшего без родителей на попечении старого копа. Справедливости ради стоило отметить, что Джо Уэст делал все возможное и уж в любом случае гораздо больше, чем когда-то делал отец Лена, но это вовсе не значило, что этого было достаточно. Да, Лен был предвзят, не нужно было снова поднимать эту тему, так что ему оставалось лишь сожалеть и... улыбаться. Когда Снарту было столько же лет, сколько сейчас Барри, он уже состоялся, как человек и преступник. Конечно, он не был еще грозой Централ Сити, не был богат и не имел и десятой доли того, чем владел на данный момент, но он никогда не нуждался и мог позволить себе много. Правда, в то время его желания были непритязательны и скромны, но все же он точно знал о своих возможностях. Он жил ради себя и Лизы почти всю свою жизнь, а это вырабатывает определенные привычки, так что теперь, когда в его жизни появился еще один человек, Лен не видел смысла это менять.
[indent] Мнение Барри ему было знакомо и отчасти понятно. В той части, где парень признавал очевидное, Лен мог лишь улыбаться снисходительно и молча соглашаться. Но не более того. Почему кто-то должен испытывать чувство вины за то, что ему нравится жить красиво и достойно, он понять не мог и, наверное, уже никогда не поймет. Какой смысл в том, что бы перебиваться с хлеба на воду или типа того, в то время, как можно этого избежать. И, тем более, когда есть тот, кто готов тебе это дать практически безвозмездно. Практически, потому что Снарт тоже кое что получал в замен и для него это было гораздо важнее и ценнее, чем те деньги, что отлеживались на его счетах или в кирпичных стенах множества домов. Он считал их союз более чем выгодным для обоих сторон и не мог взять в толк, почему это должно кого-то не устраивать. То есть, понятно, что не устраивало это Барри, иначе бы эта тема не всплыла в разговоре, но хорошо уже то, что он признавал притягательность подобного образа жизни. На губах Лена вновь появилась улыбка и он принялся поглаживать ноги мальчишки под водой, пока тот заканчивал свои мысли.
[indent] Интересные мысли, надо заметить. Похоже, его мальчик, наконец-то, начинал взрослеть незаметно для Снарта, но пока не достаточно, что бы осознавать чужие поступки в полной мере. Лен тихо рассмеялся и поцеловал парня в горячую щеку, которая, буквально, обожгла губы. Эта его особенность поражало до сих пор и не давала утвердиться в мысли, что в комнате находятся два взрослых человека. Ведь Барри не сказал ничего такого, что могло вызвать смущение и стыд, но все таки вызывало и вряд ли это тоже самое, что вызвало смех Лена. Хотя... кто мог знать? - Да, я рад, что ты, наконец-то все понял, - он вздохнул и прижал его к себе покрепче, - Конечно, ты же взял меня измором и шантажем, так что, выбора и правда не было, - и как только такое могло прийти в его бедовую голову? - Неужели я похож на того, кто лишен выбора, малыш? Правда? - Лен чуть отклонил голову, пытаясь получше рассмотреть лицо парня, но почти сразу же вернулся на прежнее место, пытаясь сдержать очередной, рвущийся наружу, смешок, - Я очень рад, что тебе нравится то, что я для тебя делаю, Барри. Значит, я делаю все правильно. Не хотелось бы однажды узнать, что все мои старания и деньги, чего уж там, потрачены впустую, - он снова вздохнул и устроился удобнее, откидываясь на бортик, так и не разжав объятий, - На самом деле, кто и за кого платит, не имеет большого значения. Это важно только тем, кто ценит деньги больше отношений. Деньги, Барри, это всего лишь способ добиться власти, могущества, красивой жизни. Побаловать тебя. Почему нет? Не думаю, что ты сбежишь от меня, если я, вдруг, стану банкротом, мне даже почему-то кажется, что так ты бы любил меня еще больше, учитывая, откуда мои капиталы берут свое начало и чем на досуге занимаешься ты, поэтому... почему нет? Мне доставляет удовольствие проводить время в красивых местах с красивым мальчиком, нежиться в дорогущей ванной и смотреть на шикарный вид из окна и то, что ты никуда не сбегаешь и наслаждаешься всем этим вместе со мной.
[indent] Простой, казалось бы, ответ, который в полной мере объяснял все то, что чувствовал Лен по поводу своих поступков в отношении парня, - К тому же, в отличие от тебя, я уверен в том, что ты заслужил гораздо больше, чем тебе давали. И даже не спорь, потому что это будет бесполезно. Знаю, что сам ты так не думаешь, потому что очень любишь винить себя во всем и делать добро для кого угодно, но не для себя. Что ж, я это понимаю и принимаю. Так и ты прими то, что я такой и останусь таким, не зависимо от того, найдешь ты себе работу или нет. Ты очень способный, и я не имею ввиду Флэша, так что все зависит только от тебя и твоих желаний. Единственное, не хотелось бы, что бы работа на два фронта снова заставила тебя бывать дома лишь по ночам. В этом случае я бы предпочел содержать тебя до конца жизни, малыш, - Лен отклонился в сторону и чуть развернул Барри так, что бы его губы оказались в пределах досягаемости. Мягкий поцелуй и он пристально смотрит в его глаза, стараясь понять, на сколько понятно выразился, - И никогда, никогда не чувствуй вину за то, что тебе нравится и доставляет удовольствие, - он уже говорил ему подобное, правда, тогда речь шла о сексуальном удовольствии и том, что к этому приводит. Но, удовольствие есть удовольствие, так что подобная философия годилась в любом случае, - И если тебе так станет легче, то можешь считать, что такой стиль жизни идет в комплекте с твоим мужчиной. Хочешь изменить его - поменяй партнера, - Лен вроде бы сказал серьезно, но тут же расплылся в хитрой улыбке, прекрасно понимая, что для мальчишки это совсем не вариант. Они уже давно признали, что принимают друг друга такими, какие они есть и не должны меняться в угоду кому-то. Только если сами этого захотят.
[indent] Лен хотел. И уже изменил многое, но некоторые вещи он был готов оставить без изменений и извиняться за это не собирался. Ни перед кем и даже перед Барри. Тот факт, что то проникся поступками Снарта, грел душу неимоверно и подстегивал на новые "подвиги", хотя, пусть Барри и не знал об этом, Лен уже их совершал. И, как оказалось, очень хорошо, что не поставил его в известность о своей новой деятельности. Если уж этот разговор состоялся после того, как они оказались в номере отеля, всего лишь, не сложно представить, что было бу, узнай Барри о новом доме и Стар Лабс. Лен усмехнулся и, дотянувшись до губки, принялся мочить ее и водить по шее и плечам мальчишки, - Надеюсь, мы больше не станем говорить об этом, - он опустился ниже, переместившись на грудь и живот Барри, - Иначе я начну думать, что только деньги тебя и волнуют, - шутка, конечно, и это не нужно было объяснять, но как-то он должен был завершить эту тему, которая, определенно, не подходила для  ночи, которая их ждала. Настроение располагало к чему-то легкому, лирическому и красивому - понежиться в ванной еще немного, насладиться вкусной едой и вином, послушать спокойную расслабляющую музыку и заняться не торопливым сексом, не опасаясь быть услышанными или прерванными в любой момент. Мечта, как она есть, и прямо сейчас она могла стать потрясающей реальностью, из которой не захочется уходить.

+1

14

[indent] Наконец-то выговорившись и замолчав, Барри притих и замер, как только услышал ответ Лена. Подумал о самом плохом, разумеется, даже если для этого «плохого» не было абсолютно никаких предпосылок. По крайней мере, в настоящем. Все могло быть иначе, если бы они не переехали к Лизе. Барри мог бы вернуться в Старлабс на то время, пока лаборатория все еще оставалась в распоряжении команды Флэша. А Лен вернулся бы в дом Снартов один, и им бы пришлось потрудиться, чтобы выбирать удобное время и место для встреч. Вот только подобный вариант Барри даже не рассматривал. Тогда он четко и ясно произнес это «мы», давая понять, что будет жить где угодно, только вместе с ним. Вот что он подразумевал под этим своим «я не оставил тебе другого выбора». Ровно как было в прошлом, кажущимся теперь таким далеким. Лен так сильно любил его, что просто не видел других вариантов, кроме как подстраиваться под нужды Барри. Хотя, конечно, другие варианты были. Но о них нужно было говорить, а к этому они пришли только теперь. Но хорошо, что вообще пришли. И никто из них больше не довольствовался ошибочными догадками.
[indent] Из-за вопроса Барри заметно замялся, стараясь не смотреть Лену в глаза, как бы тот не пытался добиться желаемого. Глупая мысль, но ведь доля правды могла в ней оказаться. Чисто теоретически. Так что смущающая реакция мужчины прямо сейчас становилась таким бальзамом на душу, что Барри буквально радовался собственному румянцу. Пусть уж будет так, чем мучиться из-за непонимания и обиды, когда ошибочные догадки заходят слишком далеко. Он вздохнул с облегчением и не без наслаждения, улегся на грудь Лена, кожа к коже, несмотря на то, что вода все же скрадывала часть ощущений. Пожалуй, это было лучшей позой для восприятия информации. Потому что просто невозможно терзаться переживаниями, когда буквально лежишь, прижимаясь к горячему телу любимого человека. Который оказывается его страхов не разделял. Ну разумеется. Еще во времена противостояния Капитана Холода и Флэша Снарт грозился показать ему жизнь на темной стороне. Вряд ли конечно тогда он имел в виду дорогие апартаменты в лучшем отеле города и прочие финансовые затраты, которые Лен очевидно не воспринимал как нечто обременительное, но в общем и целом он свое слово сдержал. Не только показал, но и увлек за собой. Да так, что Барри уже не хотел возвращаться к прежним временам, когда его зарплаты в департаменте едва хватало на то, чтобы оплатить аренду маленькой квартирки и забить холодильник полуфабрикатами. Хотя тогда Барри не жаловался, но нервничал сейчас. Парадокс.
[indent] Вернее, прямо сейчас-то уже не нервничал. Чувствовал, как нутро обволакивает звучанием бархатного голоса Лена, и улыбался против воли, пока он рассказывал ему о том, что доставляет ему удовольствие. Значит, тем более все правильно. Барри хотел, чтобы этот вечер целиком и полностью принадлежал Лену, но понятия не имел, что должно было входить в его составляющие. Дом, горячая ванная, еда на вынос? Это все скорее из его представлений об идеальном вечере. Добавить сюда еще пару серий какого-нибудь новомодного сериала от Нетфликса и счастью Барри не было бы предела. Но Лен ценитель немного другого совместного времяпровождения, и порой ему стоило напоминать себе об этом. Потому что он в самом деле не собирался заставлять его меняться. Тем более ради него и его желаний. К тому же, узнавать желания возлюбленного было куда увлекательнее, чем пытаться завлечь его своими. Раз уж он не успел выяснить их все за столько-то времени.
[indent] В части про свое стремление найти работу, Барри едва сдержался, чтобы не напомнить о том, что «первый фронт» может в скором времени перестать существовать вовсе. Разве что Джо продолжит просить его поучаствовать в расследованиях, с которыми не справлялась полиция, или же Айрис в своих журналистских расследованиях наткнется на что-то стоящее вмешательства Флэша. Но для себя он уже понял, что скорее всего отойдет от дел, если команда распадется. Одному ему этот город не спасти. Он уже пробовал. Много раз. И ни один из них успехом не увенчался. Так что о нехватке времени на личную жизнь Лену переживать не следовало, но он все же улыбнулся, закатив глаза перед поцелуем, как бы говоря «Я не собираюсь наступать на те же грабли». Теперь-то выбирая между любимым человеком и работой, он никогда не станет сомневаться или раздумывать. Оно того не стоило. И только этот мужчина стоил любых усилий, признаний и чувств, продолжающих кипеть в нем каждую минуту.
[indent] Барри казалось, что он уже все понял и в дальнейших наставлениях не нуждается, и едва не выдал шуточное «Хорошо, папочка». Но вместо этого Лен добил его шуткой собственного сочинения, как только произнес последний довод в защиту расточительства и избытка удовольствий в его новой жизни. За что Барри легонько толкнул его локтем в бок, усмехнувшись, пока Лен не видел его лица целиком. – Я понял тебя, - согласный кивок должен был послужить более чем однозначным ответом на озвученные надежды мужчины. Он и сам не хотел когда-либо снова разводить подобные размышления вслух. Скорее он просто нуждался в том, чтобы услышать точку зрения Лена на этот счет и убедиться, что не готовится совершить ту же ошибку снова. Наполнить жизнь любимого человека собой настолько, что ему придется совершать самопожертвование, только чтобы Барри было хорошо. Но едва ли их нынешняя действительность подходила под такое описание. А все, что входило в планы Барри прямо сейчас, сделать ее еще менее похожей на подобный кошмар.
[indent] - Меня волнуешь только ты, - он опустил обе руки под воду, отыскав губку и ловко высвободив ее из пальцев мужчины. Ну или не совсем ловко. До приемчиков Лена ему наверняка еще как до луны и вероятнее всего он просто поддался его импульсу, но Барри все равно просиял своей маленькой победе. После чего взялся за борты ванной, чтобы привстать, а затем развернуться оказываясь сидящем на коленях между ног Лена, но при этом наслаждаясь лицезрением его прекрасного лица. Обсуждать переживания ему было куда легче как раз не глядя в эти проницательные глаза, но теперь когда со сложной частью вечера было покончено, прятаться больше не хотелось. Даже остатки румянца, все еще заметного на щеках и груди, его не смущали. Едва не позабыв о том, что вроде как отнял губку не ради игры, Барри перестал без зазрения совести любоваться чертами лица мужчины и опустив глаза и улыбнувшись принялся гладить его по рукам от самых плеч, в которые порой он с огромным удовольствием впивался собственными пальцами, не в силах сдерживать эмоции внутри, и заканчивая ладонями, которые было так приятно ощущать на собственном теле, чего бы они не касались. Потому он не удержался и приложил одну из них к своей все еще горячей щеке, прикрыв глаза на одно короткое мгновение.
[indent] - Порой мне кажется, что вся моя жизнь вела к тебе, даже когда я об этом и не подозревал, - и тут он не пытался чрезмерно романтизировать их прошлое просто ради красивых слов. Но теперь ему в самом деле казалось, будто у каждого их столкновения был потайной смысл. Просто он об этом не знал. Понятия не имел насколько сильно нуждался в нем. В человеке, который появится и разберется с многолетним бардаком царившим в его голове. И пусть неубранные уголки оставались и по сей день, похоже, только Лен мог придать им человеческий вид. – Подумать страшно где бы я был и о чем бы думал, если бы не ты. И твои поразительные способности управляться с тем, что я сам контролировать так и не научился, - не самое складное признание в светлых чувствах, но вряд ли Лен нуждался в чем-то более приземленном и традиционном. Хотя… это ему еще предстояло узнать. В чем именно он нуждался, а в чем нет.
[indent] - И сегодня… я впервые услышал, как ты говоришь о том, что любишь меня, кому-то еще, - напоминать об этом наверное не стоило, но тот момент казался в самом деле важным. И обесценивать его значимость не хотелось. – То есть… я и так это знал. Но теперь я кажется, понимаю почему ты переживал из-за того, что я никому не рассказывал о тебе. Мне, конечно, переживать об этом не приходилось, но… в тот момент. Это… я даже не могу подобрать слов насколько такая простая вещь меня поразила, - и он в самом деле не мог. Но глаза его горели таким энтузиазмом передать свои чувства возлюбленному во что бы то ни стало, что в конце концов, он просто подался вперед, роняя губку в воду и заключая его лицо в свои ладони прежде чем накинуться с «все объясняющим» поцелуем. Вот как сильно это его взбудоражило. Вот как много благодарности он испытывал прямо сейчас. Вот как непросто было находиться рядом с ним, таким прекрасным и обнаженным, идеально вписывающимся в обстановку вокруг, и бездействовать.
[indent] Потому отстранился Барри нескоро, явно увлекшись своими объяснениями сильнее, чем планировал. А когда все же сделал это, со слегка сбившимся дыханием выдал не менее веский аргумент, - Ну, что я тебе говорил о волнении? – и прямо сейчас ему казалось, что оно должно быть только таким. Волнение. Приятным и всепоглощающим. Таким, чтобы заглушить его можно было лишь одним единственным способом. Но прямо сейчас именно этот способ не слишком-то подходил ситуации. Вернее ситуации как раз подходил идеально, но затрагивал их планы на вечер. И Барри осекся, внезапно вспомнив об их наличии. Ведь не одной горячей ванной они собирались ограничиться. – Кажется, я… тороплю события, - очень своевременная фраза, с учетом того как давно они оба их поторопили, а затем растянули на неопределенный срок. Но слова уже слетели с языка, пока Барри спешно подбирал другие, улыбаясь против воли. – Это ведь похоже на свидание. Или это оно и есть? Ванна, ужин… - и то, к чему он едва не приступил раньше времени. Или как раз коротая оставшееся время. Если конечно оно еще оставалось. – Как думаешь, час уже прошел? Или мне можно продолжить целовать тебя? – сам бы он разумеется выбрал второй вариант. Если бы не знал, что в какой-нибудь момент обязательно разрушит всю романтику урчанием голодного желудка, напоминающего об отсутствии ужина и энергозатратности его недавней пробежки. И все же право выбора он оставлял за Леном.

+1

15

[indent] Должно быть, так бывает, когда ощущаешь себя так, будто достиг всего, чего только мог пожелать в своей жизни. Кто-то мечтает о несметном богатстве, кто-то о карьере и власти, которая позволит чувствовать себя полноценным и значимым. Лен был и тем и другим, прекрасно усвоив жизненные уроки, которые, все как один, твердили ему, что без всего этого невозможно вести полноценную жизнь, невозможно быть собой и делать то, что хочется тебе, а не кому-то другому. Он был в этом абсолютно уверен и потому, кроме денег и власти, а так же репутации, которая так же многое для него значила, его практически ни что не волновало. Семья, да, она у него было, но не зависимо от того, как он относился к Лизе, как заботился и оберегал ее, в какой-то момент они оказались на равных и его забота перестала быть нужной. Вырастая рядом со Снартом, девушка научилась заботиться о себе самостоятельно, так что в какой-то момент его жизни он понял, что ничего кроме работы и власти его не волнует. У них не было семейных выходных, походов в парк и прочей чепухи, которая обычно происходит между братом и сестрой в нормальных семьях. Вместо этого они могли вместе отправиться на дело, но не слишком часто, совершить ограбление и потом разделить наживу, оставаясь каждый при своем - при своих желаниях и своих приоритетах. Конечно, они по прежнему беспокоились друг о друге и заботились, как могли, но это были уже не те отношения, как прежде. Две разные жизни, которые иногда переплетались и смешивались, но на этом все.
[indent] И все же, в Лене осталась эта потребность делать чью-то жизнь лучше. Он понятия не имел, что она у него вообще была, но по всему выходило, что да, была, и еще какая. С сестрой он выкладывался на полную, но думал, что делает это потому что должен, потому что она единственный близкий ему человек, потому что она семья. От семьи не открещиваются, только если это не полоумный отец, для котрого собственные дети значат меньше, чем пустое место. Это было само собой разумеющимся, но забота о ком-то чужом, постороннем была для него в новинку и тем удивительнее было ощущать приятный теплый отклик каждый раз, когда он делал что-то и получал результат. Не всегда положительный, конечно, но иногда он был выше всяких похвал. Мальчишка был прав, тут есть от чего растеряться. Наверное, Лен бы и сам испытал нечто подобное, если бы только был на это способен и его уверенность в собственных действиях не была абсолютной. Когда он делал для Барри что-то, он никогда не сомневался. Когда вытащил его из тюрьмы, а затем из лап извращенца, когда привел к себе домой, когда повез на море и после, когда помог найти работу и не остаться без крыши над головой. Все это он сделал бы снова, предоставься ему шанс прожить тот период их жизни заново, и, наверное, он бы не стал менять и те плохие вещи, что с ними случились, потому что только благодаря им, пережив их все, они смогли оказаться в этом моменте, где он снова мог заставлять его краснеть, не делая, по сути, ничего сверхъестественного. Просто забота, просто желание увидеть улыбку на его губах и этот блеск в глазах, который будто в душу проникает и, подобно крошечной искре, разжигает в ней настоящее пламя.
[indent] Как он мог жалеть о чем-то, тем более о деньгах? Как мог сравнивать по значимости бездушные бумажки и его прикосновения, от которых не хотелось избавляться даже на миг. Как он мог думать о чем-то не существенном, когда прямо сейчас все, что ему было нужно, когда-либо было нужно, находилось прямо перед ним и болтало о глупостях. Снова. На один короткий миг он и правда подумал, что Барри, наконец-то, понял его мотивы, смог уловить суть того, что было, почему Лена так задевало не желание мальчишки раскрывать их отношения. О, это было бы идеально. Но чуда не случилось. Разочарования это, конечно, не вызвало, даже позабавило, что парень считает его на столько романтичным и трогательным, поддающимся своим эмоциям больше, чем простой логике и рассуждениям. А ведь все в самом деле было до банальности просто - Снарт всего лишь хотел, что бы Барри признал их отношения. Просто признал. Потому что, когда делаешь это, то не испытываешь сомнений, вины или чего-то подобного, а значит и не видишь смысла таиться. Зачем, если тебя все устраивает и ты всем доволен? Тем не менее, озвучивать свое мнение на этот счет Лен не стал. Не решился испортить то, что говорил Барри и как это говорил. И что делал.
[indent] Вслед за прикосновениями и многозначительными взглядами последовал поцелуй и все это стало уже не важно. Почему Лен этого хотел, зачем настаивал, как переживал это... он пережил, они пережили, и больше к этому не вернутся. Вот что сейчас было самым важным. Он обнял Барри, скользя ладонями по его влажной спине и отвечая на поцелуй, стараясь не распаляться слишком сильно, хотя, конечно, это было не возможно. Он не мог оставаться хладнокровным рядом с ним, не мог отвечать за свою выдержку и терпение, не смотря на то, что сейчас очень этого хотел. Хотел продлить эту прелюдию как можно дольше, что бы после насладиться долгожданным продолжением. В конце концов, сегодня им действительно некуда было спешить, - Свидание? - это слово сейчас прозвучало довольно странно и заставило Лена не мало удивиться. Не само слово, конечно, но его смысл, который постепенно обрастал значением в его голове. Почему мальчишка заговорил об этом? Потому что этого хотел? Конечно, он хотел. Вот только у них никогда не было ничего подобного и Лен с трудом представлял, как может выглядеть их свидание. И все же, зарубку на этот счет он для себя сделал, а заодно и расплылся в игривой улыбке, - Это всего лишь ванна и едва, малыш. Уверен, для свидание можно придумать что-то более оригинальное, - он правда в это верил, но прямо сейчас не хотел тратить время на размышления о том, что могло бы быть и состоится не сегодня.
[indent] - Я совсем не против твоих поцелуев, - он провел влажной ладонью по волосам Барри и переместился к его щеке, все еще горячей и раскрасневшейся, - но, думаю, они могут немного подождать, ведь одними поцелуями сыт не будешь, - Лен бы, конечно, мог поспорить с собственным утверждением или напомнить о белковом меню, но... но, не стоило торопить события, как справедливо заметил Барри, ведь этой ночью можно насладиться не только тем, чем они и без того занимались каждую ночь. Хотелось неспешности, размеренности и покоя. Их так не хватало в их жизни, что хоть один раз он могли позволить себе никуда не торопиться. Так что, медлить Лен не стал, дабы не оставлять себе шанс на то, что бы передумать, выбрался из ванной, обтерся полотенцем, после чего облачился в белый махровый халат и, дождавшись мальчишку, вместе с ним пошел в гостиную, обнимая его сзади, что бы быть рядом, но позволить первому увидеть то, что их ожидало за ужином. Лен надеялся, что уже ожидало, наче бы вышло неловко и немного странно.
[indent] К счастью, беспокоиться было не о чем и комната выглядела именно так, как он предполагал. Полумрак, возникший без электрического освещения, обильно разбавляли свечи, зажженные, кажется, по всему периметру комнаты и вне его, создавая какой-то непонятный узор из подрагивающего пламени и теней, что они создавали. Из колонок стерео-системы доносилась приятная тихая музыка - Лен понятия не имел, что за радиостанция играла, но музыка ему нравилась. На столиках возле двух диванов между всеми теми блюдами, что он заказал так же стояло несколько свечей, яркими бликами мерцая в отражении серебряных подносов и тарелок. Снарт остановил свой взгляд на бутылке с вином, - Знаю, что с  твоими способностями алкоголь тебе без надобности, но я, к счастью, ими не обладаю. Надеюсь, ты не против и не откажешься выпить со мной за компанию. Пить в одиночестве плохая привычка, - он усмехнулся и тут же поцеловал Барри в шею за мочкой уха, - Видишь, деньги бывают полезны. С ними можно устроить себе праздник просто потому, что хочется.

+1

16

[indent] Более оригинальное? Барри усмехнулся, но не стал и пытаться представить, что в понимании Лена являлось чем-то более оригинальным, если ночь в лучших апартаментах этого города казалась ему самой что ни на есть обыденностью. Но с другой стороны, ему хотелось узнать. Увидеть своего мужчину в непривычной обстановке, почти как сейчас, но только непривычной для них обоих. Какой бы она не была. Если когда-нибудь этого захочется им обоим. Не то, чтобы Барри сожалел, что у них все складывалось не так как у нормальных пар. У них было лучше. Без притворства и попыток казаться другими, чтобы партнер никуда не делся и успел привыкнуть до того, как правда обнаружится. Они, как раз наоборот, почти сразу показали друг другу не самые положительные свои стороны, а теперь принимали и их с не меньшей, а то и большей любовью.
[indent] Барри не мог не согласиться с тем, что ужин был очень кстати даже если все внутри него дрожало от голода совсем иного характера. А не мог, потому что с Леном спорить не хотелось, да и преуменьшать значение устроенного им вечера тоже. Он ведь привел его сюда не ради секса. Вернее, не только ради него, потому что вне зависимости от того, где все-таки прошел бы этот вечер, Барри не сомневался в том, как именно он бы закончился. И закончится. После ужина или вовремя. Бурная фантазия подкидывала самые разные варианты, особенно когда обнаженное влажное тело его мужчины ничем не прикрытое и такое притягательное вновь предстало перед его жадным взором. И Барри даже не постеснялся пялиться так откровенно. Перестал стесняться с какого-то неопределенного момента, наконец сообразив, что он тот единственный человек, которому можно пожирать Лена взглядом. И даже нужно. Сам же он выпрыгнул из ванны так быстро, словно боялся, что возлюбленный успеет что-то рассмотреть. На самом же деле просто торопился поспеть за ним, закутывая в халат свое все еще влажное тело, потому что не слишком усердствовал проходясь по нему полотенцем.
[indent] О том, что Лен не просто так шел позади него, Барри не задумывался. Ему было достаточно того, что можно было снова прижиматься к нему спиной, ощущая себя как никогда защищенным и окруженным любовью и заботой. Не то, чтобы обычно он этого не чувствовал, но в такие моменты ощущения обострялись до предела, переполняя нутро теплом. И Барри был так сфокусирован на этом, что не сразу заметил, куда они пришли и на что теперь смотрели его глаза. В гостиной Барри успел побыть всего несколько минут, потому едва ли запомнил что-то кроме огромных окон и избытка пространства, которое хотелось заполнить разговорами по душам, объятиями, поцелуями и протяжными стонами. Но прямо сейчас его ожидала не менее, а то и более вдохновляющая картинка. Мигом возродившая давние воспоминания из их первой попытки насладиться прелестью совместной жизни.
[indent] Тогда у них едва ли это получилось, учитывая то, как плачевно и быстро идиллия превратилась в ночной кошмар. День святого Валентина обернулся крахом, заставившим Барри пожалеть о многом. В тот вечер, в ту ночь и на следующее утро. После которого он был уверен, на этом с романтикой они распрощались навсегда. Лен и без того, не выглядел как человек, который готов поддерживать все эти сопливые традиции парочек, что не проводят и свободной минуты без того, чтобы вылизывать друг другу рты. И все же тогда именно он собирался подарить ему столько романтики, сколько с Барри не случалось и за всю его недолгую жизнь. А взамен не получил ничего кроме испорченного вечера и извинений, подливших масло в огонь полыхающих надежд. Взгляд зеленых глаз стекленел глядя на вереницы танцующих петелек огоньков, потому что Лен сделал это снова. Ровно как он и сказал. Устроил праздник, не потому что на календаре значилась какая-то особая дата, а потому что ему этого хотелось. После всего, что было, он все равно хотел совершать для него романтические поступки. И Барри просто не мог справиться с собственными чувствами, пока сердце предостерегающе колотилось о грудную клетку.
[indent] - Ты… хотел праздника? – на самом деле он спрашивал не об этом, но слова уже слетели с губ, трепещущие словно в такт дрожащему сиянию завораживающих свечей. «Ты все еще хотел этого после того, что я сделал?». Нет, тоже не то. «Ты простил меня?». Уже ближе к истине. Хоть тогда они и постарались все прояснить и примириться, это вовсе не означало, что Лен был обязан отпустить это и со спокойной душой жить дальше. Осадок должен был остаться. Но, кажется, теперь он прошел? Барри все еще не мог поверить своим глазам и оттого мотал головой из стороны в сторону, будто не мог согласиться с самим собой, приложив одну ладонь к собственным губам. Боялся издать какой-нибудь звук непроизвольно, из-за одолевающих его эмоций, сдерживать которые было не так-то просто. Совсем не просто. И в конце концов это стало слишком очевидно. Отчего что-то похожее на сдавленный крик, все же прорвалось наружу, после которого Барри едва не сбил с ног своего возлюбленного, заключая его в такие крепкие объятия, какие он только мог ему устроить в массивных махровых халатах, что скрадывали часть ощущений. – Спасибо, - он прошептал это возле мочки его уха, загнанно выдохнув на его шею и пережидая внезапный прилив столь бурных эмоций. «Спасибо, что дал мне еще один шанс». Что позволил увидеть все это и ощутить как сладко в груди сжимается сердце. Губы уткнулись в теплую шею и Барри замер так, обездвижив их обоих на какое-то время, потому что просто не мог прийти в себя. А когда все же успокоился хоть немного, отстранился гораздо смелее, гладя на Лена своими влажными глазами со счастливой улыбкой на губах.
[indent] - Это лучше любого даже самого оригинального свидания. Это… ты просто… - слова не желали выстраиваться в нужном порядке, заканчивая беглые мысли, что стремглав неслись в его голове. И Барри оставалось лишь заполошно хватать ртом воздух и усмехаться собственной внезапной немоте. Вот уж что случалось с ним крайне редко. – Не можешь жить без красивых жестов, да? – эффектных появлений, значительных поступков и неизгладимого впечатления. О какой бы части его жизни не шла бы речь. Таков он, мужчина, в которого Барри по-прежнему был по уши влюблен. Как будто обнаружил это в себе только вчера и потому светился так неистово, стараясь отдать как можно больше того, что мог. Себя самого. – Думаю, это тоже идет в комплекте с моим мужчиной и… я ни за что от него не откажусь, - Барри вновь приблизился к нему, но теперь обнимал мягко, почти невесомо, целуя кончик его носа, скулы, а затем и губы. Так же легко, не позволяя себе самому углубиться и вновь забыться в ощущениях вместо того, чтобы дать им обоим в полной мере насладиться этим особенным вечером.
[indent] - Думаешь, когда-нибудь останешься без моей компании? – вопрос, на который мог быть только один правильный ответ. Но Барри не стал его дожидаться. Только расплылся в довольной улыбке, заглянув в глаза напротив, и наконец проявил больше внимания ко всему, что было вокруг. Ведь это не один лишь красивый фон, который должен был натолкнуть на прежние воспоминания и заменить их собой. Это их вечер. Прекрасный во всех отношениях и, как оказалось, даже волнительный в некоторых из них. Опустив ладони к рукам Лена Барри бережно заключил их в свои и провел его к одному из диванов, перед которыми ожидал их ужин, который по скромному мнению Аллена более чем справедливо было назвать роскошным. Чего стоила одна подача не говоря о самих блюдах, которые помимо обильного слюновыделения вызвали еще и не мало вопросов, которые Барри не мог не задать.
[indent] Вернее, мог бы конечно подождать, пока Лен начнет трапезничать и просто повторить все за ним в точности, дабы скрыть недостаток знаний в отношении лобстер, с которым Барри понятия не имел, как именно принято справляться. Но непонимание должно быть уже отразилось на его изумленном лице, так что он не видел смысла в том, чтобы притворяться, культивируя внутри щекочущее волнение. Ни к чему оно сейчас. Да и в конце концов, это ведь не первое свидание, чтобы переживать из-за манер, которые не придутся по вкусу потенциальному партнеру. Ему-то как раз переживать было не о чем. Но Барри все же подавил нервный смешок, переводя заинтересованный взгляд с внушительных размеров ракообразного на Лена. – Пожалуйста, только не смейся надо мной, - заранее предупредил Барри, сам же напротив едва удерживаясь от того, чтобы разразиться более громким эмоциональным всплеском. – Но я слабо представляю как это нужно… есть, - более забавной ситуации прямо сейчас вообразить себе он уже не мог, и лишь выжидающе смотрел на Лена, пытаясь считать его реакцию и уловить если в ней вдруг проскользнет такое же веселье. Не для того, чтобы обвинить его в нарушении обещания, которое он самолично предварительно с него и взял. А для того, чтобы наконец расслабиться, не получив в ответ неодобрения или какого-либо напряжения, которое могло бы слегка подпортить такой прекрасный вечер. Вот уж чего ему бы совсем не хотелось.

+1

17

[indent] Он и сам не знал, чего хотел, пока все разрозненные кусочки одной мозаики не сошлись в общую, довольно привлекательную, картину. Праздник? Если Барри хотел называть это так, то почему бы и нет? В конце концов, им было что праздновать. Они оставили все разногласия позади или, по крайней мере, большую их часть. Никто из них не собирался убегать, уходить, лишаться чувств и так далее. Жизнь их была довольно размеренной и спокойной даже в той ее части, где обитал Флэш, и будущее рисовалось столь же уютным и тихим. Да, этого определенно стоило того, что бы отпраздновать и, не смотря на то, что изначально Лен об этом не подумал и от того его план носил совершенно иной характер, он готов был согласиться и сознаться, что именно таким было его желание. Устроить праздник и услышать от Барри... спасибо? Вот это было несколько неожиданно, как и предшествующая этому реакция мальчишки. Снарт даже растерялся немного, но все таки обнял Барри так крепко, как только смог, едва устояв на ногах, а потом широко улыбнулся. Порой он совершенно забывал о том, что его герой в сущности совсем еще ребенок. Однако в подобные моменты это казалось таким явным, что вызывало умиление, желание потрепать по волосам и усадить к себе на колени. прочем, последнее немного выбивалось из "детских" забав, так что Лен тут же оставил сравнения.
[indent] - Не могу жить без тебя, а красивые жесты это... всего лишь жесты, - спокойно ответил он, улыбнувшись тому, как Барри использовал его же слова, а затем просто поддался россыпи поцелуев, что ощутил на своем лице и губах. Они говори куда больше любых слов благодарности. Они и ярко-зеленые глаза мальчишки, цвет которых был заметен даже при таком освещении, как будто свечи горели не только в комнате, но и на дне его зрачков. Пока длился поцелуй этого, конечно, не было заметно, но потом... - Думаю, что я был без твоей компании достаточно, что бы этого не хотеть, - витиевато ответил Лен, обнимая парня за пояс и ненавязчиво поглаживая его по бокам. Что еще он мог ответить? Начать философствовать, что не все и не всегда зависит от них, а с любовью Барри к игре в героя он рискует своей жизнью в разы больше, чем тот же Снарт или любой другой в этом городе. Не приятная, но правда. Реальность, в которой они оба жили. Тем не менее, говорить об этом Лен, конечно, не стал. И не только потому, что не хотел портить потрясающий вечер, но еще и потому, что вряд ли Барри имел ввиду мысли Лена. Скорее, его желания, а в этом случае все было более, чем очевидно - нет, он не думал, не хотел и никогда бы не допустил, что бы мальчишка ушел из его жизни. Больше нет.
[indent] Крепко сжав ладонь Барри своей, Снарт пошел за ним следом к дивану, как будто не он, а мальчишка устроил этот вечер, а Лен всего лишь был приглашенным гостем. Приятное заблуждение, которое, впрочем, рассеялось сразу, как только они уселись на мягкое сидение. И, не смотря на просьбу Барри, Лен все таки рассмеялся, хотя, скорее не над его словами, а на выражением его лица, которое у него при этом было, - Мне иногда кажется, что ты вообще не из этого мира, - улыбнувшись, произнес Лен, предлагая парню большую тканную салфетку, а затем расстилая такую же у себя на коленях, - Но тут, пожалуй, нет ничего смешного и удивительного. Подобное блюдо достойно лишь особых случаев и не всем по карману, но оно того стоит, - панцирь рака уже был надрезан в нужных местах, но не разделан до конца, что внешне оставляло его целым, - Можешь пока налить нам вина. С этим ты точно справишься, - его улыбка стала ласковой, но Лен тут же отвлекся, принявшись раздвигать толстую оболочку их предстоящего ужина, являя взору мягкое содержимое, сочащееся от обилия сока, - Обычно его едят при помощи специальной вилки, - которая, к слову, лежала здесь же, но совершенно игнорировалась Снартом, - но мы ведь не в ресторане и потом, ты ведь не будешь против... - разрезав мясо на несколько кусочков, Лен выдавил на него сок из двух половинок жареного лимона и, подцепив один прямо пальцами, поднес к губам Барри, - Думаю, так будет вкуснее, - он игриво приподнял бровь, наблюдая за тем, как еда исчезает во рту мальчишки, а затем сам попробовал немного, после чего тщательно облизал пальцы, с которых стекал сок лобстера вперемешку с лимоном.
[indent] Кажется, таким образом они еще не проводили свое свободное время, а если и проводили, то уж точно не с тем настроением, что было у Лена. На душе было как никогда спокойно, умиротворенно, не смотря на то, с чего началось это "свидание". Нечто подобное он уже чувствовал однажды, но тогда его старания променяли на долг героя, теперь же никто и ничто не могло помешать им и мысли в голове были куда более приятными, чем в ту ночь. Вспоминать не хотелось. Собственные поступки тогда Снарту казались глупыми и бессмысленными, так что он был рад тому, что сегодняшняя обстановка была неким напоминанием о том, что он уже пытался сделать. Для него. Лен взял бокал вина и легонько стукнул им по бокалу Барри, - За то, что бы нам не нужен был повод устраивать себе такие праздники, - он смотрел на мальчишку, не отрываясь даже тогда, когда делал глоток вина, потом еще один и следующий. Подумать только, он собирался помириться с Лизой и только потому, что она его сестра и для него это может быть важно. Определенно, их отношения прогрессировали на глазах и было совсем не важно, что из затеи Барри ничего не вышло. Зато затея Лена была, вроде как, очень даже удачной. Отставив в сторону бокал с вином, Снарт забрал поднос с лобстером и, усевшись ближе к мальчишке, устроил его у себя на коленях и снова принялся кормить Барри, не забывая при этом и о себе, - Признайся, это гораздо вкуснее, чем еда на вынос или пицца, - он облизал влажные от сока губы и задумался, - а еще, говорят, что морепродукты благотворно влияют на потенцию. В моем возрасте такое точно полезно.

+1

18

[indent] Барри и сам так думал иногда, потому в ответ на слова Лена лишь улыбнулся еще шире и пожал плечами. Порой, когда реальность загоняла его в тупик, а все кого он знал, казалось, не могли понять того, что испытывал Флэш на своей шкуре, он тоже начинал думать, что не принадлежит этому миру. Оберегает его, старается по крайней мере, но как будто сосуществует параллельно с ним. Потому что не нужно пристально изучать жизнь самого быстрого человека на Земле, чтобы понять, что она лишь очень отдаленно напоминала будни любого другого парня его возраста, живущего в этом городе. Или в любом другом. Но Лен разумеется имел в виду не совсем это, а все равно попал в точку. Ровно как и всегда. Ну или почти всегда.
[indent] Продолжение же слов мужчины показалось Барри своеобразной прелюдией к долгой и длинной лекции о том, как состоятельные люди в приличном обществе позволяют себе подобную роскошь на ужин. По крайней мере так ему показалось, и оттого он со спокойной душой взялся за свое дело, постаравшись разлить по бокалам едва ли не в точности одинаковое количество напитка. В воздухе сразу появилась терпкая примесь характерного винного аромата, но комментировать это в слух Барри не стал, хоть и вздохнул с удовольствием, возвращая бутылку туда, где она стояла. Ни к чему демонстрировать Лену, что и сомелье из него такой же, как и дегустатор дорогих омаров. Да и совсем скоро Барри стало не до того. Ведь он умудрился почти пропустить все самое интересное. Слишком просто у Лена получилось извлечь съедобное из панциря, настолько, что поверить в то, что он видел все, у Барри никак не получалось. «Это потому, что он делает это не в первый раз. Ты бы так не смог», справедливо заключил парень и продолжил с неподдельным любопытством наблюдать за действиями своего любовника.
[indent] Лен вроде бы выразился однозначно. Лобстера едят с помощью специальной вилки, но им пользоваться ей совершенно не обязательно. Но Барри до последнего мучился вопросом, «Как же мы тогда будем это есть?». А самое главное, что ответ он прекрасно знал, потому что не так давно сам воспользовался подобной возможностью и кормил Лена завтраком руками, даже не спрашивая как это понравится его возлюбленному. Но помнится Лен тогда нисколько не возмущался. Барри не стал возмущаться тоже, напротив, с готовностью открыв рот и получив и деликатес, и ответ на свой глупый вопрос. Рот мгновенно наполнился непривычным вкусом, и Барри принялся жевать усерднее, чтобы поскорее как следует распробовать. Легкий стон стал неожиданностью даже для него самого, и похоже посвящался не столько лобстеру, сколько той картине, за которой он наблюдал. Хотя, тогда получается, что все-таки лобстеру, но тому, что исчез между губ мужчины так, что Барри едва не позабыл о еде, вновь возвращаясь к тому от чего вроде как ушел. Решил же не думать о сексе до ужина. Но на счет того, что он будет сдерживаться и во время он не лгал даже самому себе.
[indent] - И за то, чтобы мы могли устраивать их когда захотим, - подняв бокал в след за мужчиной, Барри не смог не внести свой вклад, дополняя прекрасные слова Лена и акцентируя внимание именно на возможностях, которые не всегда сопутствовали его негласной должности хранителя порядка в этом городе. Плюсом ко всему его пожелание немного противоречило мыслям о том, чтобы найти еще и работу, за которую платят. Но об этом Барри решил не задумываться. Хотя бы не сейчас. Когда все было так хорошо, что можно было представить какое угодно идеальное будущее и поверить в его осуществимость. На одну ночь. Разве они оба не заслуживали лучшего? Вино прекрасным образом дополнило безумие вкуса, что творилось у него во рту, и на этом Барри мысленно заключил, что заслуживали. Лен так уж точно. А размышляя о них как о едином целом, его даже не смущало, что он желал себе того же с полупьяной улыбкой на губах, словно обычный алкоголь все еще мог на него действовать.
[indent] От новой порции огромного краба Барри не отказался. Потому что понравилась первая. И потому что Лен кормил его, и на фоне этой мысли то, чем именно кормил, было не так важно. Но, конечно, это было вкуснее пиццы или еды на вынос. Даже вкуснее любимой картошечки фри. А это многого стоило по меркам гурмана Барри Аллена! – Шутишь? Конечно, вкуснее. Как такое вообще можно сравнивать? – искреннее непонимание отразилось на его лице, очевидно от того, что вкус лобстера теперь ассоциировался у Барри с этим пентхаус и длинными пальцами Лена, которые ему так хотелось задержать и пройтись по ним языком, чтобы собрать весь сок до последней капли. Вот почему хрустящие картофелинки безбожно проигрывали в этой нелегкой битве. Но аргумент Лена, как и всегда, оказался в разы серьезнее, хоть и вызвал у Барри легкую усмешку, а не бурные размышления.
[indent] - У тебя нет проблем с потенцией, - безапелляционно заявил Барри с таким видом, будто это его самого только что уличили в чем-то подобном. А смысл вкладывал такой, что и не будет никогда у его возлюбленного этих проблем. Потому что они живут в несуществующем мире, в котором вообще нет никаких проблем. Жаль только, что этот мир существовал исключительно в голове Барри, а Лен лишь иногда видел его, когда Аллена прорывало на подобные наивные изречения. Но зацепившись за эту мысль он уже не смог остановиться. Смотрел на Лена и уже представлял, как тот усмехается и начинает читать ему нотации об их разнице в возрасте и о нереальных представлениях Барри об этой жизни, в очередной раз. Так что действовать нужно было решительно. Что он и сделал.
[indent] - И никогда не будет, - продолжил гнуть свою линию наивный «пришелец», все же совершив задуманное и поймав ладонь Лена, пока он не успел избавиться от лишнего сока с пальцев самостоятельно. – Ведь у тебя есть я, - вот этот аргумент казался ему самым что ни на есть весомым, после чего он глядя в зелено-голубые глаза прошелся кончиком языка от подушечки до самого основания пойманного указательного пальца. Безымянный вскоре постигла та же участь, после чего Барри прихватил их оба губами, а затем принялся погружать глубже, все так же не отводя взгляда от глаз Лена. Чего он добивался? Уж точно не уверования Лена в его чудодейственные способности, о которых он и не подозревал, но сбить с толку он определенно мог. Избавить их обоих от мыслей о будущем, которое однажды их настигнет. Какая разница, что и как в нем будет, если буквально этим вечером они все еще копались в прошлом? И, кажется, продолжали копаться прямо сейчас.
[indent] Все это время музыку Барри замечал лишь как ненавязчивый фоновый шум, который помогал создавать чудесную атмосферу этого вечера, но когда зазвучало кое-что более чем знакомое, он наконец уделил ей больше внимания и даже замер на мгновение, вслушиваясь в слова, которые и так знал наизусть. Хотя, пожалуй, таких песен было не много. Да и безумным фанатом группы Queen Барри не был. Но эта песня прямо сейчас отчего-то показалась до безумия откровенной. «These are the days of our lives» звучала так, будто пелась о них. Про то, как беспечно они гонялись друг за другом, в попытке достать, но как ни странно подразумевая под своими поступками совсем иные желания. И как потом события закрутились удушающим вихрем, который тогда казался настоящим кошмаром, а теперь… он понимал, что пережил бы все это снова. В той же последовательности и ничего не изменив. Чтобы сидеть сейчас рядом с ним, касаясь пальцами его пальцев и осознавая, что он больше не может уделять прошлому столько внимания, когда все оно предназначалось этому мужчине в настоящем.
[indent] - В нашей с тобой жизни, в нашем прошлом… оно не было таким уж плохим, - Барри попытался интерпретировать слова песни, но звучало до смешного абсурдно и слабо сочеталось с тем, что он только что делал. Но все же и не противоречило его действиям, хоть и соблазнять мужчину так откровенно Барри перестал, поглощенный своими мыслями. – То о чем я говорил в парке… я больше не хочу вспоминать об этом как о чем-то плохом. Ты ведь был со мной, и это самое главное, - тогда он думал точно так же, но пугающие и болезненные воспоминание вытеснили эту здравую мысль здорово его всполошив. И за одно заставив и Лена вспомнить об этом в том ключе, в котором вспоминал он сам. Но больше этого не повторится. И Барри даже знал, как исправить это навсегда. Точно так же, как поступил сам Лен, устроив этот вечер для них обоих. Их несостоявшийся вечер из прошлого. Улучшенная версия. Теперь была его очередь исправлять то, что должно было запомниться им обоим совсем по-другому.
[indent] - Ты мог бы закрыть глаза и не открывать, пока я не скажу? – смысла в том, чтобы сбегать из номера не на глазах у Лена, в принципе не было. Потому что он все равно почувствует и его исчезновение, и возвращение. И все же Барри надеялся, что ему потребуется меньше секунды и Лен не успеет открыть глаза раньше, чем он осуществит задуманное. – Я хочу сделать кое-что… для нас. Но для этого мне нужна твоя помощь, - это было чем-то вроде обманного маневра, который и должен был заставить Лена подчиниться. То есть, разжалобить на подчинение, но главное что результат оставался тем же. И как только глаза мужчины в самом деле закрылись, Барри исчез, намереваясь использовать отведенные ему несколько мгновений с пользой. Вернуться в их прежнее место обитания, вывернуть содержимое тумбочки, извлекая искомое и очутиться на диване рядом с Леном, как будто никуда и не исчезал. Вот только уже без халата, который остался на полу за ненадобностью, и с полоской кожи, которой прежде на нем не было.
[indent] - Открывай, - Барри уложил его ладони себе на шею, чтобы Лен смог почувствовать то, что он сделал прежде чем увидит. Или одновременно, чтобы сомнений в том, что это какой-то обман зрения у Снарта не осталось. После чего ему самому оставалось лишь с замиранием сердца наблюдать за неповторимой реакцией мужчины, едва дыша и умирая от предвкушения. Силы покинули его как только он самостоятельно застегнул ошейник на себе, но на этот раз утрата не подарила липкое чувство нервозности. Он продолжил быть собой. Просто собой. – Как ты там говорил? С ним я становился более восприимчивым? – звучало и в самом деле интересно, потому что оставаясь без сил Барри был не в состоянии сравнивать и искать в этом положительные стороны. Тогда нет, но прямо сейчас он именно этим и занимался. – Что ж, я готов поверить тебе, как только проверю сам, - он произнес это так решительно, даже слишком, но только потому что в самом деле хотел все сделать самостоятельно. Показать, что он не боится. И трепещет совсем по другому поводу. Что те мысли больше не тревожат его именно потому, что Лен думал об этом иначе. Он сам тоже так хотел. И старался изо всех сил добиться желаемого.
[indent] Поднявшись со своего места он пересел на соседний диван, усаживаясь так, чтобы оказаться прямо перед Леном, а затем согнул одну ногу в колене, прижав ее как можно ближе к себе, демонстративно огладив ее ладонью, а пальцы второй ладони занял более важным делом. Прямо таки не терпящим отлагательств. Всего-то надел ошейник и задумал кое-что откровенное, а завелся так, что не мог спокойно смотреть на Лену в глаза. И мысленно ругал самого себя последними словами за то, что оказался на таком непозволительно дальнем расстоянии от него. Но сделал это ради него. Чтобы Лену было лучше видно то, что он собирался ему показать, и чтобы он смог как следует насладиться предназначенным ему зрелищем. И Барри не заставил долго ждать, принимаясь водить ладонью по собственному твердому члену. Медленно и осторожно, в такт собственному мгновенно сбившемуся дыханию он гладил себя, чуть сжимал, создавая плотное кольцо из ласкающих пальцев, а затем касался едва-едва, кружа большим пальцем вокруг поблескивающей головки. Однажды он уже делал это у него на глазах, правда понятия не имел о том, что за ним наблюдают, а потом долго и глупо обижался на Лена за это. Но сейчас он делал это не для себя, а именно для него, потому откровенно красовался. Как мог. Как чувствовал, стараясь быть максимально раскованным, и оттого даже бросал на Лена короткие взгляды. Боялся задержать взгляд надолго и закончить свое сольное выступление до позорного быстро. Потому растягивал представление изо всех сил, выпуская тихие полувыдохи-полустоны, запрокидывая голову, чтобы Лен не видел его слегка розовеющего лица, тем самым выставляя полоску кожи на своей шее на обозрение. Таким расчётливым соблазнителем он не был, но кажется именно в этом и заключалось его преимущество. Он не знал, как себя вести и потому вел именно так, как и было нужно.

+1

19

[indent] Разница в возрасте у них и правда была значительная. Это проявлялось, буквально, во всем, начиная с бытовых вопросов и заканчивая взглядами на окружающий мир. Лен ведь не просто так предложил вариант с отцом и сыном, когда собирался отвезти мальчишку на южное побережье. Это было логично. Так они выглядели со стороны - седой мужчина с усталым взглядом и совсем еще юный мальчик с лихорадочным блеском в глазах. За кого еще их могли принять? В представлении Лена, это единственное, что им подходило, но... как однажды выразился его напарник Мик, не о Снарте и его любовнике, о ком-то другом - сердцу не прикажешь, члену не откажешь. Грубовато, в стиле Рори, но в целом верно. Хотя, Лен пытался. Довольно продолжительный период своей жизни он пытался приказывать сердцу не любить, а голове забыть несуразного мальчишку. Что из этого вышло? Обилие седых волос, множество бессонных ночей и проблемы со здоровьем служили ответом на этот вопрос. Больше он не пытался этого сделать. В свои годы он уже мог признать, что в жизни есть вещи... неизбежные и неотвратимые. И что глупо бороться с тем, что преследует тебя неотступно, заполняя все мысли, завладевая всеми эмоциями и не давая возможности вздохнуть спокойно даже на минуту. Но, не смотря на не слишком радужное описание, Лену нравилось это состояние. Ему нравилось ощущать себя старшим в этих отношениях, нравилось проявлять заботу, нравилось оберегать и разъяснять какие-то спорные моменты, если только в дело не вступали его собственные заскоки, путая все карты и ставя под сомнением его право на главенство. Такое тоже случалось и гораздо чаще, чем Лен мог признать и чем ему бы хотелось. События последних месяцев были ярким тому примером. И все же, такие ночи, как сегодняшние, являлись показателем обратного. И именно в такие моменты, когда Барри демонстрировал свою неопытность и неосведомленность в каких-то вопросах, Лен чувствовал их разницу в возрасте особенно четко.
[indent] Нужно было быть реалистом и смотреть правде в глаза - однажды наступит тот день, когда годы возьмут свое и никакие возражения мальчишки этого не изменят. Однажды. Но не сегодня. Упрямство Барри на этот счет вызвало у Снарта умиление и довольную улыбку, - Ну разве ты не прелесть? - проговорил он тихо и замер, потому что доказать свои слова парень решил весьма волнующим способом. Приоткрыв рот, Лен так и замер, наблюдая за тем, как язык Барри скользит по его пальцам. Ощущения, вроде бы, были незначительными, но такими приятными, что по телу пробежала легкая дрожь возбуждения. Да, наверное, он был прав. С такими аргументами импотенция Лену не грозила. По крайней мере пока. И как он только жил без него все те месяцы? Ответ Снарту был известен, но он не хотел о нем вспоминать. Ни сейчас, ни при любых других обстоятельствах. Но сейчас, конечно, больше всего. Сейчас хотелось наслаждаться происходящим - близостью мальчишки, ненавязчивой музыкой, теплым полумраком, вкусной едой и вином, никуда не торопясь, ни о чем не беспокоясь и не думая о том, что хотелось оставить в прошлом. Лену хотелось. не забыть, нет, но смириться с произошедшим и дать себе обещание не повторять прошлых ошибок. Хотя, были в их прошлом вещи, через которые не так-то просто было переступить.
[indent] И все же, отношение Барри к их общему прошлому не могло не радовать. Лен и не надеялся на то, что мальчишка когда-нибудь начнет воспринимать все случившееся именно так, и заметно удивился, когда услышал от него подобное. Хотел прокомментировать, но не стал, наслаждаясь осознанием того, что это случилось так скоро. Он не мог упрекать его в том, что он воспринимает все совсем не так, как сам Снарт. В конце концов, он полюбил его именно за то, что они так разительно друг от друга отличались. Конечно, не только за это, но все же. мальчишка не переставал его удивлять и как бы не относился Лен к сказанным ранее словам, ему приятно было слышать, что было, все таки, в их прошлом и что-то хорошее - то, что лен был рядом. Да, он был. Сломленный и сломанный, разбитый на осколки, которые даже против его воли впивались в Барри, а порой и по его желанию. Страшно вспомнить, а мальчишка говорил, что ни это главное. Ну, как такого непосредственного парня можно не любить? Лен испытал прилив нежности такой силы, что ему захотелось ее продемонстрировать, но Барри его опередил.
[indent] - Звучит... угрожающе. Что ты задумал? - не то что бы Лен в самом деле испугался. Настораживало то, что он совершенно не представлял, для чего Барри это понадобилось. И даже его объяснение не проливало свет. Но Лен подчинился. Как он мог ему отказать? Этой ночью, после их разговоров, когда, наконец, Снарт почувствовал, что мальчишка начал понимать его хоть немного, расслабленный обстановкой и вином, Лен, наверное, согласился бы на что угодно, так что он послушно закрыл глаза, застыв таки с улыбкой предвкушения на губах, но когда Барри разрешил их открыть, она невольно с них исчезла. Лен видел то, что видел, без сомнений, потому что и глаза, и ощущения одновременно не могли его обманывать. Он помнил их лишком хорошо. Много ночей подряд Лен ощущал это треклятую полоску кожи на длинной шее, ту самую, да, под своими пальцами, зная, как она нагревается от тела мальчишки и его собственных прикосновений под конец, когда они оба доходили до финала. Лен нахмурился, - Зачем ты... - он не договорил, потому что боялся предполагать. Вот теперь ему в самом деле стало страшно. Неужели, не смотря на все сказанное им и Барри тоже, парень так и не смог пережить ту историю с ошейником? Конечно, они только сегодня коснулись этой темы, но все таки. Неужели он хотел напомнить ему, снова и теперь наглядно, как унизительно это было для него и что ни один, и уж точно не один, прекрасный вечер этого не исправит? Мысли в голове Лена пронеслись ураганом, пока его пальцы касались инородного тела, а глаза пытались найти ответ в глазах напротив. Его бросило в жар, потому будто обдало ледяным холодом, но, кажется, дело было совсем не в том. Не в том, о чем Снарт поспешно и опрометчиво подумал.
[indent] Сюрпризы. Кажется, сегодняшняя ночь и предшествующий ей вечер были наполнены ими. Сначала Барри и его разговор с Лизой, потом Лен, явившийся в парк, что бы не дать мальчишке слоняться по городу в одиночестве и переживать о том, о чем переживать не стоило, потом снова Лен и их не запланированная поездка в отель, и вот теперь снова Барри. Было похоже, что их счет сравнялся. Однако не сразу Снарт понял, что любимый обскакал его на несколько ходов вперед. Лен наблюдал за ним все еще со смешанным чувством тревоги и непонимания. А затем просто застыл в изумлении, растерявшись окончательно, - Что он делает? - хотя, ответ был более, чем очевиден. Мальчишка ласкал себя. Однажды Лен уже был свидетеле подобного, но тогда ситуация была совершенно иной. Тогда Барри не знал, что на него смотрят, а сейчас... Лен нервно сглотнул. Он не мог отвести взгляда от худощавого тела, выставленного на показ так беззастенчиво, что от выброса адреналина у него перехватило дыхание. Он знал каждый его изгиб, каждую впадинку, каждую родинку на нем, хотя, сейчас их, конечно, не было видно. Он знал в какие моменты и от чего подрагивает кадык на длинной шее и... ошейник. Взгляд предательски задерживался на нем то и дело. Его он тоже видел. Много раз с того самого момента, как самолично застегнул его на шее своего любовника, обозначив тем самым их иерархию. Он касался его каждую ночь, давал понять, что мальчишка принадлежит ему и только ему, но, пожалуй, ощущение этой принадлежности никогда еще не было на столько сильным, как в этот самый момент. Барри предлагал себя - откровенно, открыто, не стесняясь. Что это? Почему? Зачем он делал это? Зачем надел его? Что пытался доказать? Что хотел сказать? Или просто хотел лишить себя сил, что бы быть с ним на равных? Множество вопросов возникло у Лена в голове, опять, пока он, как завороженный, наблюдал за мальчишкой, за своим мальчишкой, который в очередной раз его поражал. Но отвечать на них ему было не нужно. Не хотелось, да и желания тоже не было. То есть голова хотела и требовала разъяснений, но тело жаждало совершенно другого.
[indent] Лен поднялся со своего места и приблизился к Барри. Не спеша, будто боялся спугнуть. Опустился перед ним на колени, мягко огладив ладонями его бедра, и принялся покрывать поцелуями ногу мальчишки от колена по внутренней стороне бедра до самой мошонки. Сначала ту, которая была согнута и упиралась в диван. Затем другую. Он пытался не отводить взгляда от его лица и старался не мешать го движениям, добавляя к ласкам Барри еще и свои собственные. Он хотел растянуть это действо как можно дольше, но вскоре уже отстранял руку парня от его члена, заменяя ее своей. Всего пару движений, неспешных, ленивых, прежде чем опустить голову и лизнуть бархатистую головку. Почти невесомо, мягко, будто играясь с ней, стараясь довести до исступления. Однако и на такие ласки его выдержки не хватило. Собственное возбуждение, возникшее из-за увиденного, начинало беспокоить Лена, но он пытался его не замечать, решив сначала довести Барри до оргазма, а уже потом позаботиться о себе, поэтому он и не мог тянуть, поэтому он вобрал в себя член мальчишки и плавно опустился по нему до самого основания. Замер ненадолго, а после начал скользить по нежной коже губами, плотнее сжимая их и ускоряя темп, а затем почти выпуская возбужденную плоть изо рта, что бы вновь уделить время упругой головке. Он ласкал ее край, дразнил дырочку на навершии кончиком языка, а затем вновь вернулся к более дерзким ласкам, на этот раз не останавливаясь и продолжая ублажать Барри до тех пор, пока губы не ощутили настойчивую пульсацию, а рот начал наполняться чужим семенем. Через такое они проходили уже ни раз, но почему-то сегодня все было как-то иначе. По другому. Совсем не так, как Лен привык и как ожидал. Он не мог понять, в чем же дело, пока не поднял голову и не взглянул на парня, пытаясь уловить его взгляд, - Барри, - он позвал тихо, надеясь быть услышанным, но потом замолчал, вглядываясь в зеленые глаза и пытаясь найти в них крупицы осознанности. Ему это было нужно. Он оглаживал его ноги, чуть приблизившись и почти касаясь промежности мальчишки своим халатом. Он поднимался вверх по его телу, скользя по бокам, а потом вновь возвращался к бедрам и все ждал... ждал, когда взгляд Барри станет внимательным и сосредоточенным. За этот вечер и ночь он испытал довольно обширную гамму эмоций, начиная с самых не приятных и заканчивая теми, что наполняли сердце безграничным счастьем. В его голове побывало столько мыслей, сколько не было уже давно, и хотя некоторые из них служили повторением некогда обдуманного, была одна, свежая и, наверное, даже неожиданная. Внезапная. Но совершенно четкая и ясная, как поступок Барри. Лен не стал спрашивать, зачем он все это устроил. Но уж точно не для того, что бы напомнить о неприятных моментах. Он сделал это для него, ради него, ради них. Как он и сказал перед тем, как попросить его закрыть глаза. Это было так очевидно, но теперь настала очередь Снарта просить, - Барри, - он позвал его снова, но на этот раз долго молчать не стал, - выходи за меня.

+1

20

[indent] Хоть и существовала вероятность того, что Лен неправильно поймет его поступок, Барри не позволил себе сомневаться. Впервые в жизни поступил именно так, как и задумал. Быстрее, чем различные домыслы успели одолеть его, заставляя упускать шанс снова и снова. Шанс сделать так, чтобы Лен увидел то, что творилось у него внутри. Чтобы смог побывать внутри его головы, пусть и не буквально. И все же так явно Барри откровенничал не часто. Особенно когда дело касалось поступков, а не слов. Ему всегда было проще спрятаться за инициативностью Лена. Тот никогда не демонстрировал отсутствие желания проявлять себя, и Барри оставалось лишь доверять ему целиком и полностью. И не то, чтобы он больше этого не хотел, наоборот, пытался показать, что между ними нет преград. Ни в прошлом, ни в настоящем. То, что еще несколько часов назад казалось ночным кошмаром, который останется запечатленным в памяти навсегда, теперь тлело с каждым мгновением все сильнее, обращаясь в пепел, пока пламя, обуявшее его всего, разгоралось все ярче.
[indent] Барри не думал о том, как выглядел в этот самый момент. Не думал, каким его видел Лен и что его стараниями творилось в голове у мужчины. Он так увлекся собой, тем, как приятно возбужденная плоть терлась о кожу его пальцев, что почти ничего не замечал, начав прикусывать нижнюю губу, как только количество ощущений превысило норму. Ведь наедине с собой он едва ли хоть раз в жизни испытывал нечто подобное, поражаясь тому, как лоб стремительно покрывался испариной, а живот подрагивал от частых и сорванных вздохов. Конечно, в одиночестве такого не испытаешь. Но под пристальным взглядом зелено-голубых глаз, все ощущалось совсем иначе. И он сам был другим. Уже не тем застенчивым парнем, которому и поцелуй в губы казался большим делом. Но в свою защиту он мысленно заявлял, что с Леном все становилось значимым. Каждый взгляд, сорванный вздох и откровенное прикосновение.
[indent] Потому он едва не захлебнулся в потоке переполняющих его эмоций, когда Лен оказался рядом. Не то, чтобы он этого не ожидал, ведь не хотел ставить никаких условий вроде «Смотри, но руками не трогай». В здравом уме он никогда не станет лишать себя его прикосновений. И все же он смог уловить тот решающий момент, когда мужчина не смог больше ждать и перешел от просмотра к действиям. Или решил рассмотреть поближе? Заставить Барри задрожать от его присутствия так близко и, в конце концов, начать умолять о большем? На какое-то мгновение ему так показалось. Пока мягкие губы заставили его прикрыть глаза и выпустить сокрушенный стон, доказывающий явную правоту мужчины. Ведь Барри и в самом деле становился через чур чувствительным именно когда лишался своих сверхспособностей. И как он умудрился раньше этого не заметить?
[indent] Просто не обращал должного внимания на себя и свои ощущения слишком концентрируясь на возлюбленном. На том, как он смотрел на него, как прикасался, как часто дышал и какие звуки издавал, когда они неистово переплетались телами. А Барри от всего этого становилось так хорошо, что разбирать это необъятное тепло внутри на оттенки ему никогда бы не пришло в голову. Но сейчас был исключительный случай. Сейчас он, наконец-то, не только следил за ним, жадно впитывая каждый поцелуй, каждое нежное касание и жаркое ощущений чужого дыхания на собственной коже, но и с восхищением наблюдал за тем, как на все это реагирует его податливое тело. Как тянется к Лену, будто прося о большем внимании. И как с благодарностью звонко отзывается в ответ, когда мужчине удавалось угадать даже то, что Барри и представить себе не мог как же сильно хотел испытать снова. Ласкать себя было несомненно приятно, но когда это делал Лен… он едва не взвыл от удовольствия, разве что не подставляясь под ладонь мужчины. Нисколько не краснея. Разве что от нарастающего возбуждения. Но это совсем другое дело.
[indent] Когда ладонь сменили губы, Барри подумал, что кончит в тот же миг, как чувствительная плоть оказалась в их плену. Это был запрещенный прием. То, что моментально выводило его из колеи, заставляя терять голову окончательно и бесповоротно. Лен, мужчина, которого он любил всем своим гулко колотящимся сердцем, оказался на коленях перед ним, чтобы доставить удовольствие. И если это та реакция, которую он вызвал своим поступком, кажется он достиг своей цели. Показал, что хотел, и ему, и себе, получив более чем понятный ответ. Или скорее дополнение к его смелой выходке, как нельзя лучше подчеркивающее то, что Барри стремился всем этим сказать. Они могли помнить прошлое, но больше не испытывать боли, наслаждаясь друг другом в настоящем. И только когда Лен стал наслаждаться вместе с ним, Барри расслабился окончательно, отпуская себя и привычно вверяя в надежные руки своего мужчины. Уж он то точно знал, что и как с ним нужно делать, чтобы Барри позабыл собственное имя.
[indent] И так и случилось. Разрядка оказалась слишком бурной. Зеленые глаза будто ослепило яркой вспышкой удовольствия, пробирающего до кончиков пальцев. Отчего Барри поджал их и вскрикнул коротко и загнанно, больше не в силах испытывать на себе эту жаркую агонию, в которую он поместил себя добровольно. Знал, что ощущения будут не совсем обычными, потому что поверил Лену сразу, а не раздумывал, намереваясь решить после проверки. Это было лишь частью его представления. Удавшегося, надо сказать, по всем пунктам. Хоть Барри и планировал, что зрителем сегодня будет только один из них, ему тоже выпала эта роль, которую он старался выдержать с достоинством. Ну или по крайней мере продержаться как можно дольше, пораженно наблюдая за тем, как его возбужденная плоть исчезает в желанной окружности пухлых губ, а затем и разряжается внутри жаркого рта, заставив его самого задержать дыхание и окунуться в эту бездну наслаждения.
[indent] «Как можно дольше» предсказуемо не получилось. Ровно столько, сколько было нужно. Ровно столько, чтобы едва не лишиться чувств, не слыша ничего кроме собственного кажущегося слишком громким сердцебиения и шумного дыхания, которое ему никак не удавалось привести в норму. Звучание собственного имени едва ли вернуло его к реальности. Но по крайней мере он вспомнил, что его так зовут, и открыл глаза, тут же натыкаясь на пристальный взгляд своего мужчины. Вот, все что ему следовало знать и о чем помнить. Вот все, что он хотел видеть в этой жизни всегда и с кем быть. А все остальное казалось ненужной суетой, и каждая из его прошлых ошибок лишь подтверждала это. Барри смотрел в ответ, так же пристально и упорно, будто они играли в гляделки и ему нужно было во что бы то ни стало не отводить взгляда. Но на самом деле творилось что-то совсем иное. Вовсе не игра. Только он понятия не имел что. Не знал причину этого взгляда мужчины. Не знал, почему его голос задевал что-то внутри, когда он звал его по имени. Не знал, зачем он мечтает вслух, озвучивая такое, от чего у Барри губы растянулись в улыбке сами собой.
[indent] Он даже кивнул ему. Будто оценил идею. Выйти за него… это он с радостью. Хоть сейчас. Но думал он так, только по тому что первые мгновения ему казалось, что Лен не имел в виду именно то, что предложил. Будто это какая-то шутка или красивая фантазия, которую ему хотелось разделить с ним прямо сейчас. Но когда во взгляде напротив он не отыскал и следа иронии или других намеков на заигрывания, он наконец пришел в себя. – Ты это серьезно, - он не спрашивал. Утверждал. Озвучивал то, что видел, чтобы до него самого дошло поскорее. Это происходило на самом деле. С ними. Лен только что сделал ему крышесносный минет, а затем и предложение. Настоящее предложение! Стоя на коленях, сразу на обоих, но к черту правила. – Боже… Да, Лен! - он так переполошился, в тот же миг вернув себе и способность говорить, и двигаться быстрее никуда не торопящейся улитки. Отмер и подался вперед всем телом, обхватывая тело мужчины своими длинными ногами и скрещивая стопы у него за спиной, чтобы тот и не думал отстраняться. Как будто такое вообще могло быть в его мыслях после того, что он только что сказал. Но для Барри было важно оказаться как можно ближе к нему, дать ощутить жар своего тела и то, с какой скоростью вновь зашлось его сердце, будто он собирался побить какой-то рекорд, компенсируя отсутствие своих метачеловеческих способностей. У него и без них голова шла кругом от скорости стремительно развивающихся событий.
[indent] - Ты сумасшедший, - он обнял своего безумца, прислонившись чуть влажным лбом к его и нашептывая все это сквозь улыбку, которая теперь еще не скоро сойдет с его губ. Издержки огромного счастья, что буквально распирало изнутри. Но все это происходило с ним по вине Лена, так что ему теперь и справляться со своим перевозбужденным… женихом? Слово-то какое. Барри коротко усмехнулся собственным мыслям, а затем продолжил ту, что начал вслух, - Я тоже. – Важное замечание. Ведь будь они оба нормальными, до этого момента просто не дожили бы. Или его бы и не случилось вовсе. Предложение в лучших апартаментах знакового отеля этого города после восхитительного ужина и крайне распаляющего шоу, которое должно было быть не больше чем работой над ошибками. Но в какой-то момент все вышло из под контроля. Или просто продолжило идти своим чередом? Игра с ошейником являлась напоминанием обоим о принадлежности друг другу вопреки каким угодно обстоятельствам, а предложение Лена будто стало переходом на новый уровень. Принадлежать друг другу всегда без каких-либо напоминаний. Разве мог быть более символичный момент?
[indent] - Я так сильно люблю тебя, - он прошептал это прямо ему в губы, не касаясь их, но вместо этого потираясь кончиком носа о его щеку. Он все еще сжимал его в своих объятиях и не верил, что когда-нибудь сможет отпустить. – Слышишь, как стучит? – кажется, именно это доказательство он использовал, когда впервые признался ему в любви. И едва ли тогда его грудная клетка пульсировала так же заметно, как сейчас. Казалось, каждое сокращение отдается неуемным эхом в каждой клеточке его тела, и потому он не смог бы скрыть этого от Лена даже если бы захотел. Но зачем бы ему скрывать от него такое? Хоть что-то? Зачем пытаться держать себя в руках, если можно было предоставить это Ему. Ведь он сам этого захотел. Не просто быть с ним, чтобы заново пробовать создать их персональный мир. Но быть с ним всегда. По крайней мере, для Барри такое предложение значило именно это. И будто в подтверждение собственных размышлений он решил предупредить о них и Лена. – Это навсегда.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » фандом » moving equal to a fire;


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно