"
tell me the story bro

    quentin beck: Самая быстрая рука на диком форуме
    loki laufeyson: Как на счет устроить битву за это звание?
    steve rogers: а можно мы закрепим звание лучшего передергивателя за мной и успокоимся?

    thor odinson: поехать с маман на халяву на концерт Киркорова в Ледовый считаю это везение уровень 100
    loki laufeyson: ух, это даже прикольно
    Когда Киркоров это уже ностальгия

    quentin beck: Возле того офиса, где всегда пахло пивом уже вторую неделю пахнет валерьянкой.
    Я за них переживаю.

    james rogers: ты красишь губы гуталином, ты обожаешь черный цвет?
    francis barton: ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс (;
    loki laufeyson: Это такие сейчас ролевые игры в моде, да?
    james rogers: Батя и его внезапные появления.

    quentin beck: Вчера же проходили линейки у школоты.
    Так вот иду я на работу весь такой офисный планктон — рубашка, брюки и кроссовки, с рюкзаком, а рядом с офисом школа без двора — ради них перекрыли проезжую часть и на ней проводят линейку.
    Меня за рукав хватает тётка и так:
    — Ты с какого класса?
    У меня паника, она меня ТЯНЕТ В ТОЛПУ ЗАСТАВЛЯЮТ УЧИТСЯ.
    — МНЕ 22 Я ТУТ РАБОТАЮ МОЖНО НЕНАДО

    leonard snart: встаешь утром с целым списком дел
    в обед думаешь "я все успею"
    ближе к вечеру начинаешь сомневаться, ибо из 20 пунктов сделан только 1

    stephen strange: Спрашиваю у сестры, что готовить. А у нее вечно: то веганские бутерботы, то сопеканка...
    james rogers: А они ведут войну с десептиколой?

    james rogers: В одном чате обосновать возможность мужской беременности.
    Во втором обсудить эволюцию и геном человека. Важно! Чаты не перепутать.

    quentin beck: Всю ночь во сне чинил промышленный насос, устал как тварь
    А теперь видите ли надо на обычную работу ехать
    И чем вас мой приснившийся насос не устроил?

    stephen strange: Рабочее настроение: встать под вытяжку с криком "засоси меня отсюда"
    Мистер Доктор: беспалевно открываю портал в вытяжке, шоб съебаться

    quentin beck: Я победил продавца-консультанта ив роше
    Прокачаюсь и пойду на консультанта лаша
    А потом рейд на консультанта Снежной Королевы

    quentin beck: Иду хавать, голодный как тварь.
    И вот поворачиваю голову, а там посреди двора мертвый голубь
    И я так
    ...
    МОЗГ, НЕТ
    МЫ НЕ БУДЕМ ЭТО ЕСТЬ

    quentin beck: Для одного альта гуглишь про обрезание
    Для другого смотришь передачу Елены Малышевой

    Так и живём

[ нужные ]
"
looking for...
Их разыскивают:
некромантией не занимаемся,
поэтому платим только за живых
снискали славу:
теперь мама будет
гордиться вами ещё больше
"
winning players
Миррор просыпается от долгого сна и провожает зиму. Наслаждайтесь красотой, хорошей вам недели, отличных игр и соигроков. Мы вас любим ♥

новости #26 [new]

что новенького?

удаления [17.08]

поджарим ваши задницы

челлендж #6

Spirit inside

В нашем замке с новостями туго
их обычно только две —
рассвело да стемнело
&
"
very interesting

Mirrorcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mirrorcross » завершённые эпизоды » let introduce you mr. Snart;


let introduce you mr. Snart;

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

[html]<center>
<div class="eppost-cont">
<img src="http://forumupload.ru/uploads/0019/cc/0b/280/723476.png">
<br><br>
<div class="temp-block"> ❝ </div>
<div class=""> <div class="eppost-title">let introduce you mr. Snart</div>
<div class="eppost-subtitle"> // Snart & Allen </div> </div>
<div class="templine"></div>
</div>
</center>
[/html]

Ноябрь 2016 // Централ Сити, Стар Лабс
Около двух месяцев назад в команде Флэша случился переполох - здание Стар Лабс выставили на торги, грозя оставить городского героя и его друзей без их пристанища. Решая судьбу мира практически каждый день, с этой проблемой ребятам не удалось справиться, однако все оказалось не так страшно, как рисовалось на первый взгляд.
Новый владелец Централ Сити не только не выставил ее обитателей на улицу, но и обновил лабораторию, а так же оснастил ее дополнительным оборудованием, о котором раньше можно было только мечтать. При этом новый "хозяин" ни разу не навестил свое детище и не проверил работу своих подопечных, на сколько всем было известно, и не понятно, сколько еще времени Флэш оставался бы в неведении, не случись в Стар лабс небольшой заминки, в результате которой городской герой не погиб вместе с самим городом.

+1

2

[indent] Так уж устроен человек. Когда в его жизни ничего не происходит, ничего значительного и важного, он начинает искать это, создавая проблемы, буквально, на ровном месте. Ничего, что после, когда, найдя их, они разрастаются и заставляют жизнь бить ключом, он снова мечтает о чем-то тихом и спокойном. Так устроены люди. Все люди и даже те, кто считает себя рассудительным и здравомыслящим, не становятся исключением. Лен тоже им не был. Конечно, он не искал приключений, когда решился на покупку Стар Лабс. Но ведь и приобретение нового дома не должно было стать проблемой и, тем не менее, чуть не стало. Было в одном шаге от этого, но все таки обошлось. Малой кровью, так сказать. После такого глупо было надеяться, что покупка более значимого и дорогого "подарка" пройдет гладко и не заметно. Хотя, если подумать, как раз таки сама сделка действительно прошла без сучка и задоринки. Но только она. Лен, конечно же, стал более осмотрительным, осторожным, как и прежде вел свои дела через юристов, но когда они больше не могли помогать, встал вопрос, через кого вести дела в Стар Лабс? Выбор пал на Циско и не случайно. Во-первых, он был заинтересованным лицом и, пожалуй, самым заинтересованным из тех, что там были. И самым разумным. Хотя, Снарт все равно не удержался от упреждающего удара, пригрозив Рамону сровнять здание с землей ради очередного торгового центра, если он расскажет кому-нибудь, особенно Барри, о его причастности к лаборатории. И, к слову, об угрозах. Во-вторых, у Циско была семья, которой он дорожил достаточно, что бы прикусить язык и не разглашать чужой секрет ради их безопасности. Идеальный напарник, сотрудничества которого можно добиться, запугав. Или подкупив. Хотя, последнее сработало не сразу.
[indent] Прежде Лен бывал в лаборатории не часто. Всего пару раз, кажется, но и этих визитов хватило, что бы понять, в каком упадническом состоянии находится святая святых его будущего мужа. Тогда, конечно, Флэш был просто Флэшем - сначала врагом, потом просто Барри Алленом, затем любовником и просто парнем с непонятным статусом. Теперь же все было предельно ясно, а вот лаборатория по прежнему нуждалась в определенности, что бы в полной мере оправдывать свое название и назначение. С этим Лен расстарался на славу, благо для подобного ему не требовались услуги дизайнера интерьера. Он точно знал, как должен выглядеть обновленный дом красного бегуна и советов по данному вопросу не искал. Ни от кого. Впрочем, к паре-тройке рекомендаций Циско он, все таки, прислушался. В конце концов, парень заслужил небольшую косточку за свое молчание и помощь, ведь это ему приходилось следить за проведением работ - за ремонтом, обустройством всех помещений, включая дополнительные. И за модернизацией оборудования.
[indent] На этом этапе Рамон заполучил кость побольше. Всю тушку, если уж на то пошло, поскольку Снарт доверился ему в вопросе выбора оборудования целиком и полностью. Кстати, именно в этот период Лен ощутил, что сговор с другом Барри перешел в новую стадию, плавно сменив запугивание на подкуп. Циско разве что слюной не брызгал, расписывая свои восторги по поводу очередного приобретения. Хотя, может и в самом деле брызгал, Лен не знал наверняка. Их общение сводилось к разговорам по телефону, исключая личные встречи. К лучшему. По крайней мере это не требовало много времени и постоянных отлучек, которые мог заметить Барри. Пусть он и отвлекался на мысли об их новом доме и дела, связанные с ремонтом, но все же не достаточно, что бы оставить Лена без внимания. В этот раз двойная жизнь удавалась Снарту намного лучше и легче, хотя, у него все равно было ощущение, что однажды он допустит оплошность, скажет что-нибудь, наводящее на мысли, или не сможет высказать заинтересованности и удивления во время очередного рассказа Барри о чудесном спасении Стар Лабс и стараниях ее нового неизвестного владельца. Когда разговор заходил о последнем, Лен всегда чувствовал в себе желание улыбнуться, которое подавлял тщательно и на корню. Не хватало еще проколоться так глупо. И все же, порой Лен испытывал непреодолимое желание рассказать мальчишке все, как есть, что бы его радость и восхищение доставались ему и никому другому, даже косвенно. Мимолетная слабость, которой он так и не поддался.
[indent] И не поддавался бы до сих пор, не случись в их жизни очередной катастрофы. Должно быть, он слишком расслабился. Тот редкий случай, когда бурлящая событиями жизнь переходит в стадию покоя и, еще не отойдя от решения проблем, ты еще не успел погрузиться в рутину и поддаться скуке. Ремонт в доме двигался к завершению, дела в лаборатории шли гладко, а в городе было более-менее спокойно. Уникальные времена, но именно поэтому хотелось насладиться ими в полной мере. И именно поэтому не стоило этого делать, поскольку в их жизни никогда не было слишком долгих периодов "застоя". Этот раз исключением не стал. О том, что Циско собирает новую "игрушку", Лен знал уже какое-то время. Он так и не понял, для чего она была нужна, но как и во всем, что касалось оборудования, решил довериться профессионалам. И напрасно. Первое тревожное чувство в нем поселилось в тот момент, когда он услышал слова "не проверено" и "сбои". Ничего хорошего это не предвещало. Сидя в своем кабинете в доме ЛИзы, Лен неотрывно следил за экраном своего ноутбука, на котором высвечивалось видео с камер наблюдения, установленных по всему зданию, в режими онлайн. Не мог он оставить эту компанию подростков-мечтателей совсем без присмотра. Хоть в этом не прогадал. Он вывел одну из картинок в полноэкранный режим и тут же принялся названивать Циско. Гениальный засранец не отвечал. Зато другой, его личный засранец, как обычно собирался отвечать за всех сразу. Наверное, идея отправить свое сознание в Силу Скорости, что бы увидеть все возможные варианты развития событий, была действительно важной и могла пригодиться при столкновении с каким-нибудь действительно сильным противником, но зачем это понадобилось Барри и именно сейчас? В голове мелькнула мысль, что это может быть связано с их жизнью, с их личной жизнью и желанием понять, что в ней произойдет дальше. Конечно, зная мальчишку и его мнительность, в это легко было поверить, но как же все их разговоры? как же обещания и планы? Лен вдруг понял, что это такой выверт сучьей судьбы, решившей отплатить ему таким изощренным образом за скрытность и нежелание делиться с Барри подробностями, связанными со значительной частью его жизни. но вот зачем делать это так беспощадно?
[indent] Суету в лаборатории он заметил сразу, как и вышедшее из строя оборудование. Нехорошее предчувствие не просто поселилось у него в душе, она сразу захватило ее всю, болезненно отзываясь в самом сердце. Лен снова нажал на кнопку вызова. Телефон Циско снова молчал. Почему он сам не звонил ему и не просил о помощи, Снарт не понимал. Хотя, стоило догадаться, что все эти умники не считают его себе равным, а про то, что он может волноваться о Барри просто потому, что они вместе, очевидно и вовсе забыли. Или помнили слишком хорошо. Лен не хотел в этом разбираться и ждать дольше тоже не хотел. Пробежавшись пальцами по клавиатуре ноутбука, он включил в лаборатории громкую связь. О сохранении инкогнито теперь он думал в последнюю очередь, - Какого хуя у вас там происходит? - кажется, устанавливая этот апгрейд, Лен забыл поставить Циско в известность, но выслушивать его причитания на этот счет, тем более сейчас, не имел ни малейшего желания, - Рамон!!! Ближе к делу, - вопросы Кейт по поводу того, чей это голос, кто это, зачем и почему, так и остались без ответов, но на своей Лен его все же получил, почему-то даже не удивившись, что планы юных гениев пошли прахом, причем со свойственным им размахом, - Ясно, - только это Снарт и ответил. Что еще? Отчитать выскочек за то, что сначала делают и только потом думают? Возможно, но позже. Высказать Барри за его поспешность, неосмотрительность и желание рисковать своей жизнью в то время, когда она принадлежит уже не только ему одному? Обязательно, как только этому засранцу перестанет угрожать гибель вместе с городом. Лену стоило больших усилий не зациклиться на этой мысли. Он знал, что стоит только на мгновение поддаться ей, и его парализует страх и беспомощность. Позволить себе такое он просто не мог. Зато мог кое что другое.
[indent] Раздобыть нужную деталь, вышедшую из строя так не вовремя, в кротчайшие сроки в этом городе можно было довольно легко, если знать, где искать. Лен знал. Благо времена, когда он заправлял в сем на черном рынке, были его реальностью совсем еще недавно. Знакомства, которые он завел тогда же, тоже не исчезли бесследно и, не смотря на то, что после провального аукциона слава Леонарда Снарта обрела сомнительный оттенок, за деньги в Централ Сити по прежнему можно было достать все. Стабилизатор частоты излучения темной материи в магазине подарков не продавался, конечно, но ведь и не подарок Лен искал. Хотя, с какой стороны посмотреть. Если рамону удастся исправить свою оплошность, он подарит жизнь не только ему и Барри, но и многих другим людям, если верить его же прогнозу.
[indent] - Развлекайся, - Лен появился в лаборатории без предупреждения, разрешения и прочего официоза, обнаружив себя лишь тогда, когда впихнул в руки Циско стабилизатор, заставив и его, и Кейтлин орнуть в голос от неожиданности, - и если с ним что-то случится... - Знаю, знаю. Ты убьешь меня, моих детей и детей моих детей, - ехидство было явно не уместно в этой ситуации, но снарт списал это на нервозность обстановки, хотя, ответил он довольно серьезно, - Умный мальчик, - на Барри он не смотрел. Не мог. Не нашел в себе сил заставить посмотреть на беспомощного мальчишку вот так, не через призму экрана. Это было опасно. Он чувствовал, что и без того едва держится, выставляя на показ наигранное спокойствие и безразличие в то время, как внутри все сильнее разгорался пожар из беспокойства и страха. Не время. Для всего этого сейчас было слишком не подходящее время, так что он просто отошел подальше от "проблемы" и, подперев плечом самую дальнюю стену, сложил руки на груди и принялся ждать. просто ждать. И никогда еще ожидание не было для него таким тяжелым, болезненным и невыносимым.

+1

3

[indent] Порой Барри начинало казаться, что его жизнь просто не создана для спокойствия и стабильности. Ведь ни на одном из ее этапов, такой подарок судьбы ему не преподносился. Зато извечная суетливость, неуемное желание объять необъятное, успеть туда, куда уже умудрился опознать вчера, защитить тех, кто в этом нуждался и даже тех, кто ни за что бы этого не признал, все это шло с ним рука об руку буквально с детства и не отпускало до сих пор. Оглядываясь назад, Барри с уверенностью мог сказать, что испытал себя достаточное количество раз, чтобы измениться так или иначе. Не утратить то, кем он являлся, но пересмотреть собственные принципы и жизненные ориентиры, не переворачивая их с ног на голову. Его громоотводом по-прежнему была семья, но только теперь настоящая, любящая и заботящаяся о нем в первую очередь, а не во вторую, третью или даже десятую. Он по-прежнему пытался сделать этот мир лучше, хоть по пути и сходил с этой тропы не единожды, считая себя недостойным того звания и регалий, которые приписывало ему общество, почитающее Флэша. Он все еще пытался примириться с собой, полюбить, если не так же сильно как Лен, то по крайней мере достаточно, для того, чтобы не винить в каждой оплошности, словно в наступлении конца света. Вредно для здоровья. А он вроде как пообещал Лену себя беречь. Знал, что не сможет сдержать слова, но в тот момент счел бы себя последней сволочью, если бы начал говорить ему о том, что с его родом деятельности это попросту невозможно. Однако, мысли о том, чтобы снизить риск на грядущее будущее, не могли не крутиться в его голове.
[indent] Что он мог? Разогнаться до запредельных скоростей и посмотреть самому, что ждало их завтра, после завтра и на годы вперед? Какие новые угрозы намеревались обрушиться на этот мир и его плечи в частности. Заманчивая идея. И вполне осуществимая, если бы не постоянная изменчивость такой нестабильной материи, как будущее. Он мог сделать это множество раз? Без проблем. Но сколько именно? Тысячу? Две? Миллион? Больше? Глаза Циско горели словно две доведенные до предела лампы накаливания, а мысли уже неслись своим чередом, генерируя безумные идеи одна хлеще другой. Вот за что он любил свою команду, так это за наличие полного взаимопонимания во всем, что касалось их работы. Каждый из них был верен своему делу и выкладывался на максимум, если речь шла о спасении невинных жизней. Навсегда. Если им удастся узнать все варианты развития событий. Провести нужные параллели и выработать такую стратегию, которая позволила бы оказаться на шаг впереди любой из возможных угроз. Звучало, почти как победить финального босса. Причем заранее. Любой уважающий себя геймер сошел бы с ума от счастья, потому работа в Старлабс кипела как никогда. Тем более, что обновленная, да что там, реанимированная, а затем и приведенная в лучший вид лаборатория так и напрашивалась на великие свершения, благодаря тем ресурсам, какие она могла обеспечить теперь.
[indent] Новые игрушки для Циско, новые игрушки для Барри, передовые разработки для Кейтлин, прежде довольно отстраненной и холодной, но явно очарованной подарками нового владельца не меньше других. Алый бегун пел дифирамбы своему новомодному кольцу, с помощью которого он мог держать костюм всегда под рукой. Буквально. А все благодаря новому владельцу Старлабс, который по какой-то неведомой причине желал оставаться в тени собственных благородных свершений. Отчего Барри не мог не задаваться ненужными вопросами, подозревая под всем этим какой-то подвох. И судя по размаху финансовых затрат, он должен был быть более чем внушительным. Первым делом на ум шло вмешательство правительства или военных, но ни те, ни другие явно вели бы себя как угодно, только не оставляя команду бегуна в красном костюме без присмотра. Стало быть волноваться было не о чем? Возможно. Но пока Барри не мог быть уверенным в этом наверняка, успокоиться не получалось. Пару раз он даже намеренно восторгался о новом владельце перед Леном,  искренне делясь переполняющими эмоциями, но в то же время надеясь вызвать в мужчине заинтересованность. В конце концов он был не последним человеком в городе и наверняка мог навести справки по своим каналам. Но просить помощи Лена означало вызывать подозрения и что хуже волнение любимого человека. Который и так пожертвовал многим, чтобы у Барри была возможность заниматься своим делом. Так что засунуть свое любопытство в этом вопросе как можно глубже, было единственным правильным вариантом, который он мог выбрать. Тем более что в последнее время жизнь его и без того изобиловала событиями и волнениями. Приятными по большей части и этим следовало наслаждаться здесь и сейчас. Кто знает, что ждало его в будущем.
[indent] Барри надеялся, что в скором времени он то как раз и будет знать все о том, что могло случиться или не случиться в ближайшее время. Речь не шла о невообразимом временном промежутке, пока они с Циско рассчитывали лишь проверить разработку. Подействует или нет. Сможет ли Барри увидеть хоть что-то, или их уровень понимания взаимодействия с темной материей все еще был не достаточно высок. И как бы им не хотелось верить в гениальность собственных идей, нужно было смотреть правде в глаза. Устройство, которое в теории могло отправить сознание Барри в силу скорости без тела, позволяя увидеть и узнать о будущем больше, чем когда-либо удавалось всему человечеству, все еще было не проверено и могло дать сбой. Ровно как Циско и сказал. Но в конце концов, когда у них хоть в чем-то была стопроцентная уверенность? Вот именно. Так что Барри не привыкать. Пусть прямо сейчас угроза человечеству не заставляла идти на крайние меры, но и их проверка должна была быть совершенно рядовой. По примерным подсчетам питательный элемент позволил бы Барри только погрузиться и буквально сразу же вынырнуть из омута временной тайны вселенной. Проверка связи и только. По крайней мере, все были в этом уверены, когда Барри уложили на кушетку и подключили его сверхбыстрый мозг к тому, что только притворялось безобидной игрушкой, на самом деле явно намереваясь прикончить того, кто вновь и вновь умудрялся возомнить себя Богом. Какими бы благими не были его намерения.
[indent] Но это Барри понял далеко не сразу, потому что на какую-то долю секунды, внутри него что-то вспыхнуло, разряжаясь неудержимым энергетическим потоком. Отчего он было успел подумать «Получилось!». Но уже в следующее мгновение, момент ликования пришлось отложить. Энергия несла вместе с собой информацию, так много, что мозг Барри не успевал ее принимать. Причем буквально. В который раз в своей жизни он оказался недостаточно быстрым. Его разум, его мысли были растоптаны бескрайним потоком, стремительно высасывающим из него столько сил, сколько Барри уже в себе и не чувствовал. Что это было? Что он должен был сделать? Точно не поддаваться панике. Но только здесь и сейчас он был один. Один против времени, будущего, игры с которым никогда не приносили с собой ничего хорошего. А самое обидное заключалось в том, что прямо сейчас он этого не хотел. Не планировал. Не ожидал, что столкнется с такой мощью, будучи абсолютно безоружным и потому не способным это сдержать.
[indent] Он понятия не имел, как долго длилась личная битва его разума и словно пропустил момент, когда этот персональный ад закончился. Когда голова перестала гореть огнем, заставляя чувствовать во всех красках, как мозг расплавлялся под хрупкой черепной коробкой. Горло саднило, потому что он должно быть кричал все это время или пытался это делать, чтобы получить помощь как можно скорее, а сердце будто до сих пор не остановилось, пытаясь выдержать напор бесконечного множества будущих событий. Оттого его грудная клетка переполненная воздухом, выгибалась дугой, пока Барри не начал ощущать свое тело более явно, возвращая разум туда, где ему было самое место. Из-за молний зеленого цвета его глаза было практически не видно, тем не менее он сам уже мог выхватывать неясные образы того, что его окружало. Смутные очертания лабораторных приборов, избыток слепящего света, взволнованные лица людей. Длинные волосы Циско, взволнованные вопли Кейт и… - Лен? – он прохрипел это не своим голосом, попытавшись приподняться, чтобы лучше рассмотреть и убедиться в том, что это никакой не обман зрения. Что это он. Здесь. Рядом. Но это было недопустимой ошибкой. Тело, еще не оправившееся от нового способа перемещения во времени, пронзила острая боль, осевшая в голове, отчего Барри вновь закричал и упал обратно в горизонтальное положение. – Ты здесь? – продолжил в панической лихорадке шептать он с закрытыми глазами, пережидая этот приступ, но концентрируясь на боли в меньшей степени. Все в голове шло кругом, настолько, что прямо сейчас он не был уверен, что сможет правильно произнести свое имя или вспомнить сегодняшнее число, но факт того, что он увидел своего жениха там, где рассчитывал увидеть меньше всего, уже не мог оставить его в покое. Где-то фоном Кейтлин перечисляла его показатели и делала собственные выводы. Рядом суетился Циско, что-то бормотал о том, как они чуть не взорвали тут все к чертовой матери, а он Барри всех напугал. Напугал. Настолько, что Лен оказался здесь? – Как ты… здесь оказался? – этот вопрос отчего-то казался более важным чем, к примеру беспокойство о сохранности этого города и уж тем более мира. Приоритеты говорили сами за себя. Ровно как и Барри, не оставляющий идиотских попыток увидеть что-то большее, чем потолок лаборатории, желательно включающее в себя фигуру его мужчины, но почему-то глаза непослушно закрывались, отчаянно пытаясь избежать слишком яркого свечения.

+1

4

[indent] Время тянулось непозволительно долго, как будто нарочно издевалось над ним. Секунды складывались минуты, а минуты в часы, которые и не думали заканчиваться. Лен прирос к стене, наблюдая тихую агонию своего мальчишки, пока Кейтлин суетилась возле него, пытаясь держать себя в руках, а заодно контролировать жизненные показатели Барри, - И как часто у вас такое происходит? - он вдруг подумал, что отвлечь ее будет отличной идеей. К тому же, отвлекать Циско пока он пытался реанимировать свою игрушку, было чревато, а оставаться в состоянии покоя уже становилось невыносимо. Лену и самому не мешало бы переключить свои мысли на что-нибудь, не связанное с происходящим, хотя, тему для этого он выбрал совсем не подходящую. И, наверное, даже хорошо, что Кейтлин не стала ему отвечать, - Что ты тут вообще делаешь? Разве ты не должен грабить и запугивать людей? Или чем ты обычно занимаешься? - Снарт усмехнулся, - Барри вам не сказал? Не важно в любом случае, - на этом их разговор закончился, дав Лену немного пищи для размышлений.
[indent] Наверняка мальчишка поспешил поделиться с друзьями, что его парень бросил свое криминальное поприще, но не рассказал про дом? про свадьбу? Или ему просто никто не поверил? Лен бы и сам не поверил, но его больше устроил бы первый вариант, а в идеале, что бы всех этих людей вовсе не было в его жизни, не было бы этой лаборатории, не было бы Флэша. Лен всегда говорил, что принимает эту сторону жизни Барри и он правда в это верил, но... только не сейчас. В данный момент он люто ненавидел все, что связывало мальчишку с необходимостью рисковать своей жизнью. Даже самого себя в какой-то степени. И почему ему не хватило мужества поступить так, как он грозился Циско? Выкупил бы это здание, сравнял с землей, а потом вложился бы в торговый центр или какой-нибудь аквапарк. Отличный был бы заработок. Но он почему-то этого не сделал. Почему-то. Нет, гадать не было необходимости. Причина лежала всего в нескольких метрах от него, корчать от боли, очевидно, но не издавая при этом ни звука, что пугало еще больше. Казалось, будто мальчишка находится сейчас не здесь, а где-то в другом месте, и все его чувства, все что он сейчас испытывает и переживает, он переносит один, вдалеке от того, кто должен был разделить все это с ним, вдалеке от Лена.
[indent] На протяжении лет, в течение которых они пытались выстроить свои отношения, Снарт много раз спотыкался о мысль типа "хуже быть уже не может" или "самый страшный момент в жизни". Так было, когда он оставил его. Один раз, потом второй - в этой самой лаборатории. Когда видел, как Барри намеренно позволяет избивать себя. Когда осознал, на сколько сильно тот изменился, приспособившись к его миру. И, наконец, когда понял, что натворил сам и как с ним обращался. Целая история, состоящая из боли и обреченности, справиться с которыми им удалось, хоть и не сразу. Как справиться с тем, что происходило сейчас, Лен не имел ни малейшего понятия. Впервые в жизни у него не было представлений о том, как пережить происходящее. Единственное, что продолжало держать его на плаву и в сознании, это то, что надежда еще была. Барри все еще был жив, если верить приборам Кейтлин. Почти не похожий на себя, измученный, бледный, но живой. И ради этого он старался? Потратил целое состояние, тщательно скрывал свою причастность, что бы не давлеть над мальчишкой, ради этого? Он знал, как важна для Барри эта лаборатория и то, чем они здесь занимались, но лучше бы он пережил его тоску по этому месту, чем сейчас бороться за его жизнь, переживая каждый момент неизвестности, как будто он был самым последним.
[indent] Лен старался не думать об этом, но у него ни черта не получалось. Перед глазами, как нарочно, мелькал образ безжизненного тела, некогда принадлежащего тому, кого он любит. Разве с таким можно справиться? Как? Если и был ответ на этот вопрос, то Лену он был неизвестен. К такому он точно не был готов - не знать что-то, не понимать и чувствовать, что не смотря на свои возможности и желания, от тебя не зависит ровным счетом ничего. Даже врагу он не пожелал бы испытать то, что испытывал сейчас сам. А ведь это о многом говорило, потому как своих врагов снарт уничтожал беспощадно, иногда обрекая их на тяжкие муки перед гибелью. Всех, до единого. Не считая одного. Этого самого парня, который так легко играл своей жизнью, да и его тоже. К счастью, Лену не пришлось переживать тот страшный финал, что успело нарисовать его воображение. Пока он копался в себе, в своих мыслях и чувствах, что-то изменилось. Звуков стало больше, Циско суетился сверх меры, Кейтлин еще больше, а затем и Барри начал подавать явные признаки жизни. По инерции, машинально, поддаваясь вдруг ставшим единственным желанию, Лен двинулся вперед, но не сделав и двух шагов, остановился. Или точнее, остановил себя.
[indent] За время ожидания Лен на столько накрутил себя, что сейчас его единственным желанием было подойти к мальчишке, схватить за грудки и встряхнуть как следует, что бы разбежавшиеся, очевидно, хер знает куда мозги, в один миг встали на место. Хорошо, что команда "спасателей" так или иначе преграждала ему путь, хоть и не достаточно, потому что Барри его, все таки, увидел. Дольше медлить было бессмысленно. Жизнь Барри, судя по всему, уже была в безопасности, но мучить его попытками подняться и заговорить, Лен не хотел. Им овладело такое облегчение, что тело стало ватным, как будто тоже расслабилось. Ноги и руки отказывались слушаться, но он все же переборол себя, подойдя ближе к кушетке и по пути прихватывая с собой стул, что бы поставить его возле страдальца и опуститься, хоть и на жесткое, но все таки сиденье. Так было легче. Физически по крайней мере. То, что творилось у Снарта на душе, сложно было усмирить за пару минут, пусть и осознавая, что самое страшное осталось позади.
[indent] Барри казался бледным, как будто его кожа потеряла свой истинный цвет и даже стала прозрачной. Но то, что и с Леном случилась такая же метаморфоза, он понял лишь когда взял ладонь мальчишки в свои. Циско и кейтлин по прежнему толкались рядом, но сейчас Снарту было плевать на третьи лица. На эти лица. Он всматривался в то единственное, что заботило его больше всего остального, и прокручивал в голове довольно странный вопрос Барри, - Только это его волнует? - удивлялся он про себя, а вслух сказал другое, - А ты думал, что я ни о чем не узнаю, а потом Циско скинет мне смску с местом и временем твоих похорон? Хотя бы это входило в твои планы или обо мне ты даже не подумал? - в голове Лена это звучало довольно спокойно, но когда он произносил эти слова, на спокойствие не было и намека. Низкий, чуть осипший от волнения, голос вибрировал от напряжения, потому что он всеми силами хотел скрыть свои истинные эмоции, но, очевидно, у него это плохо получалось, - Как ты мог? За каким чертом тебе понадобилось делать это? Мало того, что ты каждый день рискуешь своей жизнью на улицах, так теперь ты сознательно лезешь в петлю? Как это понимать? Я строю планы на будущее, мы вместе их строим, но ты даже не хочешь этого будущего. Любого будущего. Ведь если с тобой что-то случится, оно просто исчезнет. Для меня его тоже не будет. Почему ты так поступаешь? Тебе совсем наплевать на мою жизнь? На свою жизнь? Иначе зачем тебе доверять ее этим недоучкам, которые понятия не имеют, что делают, - Циско, услышав такую не лестную характеристику в свой адрес, попытался что-то возразить, - Поверь, тебе лучше помолчать сейчас, Рамон, - отрезал Лен, так и не отведя от Барри тяжелого болезненного взгляда, - Бери пример со своей подруги, - Кейтлин и правда молчала и, по ее вздохам Снарт догадался, что она, возможно, разделяет его негодование, - Больше никогда не поступай так со мной, слышишь? - он снова обращался к Барри, - Не заставляй меня жалеть о... - слова вырвались сами собой, но явно были лишними, и Лен тут же прижал ладонь мальчишки к своим губам, что бы больше не проронить ни звука. Он и так сказал достаточно. Понимал, что не должен отчитывать его, уж точно не сейчас, но не знал как удержать это в себе и не сломаться. Он злился. Конечно, он злился - на себя, на Барри, на Циско - но только выплеснув часть этой злости наружу, смог почувствовать радость от того, что с Барри все в порядке. Теперь с ним все будет в порядке.

+1

5

[indent] За один короткий миг в его голове произошло так много, что Барри едва поспевал за собственным мыслительным потоком, который очевидно воспрял духом и заработал с удвоенной силой, принося вместе с тем не мало хлопот. Оттого лицо его все еще сводило судорогой боли, не такой явной, но сковывающей. Благо никто не требовал от него более расслабленного выражения. Даже он сам перестал дергаться, в этих бесполезных попытках овладеть своим все еще слабым телом. Конечности ощущались словно чужие, оторванные и пришитые не самым искусным хирургом. И на мгновение ему даже захотелось в панике проверить не случилось ли чего с его телесной оболочкой на самом деле, пока разум едва не расщипился на мельчайшие частицы, сливаясь с бурным потоком изменчивого будущего. И может видел он сейчас не очень четко, но достаточно чтобы не разглядеть ни одной повязки. Зато лихорадочный взгляд наткнулся на ладони Лена, бережно держащие его в своих, словно бы он пытался согреть. И если на счет тела Барри не был уверен, что это могло сработать, то душе этого оказалось более чем достаточно. Он поймал собственный вздох и замер на мгновение, а затем выдохнул будто в самом деле начиная успокаиваться. Но, очевидно, с этим он здорово поспешил.
[indent] Потому что Лен ему ответил. В своей типичной манере, не давая прямых и понятных объяснений, но более чем ясно обрисовывая свою позицию с более радикальной стороны. Этим он в равной степени восхищал и раздражал Барри всегда, но только не в этот момент. Не когда его всего буквально впихнули в собственное тело, и все его чувства и ощущения отчаянно барахтались, пытаясь расположиться на своих прежних местах. Потому сейчас его эмоциональный диапазон оказался изрядно ограничен и в большей степени сконцентрировал на волнении, как только его зрение выровнялось до того, что он увидел Лена таким… бледным. Он уже видел нечто подобное однажды. В один из самых счастливых и в то же время ужасных дней своей жизни. Когда Лен сначала вновь ощутил любовь, разрушив блокировку, а затем упал у него на глазах не выдержав накала страстей. И тот факт, что сейчас он выглядел не лучше, мобилизовал организм Барри похлеще любых сывороток и вакцин, которые разрабатывала для него Кейтлин. [float=left]http://forumupload.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t175070.gif[/float]– Боже… Лен, я… - не думал, что так получится? Не хотел тебя волновать? Не собирался устраивать никаких похорон? Все это крутилось где-то поблизости, но позволить сорваться с губ такой ереси Барри так и не смог. Это даже с натяжкой нельзя было счесть за оправдание, а ничего дельного на ум не приходило. Потому что причины не было. Ровно как не должно было быть этой проблемы. И Лена здесь тоже не должно было. Такого подавленного и измученного.
[indent] Он слушал его и не мог позволить себе даже мысленно возразить хоть одной из претензий, которые успели накопиться у его жениха. Осознание собственной глупости пробиралось сквозь дебри разрозненных ответов не туда и невпопад, но все равно появляющихся в его голове. Он снова рискнул всем без веской на то причины. Ими. Их будущим. Своим Леном. Мужчиной, который уже настрадался по его вине, чтобы испытывать это снова. И снова. Просто потому что им с Циско приспичило проверить новую разработку. Из-за этого у них могло больше ничего не быть. Их могло не стать в одно мгновение. И когда слова Лена пробрались под кожу и впились в тело острыми иглами, Барри простонал от ментальной боли, испытывая нестерпимое желание зажать рот одеревеневшей ладонью. Вот что он натворил. Поиграл с их жизнями так легко, словно имел на это полное право. В самом деле, как он мог? Но ответ не требовал долгих поисков. Ведь он настолько привык брать весь риск на себя, испытывая опасность на прочность, что не понимал чем это чревато теперь, когда он больше не принадлежал себе одному.
[indent] На друзей он не смотрел, и мало заботился об их чувствах, когда от Лена досталось и им вдобавок. Он словно держался за его взгляд, как за спасительную соломинку. Отведи он его в сторону, и чувства прорвутся наружу, обнажая правду, которой Лен не заслуживал. И, как бы Барри не хотел этого, оно все же произошло. В конце концов соломинка оборвалась, когда он услышал, как Лен перестал находить слова и перешел к прикосновениям, от которых защемило сердце. Невыносимо. – Прости… - он прошептал это одними губами, но тут же набрал в легкие побольше воздуха, чтобы стать услышанным. – Прости меня пожалуйста, Ленни… - он называл его так крайне редко, а прямо сейчас не обратил внимания и на то, что это услышат другие. Ровно как и на то, что по вискам его уже тянулись две влажные дорожки. Даже не почувствовал в какой именно момент, на каких словах Лена, тело отреагировало по-своему, очевидно не справляясь с тем, что творилось внутри него. Он просто не мог думать ни о чем другом кроме состояния единственного человека, который по-настоящему его волновал. Гораздо сильнее себя самого. И именно это ему и следовало пересмотреть.
[indent] - Этого не должно было произойти. Мы ведь… все рассчитали. И самое ужасное, что могло случиться, это отсутствие какого-либо действия, - теперь-то он и сам счел бы это самым благоприятным вариантом развития событий после того, что только что испытал на себе и от чего до сих пор медленно и мучительно оправлялся. Дышал тяжело, напугано глядел в глаза любимого человека, но по-прежнему не находил себе достойного оправдания. – Я все равно не должен был, знаю, - уточнять, что именно Барри не стал по той простой причине, что этих вещей было гораздо больше, чем одна, и перечислять их вслух было бессмысленно. Лен ведь и так уже это сделал. – Ты такого не заслужил, - и Барри сожалел об этом всеми фибрами своей души, едва не задыхаясь от того, как сильно его эмоциональное состояние конфликтовало с физическим. Потому что лежать неподвижным бревном в такой момент было подобно какой-то искусной пытке. Из тех сил, что у него были, он протянул к нему свободную руку, желая коснуться его лица, подушечками своих пальцев и наконец почувствовать себя живым. Все еще, несмотря на эксперимент, вышедший из-под контроля. Тогда как на самом деле ему хотелось приподняться на локтях, а затем и обхватить Лена обеими руками, сжимая в своих объятиях и так безмолвно напоминая о том, что все хорошо. Сейчас уже все хорошо. Или будет. Обязательно будет.
[float=right]http://forumupload.ru/uploads/0019/cc/0b/281/t390433.gif
[/float]Предостережение о том, чтобы бояться своих желаний явно существовало не просто так. Барри подался вперед грудной клеткой, но тут же зашипел от боли, с силой зажмуривая глаза. Но пережидал приступ не долго, не жалея наслаждаться этими ощущениями, как неизбежной карой, которую получал за содеянное, потому что, - И я не заслужил тоже, - вот это было чем-то новым и абсолютно не типичным для спидстера, который в подобные моменты вспоминал о самом себе в последнюю очередь. Но либо слова Лена, наконец, возымели эффект, либо этот самый эффект оказался накопительным и потому проявился только сейчас. Но зато как проявился! – Черт, Циско… почему так больно? – и ответ на самом деле не слишком то его интересовал. Он и так был в состоянии прочертить причинно-следственную связь, спрашивал ведь не об этом. И как ни странно друг очевидно это понял. Или скорее настолько не ожидал выпада в свой адрес, что не нашелся с ответом так сразу. – Это ведь был только тест! Ты сам сказал, что риски минимальны. Что наш новый владелец дал тебе полную свободу. Или все-таки поскупился на детали? Где он черт возьми, когда город едва не взлетел на воздух вместе со всем миром? – впервые Барри так злился на того, кого еще вчера вспоминал исключительно добрым словом. Ведь до этого момента их таинственный ангел-хранитель лишь помогал им всем необходимым стоило Циско только заикнуться во время очередного дела, что что-то требовало доработки. И как же так вышло, что в самый ответственный момент он так подло их подставил?
[indent] Вопросы продолжили бы множиться в его неуёмной голове, подобно устрашающе гудящему рою пчёл, если бы не истеричный смешок, сорвавшийся с губ Циско, который очевидно знал больше него. Или по крайней мере понимал что-то, чего не понимаю он сам. На самом деле таких вещей было много, но сейчас речь шла не об этом. То как парень вёл себя, искоса поглядывая на Лена немного сбивало с толку, и Барри было подумал, что ему непросто находиться рядом с его возлюбленным. Только и всего. Но как выяснилось дальше, причина крылась не в этом. Ну или не только. - Хочешь знать, где он? Прямо перед тобой, - Барри услышал каждое слова, сложил их вместе и даже понял смысл, но тем не менее не смог сопоставить их с действительностью. Быть может его подводила голова, которой сегодня досталось больше всего, и тем не менее глаза блуждали по лаборатории в поисках пятого участника происходящего, которого он умудрился игнорировать все это время. И, кажется, Циско это заметил припечатав окончательное, - Знакомься, мистер Снарт. К нему теперь и обращайся по всем своим вопросам.
[indent] И вот непередаваемый звук сорвался с губ Барри, на мгновение растянувшихся в улыбке, как будто он только что осознал какую-то искрометную шуточку в духе Циско. Вот только сам Рамон едва ли выглядел хоть сколько-нибудь позабавленным сложившейся ситуацией. Тогда же радость покинула и Барри, поскольку разум переполнился осознанием того, что услышанное было правдой. Правдой! Видимо. Он не знал, не понимал как, что, почему и зачем. Зачем он сделал это снова? Скрыл от него что-то настолько масштабное и, что же, продолжил бы молчать, если бы он по «счастливой» случайности не оказался при смерти? Следил бы издалека и доставал необходимое оборудование, по первому зову. Очень в его духе. Но почему просто не сказать? Как будто это какой-то постыдный поступок, не требующий огласки. Леонард Снарт… купил Старлабс. Нет, у Барри просто не укладывалось в голове. Смешок сорвался с губ, но так же быстро стих, оставив после себя неприятное послевкусие горьких воспоминаний. Чего он этим добивался?
[indent] - Это еще один твой сюрприз? – по крайней мере, на него как на Циско он не кричал, заторможено переваривая новую информацию. Не «Спасибо, любимый. Я и подумать не мог, что ты на такое решишься». На подобный обдуманный ответ сейчас у него просто не хватало сил. Боль все еще игралась с нервными окончаниями по всему телу спидстера, что не лучшим образом сказывалось на его реакциях. Застывшая маска удивления на веснушчатом лице так и не сменилась ничем более радостным. Воодушевленным, да, но совсем не теми эмоциями, что подразумевались. – О котором ты планировал сказать мне, но забыл? Тут ведь больше не ведутся ремонтные работы, - это было камнем в огород другого подарка-сюрприза, который чуть не закончился парным сердечным приступом. Но, нет, Лен решил удивить его снова. Пораженная ухмылка вновь тронула его губы, и Барри хотел было сказать что-то еще, к примеру о том, что не он один игрался с чувствами другого, пусть поступок Лена мягко говоря не дотягивал до его собственного. Пол балла он все же заработал. Но как раз в этот момент бессильное тело неосмотрительного храбреца пронзил очередной приступ болезненных ощущений, парализующий конечности, и безумная полуулыбка исказилась гримасой сдерживаемых эмоций. Хотя сквозь стиснутые зубы все же просочилось обращённое ко всем и сразу, - Пожалуйста, скажите, что это скоро закончится, - а затем и отчаянное, - Я не могу пошевелиться.

+1

6

[indent] Других вариантов для Лена просто не существовало. Он не хотел представлять будущее, в котором его мальчишка вот так глупо рискует своей жизнью, да и не глупо тоже, ради каки бы то ни было высоких целей. Не то что бы он резко перестал понимать его стремление спасти всех и каждого, спасти весь мир и прилегающие к нему территории, или внезапно забыл о том, что сам никогда не делал ничего для того, что бы это прекратить. Ведь действительно не делал. Не выдвигал ультиматум, не ставил условий. Наоборот. Поддерживал Барри в его стремлении быть героем и даже, в какой-то степени, поддерживал этот его порыв. Раньше. Теперь эта поддержка стала более ощутимой, более действенной, более... более. Он ему Стар Лабс купил, в конце-то концов! Так что, если подумать, не ему было рассуждать о рисках и жертвах, раз уж он сам этому потворствовал, однако это не отменяло того факта, что Лена не устраивали некоторые моменты. Очень многие моменты, если уж на то пошло, особенно учитывая случившееся. Снарт принимал нелепые представления своего будущего мужа о справедливости и правильности, он принимал его одухотворенность и абсолютную отрешенность от реального мира, он принимал все, что было в нем и что так не походило на самого Лена, но это не значило, до сих пор не значило, что он понимал все это и, тем более, поддерживал.
  [indent] Он просто не мог. Не мог смириться, что мальчишка до сих пор ставит жизни и счастье других ради своего собственного, и тут Снарт не мог определить, что раздражает его больше - сам факт этого или то, что невольно и он принимает участие в подобном, вынужденный точно так же рисковать и жизнью, и счастьем. А ведь он-то точно этого не хотел. Никогда. Лен всегда жил для себя и только для себя и никогда не считал это эгоизмом. За всю его жизнь о нем никто не заботился и он уяснил одну простую истину - людям нет никакого дела до того, что происходит с кем-то, пусть он и находится рядом. Никто и никогда не интересовался у них с сестрой, как им живется с отцом-алкоголиком, как они сносят его побои и попытки воспитывать, как справляются с его уроками и почему выбрали для себя преступную дорожку вместо того, что бы попробовать вести нормальную жизнь, как все. В этом плане он всегда завидовал Барри, пусть и недолюбливал его приемного отца. Справедливости ради, он дал мальчишке все, что смог. Другое дело, что Лен этого не одобрял, но то уже совсем другая история. Просто Снарт был другим. И когда он впустил Барри в свою жизнь, кардинально от этого она не изменилась. Подкорректировалась немного, это да, но в целом осталась прежней. Его привычки, его представления о жизни, о важных вещах остались прежними. И то, чему он стал свидетелем сегодня, абсолютно не вписывалось ни в один из го шаблонов. Более того, у Снарта не было ни малейшего желание туда это вписывать.
[indent] Лен продолжал сжимать ладонь мальчишки в своих, лихорадочно скользя взглядом по его лицу, что бы не пропустить даже малейшего изменения в его состоянии. Слышать извинения он не хотел. Что в них толку? Всего лишь слова, которые в очередной раз слетят с губ парня, но вряд ли будут иметь хоть какой-то смысл, больший смысл, если так и останутся словами. Лена куда больше устроило бы, промолчи Барри в ответ на его тираду, в следующий раз просто поступив так, как нужно, как правильно. Как правильно для них. Его губы изогнулись в некоем подобие ухмылки. Он знал, что такое вряд ли возможно. Вряд ли Барри сможет изменить себя, саму свою суть лишь по тому, что Лену что-то не нравится. Он может этого хотеть, он может даже это пообещать, но результат... если бы люди меняли себя так просто, то скольких же проблем можно было избежать. Однако такое было им не под силу. Личность человека складывается годами, установки укореняются в нем долго и основательно, так что потом, когда все свершилось, уже не возможно внести изменения. Лен знал это очень хорошо. потому что сам был таким же. Он хотел измениться, хотел бы, и даже пытался, но чем больше он пытался, тем сильнее в нем было желание вернуться к привычному. Иногда у него это все же получалось. На какое-то время. Но потом, в конце концов, истинная натура пробивалась наружу и случалась катастрофа. Даже в последнее время, когда он кардинально изменил свою жизнь, устав от бесконечных встрясок и неразберихи, что творилась между ними, время от времени он поступал так, как не должен был, но как поступал всегда. Раньше.
[indent] Момент, когда настроение вокруг пострадавшего, да и самого парня, изменилось, Лен почему-то упустил. Или перемена произошла так быстро, что этого невозможно было сделать, но его развитие уже не могло укрыться он внимания Снарта. Кто бы мог подумать, что его мальчик способен так злиться. Будь ситуация несколько иной, не будь Лен так обеспокоен тем, что очевидно Барри терпел невыносимую боль, он бы наверняка возгордился им, не скрывая этого и даже сказал бы на словах, как ему приятно наблюдать такое. Особенно в адрес Циско. Особенно... нет, упоминание нового владельца стар Лабс его ни чуть не радовало. Эффект был обратным. Лен, может, и наплевал на секретность, когда пришел сюда с помощью, но вот о том, что будет дальше, он совсем не подумал. Не до того было. Циско и так знал все детали, объясняться с Кейтлин он был не намерен, но Барри... это уже совсем другая история. Возможно, ему стоило уйти сразу же, как только парень пришел в себя, потребовав от его друзей хранить молчание насчет его визита. Возможно, он и вовсе не должен был сюда приходить - смог бы найти способ доставить нужную деталь сюда и без своего вторжения. Возможно... все что угодно, на самом деле, если бы только речь не шла о Барри. Угроза потерять его меняла все. То есть абсолютно. Не было более важных забот или проблем, не было ничего более насущного и значимого. Только это. Только необходимость находиться рядом, что бы не оставлять его одного.
[indent] И все же теперь, когда главный страх оказался позади, другие выплыли на поверхность слишком стремительно. Лен только успел бросить в сторону Циско предупредительный взгляд, но было слишком поздно. Пацан уже сыпал оправдательными словами, которые странным образом превратились в обвинительную речь. В обвинительную речь о нем. Лен вздохнул и даже отстранился от Барри, сосредоточив на нем настороженный взгляд. Память о реакции на их новый дом до сих пор была жива, так что ничего хорошего Снарт не ждал. К лучшему. Ничего хорошего он и не получил. Сюрприз? Нет, сюрпризом это не было, потому что в его планы не входило ставить Барри в известность об этой своей покупке. Никогда. Для их общего блага и спокойствия было лучше, что бы мальчишка не чувствовал себя обязанным Лену еще и за это. Да, после их разговора в комнате Барри складывалось ощущение, что парень все понял и больше не станет воспринимать его действия, как нечто, заслуживающее ответных "подарков", но... Это же Барри, черт возьми! "Все понял" это совсем не про него, так что теперь, судя по всему, Лену стоило ускориться с осознанием своей оплошности и сказать что-то в ответ, что бы объяснить свои действия, однако делать этого он не стал.
[indent] Лицо Барри вдруг исказила такая гримаса боли, что Лен невольно и сам ее почувствовал. Так остро, что едва мог дышать. Какие уж тут объяснения. Мальчишке было больно. И все потому, что он не смог остановиться в своей героической игре и, более того, не оказалось рядом того, кто смог бы и захотел это сделать. Остановить. Лен поднялся со стула. У него больше не осталось сил наблюдать за тем, что происходит, как и думать, по чьей именно вине. В его голове пульсировала одна единственная мысль - Барри был один. Не смотря на то, что был в окружении людей, таких же детей, похоже, как и он сам, он был один и никто не сказал ему, что ставить над собой эксперименты опасное занятие, - Кейтлин, сделай что-нибудь, - он отошел от кушетки, на которой лежал мальчишка, сосредоточив свое внимание на двух других оболтусах, - Докажи, что я не зря потратил миллионы на твое оборудование и исследования. Дай ему какую-нибудь таблетку, уколи успокоительным, да хоть в медикаментозную кому введи, или так и будешь наблюдать за тем, как он мучается? - Лен был далек от светилы медицины, но даже он понимал, что оставлять Барри в таком состоянии и ждать, когда все само рассосется, бессмысленно, - Циско, - на беднягу Рамона было больно смотреть. Конечно, не так, как на Барри, но все таки. Парень был бледным, как полотно, и Лен готов был поклясться, что его нижняя губа подрагивала, - Проводи меня в мой кабинет. Если я правильно помню, он где-то здесь, по близости. Но нам нужно кое что обсудить, - звучало так, будто он собирался отчитать его за слишком длинный язык, но, нет, не собирался. Конечно, он не был рад тому, что Барри узнал обо всем таким образом, но, возможно, это было даже к лучшему. Теперь у Лена не было причин скрывать свою причастность к работе стар Лабс. Более того, у него не осталось причин быть всего лишь сторонним наблюдателем. И, возможно, этот кошмарный промах должен был случиться, что бы он наконец-то осознал, что подарить ребенку игрушку не достаточно, нужно еще научить его как правильно с ней играть.

+1

7

[indent] Барри мучился, но не настолько сильно, чтобы не слышать и не видеть происходящего вокруг. Пока нет, и он надеялся, что до такой стадии его состояние не дойдет. Регенерация не должна была позволить этому случиться. Его тело далеко не в первый раз подвергалось столь сильным увечьям, но сейчас было не время вспоминать все его многочисленные ожоги, переохлаждения, воздействие радиации, стрелы, вонзенные прямо в спину любезным другом, не говоря уже о нескончаемом множестве переломов и ушибов, в какой-то момент ставших едва ли не обычным делом. Плохая, очень плохая привычка, но она не могла не сопутствовать его работе. В попытках остановить вселенское зло необходимо быть готовым идти на жертвы, и Барри никогда не пренебрегал этим и на секунду не задумываясь о том, что берет на себя слишком много. Вот только теперь часть, и довольно внушительную часть своих тягот он перекладывал на плечи Лена, заставляя и его переживать все это вместе с ним. Так что за то, что возлюбленный оставил его лежать и корчиться от боли в одиночестве, Барри его не винил.
[indent] Ведь он сделал это для его же блага. Заставил всех вокруг суетиться и немного отвлек Барри своим командным тоном голоса. Но это вовсе не значило, что он уже простил ему умолчание о том, что мистер Снарт оказывается теперь был его боссом. Боссом, черт возьми! Как будто ему привыкать к подобному. Но тот факт, что в отличии от черного рынка на светлой стороне Лен предпочитал не афишировать свои регалии, не мог оставить равнодушным. Потому что не гордился этим? Не хотел их на самом деле и сделал это только ради него? Потому что мог, как он привык аргументировать свои поступки. И ведь не поспоришь, он мог и делал. Но какой ценой все это достигалось? И, как ни странно, на этот раз Барри думал совсем не о деньгах. О них в последнюю очередь. А прямо сейчас и Лен был не на самом первом месте. Боль и общая озабоченность случившемся не давали покоя, так что он даже угрызений совести по этому поводу не испытывал. Лишь проводил спину возлюбленного и семенящего за ним Циско с сожалением во взгляде. Друга и в самом деле было жалко, несмотря на то, что этот засранец оказывается все знал и молчал все это время. Его Барри не винил. Разумеется, Рамон поступал так не по собственному желанию, а уж вспоминая их прошлое и столкновения с Капитаном Холодом удивительным было уже то, что Циско вообще позволил Лену подойти к себе ближе чем на расстояние пушечного выстрела. Они ведь сотрудничали все это время. Лен дарил ему высокотехнологичные игрушки, а восторженный гик помалкивал в тряпочку и разыгрывал такого же незнайку как они с Кейтлин. Кстати, о ней. Барри пришлось отвлечься от собственных размышлений, когда она оказалась рядом, продемонстрировав ему внушительных размеров шприц, содержимое которого оказалось внутри Барри в считанные секунды. – Вакцина тестировалась на прошлой неделе, но не должна была понадобиться так скоро. Теперь другого выбора у нас нет. Не волнуйся, Барри, это поможет, - не «должно помочь», не «вероятно поможет», Кейтлин словно в самом деле была уверенна в том, что делала. Или же не хотела давать себе возможность сомневаться в чем-либо. Перспектива разделить участь Циско ее явно не прельщала.
[indent] - Я знаю, что ты не причем, - Барри посчитал нужным озвучить очевидное, чтобы Сноу не надумала себе лишнего, воображая будто и ее он собрался записать в ряды вынужденных предателей. – И я не позволю ему помыкать тобой, - сейчас Барри в самом деле верил в собственные слова, будто собирался подняться в ту же секунду и отправиться в кабинет босса, расставляя все точки над и. Ведь этот чертов засранец еще не ответил ему! Не объяснил, какого черта поступил с ним так несправедливо скрывая настолько важную вещь так долго. А главное, сколько еще он планировал оставлять свой поступок в тайне? Но весь этот праведный гнев был лишь его личной темой для размышлений. Кейт же напротив устало вздохнула и улыбнулась, произнеся то, от чего у Барри едва ли не загорелись кончики ушей. – Не бери на себя слишком много. Давай для начала не позволим тебе остаться парализованным, иначе наш новый босс здесь камня на камне не оставит, - вроде бы не особо-то смущающие слова, но как бы не пыталась припрятать истину Кейт, Барри не мог не чувствовать, что речь шла об их отношениях. И причину броского поведения Снарта Сноу видела в этом и только в этом. Будто понимала больше, чем сам Барри был готов понять в этот самый момент.
Однако, в последствии ситуация не изменилась. Даже когда вакцина Кейт в самом деле дала свои плоды, и Барри «оттаял» по пояс, усевшись на постели и выжидая, когда же его жених соизволит притащить свой зад и объясниться. Но не дождался этого до того самого момента, как ноги, да и все его тело целиком, вновь вернули себе свой полноценный функционал. – Он должно быть занят, - осторожно напомнила Кейтлин, когда Барри отчаялся окончательно и начал выглядеть как побитый щенок, который остался ждать хозяина, но уже не был так уверен, что он вообще за ним придет. – Конечно, - кивнул он с фальшивым подобием улыбки на губах. И наверняка Сноу была права. Прежде у них не было того, кто отвечал бы за все их проблемы вместе взятые на постоянной основе. Все задействовались по мере необходимости и в зависимости от ситуации. Но Леонард Снарт так не работал. Уж кому как не Барри знать об этом лучше других. И тем не менее это нисколько не помешало ему обреченно вздохнуть и уйти из лаборатории домой так и не дождавшись, когда его занятой жених освободится и найдет свободную минутку для него.
[indent] Можно было сделать первый шаг самому. Позаботиться об ужине и дождаться, пока Лен окажется на пороге и они смогут поесть и поговорить. Прекрасная идея здравомыслящего человека, коим Барри сейчас не являлся. Он вообще редко проявлял чудеса рассудительности и холодного разума. Чаще сначала делал и только потом думал, если не сказать всегда. И этот раз не стал исключительным. Вместо совместного ужина, Барри демонстративно заел раздражение и обиду полуфабрикатами, которые приобрел в магазине по дороге домой. Добираться пришлось на своих двоих, так как использование сил все еще было чревато последствиями. Для полного восстановления следовало подождать еще какое-то время, и Барри жутко переживал о том, что новая угроза городу может появиться в любой момент пока он так слаб и беспомощен. Настолько, что не в состоянии разобраться с собственным миром, явно находящемся в довольно шатком положении. Но не настолько, чтобы сбегать из дома или хотя бы переезжать на диван в гостиной, дистанцируясь от проблемы всеми правдами и неправдами. Напротив, Барри принял душ и занял свою половину кровати, как и всегда, стараясь не прислушиваться ко звукам в доме. Вернулся ли Лен? Как скоро он будет здесь? Нырнув под одеяло Барри чувствовал себя глупо и по-детски, но все равно ведь повернулся на бок так, чтобы все, что досталось взору того, кто решит зайти в их спальню, была его упрямая спина и только. И, как ни странно, он довольно быстро заснул в таком положении, продолжив восстанавливать потраченные за день силы.
[indent] Изменилось ли что-то на следующий день? Нет. Потому что они так и не поговорили. А Барри так и не избавился от кислой мины на своем лице и от подсознательного желания избегать Леонарда. Тяжело это было с учетом того, что исполнять свои обязанности алого бегуна он пока не мог, но все же в Старлабс он ориентировался лучше Снарта, а потому успевал испариться до того, как новый босс покажется на горизонте. Новый босс. В Старлабс. Лен, управляющий командой Флэша. Как привыкнуть к этой мысли? Как научиться смеяться над этой искрометной шуткой судьбы, не видя удручающих последствий? Лен снова жертвовал собой ради Флэша, и речь ведь даже не о финансовых затратах, масштабы которых Барри даже представить себе не мог. И не хотел. Ведь ничего хорошего из этого бы не вышло. Куда сильнее его волновал тот факт, что Лен занялся тем, от чего открещивался с таким упорством, когда Барри пытался убедить его в том, что Снарт мог бы принести этому обществу куда больше пользы чем проблем при наличии желания. А теперь этот же самый мужчина возглавил его команду. Еще и без ведома Барри, как будто боялся, что тот не одобрит такое положение вещей. Не поймет. Или зачем еще он молчал все это время? И как долго еще собирался молчать? Вопросов было много. Даже слишком. И Барри сам же усложнял себе жизнь, никак не помогая тому, чтобы найти правильные ответы. Для этого ведь нужно было поговорить с глазу на глаз, а не продолжать убегать. Но в тот день Барри так этого и не сделал. Дома вновь разыграл сонную болезнь, притворяясь изо всех сил, потому что теперь мысли не давали покоя, так и подначивая разобраться со всем этим сумбуром раз и на всегда.
[indent] На третий день молчаливой размолвки проблему начали замечать окружающие. Сначала Барри пришлось старательно игнорировать многозначительные взгляды Кейтлин, пока та проверяла его показатели, затем к процессу подключился и Циско, когда восстановление скорости стали тестировать на беговой дорожке. И от шуточек Рамона, вроде и не касающихся их с Леном, но по странному совпадению все же напоминающих об их щекотливой ситуации с тайнами и их последствиями, Барри едва не слетел на пол, начав спотыкаться о собственные ноги. Нет, так дальше продолжаться не могло. Он не придет в себя, пока в голове не воцарится мир и покой. А это напрямую зависело от мира и покоя в их отношениях. Вот почему Лен был так зол, когда увидел его парализованным. Его злило то, что Барри принял решение самостоятельно, даже не задумавшись о том, что это касается их обоих. Но при этом сам поступал точно так же. Какими бы благими ни были его намерения. О, им лучше бы быть благими, чем просто попыткой не дать команде Флэша развалиться из-за продажи лаборатории. Очень благородно с его стороны, но таких жертв от него Барри принять не мог.
[indent] - Могу я… войти? – сначала он постучался и даже подождал мучительно долгих несколько секунд не решаясь взяться за ручку двери, но потом все же пересилил волнение и просунулся сквозь приоткрытый промежуток, все еще чувствуя себя ужасно неловко. А ведь не должен был. Не с ним. Не теперь, когда они ясно и четко разобрались с тем, что касалось их отношений. Но прошло совсем немного времени, а им приходится выяснять их снова. Не так, основательно, да, потому что по сути случившееся ничего не меняло. Ни в чувствах, ни в желаниях будущего. И все же это оставалось неразрешенным, а у Барри больше не было сил ждать, когда все придет в норму каким-то иным способом и гадать над мотивами поступков Лена. – Прости, - начал парень как только закрыл за собой дверь, едва столкнувшись взглядом со своим женихом. Он два дня не мог себе этого позволить и успел здорово истосковаться по этим зелено-голубым глазам. – Я повел себя глупо. Дважды. Сначала когда рискнул собой без острой на то необходимости, а затем когда взъелся на тебя ни за что, - Барри отвел виноватый взгляд и переступил с ноги на ногу, мысленно прокручивая то, как собирается подбираться к тому, что волновало его больше всего. – Я рад, что это все, твоих рук дело. И… ты ведь жизнь мне спас. И город тоже, - об этом он размышлял с особенно тяжелым сердцем. Оказывается, теперь у него был тот самый человек, который спасал его. Во всех возможных и невозможных смыслах. Но это вовсе не означало, что Барри стоило так неосмотрительно этим пользоваться. – Я просто… не думал, что узнаю о чем-то настолько важном позже Циско, -  сконфуженно признался Барри, глядя на Лена исподлобья. Не то чтобы он ревновал, но в самом деле хотел быть первым. Хотел знать, что творится на сердце и в голове у его возлюбленного, а не жить в счастливом неведении. До каких пор? – Когда ты собирался мне сказать? И… почему вообще скрывал?

Отредактировано Barry Allen (29 июля, 2020г. 00:27:37)

+1

8

[indent] В прошлом его представление о работе этого учреждения складывалось довольно поверхностно и не полно, как оказалось. Какой-то умник организовал компанию, вложил в нее свои знания и деньги, что-то развивал, что-то придумывал, что-то зарабатывал - обычная схема, без которое любое предприятие могло развалиться в считанные минуты. Никто не станет спонсировать лабораторию, которая не приносит пользу обществу или городу, и уж конечно никто не станет закрывать глаза на то, что деятельность именно этой лаборатории стала причиной появления в Централ Сити целого полчища мета-людей, которые и не думали вести себя тихо. Удивительно, как ее не прикрыли раньше, найдя благовидный предлог или даже без него. Вряд ли власти стали бы миндальничать на этот счет и принимать во внимание мнение кучки подростков. Нет, подростками они не были на самом деле, но все же, когда лаборатория отошла им в наследство, справиться с ней не смогли. Понятное дело - спасение мира, тайна Флэша, вселенские заботы и борьба за справедливость. Разве станешь думать о каких-то банальных вещах, когда жизни на кону? Теоретические все это прекрасно понимал, но вот с практической точки зрения подобное положение дел не могло не привести к катастрофе и именно она и случилась, когда властям города надоело закрывать глаза и содержать совершенно бесполезный объект.
[indent] Лен столкнулся с трудностями еще до ее покупки. Точнее, не он, а его юристы, но все таки. Обнаружился целый список не оплаченных счетов, взысканий и штрафов, о которых, очевидно, никто из ребятишек и не задумывался. Видимо, именно поэтому это здание и решено было продать - ради возмещения ущерба. Логично, предсказуемо и решаемо. Куда более сложной задачей было не просто поставить лабораторию на ноги для нужд Флэша, но дать ей второй шанс в глазах общественности и все тех же властей, которые наверняка начнут проявлять повышенный интерес к месту, которое прибрали к рукам, но не используют. Над этим Лен размышлял с тех самых пор, как поставил свою размашистую подпись на договоре купли-продажи, но до того дня, как на его глазах Барри едва не отдал богу душу, он не очень-то спешил решать возникшую проблему. Считал, что у него еще есть время для этого и, конечно, оно у него было до сих пор, но раз уж одному юному гению не сиделось ровно на своей пятой точке, стоило направить его энергию в мирное русло, и речь в данном случае шла не о Барри.
[indent] В тот самый день, когда все открылось и Лен с Рамоном уединились, о случившемся не было сказано ни слова, за исключением того, что больше таких экспериментов в этой лаборатории не будет. Циско хотел было что-то возразить, но вовремя прикусил язык, позволив Снарту продолжить и изложить ему суть предстоящего дела, оказавшегося довольно простым и понятным - открыть на базе Стар Лабс линию по разработке и производству лабораторного оборудования или любого другого оборудования, которое будет иметь спрос. Таланты Циско были бы при деле и занимали большую часть времени, не позволяя тратить его на глупости, подобные тем, что ставили под угрозу жизнь Барри. Идеальный план, по мнению Снарта, хотя Рамон воспринял его с изрядной долей скептицизма. Пришлось объяснить парню, что другого выбора у него нет, если он по прежнему хочет оставаться здесь и иметь отношение к тому, что касается Флэша. На этом разговор был окончен, как и размышления над тем, как решить основную проблему с этим чертовым зданием. Тем не менее, оставалась еще одна - не такая глобальная, но куда более важная и интересная Лену в силу его предвзятости. Барри.
[indent] Снарт был уверен, что после вмешательства Кейт и приведения его в чувства, он в самом деле придет в себя, по всем статьям, и вместе они смогут поставить это место на ноги и заняться куда более приятными вещами, касающимися только их двоих. Лен позволил себе размечтаться? Пожалуй. Поведение Барри очень красноречиво об этом говорило, а сам Лен не желал признавать свою неправоту и на этот раз. В конце концов, сколько можно обсуждать одно и то же и объяснять причины своих поступков, что бы их научились просто принимать, с благодарностью, без необходимости искать подводные камни и ломать голову над причинами? Разве это так сложно? Разве он многого ждал? По всему получалось, что да и... да. Но идти на поводу у своих чувств Лен больше не мог. Кому-то из них пора было повзрослеть и Снарт точно знал, что не ему. Он продолжал заниматься тем, что считал важным, при чем, в первую очередь, не для себя, а как раз для мальчишки, а что делал в это время мальчишка? Дул губы и хранил молчание, которое даже дома не нарушалось. Особенно дома. В Стар Лабс они практически не пересекались. С раннего утра Лен располагался в своем кабинете и выбирался от туда лишь поздним вечером. Задуманное им требовало тщательной проработки, но так дело для него было новым, то и времени это занимало куда больше, чем с его обычными делами.
[indent] Страшно подумать, в кого он превратился из-за своего желания сделать жизнь другого человека лучше. Тем не менее, его это не тяготило и даже по своему радовало и интересовало. Лен втягивался и довольно быстро. Хотя, ему было бы гораздо легче и спокойней, если бы по приходу домой он мог поговорить об этом с Барри или даже не об этом, а о чем-нибудь, но такого шанса мальчишка ему не предоставил. Лен заставал его лишь в спальне да и каждый раз натыкался на его спину, и только. В его представлении так вели себя лишь обиженные дети и мысль об этом забавляла, заставляя печально улыбаться и спотыкаться о мысль, что он стал наставником в детском саду. Не та роль, о которой он мечтал, но что еще ему оставалось делать? Пустить все на самотек? Он уже стал свидетелем того, к чему это может привести. Найти того, кто будет следить за всем вместо него? Кого? На примете не было ни единого кандидата, способного поставить интересы красного бегуна на первое место, а уж потом думать о судьбе остального мира. Для Снарта все было просто и он прекрасно понимал, что только для него одного.
[indent] Этим утром ничего нового не произошло. Никаких изменений. Он проснулся раньше Барри, принял душ, оделся, приготовил завтрак на троих, съел свою часть и отправился в Стар Лабс. За несколько дней это стало слишком привычным расписанием, и удивительно, что у Лена ни разу не возникло мысли, что он занимается совсем не свойственным ему делом. Это с какой стороны посмотреть. Вчера пришлось битый час  разговаривать с налоговым инспектором, призывая на выручку все свое красноречие и умение пускать пыль в глаза, что бы его новое предприятие не попало в категорию широкомасштабного производства, рискуя разориться в первый же месяц из-за выплат государству. Важное дело и кто другой смог бы завершить его с таким блеском и выгодой для самого себя? Потом был разговор с инспектором по пожарной безопасности, инженерным управлением и даже представителем торговой палаты Централ Сити - так много Лен не разговаривал уже давно, но результатом был в целом доволен. Сегодняшний день никаких разговоров не предполагал, так что его Снарт решил посвятить делам бумажным, однако не стоило забывать, что его будущий муж отличался поразительной способностью нарушать все его планы и перекраивать на свой лад.
[indent] Его появления в своем кабинете Снарт не ожидал. Не так скоро по крайней мере и потому не мало удивился, хоть и постарался скрыть свои эмоции на этот счет. Еще меньше он ожидал извинений, считая достаточным, если они просто смогут пойти дальше без замусоливания старой темы. Ошибся и в этом. Что ж, кажется, разговоры это единственное, что ему оставалось теперь, - Я не собирался, - честно признался он, аккуратно укладывая в стопку просматриваемые ранее бумаги, - Думаю, ты прекрасно понимаешь почему. Или нет, - конечно, на лицо был второй вариант, но все таки в нем теплилась надежда, что мальчишка лишь делает вид, что причины ему не известны, - Какой в этом смысл? Что бы изменилось, расскажи я тебе, что собираюсь купить эту дыру? Ты бы стал любить меня больше или относиться как-то иначе? Не думаю. Но я точно знаю, что ты бы снова начал думать о том, что я делаю слишком много, а ты не даешь ничего взамен. Я ошибаюсь? Я помню, что ты обещал больше этого не делать, но, милый, в этом весь ты, - Лен откинулся на спинку стула, качнувшись, и сложил руки на груди, - К тому же, я не собирался принимать в этом участие. Никогда не видел себя в роли предводителя кучки героев. Это как анекдот, причем совсем не смешной. Так что, ты должен был заниматься тем, что ты любишь, а я чем-то еще. Но вы просто не оставили мне выбора. Удивительно, что вас не выкинули отсюда раньше. К тому же, оставлять тебя без присмотра тоже оказалось опасным. Вы совершенно не отдаете себе отчета в том, что ваше пристанище не может существовать само по себе, а ваши игры в героев могут принести не только пользу, но и не поправимый вред. Не хочу читать тебе нотации об ответственности, но мне кажется это куда более важной проблемой, чем то, почему и зачем я купил эту лабораторию, и почему не поставил тебя в известность. Купил и не поставил. Тебя ведь все устраивало и ты был всем доволен. Что изменилось, Барри? Смущает перспектива работать под моим началом? Кажется, прежде тебе это даже нравилось. Временами, - он говорил, вроде, о серьезных вещах, но оставаться таким у Лена не получалось. Голос его звучал слишком мягко для строго босса или для того, кто выясняет отношения со своим парнем. Нет, ничего этого он не хотел. Просто хотел быть понятым хотя бы раз без лишних слов и разъяснений. На его губах вдруг обозначилась заискивающая улыбка, - В работе бок о боек со своим женихом, как мне кажется, есть свои плюсы. Ты так не думаешь?

+1

9

[indent] Когда подтвердилась самая пугающая догадка из всех, Барри замер и заметно напрягся. Когда Лен заговорил о причинах, он и вовсе поник вслушиваясь в доводы своего будущего мужа. Да, не изменилось бы ровным счетом ничего. Не в его отношении к нему уж точно. Стал бы он задумываться о деньгах снова? Теперь Барри не мог сказать наверняка, потому что из-за покрова тайны воспринимал все иначе, больше переживая из-за этого, чем из-за внушительных финансовых резервов, которые оказывается были у Лена. И ведь в каком-то смысле это было его мечтой чуть ли не с первой их встречи. Сделать Снарта частью того, что казалось важным ему самому. И оттого видеть его здесь каждый день было сродни нескончаемому празднику. Но только цепочка событий, что привела их к настоящему моменту казалась какой-то неправильной. К тому же Барри видел Лена в качестве своего… напарника. Кого-то кто будет бороться с несправедливостью, коей кишел этот мир, вместе с ним рука об руку. Но опять и снова, Лен не был бы собой, если бы не попытался оказаться выше. И оказался. А хотел он этого или нет, уже не имело значения.
[indent] Стоило ли Барри переживать об этом? Стоило ли произносить вслух слова, от которых им обоим захотелось бы скривиться, как от чего-то дурно пахнущего и с поразительной скоростью распространяющегося вокруг так, что не выветрить. И все же это было так типично для них обоих. Беспокоиться друг о друге, беспочвенно или не совсем, оправдывая этим какие угодно правильные или неправильные поступки. Ну вот и как это умолчание, которое Лен планировал сохранить на веки вечные, сочеталось с тем, что они договорились ничего друг от друга не скрывать. За исключением сюрпризов, да, это Барри уяснил. Вот только Рождество еще не наступило, да и этот «подарок» скорее был от тайного Санты. Тайного благородного Санты, который старался изо всех сил припрятать все это под маской холодного и отстраненного босса. Нравилось это Барри или нет, но с этим он ничего поделать не мог. Таков уж он, его будущий муж, жизнь с которым каждый день преподносила свои причуды.
[indent] - Я не против работать с тобой, - повторился он, чтобы уж расставить все точки над и окончательно и бесповоротно. – Я ведь хотел этого с тех пор, как узнал, что ты совсем не мерзавец, терроризирующий город ради потехи, - теперь, глядя на Лена сидящего в кресле босса, произносить такое было особенно странно. Куда подевался тот Капитан Холод, который говорил, что не хочет искать себе другое дело, потому что чертовски хорош в этом? Он все еще был здесь и, кажется, он его нашел? Или нет? Теперь-то Барри знал наверняка, что хорош он был во всем, за что бы не брался. Дело было только в желании. В его желании, а не в желании Барри, которому Лен так любил потакать. Да и из слов мужчины выходило, что он все же не хотел быть здесь, но был из-за Барри. И вот это напрягало куда сильнее, чем деньги и долги, на возмещение которых Аллену не хватило бы и целой жизни. Или даже двух.
[indent] - И может быть ты удивишься, но на этот раз о деньгах я подумал далеко не в первую очередь, - Барри усмехнулся, заглядывая в его глаза и будто так говоря «Вот видишь, прогресс на лицо». Хотя бы в чем-то с которой по счету попытки. Правда, сейчас радоваться этому в полной мере не получалось. Если бы только проблема все еще заключалась исключительно в деньгах. – Я просто… не хочу, чтобы тебе приходилось что-то от меня скрывать. Даже во благо. Сам видишь, каким получается итог, - не таким уж и плохим, если подумать, но Барри все еще чувствовал себя не ловко, говоря обо всем этом. Все-таки три дня холодной войны давали о себе знать. И мысль о том, что все это время Лен только и делал что заботился о благополучии Старлабс, заставляла чувствовать себя еще более виноватым. Не то, совсем не то, что ему хотелось бы испытывать, и потому Барри постарался расслабиться, проходя вглубь кабинета и мельком осматриваясь.
[indent] Какой была прежняя обстановка этого помещения, он уже и не помнил. По сути после перехода прав владения этим местом к Снарту здесь многое изменилось настолько, что от прежнего интерьера не осталось и следа. Вот о чем Барри точно не жалел и мог сказать Лену только «спасибо». Мог, но до сих пор не сказал. Ни за спасение Старлабс, ни за свое собственное, но при этом виртуозно игнорировал возлюбленного, как будто тот подставил его самым наглым образом, и ждал, что Лен обо всем догадается сам и объяснит то, что не поддавалось осознанию самого Барри. До этого момента. Но теперь-то он больше не собирался требовать от него невозможного, напротив, мысленно представляя, как он может загладить вину прямо сейчас, проявляя максимум внимания к тому, кого совершенно бессовестно им обделял, наказывая не то своего жениха, не то себя самого.
[indent] – Ты в самом деле решил стать боссом только от безысходности или просто обижаешься на меня и напрашиваешься на комплименты? – это скорее походило на его собственное поведение, чем на поступки этого мужчины, что Барри прекрасно понимал, но робко пытался перевести разговор в более игривое русло. Флиртовать он не умел абсолютно, хотя бы потому что почти не практиковал ничего подобного за редким исключением подобных ситуаций, когда пытался завлечь Леонарда. Правда, понятия не имел насколько хорошо или плохо у него это получалось. Словами. Так что Барри решил пустить в ход еще и действия, чтобы Лену не пришлось гадать интересуется ли он всерьез или просто пытается ненавязчиво сменить тему. Остановившись возле массивного стола босса, Барри посмотрел на мужчину будто безмолвно спрашивая разрешения, но тут же обругал себя. «Кто же о таком спрашивает, если пытается флиртовать?». Только он, разумеется. Но дожидаться какой-либо реакции Лена он не стал, решительно устроив свое бедро на краю его стола и слегка покачивая повисшей в воздухе ногой, пока беззастенчиво разглядывал то, что на нем лежало, как будто и не обращая на Снарта никакого внимания.
[indent] – Ты что-то говорил о плюсах работы с моим женихом? С моим прекрасным женихом-боссом, чья щедрость и терпение не знают границ, - может Лен о комплиментах и не думал, но Барри ничего не мог с собой поделать. В конце концов он заслужил эту порцию лести, а Барри заслужил предательский розовый румянец на щеках в отместку за свое неподобающее поведение. – Как я могу загладить свою вину за то, что не поздравил тебя с новой должностью? Ужином при свечах? Или лучше мне стоит не появляться здесь ближайшую неделю? Ты ведь не любишь, когда я здесь пропадаю, хотя… какой теперь в этом смысл, ведь и ты тоже пропадаешь здесь подольше меня, - озадаченное выражение лица утратило всякую игривость, потому что эта мысль в самом деле показалась ему печальной. – Ужинать без тебя и, что еще хуже, засыпать в одиночестве было невыносимо, - пожаловался Барри, наконец, выдав то, что мучило его все эти несколько дней, которые он провел в гордом одиночестве, избегая Лена в отместку за молчание. Но мысль о том, что они снова с головой погрузятся в работу и дома будут видеться только в постели да и то укладываясь не в одно и то же время, навевала грустные картинки безнадежного будущего. – Такой теперь будет наша жизнь?

+1

10

[indent] Лен едва не усмехнулся, услышав напоминание о том, на сколько мальчишка был неугомонен в своем стремлении отыскать в каждом человеке хотя бы крупицу хорошего. Даже в нем. Даже в таком, как Снарт. Он помнил все эти разговоры, что не является злом во плоти и способен на правильные, хорошие поступки, которые слышал слишком часто в то время, когда совершенно не хотел. Тогда он и Барри не хотел. Всего лишь испытывал интерес, как к какому-то экспонату в музее необычных вещей. Мальчишка был уникален и Лен убеждался в этом с каждом днем все сильнее и сильнее. Он видел, как меняются обстоятельства, окружение, места, но все это не имело никакого влияния на этого парня, даже когда он всеми силами делал вид, что это не так, пытаясь вписаться и соответствовать новым реалиям. Даже тогда Лену это казалось чем-то неправильным, по своему забавным и даже милым, не считая тех случаев, конечно, когда Барри доходил в своем стремлении до крайности. Тогда приходилось вмешиваться ему, Лену, осторожно подталкивая или, наоборот, пиная изо всех сил в сторону того, от чего парень умудрился отойти. Хотя, никто не просил его об этом. Он не должен был. Но были и у него свои представления о том, что хорошо, а что плохо.
[indent] Хорошо было сейчас. Видеть Барри в привычной ему обстановке, зная, что он занимается тем, чем хочет, уверенный в том, что это у него никто не отнимет. Исключение - случившееся несколько дней назад. Во всеуслышание Лен винил во всем Циско, Кейтлин и даже самого Барри, потому что никто из них не подумал о последствиях и не посчитал нужным подстраховаться. Но он никогда не признается, что на самом деле все это время винил только себя. Сначала за то, что вообще решил в этом участвовать, посчитав, что так будет лучше для его мальчишки, а потом и сам не подумал о последствиях, не решив такой важной проблемы, как руководство. И, если он сам это теперь понимал отчетливо и ясно, то Барри, очевидно, до сих пор не осознавал ни его мотивов, ни желаний, - Звучит так, будто я не знаю куда себя приткнуть и потому устроился нянькой в детский сад, - съязвил он, улыбнувшись так, как подобало настроению, - В комплиментах не нуждаюсь, а любитель обижаться здесь у нас ты, или я не прав? - вопрос был, скорее, риторический, нежели требующий ответа, потому как мальчишка отвечал на него с завидным упорством на протяжении последних трех дней. В любом случае, Лену не нравилось, как это звучит и что Барри вообще заговорил об этом, лишний раз давая понять, что понимания в некоторых вопросах им так и не достигнуть.
[indent] Снарт обреченно вздохнул. Но от дальнейших комментариев воздержался, дабы не развивать эту тему дальше. Что в этом толку? Он не устал пытаться, но когда делаешь это, приятно осознавать, что однажды добьешься нужного результата. Что осознавал в этом случае Лен? Что бьется головой о железобетонную стену и, в конце концов, однажды просто разможжит ее до кровавых ошметков. Не слишком радужная перспектива, учитывая, что некоторое время назад он вознамерился прожить счастливую и по возможности долгую жизнь рядом с этим нелепым мальчишкой. Еще один стон сорвался с его губ, но на этот раз более воодушевляющий. Хотя, возможно, и преждевременный. Он до сих пор не мог понять, как одному человеку удавалось совмещать в себе не совместимое - извиняться и задевать в один и тот же момент, делать что-то неоднозначное, но однозначно приятное, а говорить совершенно не располагающее к приятным ощущениям. Может по неопытности или не знанию, из-за отсутствия практики или по какой-то другой причине, но происходило это так естественно, что не укладывалось у Снарта в голове и эту загадку он, наверное, уже никогда не разгадает, разве что в какой-то совершенно невероятный и удивительный момент на мальчишку не снизойдет озарение и перестанет складывать все яйца в одну корзину.
[indent] - Прекрасный, щедрый и терпеливый, - повторил Лен, смакуя эти три слова, которые в его представлении ему совсем не подходили. Но то, что Барри так считал, не смотря ни на что, грело самолюбие неимоверно, особенно в свете того, как именно эти слова был сказаны и чем дополнены, - Похоже, он просто мечта, - он смотрел на Барри снизу вверх, чуть склонив голову, что бы лучше видеть лицо мальчишки, - И ты сам так решил. Никто не прогонял тебя отсюда и уж совершенно точно не заставлял засыпать в одиночестве. Пора повзрослеть, Барри. Помнишь, я говорил, что ты заслуживаешь самого лучшего? - Лен отвел взгляд, скользнув им по столу и машинально отодвинув на другой край стопку с бумагами и прочие не нужные сейчас вещи, - Но почему ты, при всех тех лестных словах в мой адрес, не считаешь, что и я тоже, - он вновь поднял на него взгляд, надеясь найти понимание, - Нет моей вины в том, что тебя не научили принимать помощь без оглядки на то, что это значит и что потребует от тебя. Научили бы, мне бы и не пришлось. Никогда. Но я устал с тобой бороться. И воспитывать. Ты прав, я твой жених. И босс. Не нянька. Так может, дашь мне все таки почувствовать, что и я заслужил что-то хорошее, помимо недоверия и обиды? - после этих слов Лен положил руку на бедро парня и подвинул его по столешнице так, что бы он оказался сидящим напротив него. Дальнейший разговор казался бессмысленным, так что Снарт быстро расправился с застежкой на джинсах Барри и резко приподнялся, заставляя мальчишку откинуться на спину. Одной рукой Лен попытался опереться о столешницу, но слишком не удачно, задев при это селектор внутренней связи, который тут же со скрипом был отправлен на край стола, а ладонь второй запустил в трусы Барри, накрывая ей его плоть, - И отвечая на твой вопрос, мой мальчик, - Лен наклонился еще ниже, что бы его губы оказались рядом с ухом Барри, - Да, теперь наша жизнь будет именно такой, - конечно, он не имел ввиду свои одинокие сидения в этом кабинете до глубокой ночи и позднее возвращение домой к тому моменту, когда  мальчишка уже спит, или делает вид, что спит. Последние три дня, может, и пронеслись незаметно, но кое что Лен все таки заметил - он слишком скоро привык, что присутствие в его жизни этого парня что-то постоянное и обязательное, а их отношения не заканчиваются общими ужинами и разговорами о будущем и настоящем. Каждый вечер они заканчивались сексом. Каждый, за исключением последних трех, и это вносило в жизнь определенные неприятные нотки. Зато сейчас Лен был намерен это исправить, легко поглаживая член Барри и припадая к его губам, что бы с них больше не смогло слететь ни слова. По крайней мере до тех пор, пока они не закончат.

+1

11

[indent] Не то, чтобы Барри рассчитывал, что его «выдающаяся» попытка соблазнения возымеет небывалый эффект, но и что провалится с таким треском не мог представить тоже. Вероятно, от того, что обычно Лен ему подыгрывал или просто сносил подобные огрехи, будто это какая-то ерунда. Но этот случай был исключительным. Потому что предшествовала ему совсем не ерунда, и сгладить это парой ласковых слов было просто невозможно. И он ведь это понимал, но все равно проявил чудеса несообразительности, теперь испытывая непреодолимое желание стукнуть себя по лбу, чтобы шишка, образовавшаяся в последствии еще долго напоминала о таком глупом промахе. Вернее, так долго как позволит его метачеловеческая регенерация, но все же лучше чем ничего. Или все-таки лучше ничего?
[indent] По-видимому выходило, что так. И его второй шаг оказался куда более подходящим случаю, чем первый. Отчего у Барри отлегло от сердца. Немного, но и этого оказалось достаточно, чтобы оно перестало биться как сумасшедшее. Похоже Лен не торопился злиться или разочаровываться, или и то, и другое. Хотя в свете последних событий он был волен поступить, как пожелает. Барри же сделал свой выбор, о котором теперь неимоверно жалел, но ничего уже не мог изменить. Вернее, он пытался. Вот прямо сейчас, но не слишком то рассчитывал на успешность своей затеи. Восстановление пошатнувшейся идиллии в отношениях никогда не было его сильной стороной. Обычно все делал Лен, а Барри оставалось только расслабиться и получать удовольствие. И похоже такая забота здорово избаловала алого бегуна. Кто бы мог подумать! Барри Аллен привык к тому, что его любят. Настолько, что умудрился незаметно для себя вскарабкаться на плечи своего будущего мужа и очаровательным образом свесить оттуда ноги. И слова Лена лишь подтвердили его внезапную догадку. Барри слишком привык к тому, что Снарт решает любые его проблемы, стоит им только замаячить на горизонте, что в отсутствие оных принялся создаваться их собственноручно. Буквально из воздуха. Стыдно? Неприятно? Еще как, особенно от осознания того, что именно этим своим поведением он заставлял испытывать своего жениха.
[indent] Но на счастье Барри упиваться пренеприятными ощущениями, пробравшимися под кожу стаями мурашек, ему было некогда. Вернее, некогда было Лену судя по тому, как быстро он переменил их разговор, перенося его из одной плоскости в другую. Буквально. Барри и пикнуть не успел, просто дух захватило от того, как его жених и босс проявил себя, непрозрачно «намекнув», что именно требовалось от Аллена. По крайней мере, прямо сейчас требовалось именно это, но в будущем ему еще предстоит пересмотреть свои взгляды не единожды, чтобы подобных разговоров между ними больше не возникало. Чтобы его любимый человек чувствовал себя таковым, а не довольствовался тем, что Барри давал ему, сам того не замечая и даже не задумываясь о том, что его реакции могут значить для Лена, прочитанные совсем иначе, чем он предполагал. Потому что Лен другой. Но именно поэтому он и не смог забыть о нем, однажды увидев и заговорив. И ведь уже тогда в его голове засела мысль о том, что Леонард Снарт заслуживал большего. Так почему же до сих пор он этого не получал?
[indent] Ответ очевиден. Потому что Барри было проще смутиться, застопориться, уйти в дебри собственных мыслей, чем посмотреть на ситуацию под иным углом и сделать правильный вывод. Единственный из возможных, а не невозможный, какие чаще всего получались у него самого. Зато прямо сейчас сомнений и ложных домыслов быть не могло. Желания Лена оказались на поверхности. На поверхности его стола. И Барри не составило бы труда их удовлетворить. Или все же это задача не из простых? Уж точно не после трех дней воздержания, нехило спутавших мысли в его голове и сделав более угрюмым чем обычно. А ведь всего то и нужно было повернуться к Лену лицом и поцеловать. Реакция могла быть какой угодно, но уж точно не отталкивающей, но Барри так и не рискнул, предпочтя беспокойный сон и разбитое утро. Но теперь такой ошибки он точно не совершит. Хотя бы потому, что он уже был напротив возлюбленного, позволяя тому, ослаблять давление джинсовой ткани на бедрах, явно выбитый из колеи и охваченный соблазнительностью момента. Будь в его голове чуточку больше сознательности, сомнения вызвал бы и стол босса, и кабинет не запертый изнутри, и вообще их нахождение в Старлабс. Даже не в полном одиночестве, а средь бела дня! Без какого-либо напоминания о стыде. Три дня. И три ночи. К черту стыд.
[indent] Когда ладонь Лена оказалась на его члене, Барри случайно прикусил губу и издал непроизвольный приглушенный стон. От шепота мурашки начали находить такие чувствительные места на его теле, о существовании которых он умудрился позабыть. А уж многозначительное обещание так вскружило голову страдальцу года, что дальнейшая перспектива нахождения Снарта так близко к делу всей его жизни как только было возможно казалась исключительно положительной. Если уж их жизнь будет такой, то и она просто мечта с прилагающимся к ней лучшим мужчиной в мире, который заводил его с полуоборота. Буквально. Или даже быстрее. Барри уже не знал, бессовестно стараясь развести ноги как можно шире, или хотя бы настолько, насколько позволяли не снятые джинсы. Руки же нашли себе занятия поинтереснее, ловко забираясь под одежду любовника, чтобы поскорее добраться до обнаженной кожи и ощутить ее тепло на кончиках пальцев, покалывающих от нетерпения.
[indent] - О боже, Ленни, - прошептал он, скользнув губами по его скуле, сраженный чужим желанием наповал. Тем более, что оно так идеально совпадало с его собственным. И, пожалуй, это было тем единственным, что Барри мог дать ему без каких-либо нареканий. Всегда. Потому что когда дело доходило до близости все сомнения и рамки исчезали без следа. И нынешняя ситуация служила красноречивым тому подтверждением. В этом они достигли наибольшего прогресса и потому ничто не мешало этим пользоваться. – Ты заслуживаешь лучшего, - повторил он его слова, едва слышимым голосом, перед тем, как утратить какие-либо остатки разума. – И я тоже, - согласился он с ним, будто в подтверждение собственных слов ногами обхватив бедра мужчины. Чтобы сомнений не возникало на счет того, кого именно он считал лучшим, что случалось с ним в жизни. Тем, кто сделал его жизнь такой как сейчас, не дав ей разрушиться у самых истоков, и подарив сладость близости с человеком, который принимал его таким, какой есть.
[indent] - Идиот. Я такой идиот, - продолжал тихонько приговаривать Барри, пока его губы не были заняты более важным делом, а ладони исследовали тело мужчины, будто он был слеп и на ощупь вспоминал каждый изгиб и каждую впадину, каждый шрам и каждую особенность, наслаждаясь этим увлекательным занятием все больше и больше. – И теперь… долго не продержусь, - предупредил алый бегун, сейчас в самом деле подтверждая прозвище, которым прежде так любил называть его Капитан Холод. Алое лицо пылало пока его обладатель изгибался на столе своего боса, будто пытался подаваться бедрами вверх, чтобы получить как можно больше ощущений хоть и знал, чем это чревато. Три дня. Три невыносимых дня без возможности утонуть в ощущении своего мужчины так близко, наслаждаясь его силой, его желанием, его горячим дыханием на своей коже. Как? Просто как он смог их прожить? Барри понятия не имел, но прямо сейчас едва ли не дрожал от переполняющего его возбуждения, которому хотелось дать волю как можно скорее.

+1

12

[indent] Он не знал, как скоро это закончится, но торопиться им теперь было некуда. Теперь, как никогда прежде, Лен мог с уверенностью сказать, что в их распоряжении все время мира. Они строили планы на будущее, общее будущее. Они "строили" общий дом, их общий дом. А теперь еще и разделят одно рабочее место, если говорить о Стар Лабс в целом. Ну или же о столе в рабочем кабинете Снарта в частности. Все складывалось как нельзя лучше, а если при этом мальчишка перестанет вести себя, как обиженное дитя, то предел желаемого достигнут, все, мечтать больше не о чем, пора начинать жить в своей мечте, наслаждаясь каждым ее мгновением. И почему он сразу об этом не подумал? Барри был прав, перспектива видеться только по вечерам или ночами, когда оба окажутся свободными от своих дел и планов, была не слишком радужной. Лен уже испытал это на себе. Раньше и не так давно, хотя, в последнее время он был слишком занят, что бы почувствовать, на сколько это печально. Он был занят, а мысли о том, для кого и зачем он пропадает вне дома днями и вечерами напролет, по-своему окрыляла, стирая неприятные нюансы и позволяя забыть о нежелательных побочных эффектах. Задумайся он об этом хоть на секунду всерьез, он бы наверняка пришел к выводу, что Барри должен знать о его планах насчет лаборатории и плевать на то, какой будет его реакция. Он бы это пережил. Как обычно. Объяснил бы ему еще раз что к чему и почему. Разложил по полочкам. Показал на пальцах. Изобрел бы еще какой-нибудь способ донести до мальчишки истинные причины своих поступков. Что угодно. Но в нужный момент он об этом не подумал. Зато теперь мог насладиться плодами дел своих в полной мере. И почти буквально.
[indent] - Что, Барри? - ответил он ему в тон, как будто они собирались начать вести непринужденный диалог на отвлеченную тему, а не заняться тем, что получалось у них лучше всего. Лучше разговоров по крайней мере. Во всяком случае, подобное в планы Лена не входило, хотя, мальчишка все еще пытался вести в этом направлении. Снарт не был против. Продолжал ласкать его плоть, прижимаясь как можно теснее к своему мальчику, тянулся к его губам и шее, когда ему взбредало в голову говорить, и вздрагивал чуть ли не всем телом, когда ощущал на нем прикосновения теплых ладоней, достигающих наиболее чувствительных мест. Он мог только согласиться. Согласиться. И еще раз согласиться. Но лучше уж он будет оставлять на гладкой коже влажные следы замысловатых узоров, чем подтверждать очевидное. Что в этом приятного? А вот в ощущениях окрепшей под ладонью плоти, мелких мурашек на коже под губами, гулко бьющегося сердца под твоей собственной грудной клеткой - с этим ничто не могло сравниться. И все таки Лен сам лишил себя всех этих удовольствий, - И не надо долго, - сначала для того, что бы стащить с Барри его толстовку, затем, что бы выпрямиться и не спеша стянуть с себя джемпер, откинув его в ту же сторону, куда минутой ранее полетела одежда мальчишки, ну а после с одной единственной целью - добраться до джинс Барри и заняться ими основательно. Стянуть их с его длинных ног было не так уж просто, но при большом желании ведь нет ничего невозможного. Зато когда дело было сделано и перед Ленов предстала очаровательная картина - обнаженный парень, чья бледная кожа резко контрастировала с черным массивом столешницы - он ощутил характерный спазм в паху, отметив его сдержанным стоном и невольным скольжением языка по губам.
[indent] - Ты ведь знаешь, - все еще находясь в отдалении от мальчишки, Лен принялся расстегивать ремень на собственных джинсах, - Мне нравится, когда ты кончаешь без меня, - не всегда, конечно, но в этом и правда было нечто притягательное и неописуемо возбуждающее. Расстегнув молнию, Лен оставил свои джинсы в покое и вновь оказался возле Барри. Пропустив одну его ногу между своими, он наклонился к нему, опираясь одной рукой о столешницу, а вторую вновь опуская на его пах, поглаживая и постепенно подбираясь к возбужденному члену, что бы обхватить его ладонью более свободно. Неспешные движения постепенно набирали более резвый темп, а затем прекращались, что бы отсрочить момент разрядки хоть немного, а Лен в это время не отводил взгляда от лица Барри, улавливая каждую эмоцию, что отражалась на его лице. Это ему тоже нравилось, хотя, сейчас в нем боролось сразу несколько желаний, одно из которых он все таки воплотил в реальность. Наклонился к желанным губам, невольно прижимаясь выпирающим из расстегнутой ширинки бугром в его бедро, и скользнул по ним поцелуем, сначала едва ощутимо, будто дразня, а затем углубляя поцелуй и одновременно с этим усиливая ласки на члене мальчишки.
[indent] Это было похоже на игру, в которой не было ни проигравших, ни победителей, хотя, если подумать, Барри выиграл в первом раунде. Лен ощутил его разрядку и правда довольно скоро, но даже не подумал отстраниться или убрать руку. Продолжал ласкать мальчишку до самого конца, пока его плоть не начала терять твердость и лишь потом приподнялся, с довольной улыбкой разглядывая его живот, на котором осталась почти вся извергнутая им сперма. Снарт испытал непреодолимое желание избавить его от этих следов, но вовремя присёк поток своих фантазий, вспомнил, что кое что осталось и на его руке. Так и не обведя взгляда от Барри, он поднес ладонь к своим губа и не торопясь слизал с нее остатки спермы, для пущего эффекта напоследок облизав еще и губы, - Похоже, ты и правда хранил все это только для меня, - удовлетворенно вздохнув, Лен улыбнулся. Не то что бы он намекал на то, что за последние три дня мальчишка обзавелся случайным любовником, боже упаси, но ведь мастурбацию никто не отменял. Однако терпкий насыщенный привкус чужой спермы ясно говорил о том, что даже этого мальчишка себе не позволял.
[indent] Казалось бы, ничего особенного. Не такое уж большое открытие, но почему-то оно отозвалось внутри щемящим сердце предвкушением и нежностью, которая уже сейчас начала сдвигаться в сторону иссушающего желания воздать Барри за его сознательное воздержание. Снарт наконец-то расправился со своими джинсами, выпутавшись из них гораздо быстрее, чем справился с джинсами Барри, и как только это свершилось, оказался над мальчишкой, перед этим собрав пальцами с его живота импровизированную смазку. Стоило продумать этот момент, конечно, но до этого момента Лену и в голову не пришло, что нужно добавить к письменным принадлежностям в столе и пару тюбиков смазки. Неприятное упущение, но поправимое, - Что ты теперь думаешь о жизни, которая нас ждет, малыш? - он почти промурлыкал это ему на ухо, пока влажные пальцы скользили между ягодиц, оставляя на нежной коже то, что могло помочь сделать продолжение более приятным, - Я ведь могу привыкнуть к такому. Вдруг это помешает тебе исполнять свои обязанности Флэша? - говорил не всерьез, или почти не всерьез. Идея ведь была не плоха, а перспектива еще лучше, так что может и следовало обдумать ее более основательно. Но точно не сейчас.
[indent] Прихватив губами мочку его уха, Лег скользнул ими по щеке мальчишки, коснулся его губ, а затем отстранился, снова выпрямляясь, но на этот раз не для игр в раздевание или что-то подобное, а для того, что бы подхватить ноги Барри и уложить их себе на плечи. Длинные и тонкие их хотелось огладить ладонями, в чем Лен не стал себе отказывать, а после еще и прижался губами к правой коленке, придвигаясь ближе и направляя себя между ягодиц мальчишки. Легкое движение бедер и он прижался щекой к тому месту, которое только что поцеловал, прикрывая глаза и издавая тихий удовлетворенный стон. Он успел соскучиться по этим ощущениям, по нему, по тому, что происходило между ними каждый раз в момент близости и справиться с этим оказалось не так уж просто. Наверное, Барри было проще. Он уже получил свою порцию удовольствия и теперь был не так напряжен, чего нельзя было сказать о Снарте. Его намерение не спешить улетучилось в момент, когда он почувствовал, как головка его члена протискивается в плотно сомкнутое кольцо мышц. Дальше о неспешности не могло быть и речи. Крепко сжав бедра Барри, Лен толкнулся вперед сильнее и тут же сорвался на более протяжный стон. Чего-то не хватало. Все было почти идеально, но чего-то действительно не хватало. Потребовалось несколько мгновений, что бы понять, чего именно, но как только понимание пришло, Лен тут же наклонился к своему жениху, что бы смять его губы настойчивым поцелуем и вместе с тем закончить то, что начал, протискиваясь в его тесное тело до самого основания и вжимаясь между растопыренных ягодиц с такой силой, что невольно сдавило пах и без того наполненный тяжестью неконтролируемого возбуждения.

+1

13

[indent] Не то чтобы он предупреждал об этом, потому что Лен наказывал его за те разы, когда он кончал не дождавшись его. Такого вообще никогда не было. Чтобы желанная разрядка вызвала негодование у возлюбленного? Смех да и только. Но прямо сейчас у Барри не было сил смеяться, ровно как и ждать, когда Лен поощрит его к желаемому. Хотя это чуть-чуть успокоило. Чуть-чуть, потому что ему до дрожи по коже хотелось сделать это вместе с Леном. Вместе, а не быстрее него. Но тут уж ничего не поделать. Нужды его изможденного трехдневным воздержанием тела управляли им, а не наоборот, как бы Барри не хотелось воплотить будоражащую картинку в жизнь. Да и никто не говорил, что на этом они остановятся. Никогда ведь не останавливались и вряд ли вообще смогут после непривычной для них разлуки. Даже если бы Лен вздумал поиграть с ним и заставить умолять. Барри не брался утверждать на все сто процентов, в конце концов, от Снарта можно было ожидать чего угодно, но в постели они всегда стремились насладиться друг другом, а не истязать.
[indent] Хотя… теперь уже Барри не был так уверен, на что именно походило устроенное Леном действо. А в сказанных словах чувствовался привкус какого-то подтекста, который Аллен упустил из вида, слишком завороженный одобрением любовника, чтобы мыслить так глубоко. Все его желания можно было считать по одному взгляду, и Барри был уверен, что и желания Лена тоже. И именно по этой причине Барри так ободрил этот легкий стриптиз, пусть и не уравнявший их положения, но заставивший его здорово отвлечься на крепкий торс, вздымающуюся грудь, и только после этого взгляд затуманенных возбуждением и оттого потемневших зеленых глаз поднялся к губам и глазам возлюбленного, попадая в заготовленный для него капкан, сплошь из откровенности и чересчур горячей пытки. Одно дело наслаждаться лаской, подаренной умелой ладонью возлюбленного, точно знающей что именно нужно сделать, чтобы Барри дошел до грани за рекордно короткий срок. И совсем другое дело утопать в любимых глазах, выстанывая нечто несвязное и едва ли походящее на его имя. Но только оно и осталось в его опустошённой голове, пульсирующее вместе со стуком его метачеловеческого сердца.
[indent] Барри чувствовал так много и вместе с тем катастрофически мало. Балансировал на грани, будто все еще не хотел кончать в одиночестве, но ничего не мог с собой поделать. Тело горело изнутри, отчего лицо покрылось легкой испариной вперемешку с почти незаметным алым румянцем, который было так легко спутать с повышением температуры тела, а не принять за самое настоящее смущение. Потому что несмотря на все то, что они успели проделать наедине друг с другом за все довольно продолжительное время их отношений, Барри не утратил этой своей поразительной способности смущаться абсолютно обычных вещей. Чужого пристального взгляда, забирающегося под кожу и разгоняющего кровь в разы быстрее, чужого возбуждения, так контрастирующего с его собственным и только добавляющего скорости в его личной гонке за удовольствием. Это ведь и впрямь было совсем обычным давно пройденным рубежом, если таковой вообще появлялся на их пути. Но прямо сейчас Барри чувствовал себя обнаженным и душой, и телом, позволяя видеть свои эмоции так четко и ясно, что у самого кружилась голова. От откровенности и непреодолимого желания расслабиться и позволить неизбежному случиться, с полу-криком, полу-стоном изливаясь в чужую ладонь, терять ощущение которой ему совсем не хотелось.
[indent] И он думал, что это было чем-то слишком простым, но в той же степени откровенным между ними? О, как же сильно он ошибался. – Лен… ты… сводишь меня с ума, - пролепетал он, едва сообразив как сложить эти несколько слов в более-менее связную мысль. Да он почти забыл как дышать, наблюдая за тем, как белесые следы его разрядки исчезали под проворным языком возлюбленного, словно это было чем-то совершенно обыденным и вовсе не должно было будоражить до самых кончиков пальцев едва оправившегося от оргазма спидстера. Да, он конечно восстанавливался довольно быстро, гораздо быстрее чем когда был человеком на все сто процентов, но и для него это было чем-то запредельным. Наблюдать, как этот искуситель очевидно испытывал его на прочность. Или в самом деле проверял, насколько быстро Барри сможет прийти в полную боевую готовность снова, лицезрея подобную картину? Нет, Лен не настолько жесток. Хоть сейчас Барри и пребывал совсем не в том состоянии, чтобы винить его в чем бы то ни было. Мог бы пользоваться моментом. Или именно это он и делал?
[indent] В сущности не имело значения. Точно не здесь и не сейчас, когда все его тело, едва ли удовлетворенное случившемся целиком и полностью, уже начинало предвкушать более яркое и неудержимое продолжение. Вот к чему он так привык. К тому, что Лен давал ему все и даже больше. Исполнял любую его прихоть, с легкостью угадывал желания, думал о нужном и важном для них обоих. Лен так заботился о нем. Не просто приносил чашку кофе в постель и выслушивал все его душевные стенания, но пытался дать ему то, чего он заслуживал. По мнению Лена. Это то, как он видел лучшее для него. В доме, где его всегда будут ждать. В работе, из-за которой ему не придется разрываться на части, чтобы находить время и для любимого человека. Он ведь сам говорил ему об этом. Так почему же не догадался обо всем сразу вместо того, чтобы строить ложные предположения? Вопрос, ответ на который он уже никогда не узнает. Но то, что он знал наверняка, так это кое-что более очевидное, буквально отражающееся на дне его блестящих от вожделения глаз, - Думаю, что мой босс… не будет мною недоволен, если Флэш сможет слегка… расслабляться… временами, - Барри и сам не верил в то, что говорил, но он в самом деле не мог определиться. Не мог дать хотя бы самому себе четкий и ясный ответ на вопрос, осознавая насколько заботы Флэша были важнее его личных предпочтений на счет во всех смыслах приятного времяпровождения в кабинете Снарта. Но глядя на него сейчас, вслушиваясь в его голос, ощущая как его пальцы касались чувствительного колечка мышц, остававшегося нетронутым все то время, что они находились в негласной ссоре, Барри не мог и не хотел его разочаровывать. И себя тоже. Потому что… черт возьми, он хотел такой жизни. В самом деле хотел. – Это лучшая жизнь… я и представить не мог, - часть слов утонула в легком приглушенном стоне, но от этого смысл не слишком-то пострадал, оставляя за собой главное. Желание, которое нельзя было скрыть. Больше нельзя. Ведь это именно то, что заслуживал Лен. Как минимум. Благодарности, живо отражающейся на его лице. И, наконец-то, он мог отдать ему ее всю. И всего себя тоже.
[indent] Поза оказалась довольно… необычной. Как и все, что происходило с того момента, как он отважился зайти в этот кабинет и попросить прощения. Правда ту часть со словами можно было смело опустить и сразу перейти к этой, более волнующей и однозначной. Теперь никто никого и ни в чем не должен был убеждать. Все было ясно без лишних слов. Его тело не могло лгать. Его реакции не могли остаться незамеченными. Его желания так и рвались наружу, подпитываясь чужими действиями, заставляющими выдавать сорванные вздохи и в восхищении любоваться своим мужчиной. Своим будущим мужем. Своим Леном, который был готов ради него на все, ничего не требуя взамен. Но вовсе не отказываясь от толики тепла, нежности, страсти и любви, которые Барри для него припас. Ведь у него было только это. Только он сам, от макушки до пят принадлежащий ему одному и уже давно. Так давно, что Барри начинало казаться, что так было всегда. Он всегда чувствовал его каждой клеточкой своего трепещущего тела, сейчас все же напрягшегося от того, как тугие мышцы начинали понемногу впускать возбужденную плоть любовника. Знакомое и даже ставшее приятным чувство, вместе с которым утихал невыносимый трепет ожидания в груди, сменяясь сильной волной обжигающий ощущений.
[indent] Барри приоткрыл рот чуть шире, будто собирался закричать в любой момент, но так этого и не сделал, задушив этот порыв внутри себя. И сделал этим только хуже. Расслабился с опозданием, ощутив гораздо больше, чем ему бы того хотелось. – О… Ленни, - он звал его, пока терялся в этом омуте из жгучего наслаждения на грани боли, что каждый раз заставала его врасплох. А потом нашелся, почувствовал прикосновение его губ на своих собственных, слегка подрагивающих от переизбытка впечатлений, и так и замер, позволяя этим контрастным ощущениям перемешаться внутри себя, усиливая все самое прекрасное и заглушая остаточную боль, являющуюся неизменной спутницей удовольствия, которое определенно того стоило. Своими ладонями он обвил его шею, будто пытался удержать его в таком положении на тот случае, если Лен вдруг решит отстраниться. Не прямо сейчас. Не так быстро. Не тогда, когда он был нужен ему больше всего. Чтобы чувствовать каждый дюйм его распирающего возбуждения внутри себя и сходить с ума от чувственного поцелуя, сглаживающего все остроты и перегибы.
[indent] В такие моменты он становился собой без прикрас. Без лишних мыслей, мешающих делать то, что хочется вместо того, что было нужно. Без груза ответственности за весь этот мир разом. Без ненужных переживаний, в прошлом испортивших им не мало поистине прекрасных моментов. Но стоило этому всему оказаться за бортом, как Барри становился совсем другим. Податливым и вместе с тем настойчивым. Теряющимся среди окутывающих его ласк и в то же время точно знающим, чего он хотел больше всего в это самое мгновение. И какое же счастье, что вместе с ним был именно тот человек, который по-настоящему знал его. Видел на сквозь, считывал каждую реакцию и делал так, что Барри не мог быть другим. Не мог не отвечать на все это, медленно но верно сходя с ума от раскрепощения, которому не было предела. До сих пор, как бы они с Леном не старались его достичь. – Давай же, - прошептал он прямо в его губы, отстранившись от них, чтобы сделать спасительных глоток воздуха. – Я знаю ты хочешь… и я тоже, - продолжал подначивать Барри, осмелев настолько, что совершенно не задумывался о том, что делал и каких последствий добивался с завидным упорством. – Не медли. Я… боже, я так по тебе скучал, - и потому, кажется, так и не простил себе эту глупую размолвку, которую ни один из них не заслуживал. Так почему бы не заменить воспоминания об этом тем, что принесет массу ярких впечатлений для них обоих? И чем скорее, тем лучше. Чем больше, тем ощутимее. Чем жарче, тем безбашеннее. И Барри был не в силах выбрать что-то одно, упуская все остальные возможности. – Пожалуйста, Ленни.

Отредактировано Barry Allen (7 августа, 2020г. 00:23:53)

+1

14

[indent] Пожалуй, впервые Барри так четко угадал его мысли и желания, хотя, Лен никогда особо их не скрывал. Не настаивал, не просил, не требовал, но и не делал вид, что его все устраивает. Мальчишка прекрасно знал, что уделяй он бегуну меньше времени, Снарт был бы доволен. А если не знал, все таки, то мог это понять по тому, что случилось всего несколько дней назад. Тогда Лен выразился довольно четко и ясно - рисковать своей жизнью без оглядки на последствия может лишь одинокий человек, которого в этой жизни ничто и никто не держит. Снарт знал о чем говорил, потому что и сам был таким когда-то. Теперь это казалось чем-то далеким, словно из прошлой жизни, но он до сих пор помнил, с какими ощущениями и мыслями он отправлялся на очередное дело, принимая риск быть пойманным и провести какое-то время в тюрьме. Конечно, не тоже самое, что расстаться со своей жизнью, но смысл тот же. Так что, в свете последних событий он мог легко признаться, что причина, по которой он решил таки принять участие в том, что творилось в Стар Лабс, крылась в необходимости быть как можно ближе к Барри и как можно чаще. Ну а если при этом он сможет отвлекать его от беготни за преступниками подобным образом, то о чем еще можно мечтать - любимый в твоих объятиях вместе того, что бы рисковать своей шкурой. Да ради этого Лен готов был закрыть мальчишку в этом кабинете пожизненно, что б и не думал сбегать.
[indent] Хотя, сейчас о побеге не могло быть и речи. Как и о многом другом, что оставалось за стенами этого кабинета, не беспокоя даже в мыслях. И если бы не стол и непривычность позы, в которой они оба сейчас находились, можно было забыть и том, где именно они находятся. Так просто. Тек легко. Стоило лишь почувствовать под собой тепло чужого тела, ощутить с каким рвением чужой язык и губы отвечают на поцелуй, а руки цепляются за твое тело, как мысли улетучивались сами собой, освобождая все пространство для эмоций и того удовольствия, что должно было наступить чуть позже. Это всегда работало одинаково. Это всегда работало. Но, в этом Барри тоже был прав - соскучиться друг по другу они и правда успели. Лен даже не понимал на сколько, пока не услышал этих слов от мальчишки. Его близость дурманила, опьяняла почище самого крепкого алкоголя и привыкнуть к подобной реакции Лен до сих пор не смог и вряд ли когда-либо сможет. Он не хотел привыкать, - Тише, - он мог только просить. И совсем не о том, о чем просил Барри, потому что хоть их желания и совпадали сейчас, но как справиться с собой Снарт не представлял. Оно изо всех сил боролся с желанием нагнать то время, что было ими упущено, но что-то внутри подсказывало ему, что стоит лишь попытаться и все выйдет из под контроля, нарастая снежным комом, слетая вниз и забирая по пути все. что имело отношение к здравому смыслу. Быть может сейчас он и не был нужен в полной мере, но забываться, все же, не стоило. Чертова способность мальчишки регенерироваться. Она была отличным бонусом при его работе, но вот в таких случаях...
[indent] Лен шумно выдохнул, сжимая пальцами бедра Барри и подаваясь своими назад, что бы позволить члену выскользнуть из него почти полностью. Столько усилий потребовало это простое движение, что насчет продолжения Снарт всерьез засомневался. по крайней мере так скоро, однако вопреки своим же собственным представлениям, он толкнулся между чужих ягодиц так скоро и резко, что и сам сорвался на хриплый стон, выдающий его ощущения целиком и полностью. Три дня. Каких-то долбанных три дня, а он чувствовал себя так, будто они не были вместе, как минимум, несколько месяцев. Примерно то же он ощущал в ту ночь, когда мальчишка оказался в его постели впервые после того, как остался на рынке. Конечно, сейчас вспоминать об этом не хотелось, по крайней мере о той части, где Снарт отказался от собственных чувств и думал, что это сработает. Но даже тогда это мало помогало. С чувствами или без, но он не мог заставить собственное тело забыть о том, что оно когда-то испытывало. Не было прежней нежности и ощущения невероятного тепла в груди под ребрами, но по прежнему оставалось влечение, потребность чувствовать именно это тело в своих руках.
[indent] Что уж говорить о времени, которое они переживали теперь. Они собирались пожениться и провести остаток жизни по крайней мере одного из них вместе. Лен этого хотел. Он был к этому готов, потому что не представлял, как сможет жить не просыпаясь каждое утро рядом с этим парнем, не видя его полусонную улыбку и широко распахнутые зеленые глаза, не слыша его голос и не ощущая тепло его тела под своими ладонями. Это все должно было стать частью его жизни, уже стало, и хотелось сохранить то, что он имел, как можно дольше. И пусть их размолвка, продлившаяся три дня, не была расставанием или первым шагом на пути к тому, что его желание не осуществиться, но она все же имела последствия и напоминала о том, что может случиться даже тогда, когда этого совсем не ждешь. В конце концов, как бы они не меняли свою жизнь, какие бы решения не принимали, как бы не подстраивались друг под друга, они по прежнему были слишком разными. Это не было плохо или хорошо. Это просто было и стоило принять, что, наверное, уже никогда и не изменится. Тем не менее, смирение не значило ровным счетом ничего, когда дело касалось эмоций и желаний. В этот раз Лен не переживал, не искал способ примирения, зная, что мальчишка однажды и сам дойдет до правильных выводом. В его голове был полный порядок, как и в сердце, а вот с телом, как оказалось, дела обстояли совсем худо и сейчас ему приходилось сталкиваться с этим лицом к лицу. Почти буквально.
[indent] Он не мог отвести от Барри взгляда, лихорадочно скользи им по его скулам, губам, поднимаясь во переносице ко лбу, а оттуда спускаясь вниз, задерживаясь взглядом на глазах мальчишки, а уже затем следуя еще ниже, к его губам. Он знал, уже давно изучил,, в какие моменты и как именно отразиться на нем то или иное его движение, но все равно не мог насмотреться, улавливая каждое изменение во взгляде или линии тонких губ, то раскрывающихся шире, то вовсе смыкающихся. Он изучил, кажется, каждую возможную интонацию его голоса, который мог звучать не переставая или затихал, как стихает ветер перед сильной бурей. Он знал все, но это вовсе не значило, что он к этому привык. После первого резкого толчка Лен уже не мог остановиться, хоть по-началу и старался, что бы его движения были размеренные. Удивительно, но у него и правда получалось. Пару раз. Может чуть больше. Однако дальнейшее больше напоминало хаос совершенно хаотичных движений. Лен упирался ладонями о столешницу, немного наклонившись, что бы быть ближе к Барри, но потом этого, вдруг, показалось мало. Он выпрямился и тогда впервые замедлился, остановился, что бы обласкать острые коленки мальчишки и его икры. Не торопясь, увлекаясь, прекрасно понимая, что это последний шанс взять передышку перед новым шквалом его движений. Он оглаживал длинные ноги ладонями, водил по ним губами, оставляя чуть влажные следы поцелуев на бледной коже, а затем вновь проходился от бедер вверх ладонями, слегка надавливая, что бы почувствовать  больше. И он чувствовал, хотя, не так много, как ему бы хотелось.
[indent] Переведя затуманенный взгляд к глазам Барри, Снарт хотел увидеть в них его реакцию, но вместо этого среагировал сам, не в состоянии медлить дольше. Ухватив мальчишку за бедра, он потянул его на себя, немного, заставляя его задницу чуть выступить за край столешницы, а затем просто держал, размашисто и с силой возвращаясь к самому главному. С каждым новым движением он входил в него все резче, вжимался между его ягодиц все сильнее, но задерживался так все меньше. Ожидание, пусть и мимолетное, казалось сейчас тем самым фактором, что крало у него массу приятных ощущений, а терять даже малую толику из них Лен был не намерен. Он двигался быстро и мощно, а под конец начал вколачиваться в тело Барри так, будто хотел скинуть его со стола, но все никак не мог этого добиться. При этом хватка на бедрах мальчишки становилась все крепче, не давая вожделенному телу сдвинуться и на сантиметр, что бы уйти от каждого нового вторжения. Это было похоже на самую настоящую гонку, погоню за удовольствием, в которой не могло оказаться одного победителя. Проигравших? Да. Они оба могли проиграть, затянись она на более длинный срок, за который напряжение в мышцах или содрогающийся под спиной Барри стол, начали бы приносить неприятные ощущения. Но этого не случилось.
[indent] Лен почувствовал приближение разрядки и успел переместить одну ладонь с бедра Барри на его член, что бы помочь ему прийти к финалу вместе с ним. На этот раз вместе. Лен не мог отказаться от удовольствия чувствовать пульсацию своей плоти в чужом теле и одновременно с этим ощущать, понимать, что и Барри испытывает тоже самое. Почти. Да, этого ему сейчас не хватало больше всего, поэтому, когда его накрыло обжигающей волной оргазма, а в ладони отозвалась пульсация члена его любимого, сдержать своих эмоций он просто не смог. Стоном, слишком откровенным и глубоким, что бы быть финальным, они вырвались на свободу, заполняя пространство вокруг вместе с другими звуками. Лен подался бедрами вперед еще раз, как будто в бреду, не понимая, что уже можно остановиться, и прижимался пахом к чужому телу так долго, как было возможно - пока разрядка не закончилась, пока теле не перестало дрожать от заполняющих его эмоций, пока в голове немного не прояснилось. Лишь тогда он позволил себе немного расслабиться, освободил бедро Барри от своей хватки, перемещая руку на стол и облокачиваясь на нее, что бы наклониться к своему мальчишке, и позволяя его ногам опустить с плеч и обхватить ими его бедра. Но его член он все еще продолжал ласкать, не смотря на то, что тот уже потерял свою твердость, - Может нам стоит почаще делать такие перерывы, милый? - не твердым голосом, все еще подрагивающим от напряжения, проговорил он едва слышно, прежде чем коснуться губ Барри своими. Легко, почти невесомо, словно не решаясь сделать что-то более ощутимое и переключить внимание с тех ощущений, что испытывал сейчас. Убрав таки руку от паха мальчишки, Лен обтер ее о собственное бедро, сделал ее опорой, а другой огладил щек Барри, - Ты и правда милый, особенно в такие моменты, - Лен улыбнулся, - Я успел соскучиться по ним. И по тебе тоже, - озвучил он то, что не успел сказать в момент, когда это было более актуально, - И насчет перерывов я пошутил. Конечно. С тобой всегда, как в первый раз, - кажется, слишком много слов было сказано без особой на то необходимости, и пусть они были приятными и важными в какой-то степени, Лен счет, что этого достаточно. Слов достаточно.. А вот других ощущений не будет достаточно никогда. Он это знал и потому вновь опустился губами на губы мальчишки, на этот раз целуя его долго и вдумчиво, никуда не торопясь и просто наслаждаясь тем, что мог почувствовать.

+1

15

[indent] Барри умолк и умолять перестал. Даже нижнюю губу прикусил, чтобы заглушить рвущиеся наружу стоны. Потому что просьба Лена была почти невыполнимой. Почти. И Барри изо всех сил старался не переступить эту тонкую грань, вновь начиная требовать жгучих ощущений, таких необходимых его телу. Он знал, что получит их так или иначе. С его способностями по-другому никогда не было и быть не могло. Разве что подавляя свои сверх силы он мог достичь немного других ощущений, но как правило дольше, чем на одну ночь человеком он не становился, не считая времени, проведенном на черном рынке. А без постоянного подавления тело все равно восстанавливалось к исходному состоянию, и Барри вновь и вновь переживал непередаваемые ощущения гремучей смеси из боли и удовольствия, которая приносила не мало хлопот им обоим, но гораздо больше наслаждения, чтобы не было и намека на причину, по которой они смогли бы от этого отказаться.
[indent] И все же он был уверен, что Лен ему не поддастся, что эти его лихорадочные уговоры ни к чему не приведут. Потому столь резкий толчок оказался для него сущим сюрпризом. Приятным сюрпризом, от которого у Барри резко закончился весь воздух в легких, как только он вскрикнул от неожиданности, выпуская шею Лена из своих ладоней и позволяя им безвольно упасть на стол, стукнувшись о него костяшками пальцев. От такого Барри едва не подкинуло вверх, но когда слишком жгучие ощущения наконец схлынули, на лице его появилось подобие довольной улыбки. Как будто это было его достижением. Как будто ему удалось повлиять на Лена своими словами. А может и не ими. Или не только ими. Но в этом точно был виноват он сам и не мог не испытывать удовольствия от осознания того, насколько сильно было его влияние на этого мужчину. Тут у них была ничью. Оба они и победители и проигравшие, зависимые друг от друга напрямую. От каждого поступка другого, от каждого слова и каждой эмоции, которую не получалось воспринимать не как свою собственную.
[indent] И так было с самого начала. Барри же просто не предавал этому значения. Не понимал, что с каждым днем они буквально срастались в единое целое, а каждая неосторожная, бездумная попытка отделиться вызывала невыносимую боль для обоих. Порознь они оба не могли выносить эту жизнь и только оказываясь в объятиях друг друга наконец-то возвращались к желанному покою. Хотя прямо сейчас покой это последнее, что они могли испытывать. Страсть пропитала каждую клеточку их тел, и Барри буквально изнывал от того, что им все же приходилось ждать, пока его тело не привыкнет. Чтобы болезненные ощущения не перевесили все остальное. Конечно, его здравомыслящий любовник не собирался так с ним поступать, как бы самому Барри не хотелось закрыть глаза и представить, что никакой регенерации не существует, а они так сильно любят наслаждаться друг другом, что каждая секунда промедления была подобна самой искусной пытке. И вот последняя часть о том, как они любят и наслаждаются, была правдой. Безапелляционной, бросающейся в глаза с первого прикосновения. Остановиться было уже невозможно, да никто бы из них не стал бы и пытаться совершать такую несусветную глупость.
[indent] Барри тоже не мог перестать. Стонал вместе с каждым движением бедер Лена, ощущая как влажная обнаженная спина трется о нагретую ею столешницу. Бойся своих желаний. Не проси о том, чего сам не сможешь выдержать. Но Барри был уверен, что сможет, и с каждым новым проникновением убеждался в этом лишь сильнее. Не потому что они были вместе достаточно долго, чтобы знать что и кто из них был способен выдержать. Но потому что Лен действительно знал его, и Барри не нужно было сомневаться ни в чем из того, во что были вовлечены они оба. Особенно теперь, когда и супергеройская работа Барри больше не принадлежала ему одному. Все, чего он так хотел случилось. Лен был с ним. Его любовником, его будущим мужем, его боссом, его поддержкой и опорой, его душой и телом. И даже если к жизни в достатке и не «как все нормальные люди» Барри все еще привыкал, мысли о том, что он обязан ему по гроб жизни больше его не тревожили. Все, что он на самом деле был ему должен, это быть рядом, отвечать взаимностью и заботиться о нем. Точно так же, как это делал Лен, пусть и способы достижения желаемого у Барри были иными. Все же они были на равных. С самого начала. И Барри не нужно было лезть из кожи вон, чтобы сделать невозможное. Все и без того было прекрасно. И могло быть еще лучше, стоило только забыть о глупых предрассудках и сосредоточиться на главном. На чужих прикосновениях, от которых по коже бежали мурашки, на напряжении, заставляющем мышцы натягиваться до предела, на тянущем ощущении жжения, от которого никак не получалось отделаться. Только в те короткие моменты, когда Лен оказывался внутри целиком и полностью, заполняя его собой до предела и заставляя желать, чтобы это сладостное мгновение растянулось до бесконечности. Потом он делал это снова. Опять и опять. А Барри пытался позвать его по имени, сквозь бессвязную череду звуков, что срывались с его пересохших губ. Он просто не успевал проходиться по ним языком, тут же выдыхая на них вместе с бессильным стоном наслаждения. Пока Лен не притормозил.
[indent] Барри приоткрыл затуманенные глаза и попытался вглядеться в лицо своего любовника, чтобы понять причину такой внезапной смены темпа, но тут же сбился с мысли, залюбовавшись тем, как нежно Лен с ним обходился, добавляя больше контрастных ощущений к тем, что он уже позволил ему испытать. Отчего очень скоро Барри начал задыхаться. Внутри все горело огнем, потушить который могло только одно. Да и то не было никакой гарантии, что он насытится двумя разрядками. Все-таки аппетиты Барри не знали границ не только когда речь шла о еде. А после вакцины Кейтлин тело стало восстанавливаться семимильными шагами. Вот почему Барри чувствовал в себе столько сил и энергии, изобличая в словах небывалые желания. Потому от нежности Лена тело буквально сводило судорогой от необходимости почувствовать его внутри. Ощутить, как возбужденная плоть растягивает горящие стенки, пробираясь как можно глубже, как будто предела не существовало. – Ленни… Ленни… любимый, пожалуйста, - каждое слово сопровождалось чередой судорожных вздохов, из-за которых его голос казался ужасно хриплым, а горло нещадно саднило, но он не обращал на это никакого внимания. Только утопал в этой нежности, прося возлюбленного поторопиться, пока бушующие внутри эмоции не разорвали его на части.
[indent] Но Лен не позволил этому случиться. Он дал именно то, о чем Барри и просил, да так, будто хотел чтобы он пожалел о своей беспечности, и в следующий раз был осмотрительнее со своими желаниями. Даже если и так, едва ли это могло возыметь такой эффект, вместо обратного. Барри сходил с ума. Уже не чувствовал своих границ дозволенного и просто плавился в этих жарких ощущениях, избавляющих от реальности, в которой у них были какие-то проблемы. Какие? Что могло мешать им жить вот так? Хорошо. Прекрасно. Идеально. Дарить друг другу все имеющееся у них в распоряжении время и не видеть в этом ничего предосудительного. Теперь-то ничья работа не посмеет отразиться на их отношениях негативным образом. Потому что они будут вместе. Решать каждую проблему Флэша, бороться с необъяснимым и невероятным, оберегая этот город от угроз, остановить которые не было по силам кому-то другому. И плевать, что было в прошлом, плевать, в какое будущее они попадут в ближайшее время. Настоящее заставляло чувствовать себя всесильным. Лен заставлял его чувствовать себя другим. Чувствовать себя собой, и не видеть в этом человеке никаких изъянов, которые могли бы сделать его недостойным хоть чего-то, что было в его жизни. Лен так не считал. И Барри не следовало делать этого тоже.
[indent] На мгновение ему показалось, что они никогда не достигнут разрядки. Что как бы долго не длился этот пронизывающий все тело момент на грани, когда не хватало совсем чуть-чуть самой малости, чтобы достичь разрядки, они все равно не смогут получить желаемое. Барри попросту потерялся в этих ощущениях, изнывая от необходимости ощутить, как твердая плоть внутри начинает пульсировать, заставляя его мышцы рефлекторно сжимать ее сильнее. Самое прекрасное ощущение из всех, что он когда-либо испытывал. И потому, как только он его почувствовал, Барри мгновенно сорвало крышу и он послушно излился в ладонь своего мужчины, подавшись вверх грудной клеткой и так и замерев, пока слишком сильные ощущения не оставили его тело в покое. Но и потом легче не стало. Все, что он мог делать это дышать, все еще загнанно, слишком часто, тщетно пытаясь избавиться от саднящего ощущения в горле. Перед глазами все плыло, но не всматриваться в любимые глаза он не мог все равно, позволив легкой полуулыбке тронуть кончики его губ. Ему было так хорошо, что справиться с этим вот так просто не получалось абсолютно. Барри слегка подрагивал весь целиком, потому уцепился ногами за бедра Лен так, будто хотел унять эту предательскую дрожь, но никак не мог этого добиться.
[indent] Замер только когда Лен заговорил, заставив его прислушаться к своим словам и слегка нахмуриться, улавливая их противоречивый смысл. «Делать перерывы? Почаще? Да что такое он несет? Я только что чуть с ума не сошел», но высказать все это вот так сходу у Барри просто не было сил. А потом и возможности. И целовать эти мягкие губы, что только что несли какую-то околесицу, было куда приятнее. Тем более, что это обладало чудодейственным эффектом и Лен вдруг начал произносить куда более приятные слуху вещи. А потом и целовать более чувственно, хоть Барри и заглушил легкий стон возмущения, который так и просился наружу. Нашел чем шутить, засранец! Но, кажется, он заслужил эту толику волнения. После того, что он устроил Лену, это сущий пустяк, приятная мелочь, скрасившая и без того прекрасный момент. Оттого Барри начал целовать его более увлеченно, явно начав восстанавливаться, потому он огладил его шее обеими ладонями, чтобы после переключиться на спину, прижимая к себе как можно ближе. Так, чтобы продолжать чувствовать его всего, пока в легких совсем не останется воздуха.
[indent] - Милый? Я? – картинно возмутился Барри, будто такое попросту не было возможным. – Нет, это ты милый. Когда так о нас заботишься. И этим просто лишаешь разума… Ты… Больше не позволяй мне совершать таких глупостей, - попросил он, хоть и знал, что не все зависело от Лена и куда больше зависело от него самого. Но вера в то, что Лен может избавить их обоих и от этой нелепой проблемы, позволяла поверить в лучшее будущее, которое обязательно у них будет. На этом столе. В кресле босса. Дома. Где угодно. Пока они будут вместе, даже если порой эмоции играли с ним злую шутку и затмевали разум. – Может быть на сегодня мы закончим с… работой? – беззастенчиво предложил Барри, потянувшись за несколькими короткими поцелуями вместо того, чтобы терпеливо дожидаться ответа. – Уверен этот день город спокойно переживет и без Флэша. И я тоже. Но без тебя не смогу. Мы ведь можем сегодня побыть вместе. Потому что… я не уверен, что уже излечился от тебянехватания. – Барри огладил его шею, осторожно перебрался к лицу, продолжая изучать его подушечками пальцев в робкой надежде на положительный ответ возлюбленного, - Но прямо сейчас мне так хорошо, что хочется заявить об этом всему миру. – звучало как-то по-дурацки, но ощущалось именно так. Приятные ощущения распирали его изнутри, отчего он чувствовал себя по-настоящему счастливым.

0

16

[indent] Ему было достаточно и этого. Чувствовать его в своих объятиях, никуда не торопиться, не думать ни о чем, кроме этих пронзительных зеленых глаз, что смотрели на него с любовью и ожиданием. Разве могло быть что-то важнее этого? Работа, планы, желания - все это не имело ни малейшего смысла, если не было окрашено теплом предвкушения такого вот момента. А ведь раньше он легко жил без этого. Почти всю свою жизнь он убеждал себя, что одиночество это именно то, что ему нужно, что нет ничего странного в том, что бы избегать близости с другим человеком и закапывать поглубже все свои эмоции и чувства, не желая растрачивать их на кого бы то ни было. Это казалось нормальным. Это казалось правильным. Хотя, с тех самых пор, как он перестал представлять свою жизнь без этого неугомонного мальчишки, Снарт начал думать, что его ожидание было только лишь ради их встречи - для него он сохранял все свои чувства, ве свои эмоции и желания, которые совершенно не вязались с образом Леонарда Снарта, Капитана Холода, каким его знали окружающие. Преступник и лжец, манипулятор и стратег, каких поискать. Что ж, это в самом деле был он, вот только теперь какой в этом был смысл?
[indent] Рядом с ним ему не нужно было быть холодным, расчетливым, знаменитым. Рядом с ним ему не нужно было притворяться. Если подумать, то Лен всегда оставался самим собой, вот только с Барри он был настоящим - человеком без прошлого, без громкой клички. Он был просто мужчиной, который без памяти влюбился в единственного, кто этого заслуживал, и в моменты, подобные этому, это ощущалось сильнее всего. В его голове все еще звучала ласковая просьба парня, перемешиваясь со словами, что он говорил сейчас, и заставляя его испытывать невероятный прилив нежности к своему будущему мужу. Опираясь на локти, Лен нависал над ним, с довольной и немного игривой улыбкой всматриваясь в глаза Барри и пытаясь представить, кто бы еще в этой жизни мог назвать его "милым". Его, Леонарда Снарта? Пожалуй, даже Лиза не отважилась бы на такое, не смотря на то, что искренне верила в лучшее и то, что оно есть в ее брате. А Барри мог. Еще одно доказательство того, что он видел его совершенно иначе. Смотрел через призму влюбленности, конечно, но ведь и Лен тоже. И про себя он не мог сказать, что его видение искажено. Он действительно верил, что Барри заслуживает любых жертв и трат, любых стараний и ожиданий, иначе бы его сейчас здесь не было.
[indent] Но он был. И чувствовал всем сердцем желание пообещать мальчишке, что именно так он и поступит. Что не позволит ему больше отстраняться так надолго и не допустит, что бы у Барри возникло такое желание. Но это было бы ложью. Не смотря на то, что Лен хотел этого  и очень сильно, он прекрасно понимал, что это будут только лишь слова. Он мог лишь подталкивать его в нужном направлении или ждать. Как последние три дня. Ждать, когда мальчишка сам осознает свои действия и поймет, что они не более чем рефлексия юношеского темперамента. И ждал он не зря. Мягкие прикосновения и короткие поцелуи, когда еще находишься во власти недавно пережитого оргазма, когда продолжаешь чувствовать близость любимого всем своим телом - это те маленькие радости, от которых Лен не готов был отказаться даже на один день. Возможно, ему и правда стоило не позволить, не допустить того, что бы Барри дулся на него, как обиженный ребенок целых три дня, но тогда он бы не говорил сейчас всех этих приятных слов, от которых улыбка Снарта невольно становилась чуть шире.
[indent] - Хочешь остаться здесь? Прямо вот так? - он усмехнулся, запуская пальцы обеих рук в волосы Барри и едва ощутимо перебирая их, просто ради того, что бы почувствовать, как мягкие локоны скользят по коже, - Я не против. Останемся здесь, но притворимся, что на самом деле нас здесь нет, - не плохая ведь была идея, если не вдаваться в подробности и не думать об отсутствии некоторых удобств. Впрочем, до настоящего момента это их ни чуть не смущало и даже наоборот. К тому же теперь, всякий раз, когда он будет оказываться за этим столом, Лен будет вспоминать, как Барри стонал под ним, как его тело льнуло к его и как дрожало в нетерпении, желая получить больше приятных ощущений. Приятные рабочие будни Снарт себе обеспечил, это точно, но и про другое забывать не стоило. Вряд ли мальчишке было удобно лежать на твердой поверхности, особенно теперь, когда необходимости в этом, вроде как, не было.
[indent] Лен отстранился и потянул Барри за собой, усаживая его на столе и обнимая так, что бы ладони могли свободно перемещаться по его спине, оглаживая ее, словно пытаясь избавить от неприятных ощущений, - Насчет всего мира я не уверен, - продолжил он свою мысль, запоздало отвечая на слова парня и будто бы погружаясь в раздумья, которые вызывали лукавую улыбку, - Мне кажется, мир к такому пока не готов, - пошутил Лен и припал к тонким губам, постепенно углубляя поцелуй и перемещаясь одной рукой со спины к его затылку. Не то что бы ему было хоть какое-то дело до мира или людей, что его населяют и окружают их двоих, но он уже живо представил, как Барри выбегает на улицу и начинает вопить о том, как сильно его любит, что есть мочи, а прохожие смотрят на него, как на идиота и, быть может, некоторые даже покручивают пальцем у виска. Забавное зрелище, приятное моментами, но уж слишком концентрирующее внимание на том, что Лену хотелось сохранить лишь для себя. Конечно, вряд ли Барри на самом деле собирался кричать посреди улицы, но мыслей было не остановить, хотя, именно они привел столь внезапную фантазию Снартав правильное русло.
[indent] Прервав поцелуй и еще раз нежно коснувшись губ Барри, он бегло осмотрел свой кабинет, приходя к выводу, что при всем его очаровании и удобстве оставаться им здесь не следует, - А знаешь что? - Лен снова перевел взгляд на мальчишку и слегка взъерошил его волосы, - Мы не станем здесь задерживаться. Как насчет того, что бы переночевать в нашем новом доме? Несколько комнат там уже вполне пригодня для жилья, так что проблем не будет. А по пути мы могли бы заехать в тот небольшой ресторанчик, что находится в том районе и заказать что-нибудь на вынос. Как идея? - огладив щеку Барри, Лен не забыл пройтись подушечкой большого пальца и по его губам. Мальчишка всегда выглядел особенно соблазнительным после секса. Возможно, именно поэтому им никогда не удавалось ограничиться одним разом и сейчас это было скорее исключением из правил, вызванным необходимостью сменить обстановку на более подходящую, раз уж Барри сам предложил покончить на сегодня с работой. Когда он вообще от него слышал подобное? Не нужно было напрягать память, потому что там все равно ничего об этом не было. Ответ был очевиден - никогда. И Лену, конечно же, хотелось добавить этому удивительному вечеру если не романтики, то хоть что-нибудь приятное.
[indent] Он отстранился от Барри нехотя, как будто делал это через силу или по принуждению, но все таки отстранился. Оглядел пол в поисках своей одежды и попутно поднимая вещи парня, что бы они смогли одеться и, наконец-то, уйти из лаборатории. Лен уже предвкушал предстоящий вечер, и ночь, и даже утро, по котрому он тоже успел соскучиться, так что с одеванием он не затягивал, но как только добрался до ботинок, внезапно замер, с озадаченным видом вглядываясь в валявшийся на полу селектор, мигающий... зеленым, - Что ты там говорил про весь мир, мой мальчик? - спросил он почти шепотом, повернувшись к Барри и не сумев сдержать кривую усмешку. Взяв с пола ботинки, он уселся в свое кресло и принялся расшнуровывать их, что бы после надеть и снова зашнуровать, при этом выглядя так, будто решал что-то важное и, в тоже время, до крайности смешное, - Циско! - он почти прокричал это, но не так громко, как если бы рассчитывал, что его услышат через несколько комнат и закрытую дверь, - Циско, отзовись, я знаю, что ты там! - секундная заминка и в динамике послышался неуверенный и весьма напряженный голос Рамона, который, кажется, внезапно приобрел способность заикаться, - Мы с Барри уходим, так что лаборатория остается на тебе с Кейтлин. Справитесь без нас? Флэш берет выходной, - дождавшись ответа, а заодно покончив и с ботинками, Лен поднялся с кресла, оправляя одежду и воодушевленно поглядывая на барри, - Ну, кажется, мир не против, так что можем идти, - он замешкался, а потом вдруг вспомнил, что забыл сделать и, подняв селектор, установил его на прежнее место на столе и отключил громкую связь, - Нужно найти ему более подходящее место в следующий раз, как думаешь?

+1

17

[indent] Он понятия не имел откуда в голове Лена бралось столько разумных мыслей после того, что они только что устроили на его рабочем столе. Жаркое примирение, каких с ними давно не случалось, если не сказать громкое «никогда». По крайней мере, такого накала страстей между ними после размолвки он не помнил. Не мог вспомнить прямо сейчас, а в голову лезла лишь навязчивая фантазия их необычного приключения еще в закатные времена черного рынка, когда в ход пошел костюм Флэша и парка Капитана Холода, сослужившие отличную службу по части возбуждения такого рода, о котором прежде Барри и не задумывался. Стыдился ли или подсознательно считал это невозможным, роли уже не играло. Они это сделали, преодолели еще один рубеж, после которого стали чуть ближе. Еще немного. Хотя казалось бы, куда уж больше? Чего еще не случалось между ними, что могло бы оказать на их отношения столь сильное влияние? Барри понятия не имел, но чувствовал, что такие вещи существуют, и так или иначе они испробуют их все в безумной попытке насладиться друг другом еще больше. Открываться сильнее. И никогда не сомневаться в поступках любимого человека. Все же ему еще было чему поучиться, и какого уровня доверия и единения достичь. Однако, теперь от мыслей об этом на душе становилось лишь спокойнее и теплее.
[indent] От мыслей о том, что мир не готов к их счастью, зато он сам буквально переполнен им, ему было не менее хорошо. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но, кажется, это был первый случай в истории их отношений, когда Барри в самом деле верил в это счастье и наслаждался каждым его мгновением. Благодаря стараниям Лена, разумеется. Его прикосновениям. Его губам, к которым Барри тянулся словно по инерции. Потому что это было так же легко и правильно, как дышать. Дышать, вдыхая запах единственного человека, в котором он по-настоящему нуждался, но отчего-то сам же пытался отказаться от него по собственной глупости. Потому что не мог понять то его, то себя самого. Легче стало лишь в тот момент, когда он, наконец, осознал какой это несусветный бред и, напротив, какое нескончаемое счастье быть с ним рядом не несколько часов по утрам и вечерам, а гораздо больше. Видеть его днем. В любой момент. Ну или почти в любой. И тем не менее такими преимуществами могли похвастаться не многие влюбленные, как бы им того не хотелось, а Барри не мог этого принять, словно не чувствовал что этого заслуживает. Именно в прошедшем времени, потому что прямо сейчас он уже не помнил, как и почему избегал его все это время. Не помнил чего боялся и почему так сильно на этом зациклился. Ведь куда приятнее было вновь видеть весь мир в одном человеке и наслаждаться им без зазрения совести.
[indent] Барри с интересом смотрел на него, пытаясь вслушиваться в слова, но на самом деле лишь пристально следил за его губами, будто только и ждал момента, когда они снова отдадут ему свое безраздельное внимание, как бы не были прекрасны звуки голоса мужчины, что слетали с них. А ведь они формировались в прекрасную картинку, нарисованную Леном. Их новых дом, еще не полностью принявший свой обновленный вид, но уже кажущийся лучшим местом на земле. Просто потому что он был их, принадлежал им обоим и ощущался именно таким. Не очередным новым местом, в котором Барри пребывал на правах гостя или кого-то еще не менее далекого от того статуса, которым он обладал на самом деле. Ведь он его вторая половинка. Его будущий муж. Его несуразный жених, порой все же умудряющийся забыть о главном и сконцентрировать все свое внимание на сущих пустяках, из которых строилась вся их жизнь. Но прямо сейчас он не мог не слышать его или не понимать, какой именно была перспектива провести вечер в точности, как описал его Лен. – Она чудесна, - улыбнулся он ему, еле удерживаясь от того, чтобы прихватить губами этот дразнящий палец мужчины, но лишь глухо усмехнулся, не успев сориентироваться вовремя. Самый быстрый человек на земле тоже имел свои слабости и нисколько об этом не жалел. – У тебя не бывает других, - продолжил заигрывать Барри, будто в этом была острая необходимость. Но ему этого хотелось. Продолжить эту невероятно соблазнительную игру и узнать удастся ли им в итоге уйти отсюда раньше, чем дело дойдет до второго раунда. Лен ясно дал понять о своих намерениях, но Барри никогда не слушал его сразу. Чаще соглашался в последствии, а поначалу же не мог не попытаться проявить себя. Однако… сегодняшний случай и впрямь был исключительным. Потому что Барри поддался ему с полуслова и даже не выдал какую-нибудь провокацию, не позволяя мужчине отстраниться.
[indent] Хотя одевался не спеша. Мог бы сорваться на сверхскорость и облегчить жизнь им обоим. Мог бы даже перенести их отсюда с ветерком и без малейшей потери во времени, чтобы они могли продолжить, не отвлекаясь на прочие формальности. Однако, это было не так интересно. Совсем неромантично. А главное, Лен терпеть не мог, когда Барри применял свои способности без надобности. Хотя и с веской причиной был рад этому далеко не всегда, (если вообще был). А Барри же, в свою очередь, не единожды обещал ему больше так не делать. И в отношении излишних проявлений, и в отношении необдуманных поступков. Так что, как говорится, никакой магии вне Хогвартса. Хотя и внутри него злоупотреблять не стоило однозначно. Поэтому Барри не торопясь натягивал джинсы, потом стал выворачивать толстовку, чтобы не пришлось надевать ее изнаночной стороной, попутно пытаясь просунуть ступни в разношенные конверсы, когда услышал шепот возлюбленного, ничего не проясняющий и только сбивающий с толку, - О чем ты? – Барри зачем-то тоже начал шептать, будто они строили какой-то заговор, а в кабинете Леонарда и у стен были уши. Глупость какая-то если учесть, что самый значимый человек в их организации был прямо перед ним, а значит скрываться им было не от кого. Однако, уйти в своем мыслительном потоке так далеко у Барри попросту не было времени. Опять и снова. Кто вообще доверил ему управлением скоростью? Этот парень явно не справлялся.
[indent] Со многим на самом деле. И, к его большому сожалению, Флэш тут был не причем. Вернее… еще как причем, но не в том смысле, о котором можно было подумать. А в том, о котором и думать было страшно. Зеленые глаза расширились до непривычных размеров, а ладонь приглаживающая волосы так и застыла где-то в районе лба, намереваясь бросить это бесполезное занятие и прикрыть его бесстыдное лицо, которое он больше никогда…НИКОГДА не сможет показать команде. Он прекрасно слышал как Лен продолжал говорить, и что именно он говорил, заставляя сердце Барри отплясывать неудержимый танец смерти прямо в его грудной клетке. – Твою мать, - пискнул он, хотя рассчитывал что голос его не подведет. Хотя бы он, раз уж остальные обстоятельства намеренно приближали его к сердечному приступу в столь юном возрасте. Ну в самом деле, почему в его жизни хоть что-то не могло быть простым и понятным? Без лишних примесей и едких чувств, от которых вряд ли теперь удастся отмыться. Румянец заливал его лицо словно несмываемая краска, а сам Барри смотрел на Лена и будто задавал этот немой вопрос, «Как? Ну как так вышло, что мы находим приключения даже… в такие моменты?».
[indent] И вместо того, чтобы разразиться возмущениями, начать обвинять Снарта в непростительной неосмотрительности, жалеть о том, что вообще заявился в кабинет и позволил случиться этому чертовски жаркому сексу на рабочем столе босса, Барри рассмеялся. Громко, не сдерживаясь, разве что делая вид, что пытается прикрывать рот ладонью, но едва ли это помогало. – О… боже… Лен! - прийти в себя не получалось, потому что эта минутная истерика уже захватила его всего, позволяя вот так просто и без затей избавиться от переизбытка чувств и эмоций, которые ему абсолютно точно не следовало брать с собой в их новый дом и в этот вечер, что обещал стать идеальным продолжением их, наконец-то, свершившегося перемирия. И да, в сущности ему не о чем было переживать. Циско и Кейт в курсе их отношений, и вряд ли они рассчитывали на одну лишь платоническую их сторону. Однако, посвящать их в такие тонкости своей любви к боссу Барри точно не планировал. Хотя, когда у него хоть что-то шло по плану? И ведь складывалось в разы лучше, глупо спорить с упрямой статистикой.
[indent] - В следующий раз эта штука не участвует в наших… переговорах, - он едва удержался от того, чтобы не рассмеяться снова, но вместо этого поднырнул Лену под руку, будто бы намекая, что не отказался бы от обнимашек. Ну или явно давая понять, что отдуваться один не собирается. Только с ним, только вместе. И, как ни странно, сейчас, рядом с Леном стыда он больше не испытывал. Просто не мог. Потому что то, что было между ними в самом деле заслуживало признания. Путь и вышло так, что ненамеренно они с ним переборщили. И тем не менее ближайшие несколько дней Барри предпочел бы не оставаться наедине с лучшим другом и не смотреть Кейтлин в глаза. Так на всякий случай. – А мне, наверное, стоить быть осмотрительнее в своих желаниях. Они ведь могут и сбыться. Но… это неважно, - он усмехнулся и огладил щеку Лена своей ладонью, будто заставляя мужчину, смотреть на него и только не него. И прежде, чем приблизиться и оставить на его губах неторопливый вдумчивый поцелуй, ставящий точку в этой истории, Барри проговорил едва ли не в самые губы возлюбленного, - Главное мое желание давно сбылось.

+1


Вы здесь » Mirrorcross » завершённые эпизоды » let introduce you mr. Snart;


Ролевые форумы RoleBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно